Web Analytics


Русская Стратегия


"Не нынешнему государству служить, а — Отечеству. Отечество — это то, что произвело всех нас. Оно — повыше, повыше всяческих преходящих конституций. В каком бы надломе ни пребывала сейчас многообразная жизнь России — у нас ещё есть время остояться и быть достойным нашего нестираемого 1100-летнего прошлого. Оно — достояние десятков поколений, прежде нас и после нас. И — не станем же тем поколением, которое всех их предаст." А.И. Солженицын

Категории раздела

История [2573]
Русская Мысль [321]
Духовность и Культура [437]
Архив [1157]
Курсы военного самообразования [101]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Глоток «свободы» и снова Сибирь... Эдда Урусова

    Одни помнят ее по роли Агнессы Ивановны из фильма Шахназарова «Курьер», другие вспомнят тещу Воробьянинова из «Двенадцати стульев» Гайдая, третьи — Веру Фабиановну Чарскую из «Ларца Марии Медичи». А кому-то повезло увидеть ее на сцене, в театре Ермоловой. Но советские зрители и не знали, что Евдокия Урусова (1908 — 1996) была настоящей княжной, принадлежавшей к древнейшему знатному роду.

    По линии отца в роду семьи Урусовых, кроме Александра Невского, Дмитрия Донского и высокопоставленных представителей Золотой орды были князья Лопухины, а по линии матери — иностранка, графиня Салиас де Турнемир. За семейным обеденным столом Урусовых в начале ХХ века встречались родственники — директор Департамента полиции А.А. Лопухин и его шурин член Государственной Думы князь Сергей Дмитриевич Урусов, известный своими либеральными взглядами и выступлениями в Госдуме с разоблачением деятельности этого самого Департамента полиции. Сам отец Георгий (Юрий) Дмитриевич Урусов был ближайшим другом Сергея Львовича Толстого.

    С ранних лет Эда (Евдокией она стала позже) Урусова занималась в частной танцевальной школе у Маргариты Зелениной — дочери Марии Ермоловой; среди её покровителей была Надежда Михайловна, жена Евгения Вахтангова. Ещё до окончания средней школы Урусова выдержала приёмные экзамены в студии Художественного театра, однако ей было предложено сначаа окончить школу. С 1917 года Урусова училась в институте благородных девиц Николо-Угрешского монастыря. Этот институт просуществовал до 1922 года, но все-таки был закрыт, т.к. его образование не соответствовало советским стандартам.

    Чтобы поддержать семью, девушка рано стала подрабатывать — пением, танцами, а вскоре и съемками в немом кино. Ее первой киноролью стал эпизод в фильме «Ледяной дом» (1928 год) — она танцевала в паре, открывающей бал при дворе Анны Иоанновны. В том же году, окончив студию Ермоловой при Малом театре, она стала актрисой театра Ермоловой. К тому времени она уже была замужем — за актером Михаилом Унковским, дед которого был прославленным русским адмиралом, капитаном фрегата «Паллада».

    Тучи начали сгущаться в середине 1930-х. В начале 1935 г. по так называемому «кремлевскому делу» были арестованы младшая сестра Эды Юрьевны Елена Раевская, их отец Юрий Дмитриевич Урусов и муж сестры Сергей Петрович Раевский.

    18 марта 1938 г., вскоре после завершения последнего открытого процесса по делу «антисоветского правотроцкистского блока» Бухарина, Рыкова и др. были арестованы 6 ведущих актеров театра им. Ермоловой. Среди них был муж Эды Юрьевны Михаил Унковский. Все арестованные актеры в первые дни признались в участии в контрреволюционной организации и в своих террористических намерениях по отношению к руководителям партии и правительства. Эда продолжала работать в театре. Она получила две новые роли. Ее пригласили на кинопробу на главную женскую роль в фильме Эйзенштейна «Александр Невский». Один хороший знакомый, которому было известно действительное положение дел, сказал ей, что она должна все бросить, забрать сына и уехать подальше в провинцию. Но бросить театр она не могла.

    Ее арестовали 17 июня 1938 г. на вокзале перед отходом «Красной стрелы», на которой театр выезжал на гастроли в Ленинград. Обвиняли в связях с фашистами, а она даже плохо представляла себе, что такое фашизм. Приговорили к 10 годам в исправительно-трудовых лагерях. Как стало известно позже, ее отец к тому времени уже умер в лагере.

    Еще в дороге Эде довелось проявить свой характер. Она вспоминала, что в эшелоне вперемежку везли политических и уголовных. Наиболее отъявленные уголовницы начали грабить политических, отнимая все более или менее ценные вещи. Но когда подошли к ней, она одним ударом разбила окно, и в руке у нее оказался зажат кусок стекла... Налетчицы отступили.

    Срок отбывала в Буренинском пункте Дальлага, работала в топографическом отряде, играла в лагерном театре, была также дояркой, счетоводом. Освободили ее досрочно, в 1947 году. За это время она потеряла мать — та скончалась в 1939 году. В 1942 году она получила известие о смерти мужа: по воспоминаниям знакомых, Михаил в лагере жил надеждой вернуться на сцену, и его оптимизм поддерживал других заключенных, но потом он отморозил ноги, одну ампутировали, после этого он утратил волю к жизни и умер.

    Еще в лагере Эда познакомилась с Александром Блохиным, сыном танцовщика, солиста Большого театра Ивана Фёдоровича Блохина — он стал ее мужем. Ей удалось найти работу в Угличском драмтеатре. Казалось, что жизнь налаживается. Но весной 1949 г. на высшем уровне было принято решение — зачистить центральные области от нежелательного элемента. Последовали аресты всех отбывших 10-летние сроки по пресловутой 58-й статье. Она была вновь арестована — прямо после спектакля, в легком платье и белых туфлях, и помещена в Ярославскую тюрьму.

    «Я попала в село Тасеево Красноярского края, неподалеку от деревни, где была Наталья Сац. Молодых посылали на лесоповал, а нас, постарше, на работу не гоняли, но не давали ни еды, ни одежды, ничего; только два рубля на телеграмму родным, чтобы они помогли. Фактически мы были обречены на вымирание... Это была страшная зима. Было тяжелее, чем в лагере на лесоповале. Ссыльные жили небольшими группами по крестьянским избам. Спасала солидарность и взаимовыручка. Каждый делился, чем мог. На улицу выходили поочередно. Собирали со всех теплую одежду, и была одна пара валенок на всех».

    Весной 1950 года, узнав об её бедственном положении, актёры Норильского театра устроили ей вызов в Норильск. Там с ней работали попавшие в эти же места Иннокентий Смоктуновский и Георгий Жжёнов. Во время пребывания в лагерях актриса со своими коллегами организовывала театры, выступала в Хабаровске, Комсомольске-на-Амуре.

    После реабилитации в 1955 году Урусова вернулась в Москву с жестокой язвой и дистрофией последней степени. Жизнь приходилось начинать с чистого листа.

    «В театре меня, конечно, никто не ждал. Мои года уже приближались к 50-ти, а таких актрис там и без меня хватало, — вспоминала Эда Юрьевна. — Чтобы восстановиться в театре, пришлось обращаться в Министерство культуры РСФСР. По закону о реабилитации меня обязаны были восстановить. После указания из министерства меня в театр приняли, но ролей никаких не давали, и я сидела без работы. Мне даже понизили ставку с высшей, которая была у меня до ареста.

    И вдруг меня назначают на роль в пьесе „Преступление и наказание“ по Достоевскому, которую ставил прекрасный режиссер Петр Павлович Васильев. Роль Луизы Карловны — очень хорошая, мне вполне удалась. Остался доволен и главный режиссер Андрей Михайлович Лобанов. За ней последовали и другие роли. И все успешнее и успешнее...»

    Теперь она уже не скрывала своего происхождения. Обижалась, когда ее величали княгиней. Поправляла, говоря, что княгиня — это жена князя, а она дочь князя и потому — княжна.

    Всего в театре имени Ермоловой она сыграла около двухсот ролей. Когда в театре для старейшей актрисы не нашлось работы в новом сезоне, несмотря на физическую слабость, она стала работать у Бориса Львова-Анохина в Новом драматическом театре. Ее последней ролью стала работа в спектакле «Письма Асперна». В одном из последних выступлений по поводу своего юбилея она сказала: «Я счастлива, что судьба подарила мне профессию актрисы. Даже в самые суровые годы моей жизни я не расставалась с ней».

    Эда Урусова – актриса из княжеского рода / автор-сост. Ю. М. Унковский. – Владимир : Фолиант, 2007.

    Источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (27.11.2018)
    Просмотров: 107 | Теги: жертвы, преступления большевизма, нет в россии семьи такой, актеры, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1238

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru