Web Analytics


Русская Стратегия

"Бедное Отечество, когда-то ты будешь благоденствовать?! Только тогда, когда будешь держаться всем сердцем Бога, Церкви, любви к Царю и Отечеству и чистоты нравов." Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Категории раздела

История [2962]
Русская Мысль [338]
Духовность и Культура [473]
Архив [1319]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    РОВС в предвоенные годы. 2. Михаил Кедров, Абрам Драгомиров, Фёлор Абрамов

    Приобрести книгу - ПУТЬ ПОДВИГА И ПРАВДЫ. История Русского Обще-Воинского Союза

    Михаил Кедров

     

    Михаил Александрович Кедров наряду с П.Н. Шатиловым был ближайшим помощником генерала Врангеля в Крыму. Успех крымской эвакуации в значительной мере был его заслугой.

    Последний командующий Русским флотом родился в Москве и с ранних лет к удивлению родных обнаружил непреодолимую тягу к морскому делу. С отличием окончив 4-й Московский кадетский корпус, он перебрался в столицу, где поступил в Морской корпус. После первого же своего океанского похода молодой офицер был произведен в лейтенанты и отправился на свою первую войну, получив назначение на Тихоокеанский флот, на военно-морскую базу Порт-Артур. Здесь Кедров занял должность личного флаг-офицера адмирала Макарова. Лишь чудом его не оказалось на борту броненосца «Петропавловск» в трагический день его гибели...

    Прослужив некоторое время в штабе наместника на Дальнем Востоке, Михаил Александрович добился назначения на броненосец «Цесаревич». Вскоре он был ранен и контужен, но сбежал из госпиталя и вернулся на корабль, уходивший в поход, из которого далеко не всем русским морякам суждено было вернуться. В тяжелом бою с японцами русская эскадра потерпела поражение, погибли ее командир контр-адмирал Витгефт и многие офицеры. Кедров же оказался в немецком госпитале – испещренный пробоинами «Цесаревич» сумел оторваться от преследователей и дойти до германской военно-морской базы в Циндао.

    Едва начав поправляться, отважный офицер вновь вернулся на борт корабля. На сей раз это был крейсер «Урал» 2-й Тихоокеанской эскадры адмирала Рожественского, шедшей к острову Цусима…

    Бог сохранил Кедрова и в этом по сей день горьком для русской памяти деле… После войны он окончил Михайловскую артиллерийскую академию и вплоть до новой войны готовил офицеров береговых и корабельных артиллерийских подразделений для Балтийского флота, а также писал учебно-методические пособия по тактике боя. Эти труды принесли ему известность теоретика морской артиллерии. В 1912 г. морской министр И.К. Григорович, делая доклад государю, охарактеризовал Кедрова как одного из самых талантливых морских офицеров. Николай II, обладавший редкой памятью, в июле следующего года пожаловал Михаила Александровича своим флигель-адъютантом.

    Великую войну Кедров встретил на капитанском мостике «Петра Великого». Позже был назначен командиром линкора «Гангут», базировавшегося в Гельсингфорсе. Здесь ему впервые пришлось столкнуться с революцией. Матросы, спровоцированные листовками, направленными против засилья немцев на Балтийском флоте, подняли восстание. Последствия могли быть самыми серьезными, но Михаилу Александровичу удалось утихомирить подчиненных.

    28 июня 1916 г. Кедров сменил на посту командира минной дивизии Балтийского флота А.В. Колчака, с успехом продолжив славную деятельность последнего. Благодаря активности русской минной дивизии, немцы несли на Балтике огромные потери. Только за одну ночь флот кайзера потерял практически всю X флотилию, которая базировалась в Либаве и состояла из новейших эсминцев.

    После Февральской революции Михаил Александрович был назначен заместителем морского министра и начальником Морского генерального штаба. Однако, уже летом Керенский отправил его в Лондон, где в Русском правительственном комитете он стал координировать деятельность агентов российского флота.

    В Лондоне Кедров оставался почти все время гражданской войны. А.В. Колчак, объявив себя верховным правителем России, поручил своему боевому соратнику организацию транспортов по снабжению Белых армий, ведущих борьбу с большевиками на севере, юге и востоке России.

    Лишь в 1920 г. Михаил Александрович вновь ступил на русскую землю… В доживающим последние недели Крыму после тяжелой болезни скончался командующий Русским флотом вице-адмирал М.П. Саблин. Именно он по поручению Врангеля занимался подготовкой эвакуации. Когда положение адмирала стало безнадежным, он рекомендовал Главнокомандующему срочно вызвать из Лондона Кедрова, видя в нем единственного человека, способного справиться с такой гигантской задачей.

    Кедров прибыл в Севастополь незамедлительно. «Он имел репутацию исключительно умного, решительного и знающего моряка, - вспоминал Врангель. - При личном знакомстве произвел на меня наилучшее впечатление. После некоторых колебаний адмирал дал согласие принять должность. Этот выбор оказался чрезвычайно удачным. Беспримерная в истории эвакуация Крыма в значительной мере обязана своим успехом адмиралу Кедрову».

    В должность командующего Черноморским флотом Михаил Александрович вступил за месяц до эвакуации…

    В эмиграции последний командующий Русской эскадрой возглавлял Военно-морской союз и был заместителем Председателя РОВСа. После исчезновения генерала Миллера и до официального вступления в должность его официального первого заместителя Абрамова Кедров был временно исполняющим обязанности начальника РОВСа. Однако, занять этот пост Михаил Александрович отказался, мотивировав это тем, что он морской офицер, и ему не подобает возглавлять чисто армейскую организацию.

    По окончании Второй мировой войны Михаил Александрович примкнул к тому течению русской эмиграции, которое, вдохновляясь подвигом русского солдата-победителя, желало верить, что и сама советская система эволюционировала и, преодолевая большевизм, возвращается, пусть и в измененном виде, на путь исторической России. В составе делегации русских эмигрантов он даже посетил советское посольство в Париже, приветствуя победу СССР над фашистской Германией. Впрочем, это приветствие и надежды не побудили старого адмирала вернуться «на родину». Это приглашение вкупе с советским паспортом Михаил Александрович отклонил. Несколько месяцев спустя, в том же, 1945 г., он скончался.

     

    Абрам Драгомиров

     

    В ходе негласного опроса старших чинов РОВСа, произведенного генералом Миллером, наибольшее количество голосов получил еще один участник крымской драмы – председатель Военного совета, призвавшего Врангеля для спасения гибнущей Армии, генерал-от-кавалерии А.М. Драгомиров.

    К времени описываемых событий Абраму Михайловичу было уже 69 лет. Потомственный военный, к началу Первой мировой он был уже генералом, командовал кавалерийской бригадой. Его послужной список не изобиловал яркими событиями, блестящими победами, но это не мешало Драгомирову пользоваться общим уважением в армии.

    После Февральской революции он получил в командование Северный фронт, но возглавлял его недолго. Во время совещания командующих фронтами с представителями Временного правительства 4 мая 1917 г. Драгомиров поддержал генералов М.В. Алексеева и В.И. Гурко и резко осудил демократизацию в армии. «Мы все желали переворота, а между тем много офицеров хороших, составлявших гордость армии, ушли в резерв только потому, что старались удержать войска от развала, или же не умели приспособиться, — передает слова Драгомирова А.И. Деникин. — Но нужно помнить, что вот уже два месяца армии наносятся тяжелые удары, и вместо пользы армии, переворот принес колоссальный вред».

    В результате «желаемого» переворота отрешенный от командования Абрам Михайлович вслед за Алексеевым и Гурко отправился на Дон – формировать новую армию для борьбы уже с внутренним врагом на руинах страны, которая до переворота должна была в самом недалеком будущем одержать величайшую победу в своей истории…

    В Добровольческой армии Драгомиров занимал пост помощника Главнокомандующего. Исполняя должность председателя Особого совещания при Главнокомандующем, Абрам Михайлович фактически возглавлял гражданское управление на территориях, занимаемых белыми армиями. Также он принимал участие в переговорах со странами Антанты и с представителями других антибольшевистских сил.

    Эта деятельность, впрочем, была генералу не по душе и в 1919 г. он получил в командование войска Киевской области. Но начавшееся отступление вернуло его к штабной работе. При Врангеле Драгомиров был назначен председателем Комитета ордена Святителя Николая Чудотворца, затем исполнял должность генерала для поручений при Главнокомандующем. В этой же должности он оставался при всех руководителях РОВСа вплоть до 1939 г.

    Именно к Драгомирову обратился генерал Абрамов с просьбой возглавить Союз сразу по получении известия об исчезновении генерала Миллера. Но Абрам Михайлович ответил отказом… После этого Абрамову ничего не оставалось, как вступить в должность начальника РОВСа.

     

    Федор Абрамов

     

    Федор Федорович Абрамов происходил из дворян Области Войска Донского. Сын казачьего генерала, он пошел по стопам отца. Окончил Петровский Полтавский кадетский корпус, 3-е Александровское военное училище, Николаевское инженерное училище, Николаевскую Академию Генерального штаба, служил в казачьих частях... В январе 1914 г. он был произведен в чин генерал-майора и назначен начальником Тверского кавалерийского училища. В годы Первой мировой войны Федор Федорович сперва исполнял должность генерал-квартирмейстера штаба 12-ой армии при начштабе генерале Е.К. Миллере, с которым с той поры был дружен, а затем - командующего 15-й кавалерийской и 2-й Туркестанской казачьей дивизий. Летом 1917 г. Абрамов был назначен командиром 1-го Донского казачьего корпуса, но в командование так и не вступил. С января 1918 г. состоял в распоряжении атамана Войска Донского А.М. Каледина.

    Свою службу в рядах белых сил Федор Федорович начинал в Донской армии. При атамане Краснове он получил под свое начало сперва Атаманский полк, а затем 1-ю Донскую конную дивизию. После подчинения Донской армии командованию ВСЮР Абрамов продолжил доблестно сражаться с большевиками. В феврале 1919 г., командуя группой войск, в сложнейших условиях он отразил наступление Красной армии на Новочеркасск.

    С ноября 1919 г. Федор Федорович был назначен инспектором кавалерии Донской армии. По возглавлении Армии генералом Врангелем сформировал из эвакуированных в Крым казачьих частей Донской корпус. «За несколько дней до поездки в Феодосию, я смотрел в Евпатории полки Донского корпуса, - вспоминал Врангель. - Во главе корпуса теперь стоял генерал Абрамов, высокой доблести, неподкупной честности, большой твердости и исключительного такта начальник. Донец по рождению, офицер генерального штаба по образованию, командовавший до революции регулярной дивизией, долгое время исполнявший должность генерал-квартирмейстера в одной из армий, командовавший на юге России гвардейской казачьей бригадой, генерал Абрамов пользовался заслуженным уважением всей армии. Став во главе корпуса, он твердой рукой наводил порядки. Сменил целый ряд начальников, подтянул офицеров и казаков. Я не сомневался, что ему удастся в самое короткое время привести корпус в порядок и вернуть ему прежнюю боеспособность».

    Уверенность Главнокомандующего оправдалась. Деморализованные Новороссийской катастрофой части вновь воспрянули духом и уже летом-осенью 1920 г. отличились при разгроме конного корпуса Д.П. Жлобы в Таврии и в столкновениях с махновцами.

    При эвакуации Крыма Абрамов привел корпус в Керчь и лично руководил его организованной эвакуацией в Чаталджу, откуда донцы были перебазированы на остров Лемнос.

    После создания РОВСа Федор Федорович возглавил его 3-й отдел, штаб-квартира которого находилась в Софии. Большой удар нанес генералу собственный сын. Николай Абрамов оказался агентом ОГПУ. В условиях развязанного чекистами террора и постоянных провокаций раскрытие такого прискорбного факта бросало тень и на самого генерала.

    Это была одна из причин нежелания Федора Федоровича возглавлять РОВС. Была и другая. Абрамов не хотел покидать Софию, болгары же не хотели осложнять отношений с Советами, подписав с ними соглашение, по которому обязывались не допускать на территории страны деятельности враждебных СССР организаций. Власти Болгарии заявили, что не имеют ничего против прежней деятельности генерала в качестве начальника 3-го отдела РОВСа, но решительно возражают против превращения Софии в столицу этой организации, что приведет к резкой активизации антисоветской деятельности. Заверения Абрамова, что его руководство Союзом носит чисто номинальный характер и не будет означать перемещения центра Союза в Софию в виде новых учреждений и отдельных лиц, а его деятельность не будет отличаться от прежней, болгар не убедили. Болгарское правительство, ссылаясь на договор о восстановлении дипломатических отношений с СССР, указывало, что, не имея ничего против Абрамова лично, «не может допустить в силу принятых обязательств пребывания на территории Царства возглавления столь неприятельской для большевиков организации», и требовало, чтобы новый руководитель РОВСа покинул страну.

    Должно добавить, что и во Франции, руководимой социалистическим Народным фронтом, в случае переезда у нового руководителя РОВСа также могли возникнуть сложности. Ведь совсем недавно он был выдворен оттуда вместе с генералом Шатиловым и мог не получить даже временной визы…

    То, что Абрамов не желает возглавлять РОВС, в Союзе было известно. Поэтому принятием им должности было встречено прохладно, а старшие чины незамедлительно принялись искать Федору Федоровичу замену – человека, который бы возглавил организацию всерьез и надолго.

    Генерал Кусонский предложил Федору Федоровичу пять вариантов действия: 1) начальником остается Абрамов с пребыванием в Софии; 2) Абрамов, оставаясь начальником РОВСа, переезжает в Париж; 3) передача всей власти вице-адмиралу Кедрову; 4) упразднение должности начальника РОВСа и его управления; 5) вновь обратиться к генералу Драгомирову.

    Абрамов предлагал принять должность председателя РОВСа генералам Барбовичу и Архангельскому, вице-адмиралу Кедрову, капитану I ранга Подгорному и др., но от всех получал решительный отказ.

    После очередного обращения к Драгомирову Абрам Михайлович, проживавший в Югославии, запросил правительство этой страны о возможности пребывания его в должности председателя РОВСа в пределах Королевства. Сербы ответили отказом. Ввиду этого должность была вновь предложена проживавшему в Брюсселе 66-летнему генералу А.П. Архангельскому, которого к тому времени старшие чины Союза расценивали, как наиболее удовлетворительную фигуру. В сложившийся критической ситуации Архангельский, бывший в эмиграции близким соратником Врангеля, мог лишь последовать его примеру. Подобно тому, как Петр Николаевич принял под свое начало терпящую поражение Армию, Алексей Петрович принимал теперь под свое главенство детище покойного Главнокомандующего.

    20 марта 1938 г. генерал Абрамов приказал генерал-лейтенанту А.П. Архангельскому вступить в должность руководителя Союза и призвал всех чинов оказать ему поддержку.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (31.08.2019)
    Просмотров: 92 | Теги: россия без большевизма, Елена Семенова, РПО им. Александра III, сыны отечества, белое движение, РОВС, русское воинство, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1489

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru