Web Analytics


Русская Стратегия


"Ничего нет выше Родины и служения Ей." А.В. Колчак

Категории раздела

История [2522]
Русская Мысль [321]
Духовность и Культура [436]
Архив [1137]
Курсы военного самообразования [101]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
ds16074771

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Голоса АрхипеЛАГа. Письмо №3. «…следствие сводилось к бессмысленным издевательствам над личностью человека…» (свщмч. Виктор Островидов)

    Письмо №3.

    «…следствие сводилось к бессмысленным издевательствам над личностью человека…»

     

    ОСТРОВИДОВ К. А. — ПЕШКОВОЙ Е. П.

     

    ОСТРОВИДОВ Константин (Виктор) Александрович, родился в 1896 в селе Золотое Камышинского уезда Саратовской губ. Окончил духовное училище, в 1899 — Саратовскую духовную семинарию, в 1903 — Казанскую духовную академию со степенью кандидата богословия. Студентом академии пострижен в мантию с именем Виктор, в 1903 — рукоположен во иеромонаха, назначен настоятелем Свято-Тихоновского подворья в Хвалынске, с 1904 — член Иерусалимской духовной миссии, к 1909 — ее старший иеромонах, 13 января назначен смотрителем Архангельского духовного училища. С 15 октября 1909 — насельник Александро-Невской лавры, с ноября 1910 — назначен настоятелем Зеленецкого Свято-Троицкого монастыря, возведен в сан архимандрита. С 21 февраля 1918 — наместник Александро-Невской лавры. 15 декабря 1919 — хиротонисан во епископа Уржумского, викария Вятской епархии. В 1920 — арестован «за агитацию против медицины», приговорен к лишению свободы до окончания войны с Польшей, через пять месяцев освобожден. Епископ Слободский, викарий Вятской епархии. С сентября 1921 — епископ Глазовский, викарий Вятской епархии. 25 августа 1922 — назначен епископом Орловским, викарием Вятской епархии, в. у. Глазовским викариатством. 26 августа арестован в Вятском Трифоновском монастыре «за распространение нелегальных воззваний патриарха Тихона». 23 февраля 1923 — приговорен к 3 годам ссылки в Сибирь и отправлен в Нарымский край. В феврале 1926 — освобожден из ссылки, вернулся в Вятку. 14 мая 1926 — арестован «за организацию нелегальной епархиальной канцелярии», отправлен в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму. 20 августа приговорен к высылке на 3 года с запрещением проживания на 3 года (-6). 24 августа отправлен в Глазов Ижевской губернии. С осени 1926 — епископ Ижевский и Воткинский, в. у. Вятской епархией. В июле 1927 — назначен епископом Шадринским, в. у. Свердловской епархией, но к месту назначения не выехал. В ноябре 1927 — официально объявил об отделении от митрополита Сергия (Страгородского), возглавил оппозицию духовенства и мирян в Вятской и Воткинской епархиях, находился в тесной связи с "иосифлянами". 23 декабря уволен от управления Шадринским викариатством и Свердловской епархией, запрещен в священнослужении «за раздорническую деятельность». Продолжал управлял Вятской епархией, составил и предал гласности несколько посланий против митрополита Сергия. 4 апреля 1928 — арестован в Глазове, отправлен в Москву и заключен в Бутырскую тюрьму. Обвинялся в «систематическом распространении антисоветских документов, им составляемых и отпечатываемых на пишущей машинке». 18 мая приговорен к 3 годам ИТЛ и отправлен в Соловецкий лагерь особого назначения, работал бухгалтером на канатной фабрике, участвовал в тайных богослужениях заключенных. Весной 1930 — переведен в Белбалтлаг (командировка Май-Губа), в начале 1931 года — на командировку Новая Биржа, а в марте освобожден из лагеря. Проживал в Вятском районе Нижегородской области. В марте 1931 — арестован, 10 апреля приговорен к 3 годам ссылки в Северный край и отправлен в Онегу Архангельской области, в декабре переведен поселок Усть-Цильма (Коми). 22 декабря 1932 — арестован по групповому делу ссыльного духовенства, 10 мая срок ссылки увеличен на 3 года, отправлен в село Нерица Усть-Цильменского района. В феврале 1934 — обратился за помощью к Е. П. Пешковой.

     

    <23 февраля 1934>

     

    «В Общество помощи полит<ическим> заключенным т<оварищу> Пешковой

     

       Адм<инистративно> сс<ыльного>

       Островидова Константина Александровича (Епископа Виктора)

     

    Заявление

     

    Обращаюсь к Вам с просьбой оказать мне возможную помощь в моем тяжелом положении.

    Я страдаю уже с 1922 г<ода> с августа мес<яца> со времени появления так называемой "живой церкви". За это время был 22 мес<яца> в тюрьме, 3 года в концлагере (Соловках), 1.5 г<ода> в высылке, 1 мес<яц> на свободе, а все остальное время в ссылке. Последний раз осужден был в 1928 г<оду> в мае мес<яце> в концлагерь на три года за отказ от признания известной декларации Митрополита Сергия и отказ от него, как главы Правосл<авной> Церкви. В 1931 г<оду> лагерь был заменен ссылкой в распоряжение Полн<омочного> Предст<авителя> Сев<ерного> Края, г<ород> Архангельск, на три года. Срок этой ссылки кончается 4 апр<еля> с<его> г<ода>, но я не могу получить освобождения, и вот почему. — В прошлом году четыре бывш<их> священника, сергияне, с которыми я не был знаком, устроили надо мною шантаж, объявив меня соучастником какой-то их мифической организации.

    Сущность этого шантажа и следствия по поводу его я кратко изложил в своем заявлении в П<олномочное> п<редставительство> Сев<ерного> Края, копию которого при сем прилагаю. — Возмутительно и до крайности омерзительно для меня то, что я, отрицающий по своим религиозным убеждениям всякое участие как вообще Пр<авославной> Церкви, так в частности свое личное в каких бы то ни было земных интересах жизни, не только пострадал по этому делу 8 мес<яцев> в тюрьме в Сыктывкаре, но и получил еще новый срок ссылки, а упомянутые организаторы освобождены. — Ведь так поступать — значит никогда не выпустить человека на свободу, а между тем дело жизни идет к старости, здоровье крайне надорвано и требуется лечение.

    С глубоким уважением к Вам за оказываемую Вами помощь

    К. Островидов (Епископ Виктор).

     

    23 февраля 1934 г<ода>.

    п<очтовое> от<деление> Устьцыльма Коми области»[9].

     

    К письму Е. П. Пешковой было приложена копия официального письма епископа Виктора (Островидова) в Полномочное Представительство ОГПУ Северного края.

     

    «Копия

     

    В Полном<очное> Представ<ительство> ОГПУ

    Сев<ерного> Края, г<ород> Архангельск

     

     подслед<ственного> аключен<ного>

     в Сыктывкарском след<ственном> Изоляторе

    Островидова Константина  Александровича (Епископа Виктора)

                     

    Заявление

     

    Отбывая свой срок ссылки на Печере в с<еле> Устьцыльме, я 13/XII-1932 г<ода> без всякой с моей стороны причины был арестован по распоряжению уполномоченного К<оми> О<собого> О<тдела> ОГПУ гр. Елсукова, и утром того же числа в числе других 10-ти человек был отправлен этапным порядком в Сыктывкарское ОГПУ, где мне было предъявлено нелепое для меня обвинение — участие мое в каком-то Беломорском им<ени> Михаила Архангела обществе, о каковом я ранее никогда не слыхал. В процессе следствия для меня выяснилось, что возбужденное против меня обвинение есть самый гнусный злостный шантаж, устроенный надо мною бывшими священниками: Богдановым, Кулагиным, Никольским и Нечаевым, с которыми я лично не был знаком, а по Устьцыльме они известны были как секр<етные> cотрудники местного ОГПУ. — Причина этого шантажа их надо мною мне неизвестна, но так как он был упорно и настойчиво поддержан и производившим следствие гр. Елсуковым, то я и решился написать это заявление. Мои письменные показания по данному делу, каковыe я сделал по предложению следователя гр. Секацкого, были уничтожены при мне след<ователем> Елсуковым, все же следствие самого гр. Елсукова сводилось к бессмысленным издевательствам над личностью человека. — Закончилось это следствие двумя личными "ставками"[10]меня с вышеупомянутыми Богдановым и Никольским, показания-измышления которых были ужасны, а под пером следователя эти показания превратились во что-то чудовищное. Как бы в успокоение меня или своей совести Богданов пред личной ставкой заявил мне, что приходится прибегать к выдумкам, чтобы облегчить сидение, а Никольский после ставки, схватившись за голову, идя впереди меня и обращаясь ко мне, повторял: "Негодяи мы, негодяи". На предложение следователя Елсукова подписать протокол я только заметил: "Вы подписали эту гнусность и вы можете ввести в обман посторонних людей, но будет вам стыдно смотреть хотя друг другу в глаза (с Никольским)". На это следователь ответил: "А вам не стыдно было при царизме обманывать народ и шить себе ряски"…

    Недели через три после личных ставок, (20 февр<аля> с<его> г<ода>) следователь Елсуков вызывает меня и объявляет, что следствие закончено, о чем мне и объявляется, и предложил расписаться. Я расписался. По приходе в камеру вопросы товарищей: не было ли выше моей подписи еще что-либо написано или не осталось ли выше подписи белой незаполненной бумаги, которая уже как бы от моего имени может заполниться, — эти вопросы смутили мой дух до крайности, и я только ставлю вопрос: так неужели представитель Высшей Власти может быть способен на такой подлог-мошенничество? Тогда к кому же обращаться гражданам за правдой? — Это будет уже тогда не жизнь, а безысходный кошмар жизни…

    Так как лжепоказания-измышления вышеупомянутых лиц могут ввести в заблуждение Власть, а отсюда произойдет судебная ошибка с тяжелыми для меня последствиями, то я и прошу П<олномочное> П<редставительство> ОГПУ вникнуть в это дело и дать мне возможность спокойно продолжить срок своей ссылки.

    К. Островидов (Епископ Виктор).

    1/VII – 1933 г<ода>.

    С подлинным верно. К. Островидов.

    24/II-1934 г<ода>»[11].

     

    2 мая 1934 — епископ Виктор (Островидов) скончался в ссылке от воспаления легких, похоронен на сельском кладбище. 1 июля 1997 — обретены его мощи и перенесены в Александро-Невскую церковь Вятского Свято-Троицкого женского монастыря. Прославлен в лике Новомучеников Российских.

     
    Категория: История | Добавил: Elena17 (08.11.2018)
    Просмотров: 79 | Теги: Новомученики и исповедники ХХ века, россия без большевизма, церковный вопрос, голос эпохи, преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1194

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru