Web Analytics


Русская Стратегия

"Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов." Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Категории раздела

История [2962]
Русская Мысль [338]
Духовность и Культура [473]
Архив [1319]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «My Joy!» – «МОЯ РАДОСТЬ!» (1)


     



    «Безмолвный свидетель» (начало)


    Кликнуть не забудь
    Пса в далекий путь…

    «МИОРИЦА».


    «Что видел маленький Джой в ту ужасную ночь 16 июля? Он до последнего был с Императорской Семьей. Был ли он свидетелем трагедии? Очевидно, в его голове сохранялась память об огромном потрясении, и его сердце было разбито».
    Баронесса С.К. БУКСГЕВДЕН.


    Держать собак среди Членов Российской Императорской Фамилии, как и у родственной Ей Английской Королевской Семьи, было давней традицией.
    Питомцы, как правило, сопровождали своих Хозяев во всех путешествиях. Неподалеку от Дворцов обеих Династий были устроены даже специальные кладбища для собак.
    В Собственном Его Императорского Величества саду в Гатчине до сих пор сохранился выполненный по распоряжению Императора Александра III памятный знак на месте захоронения общей любимицы – собаки Камчатки, погибшей во время трагического крушения Царского поезда 17 октября 1888 г. у станции Борки под Харьковом.


     


     

    Вся Императорская Семья тогда чудесным образом спаслась за исключением белой с подпалинами камчатской лайки, следовавшей за Государем повсюду и ночевавшей, к неудовольствию Лейб-медиков, в Его спальне в Аничковом Дворце.

     


    Император Александр III с Семьей и собакой Камчаткой в Гатчинском Дворце. 1886 г.

     

    Император велел похоронить Камчатку в склепе, соорудив над ним обелиск в форме пирамиды «из красного гранита, с вырубкой на нем надписи и постановкою его на указанное место в Гатчино». Кроме клички «Камчатка» там значились также точные даты ее короткой жизни: «30 Июня 1883 – 17 Октября 1888».
    Страсть к собакам Отец передал и Своему Сыну – Императору Николаю II. Не забудем, что известной любительницей собак была также бабушка Его Супруги, Императрицы Александры Феодоровны – Английская Королева Виктория.


     


    Император Николай II и Императрица Александра Феодоровна с шотландской овчаркой Шилкой на прогулке в Александровском парке Царского Села. 1908 г. Снимок из альбома А.А. Вырубовой.

     

    «Вся Царская Семья, – вспоминала А.А. Вырубова, – любила животных. У Государя долго была собака Иман. После того как Иман околел, Государь не брал собак к Себе в комнату, а только гулял с 11 английскими колли, которые помещались в маленьком домике в парке. У Государыни был маленький английский терьер Эра; я ее не любила, так как она имела обыкновение бросаться неожиданно из-под кресла или кушетки. Когда Эра околела, Императрица плакала по ней».
    Не удивительно поэтому, что собаки были любимцами и постоянными спутниками Царских Детей.
    В августе 1917 г. в ссылку в Тобольск вслед за Венценосной Семьей отправилось три четвероногих друга: Джой, Ортипо и Джемми. Насколько дороги Им были дороги эти животные, можно судить хотя бы по частоте и теплоте отзывов о них в письмах из заточения.


     


    Царские Дети со Своими питомцами.

     

    Французский бульдог Ортипо в октябре 1914 г. был подарен Великой Княжне Татьяне Николаевне одним из раненых офицеров – корнетом Лейб-Гвардии Уланского ЕИВ Александры Феодоровны полка Дмитрием Яковлевичем Маламой (1891–1919), в бою 5 августа тяжело раненым в ногу и награжденным за храбрость золотым оружием.

     


    Великая Княжна Татьяна Николаевна перевязывает корнета Д.Я. Маламу в Царскосельском лазарете. Осень 1914 г.

     

    «Малама, – вспоминал также находившийся на излечении в том же лазарете капитан И.В. Степанов, – был молод, румян, светловолос. Выдвинулся перед войной тем, что, будучи самым молодым офицером, взял первый приз на стоверстном пробеге [на кобыле “Коньяк”]. В первом же бою он отличился и, вскорости, был тяжело ранен. В нем поражало замечательно совестливое отношение к службе и к полку, в частности. Он только видел сторону “обязанностей” и “ответственности”. Получив из рук Императрицы заслуженное в бою Георгиевское оружие, он мучился сознанием, что “там” воюют, а они здесь “наслаждаются жизнью”. Никогда ни в чем никакого чванства. Только сознание долга. Императрицу он любил горячо. Рассказывал как, провожая в Петергофе полк на войну, Она “горько плакала [во время молебна навзрыд], точно провожала родных детей”.
    Мы встретились с Маламой в Киеве в 1918 году и долго вспоминали лазарет… Он был убит в конной атаке под Царицыным…»
    Рассказывали, что Д.Я. Малама, к тому времени в чине штабс-ротмистра командовавшего эскадроном своего полка, входившего в состав Сводно-Горской дивизии, получив известие о расстреле Царской Семьи, искал смерти в бою. Он и погиб в августе 1919-го в конной атаке на красных. Похоронили Дмитрия Яковлевича в Екатеринодаре.


     


    Бульдог Ортипо на коленях его хозяйки – Великой Княжны Татьяны Николаевны.

     

    У Великой Княжны Анастасии Николаевны тоже была своя собака Джемми, подаренная ей А.А. Вырубовой. Породу ее передают по-разному: «болонка», «рукавный пекинес». Однако, по словам самой дарительницы, это был «кинг-чарлс».
    Кинг-чарльз-спаниели принадлежат к декоративным собакам. Они небольшие, весьма складные, обладают прекрасным телосложением; глаза у них черного цвета, яркие, взгляд добрый и озорной; лапы короткие и сильные; шерсть длинная, шелковистая.
    Выведенная еще в XVI в. в Англии, порода эта популярная некогда среди лордов, погибла вместе с падением Монархии, однако затем была восстановлена одним заводчиком по старинным картинкам.


     


    Великая Княжна Анастасия Николаевна с Джемми.

     

    Любимцем Наследника Цесаревича Алексея Николаевича был английский кокер-спаниель Джой.
    Выведенная в начале XIX в. в Англии, эта порода тут же распространилась по всему мiру. Считаясь идеальными охотничьими псами, кокер-спаниели отличаются неуемной энергией. Они постоянно в движении, повышенно общительны и дружелюбны, игривы и веселы, чувствительны к настроению хозяина, проявляя при этом недоверие к посторонним людям.


     


    Император Николай II с Джоем. Финские шхеры. 1914 г.

     

    Кто и когда подарил Наследнику этого пса – неизвестно. Кличку Джой («My Joy» / «Моя Радость» – говорил Цесаревич) дала ему Государыня Александра Феодоровна, что, следует признать, весьма соответствовало его нраву.

     


     


    Джой был верным другом Алексей Николаевича, участником Его игр, постоянным спутником на прогулках, сопровождал во всех поездкам, в том числе и в Ставку в Могилев.

     


     


    Сохранились даже кадры кинохроники, на которых запечатлены игры Наследника с Джоем в 1916 г. во время пребывания в Царской Ставке:
    https://youtu.be/VSIkguTGaaQ


     


     

    После февральского переворота 1917 г. четвероногие друзья скрашивали сначала жизнь Царственных Узников в Александровском Дворце, а затем, сохраняя верность своим Хозяевам, последовали за Ними в Тобольск, а там и в Екатеринбург.
    А Джемми на руках Великой Княжны Анастасии Николаевны сошла вместе с Семьей своей Хозяйки в подвал Ипатьевского дома, приняв там смерть…
    «Царевна дочь Анастасия, – вспоминал пулеметчик Сухоруков, – несет на руках маленькую курносую собачку…»


     


     

    Примечательно, что убийцы в какой-то мере опасались беззаветно преданных своим Хозяевам животных, заранее настоятельно «рекомендуя» – через Лейб-медика – не брать собак, спускаясь в подвал, с Собой.
    «…Хотя я Их предупредил, – писал Янкель Юровский, – через Боткина, что Им с Собой брать ничего не надо, Они однако набрали какую-то разную мелочь, подушки, сумочки и т.д. и кажется, маленькую собачку».
    И, наверное, опасения эти были не напрасны…
    Джемми, например, принадлежала к породе собак-компаньонов. По словам специалистов, «они безгранично преданы своему хозяину и везде готовы следовать за ним. Это очень жизнерадостные подвижные животные, которым необходимо постоянное внимание и нежность, они способны на полную самоотдачу ради своего хозяина».
    Один из цареубийц, чекист Михаил Медведев-Кудрин вспоминал: «Красноармеец принес на штыке комнатную собачонку Анастасии – когда мы шли мимо двери (на лестницу во второй этаж) из-за створок раздался протяжный жалобный вой – последний салют Императору Всероссийскому. Труп песика бросили рядом с Царским.
    – Собакам –собачья смерть! – презрительно сказал Голощекин».
    Тогда же умертвили и бульдога Ортипо, оставшегося в доме и не допущенного в «комнату смерти».


     


    Цесаревич Алексей Николаевич и Великая Княжна Татьяна Николаевна с бульдогом Ортипо.

     

    «Когда я вбежал на чердак, – вспоминал другой чекист Михаил Кабанов, – увидел, что в Горном институте, расположенном через улицу, загорелся свет. Хорошо были слышны выстрелы, и сильный вой царских собак. Я немедленно спустился в комнату казни и сказал, что стрельба в городе хорошо слышна, что очень силен вой царских собак, что против нас, в Горном институте, во всех окнах горит свет […] Я рекомендовал […] умертвить царских собак, которые сильно выли».
    «После этого, – продолжает он, – я вернулся на чердак к пулемету и через слуховое окно наблюдал, как носили на санитарных носилках трупы казненных и укладывали в грузовую машину, постланную новым белым брезентом. Всего было уложено в машину 11 трупов людей и 3 трупа собак». (Здесь Кабанов путает: были убиты две собаки, а всего собак у Царской Семьи было не четыре, как утверждал он и другие его подельники, а три.)


     


     

    Еще один чекист-цареубийца Григорий Никулин рассказывал: «…Остались две собаки. Их собаки. – Одна – бульдог... низкорослый такой, знаете, бульдожистый. И вторая, такая, – не то болонка, не то какая-то особая собачка... Собаки почувствовали, что нет хозяев, понимаете ли, и давай выть... Расстрелять ведь тоже нехорошо... после того, как мы и так много шуму понаделали... Ну, выманили их кое-как на улицу. Во двор выманили, понимаете, и кончили их».
    Однако убийство царских собак было не только актом живодерства. Оно было еще и частью ритуала, попыткой поругания и десакрализации с далеко идущими целями.
    Безтолковая болтовня исполнителей и молчание инициаторов не может помешать нам реконструировать сам замысел, поскольку то же самое неоднократно происходило до этого: и при убийстве Царского Друга, а потом во время уничтожении его останков, да и вообще при убийстве значимых в Христианском мiре особ (не только в России):

    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/176075.html
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/170138.html
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/173434.html
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/175845.html
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/180572.html
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/301489.html


     


     

    Иное поведение Джоя спасло ему жизнь.
    По словам помянутого нами Михаила Кабанова, «одну из собак, Джоя, как не производившую вой, не тронули...».
    А вот как описывал следующий, после убийства, день в своих показаниях охранник Анатолий Якимов: «Дверь из прихожей в комнаты, где жила Царская Семья, по-прежнему была закрыта, но в комнатах никого не было. Это было ясно: оттуда не раздалось ни одного звука. Раньше, когда там жила Царская Семья, всегда слышалась в их комнатах жизнь: голоса, шаги. В это же время там никакой жизни не было. Стояла только в прихожей, у самой двери в комнаты, где жила Царская Семья, Их собачка и ждала, когда ее впустят в эти комнаты. Хорошо помню, я еще подумал тогда: напрасно ты ждешь».


     


     

    В это самое время Джоя приметил один их охранников – Михаил Летёмин. Необычная собачка ему понравилась и он, наряду с другими принадлежавшими Царской Семье вещами, присвоил себе и ее.
    По Джою Летёмина потом и нашло белое следствие. Список похищенного, обнаруженного в доме у мародёра, составил 79 наименований, включая собаку.
    На допросе красный охранник заявил, что забрал всё это только 22 июля, после убийства Царской Семьи, как брошенное имущество.



    Окончание следует.

    Источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (16.07.2019)
    Просмотров: 135 | Теги: императорский дом, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1489

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru