Web Analytics


Русская Стратегия

"Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба Русского народа за свободу и достойную жизнь на земле - продолжается. И ныне нам более чем когда-либо подобает верить в Россию, видеть ее духовную силу и своеобразие и выговаривать за нее, от ее лица и для ее будущих поколений ее творческую идею." И.А. Ильин

Категории раздела

История [3011]
Русская Мысль [338]
Духовность и Культура [476]
Архив [1338]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 8
Пользователей: 1
rusichmaloross

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Покоритель Закавказья - князь Павел Дмитриевич Цицианов (к 265-летию полководца)

    Когда на Тереке седом
    Впервые грянул битвы гром
    И грохот русских барабанов,
    И в сече, с дерзостным селом
    Явился пылкий Цицианов…

    А. С. Пушкин. «Кавказский пленник».


    Одной из самых интересных и противоречивых фигур в кавказской политике Российской империи на рубеже двух столетий – XVIII – XIX – был князь Павел Дмитриевич Цицианов (1754 — 1806). Именно Цицианову, представителю рода грузинских князей Цицишвили, Россия во-многом обязана присоединению значительной части современной Грузии и подчинения рядя мусульманских ханств Северного Азербайджана. Причём очень часто Цицианов брал на себя инициативу, действовал на свой страх и риск, не имея соответствующих полномочий. Действовал он с поразительным размахом, понимая стратегическую важность выполняемой им на Южном Кавказе миссии. Это был один из выдающихся российских государственных деятелей, о которых следует помнить потомкам.

    Род Цицианова, как и многие другие грузинские семьи, переселился в Российскую империю после 1725 года, спасаясь из родного края, где свирепствовали то османы, то турки. С этого момента Россия стала их Родиной. Род Цицианова был весьма древним, происходившим из картлинских и кахетинских князей, будучи по женской линии в родстве с грузинскими царями. Первым княжеский титул получил ещё при царице Тамаре Великой (правила в 1184 — 1209/1213 гг.) Захарий Панаскетели. Его потомки занимали в Грузии важные государственные должности и отличались в войнах с турками, персами, горскими племенами и во внутренних междоусобицах. Его предки носили фамилию Панаскетели, затем Цицишвили, уже в российском подданстве – Цициановы.

    Родился Павел Цицианов 8 (19) сентября 1754 года в Москве. Его прадед Паата Цицишвили (Павел Захарьевич Цицианов) приехал в Россию вместе с царем Вахтангом VI, который уехал в Россию из-за масштабного турецкого наступления. Князь получил поместье и служил России в чине капитана в Грузинском гусарском полку. Отец, Дмитрий Павлович, был придворным и служил в гражданской области. Мать была урожденной княжной Елизаветой Михайловной Давидовной. Двоюродная сестра будущего кавказского наместника – Мариам (Мария) Георгиевна Цицишвили, стала последней грузинской царицей, будучи женой царя Георгия XII.

    Покоритель Закавказья - князь Павел Дмитриевич Цицианов До Кавказа

    Воспитанный в довольно небогатой семье княжич, согласно родовой традиции, готовился к военной службе. Поэтому хорошо знал военную историю, ратную родословную семьи, благо гордиться было чем. В жизни приходилось надеяться только на себя, к числу состоятельных и известных, род Цицианова в России не принадлежал. Начал службу в лейб-гвардии Преображенском полку в 1772 году, начиная с прапорщика. Павел Цицианов старался, себя не жалел. Отличался напористостью, упорством, исполнительностью и требовательностью. Требовательность в нём в дальнейшем разовьется до жестокости, зачастую необходимой, если учесть реальную ситуацию на Кавказе.

    В 1786 году Цицианов назначен командиром Санкт-Петербургского гренадерского полка. То, что он стал в тридцать с небольшим лет командиром полка, говорит о его личности многое. Прежде всего о том, что служил Цицианов примерно, являясь образцом для других командиров. В русско-турецкой войне 1787-1791 гг. Цицианову можно сказать повезло, он служил под началом восходящей звезды русской армии – Александра Суворова. Своё боевое поприще он начал с отличием, познав победы под Фокшанами, Рымником и Измаилом. Кроме того, он отличился под Хотиным, отражая вражескую вылазку. В суворовской переписке фамилия Цицианова встречается не один раз. И всегда Суворов отмечал его как командира энергичного, умелого. Правда, надо сказать, что в «золотой век» побед русского оружия таких командиров в русской армии было предостаточно.

    Ещё один раз под началом Суворова уже генерал-майору Цицианову удалось послужить в Польше в 1794 году, во время подавления восстания Тадеуша Костюшко. Отряд Цицианова прикрывал от мятежников Белоруссию. В самом начале кампании он умело отстоял Гродно, важный в военно-стратегическом отношении город. Польские повстанцы при поддержке местной шляхты в тот период пытались расширить восстание, разжечь его очаги в Литве, Белоруссии, Украине. Для этого на восток посылали многочисленные отряды. 24 августа 1794 года Цицианов принял первый самостоятельный бой: под Любанью он, имея гораздо меньшие силы, полностью разгромил 5-тыс. отряд варшавского генерала Стефана Грабовского, который форсировал Западный Буг и пытался прорваться к Минску. Цицианов решительно навязал противнику бой, не дав ему отступить. Польский отряд понес большие потери и был рассеян, оставив русским солдатам весь обоз и артиллерию. Эта победа показала полководческий талант Цицианова. Не случайно Суворов в одном из приказов по армии писал: «… Сражаться решительно, как Цицианов».

    Цицианов в Польскую кампанию смог отличиться в бою ещё один раз. Русские войска вели мобильную войну, преследуя польские бандформирования. Польские отряды не могли противостоять русским войскам в открытом бою, даже имея численное преимущество, терпели поражения. Но разгромленные и рассеянные, снова объединялись, создавая опасность для тыловых подразделений, российской администрации. Отряд Цицианова настиг соединение «генерал-майора литовских войск» Павла Грабовского в приграничном районе Царства Польского. В скоротечном бою поляки были разбиты. Цицианов преследовал противника, до его полного рассеяния.


    Успешное командование Цицианова войсками во время Польской кампании была замечено в российской столице. Императрица Екатерина II наградила его орденом Св. Георгия III степени. Кроме того, он получил крупное поместье в Минской губернии с 1500 крепостных крестьян, что сделало его крупным помещиком. Польские победы предопределили и дальнейшую карьеру Цицианова. В скором времени он получит назначение на Кавказ, куда он давно стремился.

    Общее положение дел на Кавказе

    С давних пор христианские народы Грузии и Армении тяготели к Руси-России. Южнокавказские государства, исторически раздробленные на небольшие царства, ханства и княжества, которые постоянно враждовали с друг другом, просто не могли противостоять таким великим мусульманским державам, как Персия и Османская империя. Стоял вопрос о самом существовании христианских народов на Кавказе.

    Перед Грузией стоял выбор: быть полностью порабощённой империями Востока, потеряв значительную часть национальной идентичности, или перейти под власть единоверной и доброжелательной России. Многие народы Кавказа именно в русских видели спасителей и защитников от персидских и турецких захватчиков. В России же многие государственные мужи осознавали необходимость присоединения кавказских земель к России. Кавказские горы были своеобразной естественной границей России на этом стратегическом направлении. Кроме того, Кавказ был отличным опорным плацдармом для расширения влияния на Восток. Россия получала значительные куски побережья сразу двух морей – Чёрного и Каспийского. Тем более, что Турция была давним историческим врагом России, с которым велись одна за другой ожесточённые войны. Одновременно с вытеснением османов из Причерноморья, шел процесс и проникновения России на Кавказ.

    Всё это привело к тому, что 1783 году был заключен Георгиевский договор между Россией и Восточной Грузией. Картли-Кахетия переходила под протекторат России. Однако сразу две тяжёлые войны – русско-турецкая 1787—1791 гг. и русско-шведская 1788—1790 гг., отвлекли внимание Петербурга от Кавказа. Последнее десятилетие 18 столетия было очень кровавым даже для Кавказа, где войны, различные междоусобные конфликты были обыденным делом. Грузии угрожали нашествием Персия и Турция. Опустошительные набеги часто совершались из Дагестана и ханств Северного Азербайджана. Тысячи людей гибли, других уводили в рабство.

    В Иране в ходе кровавой междоусобной войны власть захватил Ага Мохаммед Шах (1741—1797), прозванный «Ахта-хан», то есть Скопец-хан. Он в юном возрасте был оскоплён, став евнухом. Эта физическая травма привела к деформации психики, сделала его человеком злобным и безжалостным. Но он одновременно был талантливым полководцем. После смерти Карим-хана в 1779 г. Ага-Мухаммед возглавил тюркское племя каджаров, подчинил себе Мазендеран и Гилян и выступил против династии Зендов. В 1785 г. он захватил тогдашнюю столицу – Исфахан. Город подвергся настолько страшному разгрому, что отметили современники, хотя жестокостями тогда людей было трудно удивить. Ага Мохаммед захватил ещё несколько важнейших городов и сделал через некоторое время столицей Тегеран. В 1794 г. после пятимесячной осады был штурмом взят последний оплот Зендов – Керман. По приказу шаха большинство его жителей было перебито, 20 тыс. мужчин ослеплено, тысячи женщин отданы на потеху воинам.

    В 1795 г. Ага-Мухаммед с 60-тыс армией перешёл Аракс и вторгся в Закавказье. Страшному разгрому подверглись Карабахское, Шекинское и другие ханства. Ага-Мухаммед потребовал от владыки Картли-Кахетинского царства Ираклия II отказаться от союза с Россией и подчиниться Персии. В случае отказа угрожал сделать «… из крови российских и грузинских народов реку текущую». Ираклий II, надеясь на помощь России, мужественно отказался выполнять это требование.

    Однако помощь могла подоспеть только в ноябре. Да и грузины смогли собрать только 5-7 тыс. отряд, включая войска имеретин во главе с царем Соломоном II, а царь надеялся собрать 40-тыс. ополчение. Большинство грузинских царевичей предпочло отсиживаться в своих уделах, другие прислали только часть своих дружин. Многие грузинские князья (тавады) предали своего царя, не привели воинов.

    35-тыс. персидская армия во главе с шахом уже в начале сентября была на подступах к Тбилиси. Ираклий, а тогда ему было 75 лет, все же решил, несмотря на малочисленность своего войска, принять бой. 10 (23) сентября в битве у Соганлуга грузины разгромили передовые части персидской армии. Встретив столь яростное сопротивление, враг заколебался. Опасаясь встретить сильное грузинское войско, персы уже стали думать об отступлении. Но предатели грузинского народа сообщили о малочисленности защитников Тбилиси. 11 (24) сентября на Крцанисском поле состоялась одна из самых трагических битв в истории Грузии. Грузинский отряд грудью встретил многочисленные полчища противника и дрался до последнего, почти все защитники столицы пали в этой битве. Сам Ираклий II в разгаре битвы был окружен и уже готовился принять смерть, но его спас внук царевич Иоанн, который со своими воинами пробился к деду и вывел его из боя.

    Персы ворвались в Тбилиси, и город был подвергнут страшному разгрому. За девять дней пребывания в городе персидские воины почти полностью разграбили и разрушили грузинскую столицу. Храмы и дворцы были осквернены и разрушены, погрому подверглись пушечный завод, арсенал, монетный двор, все значительные здания. Тех жителей, которых не убили, увели в рабство (главным образом женщин и детей). Опустошению подверглись и многие районы страны. Погром, учинённый в Грузии, обрадовал не только персов и соседние с Картли-Кахетией ханства, но и Турцию и Францию. В Стамбуле и Париже расценили разгром Тбилиси, как поражение их соперницы — Российской империи.

    Русско-персидская война 1796 года

    Императрица Екатерина II, как только получила известие о трагедии в Тифлисе (Тбилиси), отдала приказ помочь Ираклию, как вассалу российского престола. Россия объявила Персии войну. По повелению российского правительства в Восточную Грузию и Дагестан (дагестанские правители, опасаясь вторжения персов, также попросили помощи) были направлены первые соединения: 3 батальона пехоты – около 3 тыс. штыков при 6 орудиях, и около 1 тыс. конницы (в основном, это были казаки и калмыки).

    В 1796 году была сформирована Кавказская армия в составе трёх корпусов: Главного, Кавказского и корпуса генерал-поручика Булкакова. В армии было 21 тыс. человек. включая 9 тыс. конницы. Для боевых действий против Персии был направлен отдельный Каспийский экспедиционный корпус (около 13 тыс. человек) под началом Валериана Зубова. В его состав входили Каспийская флотилия, дагестанский отряд генерала Савельева и русские войска в Грузии. Ближайшим помощником Зубова стал князь Павел Цицианов.

    Второй Персидский поход, как и Первый, который предпринял император Пётр в 1722-1723 гг., был успешным. Русские войска 10 мая 1796 года штурмом взяли Дербент, в июне – без боя заняли Кубу и Баку. В середине ноября уже 35-тысячный русский корпус достиг района слияния рек Куры и Аракса, и был готов продолжать наступление вглубь Персии. Однако смерть Екатерины II перечеркнула все блестящие перспективы Второго Персидского похода. В этом отношении этот поход разделил судьбу Персидского похода 1722-1733 года, когда смерть Петра Алексеевича не позволила России присоединить к себе обширные территории каспийского побережья и закрепиться в Персии.

    Павел Цицианов в походе отвечал за «экспедиционную политику». Именно он убедил бакинского Гуссейн-Кули хана присягнуть на верность российской императрице. В 1796 году – начале 1797 года Цицианов исполнял должность коменданта Бакинской крепости. Когда император Павел отозвал войска из Закавказья, Цицианов временно остался не у дел и вышел в отставку.

    Присоединение Грузии к России

    С выводом русских войск из Закавказья там снова стала складываться критическая обстановка. Ага-Мухаммед собрал 60-тыс. армию и готовился снова разгромить Грузию. Персы вторглись в Карабах, взяли крепость Шушу. Область подверглась кровавому опустошению. Однако шаха убили собственные же командиры, которых незадолго до этого он приказал казнить. Это спасло Грузию, персы ушли домой. Но такой исход мог стать только временной передышкой перед новым разгромом Закавказья.

    В январе 1798 года скончался на 78-м году жизни царь Ираклий II. После смерти Ираклия трон достался его сыну, Георгию XII, который продолжил политику отца по сближению с Россией. Не имея сил бороться с Ираном и внутренними усобицами, Георгий XII попросил императора Павла I о принятии Грузии в подданство Российской империи. 22 декабря 1800 года Павел Петрович подписал манифест о присоединении Картли-Кахетинского царства к России. Накануне этого события в Грузию прибыли русские войска под командованием генерала Лазарева. Вместе с ними в Грузию прибыл и российский полномочный министр при грузинском царе Коваленский. Лазарев и Коваленский сосредоточили в своих руках управление Восточной Грузией.

    Император Александр Павлович 12 сентября 1801 года подтвердил решение отца, издав соответствующий манифест. Восточная Грузия стала частью Российской империи. Во втором своем манифесте касательно Грузии, Александр сообщил о лишении прав всех царствующих ранее династий на грузинский трон.

    Возвращение Цицианова на службу

    Император Александр Павлович был обеспокоен ситуацией в Закавказье. Грузии угрожала опасность со стороны Персии. Кнорринг, назначенный правителем Грузии, возбудил недовольство местного населения, не мог решить проблему набегов лезгин. Поэтому Кнорринг и Коваленский были отозваны, а главнокомандующим в Восточную Грузию назначен генерал-лейтенант князь Цицианов.

    На Кавказе требовался человек решительный и в тоже время знающий местную ситуацию, умеющий подчинять феодальных владетелей, говорить на их языке. На выборе императора сказалась и позиция самого Цицианова. Он не раз высказывал её при дворе: «В Азии все убеждения и переговоры суть ничто, а сила – всё. Такой силой на Кавказе должна стать только Россия…». У Цицианова было и своё отношение к восточным правителям, неважно каким, будь это повелитель Персидской державы, или феодал имевший под своей власть десяток аулов. Цицианов, получивший европейское воспитание, видел в них людей, которые осуществляют свою власть в соответствии с варварскими традициями. Поэтому бороться и вести с ними дела надо, не по европейским правилам, а в соответствии с их традициями. К примеру, как это делал Чингисхан или «железный хромец» Тимур. Цивилизацию на Востоке, по мнению Цицианова, надо было нести на штыках.

    Надо отметить, что император Александр Павлович долго колебался в грузинском вопросе. Он передоверил решение по нему Государственному совету и т. н. «молодым друзьям» (Негласному комитету). Это были Строганов, Кочубей, Новосильцев и Чарторыйский. Можно сказать, что они представляли «либеральное» крыло того времени в России. «Либералы» были против присоединения Грузии к России. Они настаивали, что главной задачей Александра должно быть не расширение империи, а внутреннее благоустройство России.

    Но в Госсовете преобладали «имперские орлы» Екатерины II во главе с Платоном Зубовым. По их мнению, Грузию надо было удержать из-за нескольких причин. Во-первых, во имя достоинства империи. В мире Восточную Грузию уже считали русской и отступать от присоединения было нельзя, это был урон достоинству Российской империи. Во-вторых, отмечалось, что внутренние конфликты ведут это ослабленное православное царство, которое к тому же находится во враждебном окружении, к усобицам, хаосу и гибели. Грузия не могла устоять без внешней помощи. В-третьих, Грузию нужно было присоединить к России, чтобы обеспечить спокойствие южных границ империи. Отмечалось также наличие в Грузии богатых рудников.

    «Имперцы» вышли победителями в схватке с «либералами». Волю России на Кавказе должен был воплотить в жизнь князь Цицианов. 11 сентября 1802 года он был назначен главнокомандующим русскими войсками на Кавказе, как на Северном, так и на Южном. Кроме того, он получил должности инспектора на Кавказской пограничной укрепленной линии, военного губернатора Астрахани и главнокомандующим в Грузии.

    Многие исследователи отмечают, что в тот период времени, Александр Павлович сделал наилучший выбор, назначив Цицианова на должность главнокомандующего на Кавказе. Он был храбрым полководцев и одновременно умелым администратором, который сочетал европейское образование и знание местных условий. К этим качествам добавлялась кипучая энергия, политическая воля, острый ум, решительность и твердость.

    Цицианов стал отличным наместником для Кавказа. Он был решителен, тверд, кипучая энергия сочеталась с острым умом, опыт боевого офицера с качествами опытного управленца. Грузинский князь стал лицом ответственным перед императором за огромный регион. Перед ним была поставлена задача обеспечения безопасности государственной границы империи и расширения влияния России на Кавказе.

    Ещё до своего приезда в Грузию с Кавказской укреплённой линии царский наместник проделал большую дипломатическую работу, заключая соглашения о дружбе со многими горскими владыками – шамхалом Тарковским, аварским и талышинским ханами и др. правителями. Цицианов далеко не всегда прибегал к насилию, решая кавказские дела. Он показал себя большим дипломатом. Бекам, князьям и ханам присваивались российские офицерские звания, выплачивали постоянное жалованье из казны, вручались ордена, именные подарки.


    Цицианов сразу постарался решить задачу защиты грузинских земель от набегов лезгин. Для этого было возведено три укрепления, которые прикрыли грузинскую столицу. Эти же укрепления стали опорными пунктами империи в новоприобретённом крае.

    В самой Восточной Грузии Цицианов сразу пошёл на резкие меры: Картли и Кахетия стали российской губернией, монархия здесь была упразднена, а царская семья выслана в Воронеж. Таким образом, он сразу на корню пресёк все возможности для сепаратизма. В Воронеж выслали вдовствующую царицу Марию Георгиевну (она была двоюродной сестрой самого Цицианова) и её детей. Во что могла вылиться щепетильность в таких делах, показывает пример царевича Александра Ираклиевича, который претендовал на грузинский престол. Он со своими соратниками сбежал к лезгинам. Затем стал «союзником» Персии. После этого он три десятилетия наводил на Грузию персов и ориентировавшихся на них горцев, налаживал контакты с недовольной сложившимся положением знатью.

    Во время высылки царицы Марии Георгиевны произошёл весьма печальный инцидент. Эта особа всячески оттягивала время отъезда, видимо, надеясь сбежать или дождаться изменения политической ситуации. Цицианов неоднократно посылал к ней генерала Лазарева, чтобы уговорить её ехать в Российскую империю. Когда царица в очередной раз отказалась, ссылаясь на плохое здоровье. Лазарев приказал офицерам вынести царицу на диване. Однако женщины оказались вооружены кинжалами и стали оказывать сопротивление. Лазарев, по словам очевидца событий, генерал-майора Сергея Тучкова, вошёл в комнату. Царица, увидев его, сказала: «Как вы немилосердно со мной поступаете! Посмотрите, как я больна. Какой у меня жар!» И подала ему левую руку, как только он взял её, она правой ударила его в бок кинжалом и пронзила его насквозь. Лазарев погиб. Смерть этого боевого генерала оказалась на редкость бесславной. Царицу Марию заключили в воронежский Белогорский монастырь, затем отпустили в Москву, где она 81-м году жизни и умерла.

    Надо отметить, что, несмотря на недовольство части местной знати, которая лишалась права самовластно править над местным населением, а многие горские феодалы были лишены возможности проводить грабительские набеги, для большинства кавказского населения, русская власть стала благом. Она несла прогресс, ликвидацию многих негативных явлений. Люди получали возможность жить мирной жизнью, без постоянной угрозы вторжений, набегов, уводя людей в рабство. Простым людям приходилось под властью самовластных феодалов весьма несладко. Как писал в 1817 году кавказский наместник Ермолов, видя в поведении кавказских феодалов одну из причин возмущения населения: «Терзают меня ханства, стыдящие нас своим бытием. Управление ханами есть изображение первоначального образования общества. Вот образец нелепого, злодейского самовластья и всех распутств, уничтожающих человечество…».

    Расширение русского присутствия на Кавказе. Противодействие Персии, Турции, Франции и Англии

    Цицианов без особых усилий добился присоединения к России Мингрелии. В 1803 году князь Георгий Дадиани подписал «просительные пункты». В 1804 году эти пункты подписали царь Имеретии Соломон II и правитель Гурии князь Вахтанг Гуриели. Одновременно шёл процесс присоединения к России мелких государственных образований Северного Азербайджана. Часть из них, находившаяся в вассальной зависимости от Персии, перешла под покровительство Российской империи добровольно.

    В Восточном Закавказье, Россия столкнулась с сопротивлением Персии, которая, как и Турция, не хотела признавать включения грузинских, азербайджанских, армянских, северокавказских земель в состав Российского государства. Причина сопротивления Персии была проста. Кавказ, как для Персии, так и для Османской империи, был «охотничьим угодьем», куда столетиями совершались грабительские набеги и походы, уводились для обращения и продажи в рабство десятки тысяч людей. Это были большие деньги, весьма прибыльное дело. Кроме того, грабеж осуществлялся под лозунгом борьбы с «неверными», христианами, вроде как богоугодное дело делали.

    Ни Персия, ни Турция не желали признавать акты присоединения кавказских областей и народностей к России, требуя отвода русских войск за Терек. В этих требованиях они находили полную поддержку Франции и Англии, которые имели на Ближнем Востоке свои интересы. Каждый шаг России на юг вызвал большое беспокойство в Лондоне.

    Цицианов настойчиво, шаг за шагом уводил из-под влияния Персии земли в Азербайджане. А за рекой Аракс находился Южный Азербайджан, уже собственно персидские владения. С начала 1803 года русские войска, при поддержке местных добровольческих формирований – кавказской милиции, стали подчинять Петербургу ханства, расположенные севернее реки Аракс. Этим подрывалось персидское присутствие на Кавказе, и обеспечивалась безопасность Грузии, которая раньше страдала от набегов мусульманских соседей.

    Покоритель Закавказья князь Павел Дмитриевич Цицианов. Штурм Гянджи


    Покорение Гянджи

    Серьезное сопротивление оказало только Гянджинское ханство, феодальное владение, ранее принадлежавшее грузинским царям. Оно имело выгодное расположение – на правом берегу Куры до устья реки Алазани. На востоке и юго-востоке граничило с Карабагским (Шушинским) ханством, на юге – с Эриванским. На севере река Кура отделяла владения Гянджи от Кахетии. Такое стратегически важное положение делало это ханство ключом от Северного Азербайджана и Северной Армении (Эриванскому ханству).


    Правителем ханства был хитроумный Джавад-хан. Он старался лавировать между великими державами, получая с этого прибыль. Ещё в 1796 году, во время Персидского похода под началом Валериана Зубова, он добровольно присягнул императрице Екатерине Великой, принёс клятву верности. Когда русские войска ушли, он сразу отказался от этой клятвы и стал содействовать персидским отрядам во время нападений на грузинские земли, не забывая и про свою долю в военной добыче. Более того Джавад-хан поддерживал любые антирусские интриги местных правителей, власть которых Цицианов урезал, ставя их в рамки имперской законности.

    Первоначально Цицианов попробовал решить дело миром и потребовал от Джавад-хана прекратить интриги. Однако положительного ответа не последовало. Хан, зная о малочисленности русских сил в Грузии, проявил излишнюю самоуверенность, что вышло ему боком. Цицианов не стал терпеть такую наглость и лично возглавил военную экспедицию, которая должна была покорить Гянджу силой. В отряд вошёл 17-й егерский полк, батальон кавказских гренадер, два батальона Севастопольского мушкетерского полка, три эскадрона Нарвского драгунского полка при 11 орудиях. 22 ноября 1803 года отряд выступил, по пути его пополнили местными добровольцами.

    28 ноября Цицианов прибыл в Шамхор и отправил Джавад-хану письмо, где напомнил, что тот принял подданство России и дал клятву. Далее шло ультимативное требование сдать город, иначе обещал «огонь и меч». В письме сообщалось и том, что Гянджа с округой принадлежали ранее Грузии и Россия, приняв Грузию под свою власть, не может оставить Гянджу в чужих руках. Джавад-хан, затягивая время, дал неопределённый ответ в лучших традициях восточной дипломатии.

    Русский авангард – два батальона егерей, батальон кавказских гренадер, эскадрон драгун при 7 пушках, под началом самого Цицианова и его ближайшего помощника генерал-майора С. Портнягина, выдвинулся к Гяндже и нанёс первый удар. Перед крепостными стенами состоялась жаркая схватка. В ходе почти двухчасового боя сопротивление противника было сломлено и ханские воины отступили за крепостные стены. Противник потерял только 250 человек убитыми и несколько сотен человек перешли на сторону русских (среди них было много армян). Русский отряд потерял около 100 убитыми и ранеными.

    Захватив предместья, Цицианов начал осаду. Проводились обычные инженерные работы: рылись траншеи, готовились засадные места на случай вражеских вылазок, строились позиции для орудий. Крепость, расположенная на левом берегу реки Гянджи (притоке Куры), имела форму шестиугольника до 3,5 верст в периметре и считалась одной из сильнейших на Кавказе. Стены были двойные: высотой – 6-8 саженей, толщиной – 4. Снаружи располагалась глинобитная, внутри – каменная стена. Стены имели бойницы для стрелков. Крепость была усилена 6 башнями. Внутри крепости располагалось внутреннее укрепление – цитадель.

    Видя всю мощь вражеских укреплений, Цицианов откладывал штурм Гянджи и несколько раз возобновлял переговоры, предлагая хану капитулировать. 2 января 1804 года на военном совете было принято решение произвести генеральный штурм. На приступ предстояло пойти в ближайшую ночь, под утро, когда бдительность стражи будет притуплена. Русские войска были разделены на две штурмовые колонны, в их составе было несколько сотен местных жителей, которые желали отомстить Джавад-хану за его прошлые злодеяния. Легкая мусульманская конница оцепила крепость со всех сторон, чтобы воспрепятствовать бегству подданных хана. Их подкрепляли пикеты из кавказских ополченцев. Цицианов не хотел упускать хана, который мог доставить на свободе немало неприятностей. Все воины получили строгий приказ не трогать женщин и детей, не совершать грабежей.

    3 января 1804 года, в 5 часов 30 мин начался знаменитый штурм Гянджинской крепости. Первая штурмовая колонна под началом Портнягина в составе 857 солдат, в ней были спешенные драгуны, кавказские и севастопольские гренадеры, шла на приступ со стороны Карабахских ворот. Второй колонной командовал полковник Карягин (Корякин), командир нарвских драгун. В ней 585 человек, два батальона егерей. Вторая колонна должна были провести демонстративную атаку со стороны Тифлисских ворот. Резерв каждой колонны состоял из одного батальона пехоты. Главный резерв под началом Цицианова состоял из стрелкового батальона майора Белавина, двух сотен казаков и всей артиллерии.

    Штурмующим удалось подойти к самим стенам незаметно. В крепости зазвучала тревога, ударили пушки, началась ружейная пальба, засвистели стрелы (луки были на вооружении части ханских воинов), обрушилась лавина камней. Колонна Карягина в самом начале штурма удачно преодолела по приставным лестницам внешнюю стену. Но в узком коридоре между двумя стенами русским солдатам пришлось туго. На них обрушили камни, пропитанное нефтью различное тряпье. Егеря не устрашились и стали штурмовать вторую стену. Первым взобрался на каменную стену храбрый майор Лисаневич. Поднявшиеся за ним егеря штыковым ударом расчистили стену и захватили крайние башни. В одной из них – Хаджи-Кале, егеря наткнулись и на Джавад-хана с телохранителями. В яростной схватке хан и его воины были перебиты.

    Колонна Портнягина пробила кирками и ломами в глинобитной стене большую брешь. Но сразу пробиться на вторую стену не удалось. Только во время третьей атаки, русские солдаты ворвались на стену и начали бой за башни.

    Тем временем егеря Карягина, чья «ложная» атака оказалась столь эффективной, спустились со стен внутрь крепости и открыли Тифлисские ворота, расчистив их от завала. Ханских воинов, потерявших командира, охватил ужас, когда они увидели, как русские стрелки спускаются со стены и открывают ворота. В крепости метались тысячи женщин и детей, русские командиры отдали приказ отводить их в уже захваченные башни.

    В самой крепости такого ожесточённого сопротивления, как на стенах, не было. Лишь у ханской мечети несколько сотен мусульманских воинов приняли последний бой и в жестоком рукопашном бою пали все до одного. Остальные предпочитали сдаваться в плен. Делали это они отчасти из-за того, что видели отношение русских к их семьям. Смысла драться до последнего не было, хан погиб, женщинам и детям бесчестье и рабство не угрожали. При штурме погиб и средний сын хана, но старший и младший смогли сбежать. К полудню крепость была полностью захвачена, над цитаделью был поднят русский стяг.

    Итоги и значение захвата Гянджи

    - Ханское войско потеряло только убитыми 1750 человек, около 18 тыс. воинов сложили оружие и сдались в плен. В крепости были захвачены 12 пушек, 9 знамен, большие запасы оружия, боеприпасов и продовольствия. Русский отряд потерял 244 человека убитыми и ранеными.

    - Для России открывалась прямая дорога к берегам Аракса, за которым лежал Южный Азербайджан.

    - Царский наместник Цицианов своей волей переименовал Гянджу в Елизаветполь, в честь императрицы Елизаветы. Само ханство было ликвидировано и в качестве Елизаветпольского округа было присоединено к России. Это решение не встретило сопротивления местного населения, которое было освобождено от жестокого правителя.

    - В столице высоко оценили одержанную Цициановым победу. Он получил чин полного генерала, став генералом от инфантерии. Генерал-майор Портнягин был удостоен орден Св. Георгия 3-й степени, майор Лисаневич, полковник Карягин и подполковник Симанович были отмечены орденами Св. Георгия 4-й степени. Павел Карягин, чья колонна первой ворвалась во вражескую крепость, получил ещё одну почётную награду, его назначили шефом 17-го егерского полка. Для низших чинов, участников победного штурма, вскоре изготовят памятную серебряную медаль диаметром в 33 мм. На её лицевой стороне был изображен вензель императора Александра Павловича. На оборотной стороне была надпись: «За труды и храбрость при взятии Ганжи генворя 3. 1804 г.». Медаль носилась на ленте ордена Св. Александра Невского.

    Александр САМСОНОВ
    Военное обозрение

    Категория: История | Добавил: Elena17 (19.09.2019)
    Просмотров: 67 | Теги: даты, русское воинство, кавказская война, сыны отечества
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1509

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru