Русская Стратегия


"Воин жизни, сражайтесь твёрдо и не уставайте верить в победу. Победу одерживает тот, чей глаз неустанно смотрит на неё. Кто думает о поражении, тот победу теряет из виду и больше не находит её." (Свт. Николай Сербский)

Категории раздела

История [2442]
Русская Мысль [319]
Духовность и Культура [431]
Архив [1102]
Курсы военного самообразования [100]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «Точно сна жду…» Последнее письмо мученика Николая Варжанского

    Это письмо, написанное на неровно оторванном листочке в клеточку, профессор Российской академии музыки имени Гнесиных Евгений Всеволодович Овчинников, правнук священномученика Неофита Любимова и внук мученика Николая Варжанского, нашел недавно, после смерти своей сестры, когда разбирал оставшиеся после нее вещи и документы. В небольшой шкатулке, инкрустированной перламутром, какие были очень модны в начале ХХ века, лежала маленькая пластмассовая коробочка, а в ней – сложенный, немного помятый, исписанный с двух сторон лист бумаги.


    – Я его развернул, боясь, что оно вообще рассыплется, потому что оно было как пергамент, – рассказывал Евгений Всеволодович. – Когда я его прочитал, я был потрясен. Человек готовится к смерти, как ко сну. Человек все успел. Ему думать надо о том, что он завтра идет на эшафот… А он думал о своей семье и о том, чтобы дети выросли в вере, и чтобы жена смогла отдать долги, и как им жить первое время. Он их утешал упованием на милосердие Бога и Пресвятой Богородицы. Насколько мощный был человек, чтобы вот так… И все равно он боится, что Господь лишит его небесных обителей.

    Михаил Польский в своей книжке, которая вышла сразу же после войны, пишет, что Николай Юрьевич Варжанский написал трогательные письма своим родным и близким, со всеми простился и радостно пошел на расстрел за исповедание православной веры. Это какая-то другая радость… Нам эту радость не понять даже.

     

    Николай Юрьевич Варжанский, выпускник и преподаватель Московской духовной академии, посвятил свою жизнь служению Церкви, проповеди Евангелия и борьбе с противоцерковными учениями (главным образом с сектантством), которыми была наводнена предреволюционная Россия. Он искренне любил московских рабочих, всячески хотел помочь им, понимая, что они походят на детей, которых обманом втягивают в жизнь, уводящую от Бога и Церкви. Второе издание своей книги «Доброе исповедание» (православный противосектантский катехизис), напечатанное в 1912 году, он посвятил «искренно любимым православным московским рабочим». Эта книга была высоко оценена современниками и не потеряла актуальности и в наши дни – она была переиздана в Почаеве в 2003 году.

     

    Также Николай Юрьевич боролся с таким страшным общественным пороком как пьянство, для чего основал и возглавил за Семеновской заставой в Лефортове, населенном в основном рабочими, Варнавинское общество трезвости, которое имело свое помещение и свой храм. Филиал этого общества находился в Высоко-Петровском монастыре, неподалеку от которого семье миссионера была предоставлена для проживания квартира по адресу 2-й Знаменский (ныне 2-й Колобовский) переулок, д. 6, кв. 3.


    Во время Поместного Собора 1917 года Николай Варжанский был делопроизводителем отдела о внешней и внутренней миссии и о церковной дисциплине.

    Им написано и издано около 40 книг и брошюр, предназначенных для неверующих или сомневающихся в истинах веры.

    В мае 1918 года Николай Юрьевич Варжанский был арестован на квартире протоиерея Иоанна Восторгова, священномученика, и проходил по его «делу» вместе с епископом Селенгинским Ефремом (Кузнецовым) и священником Димитрием Корнеевым. Об их освобождении ходатайствовали многие – и рабочие, и духовенство, и лично Святейший Патриарх Тихон.

    «Зная Преосвященного Ефрема, протоиерея Восторгова и священника Корнеева как достойных служителей Церкви Божией и Н.Ю. Варжанского как полезного церковного деятеля, – писал Патриарх, обращаясь в Верховный трибунал и ВЧК, – я присоединяюсь к ходатайству, поданному несколькими тысячами православных, об освобождении арестованных под наше личное поручительство»[1].

    Известный московский священник и миссионер протоиерей Неофит Любимов, тесть мученика Николая, знавший по педагогической деятельности в Симбирске[2] отца Ленина, в июне написал последнему открытое письмо с просьбой освободить его зятя:

    «…Родитель Ваш мне хорошо известен и знаком, я с ним весьма нередко встречался в частных домах и на собраниях, где обсуждались дела педагогические. Скончался он при мне, я был молитвенником его тогда, да и теперь молюсь за него… Во дни своей настоящей невзгоды я осмеливаюсь обратиться к Вам… с покорнейшей просьбой: мой сын (зять) Николай Юрьевич Варжанский совершенно случайно попал под арест… за Варжанским вины, за которую следовало бы посадить в тюрьму, не найдено.

    Невзгоды были в семье Вашего дорогого родителя, они касались и Вас, и Вы были дороги для своих родителей. Тяжело и мне переносить невзгоду моей дочери и своего сына (зятя). Покорнейше прошу принять участие в моем горе: благоволите отпустить моего зятя от всяких преследований и от тюрьмы или же отдать его мне на поруки. <…> Он проповедник Слова Божия – миссионер, и только…»[3].

     

    Письмо это, как и другие, осталось без ответа.


    19 сентября 1918 года московский епархиальный миссионер Николай Варжанский был расстрелян и похоронен за оградой Калитниковского кладбища в Москве. За два дня до этого, 17 сентября, там же был расстрелян и протоиерей Неофит Любимов, арестованный 21 июля сразу после панихиды[4] по «убиенном новопреставленном бывшем царе Николае», отслуженной им при большом стечении народа в храме святителя Спиридона на ул. Спиридоньевка в центре Москвы, где он последние годы своей жизни был настоятелем. В своем предсмертном письме мученик Николай называет тестя «Дедушкой» и об аресте его, вероятно, не знает.

    Некоторое время семья приходила поклониться дорогим могилам, но позже их сравняли с землей, закатали под асфальт, и ныне местонахождение их точно установить не удается.

     

    Вскоре после ареста Николая Варжанского в тюрьму для него была передана икона Божией Матери «Взыскание погибших» с надписью на обороте: «Усердно молимся за дорогих страстотерпцев. Иерей Николай[5]». Узнав о предстоящем расстреле, мученик Николай написал письмо родным – жене Зинаиде Неофитовне и детям Елене (матери Евгения Всеволодовича Овчинникова) и Константину, передав им в благословение и бывшие у него иконы.


    «+ Господи, благослови!

    Ну, до свиданья, милая моя, дорогая моя Зинаидочка. Я несомненно ухожу в вечность, где Павлуша, мой брат Костя, где Коля Вачин, где много моих друзей. Сначала минуту поволновался, а потом успокоился. Прости меня, дорогая моя голубка, если я чем тебя огорчил и прогневал, и молись обо мне, усердней молись, чтобы не лишил меня Господь Небесный Своих обителей. Умоляю тебя, воспитай деток моих в благочестии и чистоте, чтобы знали христианскую Веру Божию и молитву. Верю, что Богоматерь даст тебе пропитание, и там буду молиться Господу сил о том, только не ропщи на милосердие Божие; так нужно, и это лучше. – Продай мои золотые часы, которые дедушка мне дал, и отдай [неразб.] на дрова. Мою кабинетную мебель продай или одеялу и отдай в Петровское 147+192 рубля.

    Верю, что Богоматерь даст тебе пропитание… Только не ропщи на милосердие Божие; так нужно, и это лучше.

    Детки мои дорогие, веруйте в Бога, изучайте Св. Библию, каждый день молитесь о Вашем папе р. Б. Николае, чтобы Господь дал мне Свое прощение и радость небесную! Костя и Лена, храните целомудрие! Когда подрастете, то мамочка расскажет Вам, что это нужно. Будьте, детки мои, в полном послушании мамочке и все время помните, что Вы – дети проповедника Божией Веры и правды христианской и что Вам не к лицу жить не по-христиански. Мамочке будет очень трудно жить, посему Вы, возможно, будете безразличны к еде и питью: быть бы только святыми. Не играйте, дети, в карты, не пейте крепких напитков, говорите всегда правду, или если не можете сказать, то заявите, что не скажете. Будьте всегда благодушны и не унывайте в жизни. Обо мне молитесь во всю жизнь каждый день, прошу Вас, не забывайте этой просьбы.

    Голубка моя Зинаидочка, еще раз прошу миролюбия твоего, может быть, в недостатке лучше детки вырастут, чем при мне. Хлопочи о пенсии, подай Святейшему, когда наладится жизнь, тогда дадут. Но поверь, что не следует особенно убиваться о жизни сей. Я долго ждал смерти и почувствовал всю суету жизни. Не забудь и мою маму. Обнимаю милую дорогую Бабушку и Дедушку, если он не пойдет со мной. Благодарю их за заботы обо мне. Бабушка дорогая, я иду к Павлуше, он моложе, но умер, я грешнее, и Господь даровал мне время покаяния. Молитесь обо мне, прошу Вас. Все равно когда-нибудь помирать нужно. И с Вами, дорогие мои, все, милые мои, увидимся.

    Обнимаю Вас и целую всех последним земным целованием, приведи, Господи, лобызать и небесным лобзанием. А на душе, право, спокойно. Точно сна жду. В беде обратись, голубка моя, к Владыке Антонию[6]. Но главное не унывай, не плачь, не тоскуй. До свиданья, горячо любящий Вас всех Коля.

    Помните, что Вы – дети проповедника Божией веры и правды христианской и что Вам не к лицу жить не по-христиански.

    Благословляю деток: Костю преподобным Серафимом, Ленусю Николаем Чудотворцем, а тебя, моя дорогая, образом – “Взыскание погибших”.

    Прощай Аня[7], Дядя Коля. Проси молитв у Никол. Николаевича и у [неразб.] тоже проси прощения и молитв».

     

    На обороте иконы «Взыскание погибших» мученик Николай написал в благословение супруге:

    «+ Да сохранит Тебя и заступит и покроет Своим Матерним Покровом Пречистая Заступница Матерь Света. Молись, дорогая Зиночка, голубка моя, Богородице: Она покроет твое вдовство раннее и сироток. Прости меня, дорогая моя, и за меня молись».

     

    «+ Благословение моей любимой дочери Елене во утверждение в вере христианской, благодати, истине, чистоте и целомудрии. Будь, дорогая моя девочка, прежде всего христианкой. Просит тебя об этом умирающий за Христа [неразб.] твой. Молись обо мне, дорогая!»

    На обороте и даже на ребрах маленькой иконки преподобного Серафима, вероятно, также переданной в тюрьму мученику Николаю, написано:

    «Пр[еподобне] О[тче] Серафиме, Помяни у Престола Всевышняго Бога в темнице сущаго Николая. Сия икона освящ[ена] и возлежа[ла] на мощ[ах] Пр. Серафима Саров 18 июня 1918. На доб[рую] памят[ь] [неразб.] Димитр.»

    Этой иконой святой благословил своего сына.


    Супруга мученика Николая, Зинаида Неофитовна Варжанская, в 1916 году закончившая Московскую консерваторию у профессора К.А. Киппа, после расстрела мужа и отца оставшись с малолетними детьми (6 и 8 лет) и престарелой матерью, была лишена всех льгот и всех прав. Некоторое время она еще преподавала в музыкальном техникуме, потом давала частные уроки и даже подрабатывала тапером в немом кино, а 2 сентября 1929 года была арестована ОГПУ по ст. 58–10 за «хранение и распространение контрреволюционной литературы», принадлежавшей ее мужу, и в ноябре того же года сослана на 3 года в Шенкурск Архангельской обл. Но часы мужа она так и не продала, передав их детям на память об отце.

    Переданные из тюрьмы иконы бережно хранятся в семье как великая святыня, как память о том, что потомкам «проповедника Божией Веры и правды христианской… не к лицу жить не по-христиански».

    Подготовила Елена Балашова

    6 сентября 2018 г.

    [1] Цит. по: https://azbyka.ru/otechnik/Nikolaj_Varzhanskij/.

    [2] 21.07.2018 в Симбирске на здании, где ранее располагалось Симбирское женское епархиальное училище, была открыта мемориальная доска в память о подвиге священномученика Неофита Любимова. В открытии принимали участие митрополит Симбирский и Новоспасский Анастасий, власти города, а также Е.В. Овчинников с супругой. См.: http://www.mitropolia-simbirsk.ru/newses/news/?ID=32095.

    [3] ЦА ФСБ РФ. Арх. № Н-80.

    [4] См.: https://pravoslavie.ru/114472.html.

    [5] Вероятно, священник Николай Андреевич Величкин († 1935), в то время клирик храма Рождества Христова в Палашах, где и находилась икона «Взыскание погибших», копия которой была передана в тюрьму мученику Николаю. Позднее стал клириком храма Покрова Богородицы на Лыщиковой горе, после чего – настоятелем храма Успения Пресвятой Богородицы в Вешняках.

    [6] Митрополит Антоний (Храповицкий) был духовным наставником мученика Николая Варжанского.

    [7] Анна Неофитовна, родная сестра супруги мученика Николая.


    http://www.pravoslavie.ru/115541.html

    Категория: История | Добавил: Elena17 (08.09.2018)
    Просмотров: 93 | Теги: россия без большевизма, Новомученики и исповедники ХХ века, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1127

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru