Русская Стратегия

      Цитата недели: "Никогда, никакими благодеяниями подчиненным народностям, никакими средствами культурного единения, как бы они ни были искусно развиваемы, нельзя обеспечить единства государства, если ослабевает сила основного племени. Поддержание ее должно составлять главнейший предмет заботливости разумной политики." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1541]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [280]
Архив [764]
Курсы военного самообразования [65]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 7
Пользователей: 1
dokminin

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Последний триумф Империи. Часть 1.

    Русские армии после тяжелых отступательных боев недолго пользовались передышкой. В декабре—январе 7-я и 9-я армии Юго-Западного фронта (главнокомандующий генерал Иванов) вели наступление с целью оттянуть на себя австро-германские силы и этим оказать помощь терпевшей поражение Сербии. Но плохо подготовленное наступление не удалось, потери исчислялись до 50 тыс. человек.

    Во второй половине марта, в большую весеннюю распутицу, русские армии левого крыла Северного фронта (генерал Куропаткин) и правого крыла Западного фронта (генерал Эверт) в соответствии с общесоюзническим планом, выработанным в Шантильи, предприняли наступление на германском участке фронта в районе Двинска (из якобштадтского участка) и озера Нарочь (Нарочская операция). Бросая войска в наступление, русское командование рассчитывало помочь французам, ведшим тяжелые бои у Вердена, произвести на противника, как просил Жоффр, «сильное давление, с целью не дать ему возможности увести с фронта какие-либо части и лишить его свободы маневрирования». В случае же успеха наступления оно также рассчитывало отбросить немцев за пределы русской границы. Но ожесточенные атаки русских войск не привели к прорыву фронта противника. В мартовской операции Северного и Западного фронтов германские войска были оттеснены на некоторых участках лишь на 2—3 км. Их положение, признавал Людендорф, было критическим, атаки русских лишь с трудом отражались. «Всеми овладело напряженное беспокойство о дальнейшем». Не получившее развития наступление было приостановлено. Велось оно на узком участке фронта, притом во время оттепели и распутицы, при недостатке тяжелой артиллерии. Войска вводились в бой по частям, резервы запаздывали.

    В то же время мартовская операция показала ошибочность расчетов германского командования на то, что русская армия в 1916 г. будет обречена на бездействие, и вынудила его перебросить свои войска, усиливавшие австро-венгерскую армию, на германский участок фронта. Были также временно, в последней декаде марта, прекращены атаки на французском фронте у Вердена.

    4 июня переходят в наступление войска Юго-Западного фронта, возглавляемые генералом Брусиловым (заменившим генерала Иванова). Операция Юго-Западного фронта явилась выдающейся операцией мировой войны, внесшей много нового в военное искусство.

    После неудавшегося мартовского наступления 14 апреля в ставке (в Могилеве) было проведено второе совещание главнокомандующих фронтами (первое совещание созывалось 24 февраля), на котором был принят план наступления (по общесоюзническому плану наступление на французском фронте намечалось на 1 июля, на русском — на две недели раньше). Однако в связи с успешным наступлением австрийцев в Трентино и настоятельными просьбами главнокомандующего итальянскими войсками генерала Кадорна, а также генерала Жоффра (итальянский король обратился с личной телеграммой) об ускорении наступления русское командование изменило сроки наступления, начав его 4 июня.

    На русском фронте положение сторон к апрелю 1916 г. было следующим. Войска трех фронтов: Северного, обеспечивавшего петроградское стратегическое направление, Западного — московское стратегическое направление и Юго-Западного — киевское стратегическое направление, — занимали укрепленные позиции, тянувшиеся на протяжении более 1200 км, от Рижского залива до русско-румынской границы. Фронты насчитывали 1732 тыс. штыков и сабель: Западный фронт — 754 тыс., Северный —466 тыс. и Юго-Западный — 512 тыс.

    На австрийском участке фронта противник имел три австро-венгерские армии эрцгерцога Фридриха и германскую армию Линзингена, переданную в подчинение австрийскому командованию. Фронт от Пинска до Немана обороняла группа войск принца Леопольда Баварского. Литву и Восточную Пруссию прикрывала группа Гинденбурга из трех германских армий. По данным на 16 марта, силы противника исчислялись 1 061 тыс. штыков и сабель: против Западного фронта находилось 420 тыс., Северного — 200 тыс. и Юго-Западного — 441 тыс.

     


    План операции русской ставки, разработанный начальником штаба верховного главнокомандующего генералом Алексеевым, рассматривался на совещании главнокомандующих с их начальниками штабов 14 апреля. Алексеев определял нанесение главного удара силами Западного фронта в направлении на Вильно; Северный фронт, помогая выполнению задачи Западного фронта, должен был своей ударной группой наступать на Вильно с северо-востока. Юго-Западному фронту предписывался переход в наступление только тогда, когда оба его северных соседа обозначат свой успех, выдвинувшись к западу. На совещании главнокомандующий Северным фронтом Куропаткин, как и следовало ожидать, судя по его печальной деятельности в русско-японскую войну, выступил с уверением, что «прорвать фронт совершенно невероятно, ибо их укрепленные полосы настолько развиты и сильно укреплены, что трудно предположить удачу». Главнокомандующий Западным фронтом Эверт присоединился к мнению Куропаткина, считая, что лучше продолжать держаться оборонительного образа действий. Главнокомандующий Юго-Западным фронтом Брусилов решительно высказался за наступление и просил разрешения своим войскам действовать наступательно одновременно с Западным и Северным фронтами. «Если бы, паче чаяния, я даже и не имел бы никакого успеха, то по меньшей мере не только задержал бы войска противника, но и привлек бы часть его резервов на себя и этим могущественным образом облегчил бы задачу Эверта и Куропаткина».

    Директива ставки, отданная 24 апреля, подтверждала план, рассмотренный на совещании главнокомандующих. Юго-Западному фронту приказывалось: «Тревожа противника на всем протяжении своего расположения, главную атаку производить войсками 8-й армии в общем направлении на Луцк». Таким образом, Западный фронт должен был наносить главный удар, а Северный и Юго-Западный фронты — вспомогательные. Разработанный русской ставкой план операции предусматривал нанесение одновременных ударов силами всех трех фронтов. Для того времени это была смелая, передовая мысль. Однако ее осуществление на практике упиралось в нерешительность, в боязнь наступления, проявившуюся у Эверта и Куропаткина, и безволие Алексеева, допустившего торг о сроке наступления и его неоднократное откладывание; план одновременных ударов оказался разрушенным. Если раньше Северный фронт должен был наносить вспомогательный удар в направлении на Вильно, а Юго-Западный держаться оборонительно и перейти в наступление, когда войска Западного и Северного фронтов, успешно наступая, продвинутся вперед, то теперь усилиями Куропаткина верховное командование изменило прежнее решение и вместо нанесения удара поставило Северному фронту задачу «надежно обеспечить пути на Петроград, Полоцк и правый фланг Западного фронта». В районе армии Куропаткина, дважды (1 и 3 июня) сообщал Алексеев генералу Жилинскому — представителю русской армии при французском командовании, «будут лишь демонстративные действия». Следовательно, по окончательно принятому плану Западный фронт должен был нанести главный удар, Юго-Западный фронт — «вспомогательный, но сильный удар», а Северный фронт — «только демонстрирует».
    В действительности же Западный фронт по настоянию его командующего четыре раза откладывал наступление и в конечном счете свел его к второстепенному удару вместо главного.

    Первым начал наступление Юго-Западный фронт в связи с необходимостью сорвать наступление австро-венгерской армии в Трентино, принявшее угрожающий для Италии характер. Юго-Западный фронт с 15 апреля, после совещания в ставке, энергично готовился к наступлению, разрабатывая оригинальный план прорыва.
    Австрийская укрепленная позиция была достаточно сильной. Австрийское командование в 1916 г. рассчитывало сокрушить Италию, на русском же фронте ограничиться обороной, почему постоянно (в течение более девяти месяцев) ее усиливало. Оборона австрийцев состояла из двух-трех полос (позиций), удаленных друг от друга до пяти и более километров. Первая полоса, глубиной 1,5—2 км, состояла из двух-трех линий окопов и узлов. Схема австрийских укрепленных полос, писал генерал Величко — начальник инженеров армий Юго-Западного фронта, представляла собой ряд сильных узлов (составлявших основание позиции), находившихся в артиллерийской связи между собой, а в промежутках — несколько сплошных рядов окопов (более слабо оборудованных, чем в узлах), подступы к которым обстреливались фланговым артиллерийским и пулеметным огнем. От некоторых узлов устраивались большие отсеки, идущие до второй укрепленной полосы; эти отсеки обеспечивали в случае прорыва возможность держаться на остальных пунктах первой полосы, причем прорвавшийся неприятель попадал в мешок. Наиболее сильной была первая полоса. Тыловые позиции были укреплены «большей частью слабо» и «зачастую укреплялись лишь в одну линию».

    Перед первой позицией имелись 2—3 полосы проволочных заграждений, по 4—10 рядов кольев или рогаток. На отдельных участках через проволоку пропускался электрический ток, подвешивались бомбы, закладывались самовзрывающиеся фугасы. Окопы были полного профиля, выше роста человека. Было много блиндажей, убежищ, лисьих нор (тип убежища, рассчитанный на взвод), гнезд для пулеметов, бойниц, козырьков. Для пулеметов, пехотных и артиллерийских наблюдений сооружались железобетонные башенки.

    18 апреля генерал Брусилов провел совещание с командующими армиями и их начальниками штабов, на котором изложил им свое решение о подготовке к наступлению и план действий. Командующий фронтом решил наносить удар по противнику не на одном участке, а на нескольких различных участках широкого, 450-километрового фронта. При таком способе противник лишался возможности стягивать к одному месту свои силы и не мог знать, где будет наноситься удар. Командующие армиями получили приказ подготовить для атаки «по одному ударному участку», а, кроме того, в некоторых корпусах выбрать каждому свой ударный участок и во всех них немедленно начать земляные работы для сближения с противником. Главный удар должна была наносить 8-я армия в общем направлении на Луцк, куда сосредоточивались главные резервы фронта и артиллерия. Остальные армии имели задачу нанести «второстепенные, но сильные удары». Каждый корпус на избранной части своего боевого участка сосредоточивал возможно большую часть своей артиллерии и резервов, «дабы сильнейшим образом притянуть на себя внимание противостоящих ему войск и прикрепить их к своему участку фронта». Этот способ действий, как отмечал Брусилов, имел свою обратную сторону, заключавшуюся в том, что на месте главного удара он не мог сосредоточить того количества войск и артиллерии, которое там было бы, если вместо многочисленных ударных групп у него была бы только одна.

    8-я армия, выбранная для главного удара, как ближайшая к Западному фронту, по мнению Брусилова, могла наибольшим образом помочь ему в выполнении главной задачи. Кроме того, предполагаемым движением 46-го корпуса вдоль полотна железной дороги Маневичи — Ковель, а ударной группой — от Луцка, тоже на Ковель, противник будет захвачен в клещи, и тогда все его войска, расположенные у Пинска и севернее, должны будут без боя очистить эти места.

    Генерал Алексеев сомневался в успехе наступления. В разговоре по прямому проводу с Брусиловым он признавал, что у него вызывает сомнение необычный способ атаки противника одновременно во многих местах вместо одного удара всеми собранными силами и всей артиллерией; при этом он высказал свое мнение: не лучше ли будет отложить атаку на несколько дней для того, чтобы устроить лишь один ударный участок, как это уже выработано практикой настоящей войны. Следует отметить, что сам Алексеев, планируя действия фронтов, намечал нанесение удара не одним фронтом, а двумя (Западным и Северным), а затем и силами всех трех фронтов.
    В своем окончательном виде план Юго-Западного фронта определял: 8-я армия — командующий генерал Каледин — наносит главный удар в общем направлении на Луцк (для овладения линией р. Стырь) силами четырех корпусов (39, 40, 8 и 32-й). «На фронте атаки в 20 верст, — докладывал Брусилов, — стянуты 9'/2 дивизий, т. е. 148 батальонов или 145 тыс. пехоты, против 53 неприятельских батальонов. На ударную дивизию приходится 2'/3 версты». Обеспечение главного удара справа возлагалось на группу генерала Зайончковского, состоявшую из 30-го армейского и 5-го кавалерийского корпусов. Группа должна была энергичным давлением на дорогу Колки — Цумань воспрепятствовать переброске по ней войск противника. На крайнем правом фланге 8-й армии действовала под общим командованием генерала Гилленшмидта сильная конная группа из 4-го конного корпуса, частей 7-й кавалерийской и 3-й Кавказской казачьей дивизий, подкрепленных 77-й и 100-й дивизиями вновь сформированного 46-го армейского корпуса. Конная группа должна была прорваться в общем направлении на Ковель, в тыл противника, уничтожая его запасы, склады, железные дороги, внося там беспорядок и тем способствуя продвижению 8-й армии и большему разгрому живой силы противника. 11, 7 и 9-я армии Юго-Западного фронта наносят частные удары, стремясь прорвать фронт обороны противника и принудить его покинуть прочные позиции. На 11-ю армию возлагалась задача нанесения главного удара 6-м армейским корпусом, остальные армейские корпуса (17, 7 и 18-й) «энергичными частными наступлениями» на своих участках должны не позволить неприятелю перебрасывать по фронту свои войска и резервы для сосредоточения их к угрожаемому пункту. 17-й и 18-й армейские корпуса выделяют ударные группы, атака которых должна «притянуть на себя резервы неприятеля, дабы он, не мог перебросить их к месту ударного пункта армии».

    7-я армия главный удар наносит 2-м армейским корпусом, усиленным 3-й Туркестанской дивизией. 16-й и 22-й армейские корпуса производят демонстративные частные атаки, 2-й кавалерийский корпус составляет подвижной резерв на случай контрманевра неприятеля. 9-я армия наносит главный удар двумя армейскими корпусами (11-й и 12-й), остальные ее корпуса (33-й, 41-й и сводный) своими атаками содействуют наступлению на ударном пункте армии; 3-й кавалерийский корпус удерживает занимаемые им позиции. 11-я армия должна была прорвать фронт на 11-километровом участке, 7-я армия — на 7-километровом и 9-я армия — на 11-километровом участке.
    Таким образом, Юго-Западный фронт наносил главный удар силами 8-й армии и второстепенные, но сильные удары на участках 11, 7 и 9-й армий (всего на четырех ударных участках). Кроме того, каждый корпус, если он не использовался для нанесения основных ударов, должен был произвести частную атаку. Большие надежды возлагались на действия конной группы на крайнем правом фланге 8-й армии. Фронт обороны противника на всем его большом протяжении подвергался одновременным атакам более чем в десяти местах.

    Превосходство сил на стороне русских было незначительным, а тяжелых орудий противник имел даже больше.
    Подготовка к наступлению продолжалась полтора месяца. Она велась тщательно, с учетом опыта наступательных операций. Воздушная разведка сфотографировала неприятельские укрепленные позиции; фотографические снимки с помощью проекционного фонаря разворачивались в план и помещались на карте; карты легко доводились до желаемого масштаба. Офицеры и начальствующие лица из нижних чинов снабжались планами (250 сажен в 1 дюйме, или 200 м в 1 см) своего участка с точным нанесением на них неприятельских позиций.

    Войска фронта, готовясь к наступлению, руководствовались Указанием для производства атаки укрепленных позиций, разработанным и разосланным командованием фронта 19 апреля. Указание имело три раздела. В первом разделе говорилось о ведении атаки по возможности во всей полосе армии — «в каждой армии, в каждом корпусе наметить, подготовить и организовать настойчивую атаку определенного участка неприятельской укрепленной позиции». Второй раздел посвящен артиллерийской атаке и третий — атаке пехоты.

    В указании особое внимание обращалось на тесное взаимодействие пехоты и артиллерии. Общее управление артиллерийской атакой данного участка возлагалось на начальника, руководящего пехотной атакой в сфере непосредственного и личного наблюдения за полем боя. Если фронт атаки не позволял общего личного наблюдения за боем, то, согласно указанию, создавались группы артиллерии, по составу и силе соответствующие задачам, поставленным пехоте данного участка. В целях обеспечения постоянной артиллерийской поддержки атакующей и ворвавшейся на неприятельскую позицию «передовой пехоты» часть легких батарей должна быть своевременно подчинена непосредственно командирам пехотных полков первой линии. Эти батареи, требовало указание, располагать не далее 2 км от позиций противника. Наблюдатели от этих батарей должны находиться при командирах батальонов передовых линий, дабы помощь артиллерии подавалась своевременно. Общему руководителю огнем этих батарей быть при командире полка первой линии.

    Артиллерийская атака, по указанию, подразделялась на два периода. В первый период атаки задачами артиллерии являлись:
    — уничтожение проволочных заграждений противника; эта задача ввиду ограниченного количества тяжелых и мортирных снарядов должна выполняться легкой артиллерией; в трехполосной проволочной сети, но с дистанции не более 2 км 350 фугасными гранатами можно проделать сквозной проход 4 м шириной;
    — разрушение неприятельских укреплений первой и второй линий; особое внимание должно быть обращено на уничтожение пулеметов и гнезд для них, укреплений и пулеметов, фланкирующих атакуемый участок; задача эта выполняется огнем тяжелой, мортирной и полевой артиллерии; вместо ураганного огня в течение одного-двух часов тяжелой артиллерии при пристрелке побатарейно предписывалось вести 15—20-минутный частный огонь из всех назначенных для атаки орудий по данным пристрелки, произведенной отдельно для каждого орудия.
    Когда пехота двинется на штурм, тяжелая и мортирная артиллерия должны перенести свой огонь на места скопления резервов противника, на неприятельские укрепления, примыкающие с флангов к атакуемому участку, на укрепления третьей линии, если таковые есть; пушки, преимущественно 42-линейные, поведут огонь по артиллерии противника, если она недосягаема для легкой артиллерии. Первоначальные позиции тяжелой артиллерии должны быть не далее 3—4 км от передовых позиций противника. Легкая артиллерия продолжает огонь по атакуемым укреплениям до крайней возможности, причем значительная часть ее с началом движения пехоты должна обрушиться на артиллерию противника.

    Как только пехота ворвется на неприятельскую позицию, часть легкой артиллерии образует для нее с фронта и флангов огневую завесу против контратаки резервов противника и обеспечивает этим возможность закрепиться на занятом участке и подвести следующую волну пехоты, другая часть легкой артиллерии сосредоточивает свой огонь по артиллерии противника, особенно фланкирующей атакованный участок. При овладении пехотой первой и второй линиями укреплений часть тяжелой и мортирной артиллерии возможно быстрее продвигается вперед для более успешного выполнения указанных выше задач и для подготовки атаки более глубоких укрепленных неприятельских линий.

    Во второй период атаки необходимо, чтобы между первым ее актом и дальнейшим развитием прорыва неприятельской позиции не было большого промежутка времени, дабы противник не успел организовать новую оборону при сложившихся обстоятельствах.

    Для артиллерийской атаки указание требовало не массировать батареи в одном месте, а, располагая их в зависимости от определенных частных задач, преследовать возможность массирования огня большинства из них по важнейшим пунктам неприятельской позиции.

    Указание строилось на том, что действенность артиллерийского огня достигается его тщательной подготовкой и целесообразностью ведения по заданным участкам и пунктам в целях взламывания обороны противника и обеспечения наступления пехоты; часть легкой артиллерии (штурмовая и траншейная) с началом атаки продвигается в боевых порядках пехоты в качестве артиллерии сопровождения. Артиллерийская поддержка атаки пехоты, согласно указанию, а также наставлению «Общие указания для борьбы за укрепленные полосы», изданному в 1916 г. ставкой верховного командования, велась подвижным заградительным огнем или огневой завесой.
    Дальнейшим развитием в использовании артиллерии являлось: централизованное управление; создание специальных групп—каждая группа (дивизион, батарея) выполняла определенные задачи (подавляла противника, проделывала проходы в проволочных заграждениях, вела борьбу с артиллерией); установление тесной связи с пехотой; посылка в первую линию окопов артиллерийских офицеров для корректирования огня своих батарей и целый ряд других конкретных мероприятий, связанных с тщательным планированием действий артиллерии и ее всесторонним боевым использованием.

    Продолжение следует

    Подготовил К. Морозов

    Категория: История | Добавил: Elena17 (05.06.2016)
    Просмотров: 151 | Теги: русское воинство, Первая мировая война, даты
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 581

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru