Русская Стратегия


"Дух есть живая энергия: ему свойственно не спрашивать о своём умении, а осуществлять его; не ссылаться на "давление" влечений и обстоятельств, а превозмогать их живым действием. Как сказал однажды Карлейль: "Начинай: только этим ты сделаешь невозможное возможным"." (И.А. Ильин)

Категории раздела

История [2392]
Русская Мысль [312]
Духовность и Культура [424]
Архив [1077]
Курсы военного самообразования [98]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Голоса АрхипеЛАГа. ««Неужели этот жизненный ужас для меня с горьким ребенком - так необходим для Советской власти?»»

     

    О ЖОЛНЕРОВСКОМ И. И. — ПЕШКОВОЙ Е. П.

     

    ЖОЛНЕРОВСКИЙ Исидор Иванович, родился в 1889 в деревне Буболево Витебской губ., где и проживал, занимаясь сельским хозяйством. 3 декабря 1930 — арестован как «участник контрреволюционной шпионской организации католиков». 4 июля 1931 — приговорен к 10 годам ИТЛ и отправлен в лагерь[1].

    В сентябре 1931 — к Е. П. Пешковой обратилась за помощью его жена, Леонора Андреевна Жолнеровская.

     

     <22 сентября 1931>

     

    «ПРЕДСЕДАТЕЛЮ БЮРО ПОЛИТЗАКЛЮЧЕННЫХ

    Е. П. ПЕШКОВОЙ

     

                                                                  гр<ажданки> Леоноры Андреевны

                                                                 ЖОЛНЕРОВСКОЙ, 26 лет,

                                                                 проживаюшей в дер<евне> Буболево

                                                                  Крынковского с<ель>с<овета>

                                                                  Лионянского района

     

    Х О Д А Т А Й С Т В О

     

    4-го декабря 1930 г<ода> по делу ксендза Шукеля был арестован Витебским ГПУ муж мой Исидор Иванович ЖОЛНЕРОВСКИЙ.

    Просидел он в Исправдоме 9½ месяцев и вот на днях ему объявлен приговор Коллегии ГПУ, которым ему присуждена ссылка в концлагерь сроком на 10 лет.

    Мужу моему приписывается и ставится в вину какая-то агитация против Советской власти и сношение с заграницей. но это чистейший абсурд. Агитацией мой муж никогда и нигде не занимался, а также и в организации никакой антиправительственной не состоял и ничего враждебного Советской власти никогда не выявлял, будучи всегда благожелательным к ней. С заграницей он ни с кем не переписывался и никаких сношений ни с кем не имел, т<ак> к<ак> ни родных, ни знакомых у нам там нет, к тому же муж мой неграмотный и едва может подписаться.

    С ксендзом Шукелем личного знакомства муж мой не имел и у него никогда не бывал. Ксендза Шукеля мы знаем только как служителя костела, а чем он занимался и чем он провинился перед Советской властью нам решительно не известно.

    Муж мой — крестьянин-землероб и нигде не служил, кроме железной дороги, где служил некоторое время рабочим. По состоянию своего хозяйства муж мой середняк, налога платил 25 руб<>лей.

    Семья наша состоит из 3 человек: меня, мужа и сынишки 4-х лет. Имущество свое и хлеб я сдала в колхоз и сижу пока в своем доме, имея 1 корову и ¼ дес<ятины> огорода.

    Вынесенный приговор мужу моего является чем-то кошмарным, полным ужаса и невообразимого горя как для него, невинно страдающего, так и для меня с ребенком. Я остаюсь без всяких средств к жизни, и меня ожидает тяжелая жизнь, полная ужаса и лишений. Что же касается мужа моего, то он, как тяжело больной, страдающий суставным ревматизмом ног, руки и спины, не выдержит этой высылки и условий жизни в концлагере и осиротит нас — свою семью. Вот эта-та перспектива еще более угнетает нас обоих и убивает.

    А я ведь молодая еще женщина, 26 лет, замужем я только 5 лет, а прежняя жизнь моя была очень тяжелая: я из бедняцкой, батрацкой семьи и была пастушкой некоторое время и служила батрацкой. Выйдя замуж за честного труженика, мужа своего, я нашла в нем и доброго, и заботливого семьянина, который украсил мою жизнь и наладил ее. Но вот эта наша хорошая жизнь оборвалась теперь, и что меня ожидает в будущем — один сплошной ужас.

    Неужели этот жизненный ужас для меня с горьким ребенком и для невинно страдающего мужа моего — так необходим для Советской власти? Неужели она в нашем семейном горе и несчастии может найти для себя удовлетворение? Нет, нет и нет. Этого не должно быть, это не может быть…

    Я болезненным криком мольбы своей о помощи надеюсь получить ее у Вас и прошу Вас хотя <бы> уменьшить срок высылки и заменить ее вольной высылкой, чтобы и я с ребенком могла разделить горькую участь нашего кормильца-мужа.

    Просительница Л. Жолнеровская.

     

    Сентября 22 дня 1931»[2].

     

    На письме — две пометы:

    «Передать в О<собый> О<тдел> или отв<етить> письменно срочно». «Увед<омить> что заявл<ение> о пересм<отре> дела мужа пересл<ано> для срочного заключения. Ответ ожид<аем>«.

     

    В октябре 1931 — Леонора Жолнеровская отправила Е. П. Пешковой следующее письмо, где вновь просила помощи.

     

    <21 октября>

     

    «Крынки Лионянского района.

     

    21-го сентября 1931 года я обращалась к Вам, гр<аждан>ка Пешкова, как истинной защитнице политзаключенных с просьбой о смягчении приговора как незаконно наказанному моему мужу Жолнеровскому Исидору Ивановичу, хотя бы заменить ему вольной высылкой и тем спасти мою несчастную жизнь и оставленных им сироток-детей.

    В настоящее время я осталась без всякого жизненного крова, июо я, стоя на защите интересов Сов<етской> власти, добровольно отдала всю рожь свою колхозу Новая жизнь еще на поле и сама помогала им убирать все лето хлеб и сенокос с тем условием, что вышеуказанный колхоз по договору обязался выдать мне годичную норму ржи из моего посева на меня и детей, готовый и вымолоченный, а теперь категорически  таковой отказывается выдавать мне рожь на хлеб, говоря, что жалуйся на нас, куда хочешь, но так мы тебе хлеба не дадим.

    А посему, гр<аждан>ка Пешкова, я решила еще раз побеспокоить Вас, обращаясь к Вам с глубочайшей просьбой о возможно скорейшем сообщении мне по нижеследующему адресу, что Вами сделано в отношении моего ходатайства, возбуждаемого перед Вами одновременно в отношении собственного ходатайства, возбуждаемого перед Вами самим моим мужем. Болея душой о том, в каком положении в настоящий момент находится судьба моего мужа, а вместе с тем и моя с малыми крошками-детьми, и что ждет еще нас впереди, я одновременно прошу Вашего совета, к кому мне надлежит обращаться с просьбой о получении на пропитание себе и малым детям и откуда добывать хлеб.

    Просительница Л. Жолнеровская.

     

    Адрес мой:

    Почтовое отделение Крынки МББ ж<елезной> д<>ороги,

    деревня Буболево Крынковского с<ель>совета

    Жолнеровскому Станиславу Андреевичу для

    передачи Жолнеровской Леоноре Андреевне[3]«.

     


    [1] «Жертвы политического террора в СССР». Компакт-диск. М., «Звенья», изд. 3-е, 2004.

    [2] ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 648. С. 249-250. Машинопись, подпись — автограф.

    [3] ГАРФ. Ф. 8409. Оп. 1. Д. 648. С. 252. Автограф.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (08.08.2018)
    Просмотров: 176 | Теги: голос эпохи, россия без большевизма, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1078

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru