Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3340]
Русская Мысль [351]
Духовность и Культура [510]
Архив [1425]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 25
Гостей: 25
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Эдуард Бурда. Последние бои ВСЮР на территории Северного Кавказа и эвакуация из Новороссийска в Крым

    К столетию окончания братоубийственной войны

    До середины февраля 1920 года противоборствующие войска Кавказского фронта держали оборону на рубеже рек Дон и Маныч. Численность обеих сторон была приблизительно одинаковая. Так войска Кавказского фронта Красной армии располагали 31500 штыками и 18800 шашками. Численность войск ВСЮР (отдельный Добровольческий корпус, Донская и Кавказская армии) составляла 21700 штыков и 25200 шашек.
    Понеся огромные потери в конце 1919 – начале 1920 года, Кубанская (Кавказская) армия была весьма малочисленна и, придя на родную Кубань, окончательно потеряла желание продолжать войну, стремясь разойтись по местам своего жительства. И только огромная воля командного состава, жесткая дисциплина и воинский долг все еще заставляли кубанских казаков продолжать, очевидно, проигранную войну. Что бы как-то поднять моральный и боевой дух кубанских казаков приказом главнокомандующего ВСЮР от 8 февраля 1920 года Кавказская армия была переименована в Кубанскую армию.
    Командующим Кубанской армией был утвержден генерал-лейтенант А. Г. Шкуро, которого 29 февраля сменил генерал-лейтенант С. Г. Улагай. В состав вновь образованной армии вошли: 1-й Сводно-Кубанский корпус генерал-лейтенанта П. К. Писарева, объединивший 1-ю и 3-ю кубанские дивизии; 2-й Кубанский корпус, объединивший 2-ю и 4-ю Кубанские дивизии, под общим командованием генерал-лейтенанта В. Г. Науменко; 3-й Кубанский корпус в составе Астраханской и Терской дивизий под командованием генерал-лейтенанта С. М. Топоркова.
    Одновременно с переименованием Кавказской армии в штабе главнокомандующего ВСЮР планировалось в середине февраля начать наступление с целью взятия Ростова-на-Дону и Новочеркасска. Командование Красной армии решило опередить противника, произвело перегруппировку войск и отдало приказ командованию Кавказского фронта 14 февраля перейти в наступление. Согласно разработанного плана действий, войска 8-й, 9-й и 10-й армий должны были форсировать Дон и Маныч, прорвать оборону противника, а затем ударом 1-й Конной армии на стыке между Донской и Кавказской армиями ВСЮР разделить их и разбить по частям.
    Так как перегруппировка 1-й Конной армии к середине февраля не была завершена, войска Кавказского фронта Красной армии начали наступление без главной подвижной силы. Командование ВСЮР, получив сведения о перемещении 1-й Конной армии, создало ударную конную группу генерала Александра Александровича Павлова в составе 2-го и 4-го Донских корпусов, насчитывавших 10-12 тысяч шашек.
    14 февраля 1920 года войска Кавказского фронта Красной армии начали наступление. Попытки 8-й и 9-й армий форсировать Дон и Маныч 14-15 февраля не увенчались успехом. Только к вечеру 15 февраля кавалерийской дивизии 9-й армий и 1-й Кавказской кавалерийской дивизии 10-й армии удалось переправиться через Маныч и занять небольшой плацдарм. 10-я армия, усиленная 34-й и 50-й стрелковой дивизией 11-й армии, нанесла поражение 1-му Донскому корпусу и 16 февраля 1920 года заняла станцию Торговая.
    В прорыв, созданный 9-й армией в районе Торговой, была направлена 1-я Конная армия, состоявшая к этому времени из 4-й, 6-й и 11-й кавалерийских дивизий и насчитывающая в своем составе порядка 10 тысяч шашек. Для ликвидации прорыва командование ВСЮР бросило во фланг советским войскам кавалерийскую группу генерала А. А. Павлова.
    16 февраля кавалерийская группа генерала Павлова стремительным и жестким ударом опрокинула в районе хутора Веселый конный корпус Б. М. Думенко, но добивать его не стала, экономя время.
    В ночь на 17 февраля конница генерала А. А. Павлова получила приказ идти на Торговую и разбить 1-ю Конную армию. Ее сменил Кубано-Терский корпус генерал-майора В. К. Агоева, который при поддержке 7-й Донской конной бригады генерал-майора Т. М. Старикова должен был 17 февраля еще раз атаковать корпус Б. М. Думенко и гнать его за реку Донец.
    Кубано-Терский корпус В. К. Агоева и донская бригада Т. М. Старикова вечером 17 февраля прорвали фронт на стыке 8-й и 9-й Красных армий и захватили станицу Богаевскую и двинулись дальше в направлении на Константиновскую, грозя отрезать 9-ю армию от донских переправ и зажать ее между Манычем и Салом. Казаки захватили 500 пленных, 40 пулеметов и 4 орудия.
    Кавалерийская группа генерала А. А. Павлова, оставив две бригады в качестве прикрытия, ушла за Маныч и двинулась в восточном направлении искать 1-ю Конную армию С. М. Буденного. Двигаясь по степи казачьи разъезды, обнаружили три дивизии противника, которые походным маршем двигались к станице Мечетинской. Это были кавалерийская дивизия имени М. Ф. Блинова, 1-я Кавказская кавалерийская дивизия Г. Д. Гая и 28-я стрелковая дивизия В. М. Азина переброшенная с Восточного фронта. Дивизии шли по совершенно ровной и открытой местности с открытыми для удара флангами.
    Им противостояла 14-я конная бригада 1-го Донского корпуса генерал-майора А. В. Голубинцева.
    9-я донская дивизия А. С. Секретева, из кавалерийской группы генерала Павлова, ушедшая вперед, вышла к зимовнику Жеребкова, где натолкнулась на красную конную дивизию имени М. Ф. Блинова. Как впоследствии вспоминал один из очевидцев, казаки приняли их за одну из дивизий Буденного и стали окружать, красные «пустились в галоп уходить от противника на станицу Платовскую. Правда, пришлось километров 12 удирать». Отбросив блиновцев казачьи полки Секретева у зимовника Королькова, обрушились на 1-ю Кавказскую кавалерийскую дивизию и в скоротечном бою полностью рассеяли ее, уничтожив две трети состава. Только небольшая часть красных кавалеристов смогла оторваться от противника и уйти в степи.
    Примерно в это же время 14-я конная бригада 1-го Донского корпуса генерал-майора А. В. Голубинцева обрушилась на 28-ю стрелковую дивизию. Личный состав дивизии сражался отчаянно и практически весь был уничтожен, из окружения вырвались лишь несколько сотен. Командующий дивизией герой Восточного фронта комдив В. М. Азин был захвачен казаками в плен и казнен.
    Но, несмотря на столь колоссальные потери, советские дивизии задержали ударную группу генерала Павлова и выиграли время для подхода 1-й Конной армии в район Торговой и Вороновской.
    19-21 февраля Добровольческий и 3-й Донской корпуса ВСЮР смогли прорвать оборону войск 8I-й армии и 21 февраля взяли город Ростов-на-Дону. Позже командованию Вооруженными силами Юга России пришлось отвести часть сил за реку Дон для усиления конной группы генерала А. А. Павлова, и 23 февраля 8-я Красная армия заняла прежнюю линию своего фронта.
    Используя успех 8-й армии, в наступление перешла 9-я армия, которая ударила по 1-му Донскому корпусу, вынудив его отступить на южный берег Маныча. К 26 февраля войска ВСЮР были отброшены на исходные позиции.
    18 февраля 1920 года в район станции Торговой подошла 1-я Конная армия М. С. Буденного. В ночь на 19 февраля конная группа генерала Павлова нанесла удар на станцию Торговую, но ожесточенные атаки казаков были отбиты. Генералу А. А. Павлову ничего не оставалось, как в сильный мороз отступить к Среднему Егорлыку, что привело к большим потерям личного состава замершими и обмороженными.
    Тем временем командование 1-й Конной армией временно подчинило себе 20-ю, 34-ю и 50-ю стрелковые дивизии 10-й Красной армии, создав из них ударную группу под командованием М. Д. Великанова. 21 февраля 1-я Конная армия заняла Средний Егорлык, а 22 февраля группа Великанова взяла Песчанокопскую. Выставив в качестве заслона 11-ю кавалерийскую дивизию против отступившей конной группы генерала Павлова.
    Главные силы 1-й Конной армии повернули на юго-запад против 1-го Кубанского корпуса, 22 февраля разбили его в районе Белая Глина, а 25 февраля снова двинулась на север. В тот же день кавалерийская группа генерала Павлова перешла в наступление, отбросила 11-ю кавалерийскую дивизию и взяла Средний Егорлык.
    По приказу командующего Кавказским фронтом М. Н. Тухачевского части 1-й Конной армии и группа войск М. Д. Великанова начали продвигаться на север с поставленной перед ними целью разгрома конной группы генерала Павлова в районе станиц Средний Егорлык и Егорлыкская. В центре шла 20-я стрелковая дивизия, за ней во втором эшелоне – 50-я стрелковая дивизия, на правом фланге – 11-я кавалерийская дивизия, на левом – 4-я и 6-я кавалерийские дивизии. В районе станицы Горькобалковская осталась 34-я стрелковая дивизия, чтобы прикрыть Тихорецкое направление.
    Командующий Донской кавалерийской группой генерал А. А. Павлов считал, что после взятия Среднего Егорлыка какого либо серьезного противника уже впереди не встретит и поэтому начал продвижение корпусов без разведки и охранения. На правом фланге шел 4-й, а на левом – 2-й Донской корпуса.
    25 февраля разъезды 1-й Конной армии заметили колонны Донских корпусов в 10 километрах к югу от станицы Средний Егорлык. 6-я кавалерийская дивизия С. К. Тимошенко, развернувшись в боевой порядок, ударила артиллерийским и пулеметным огнем по походным колоннам 4-го Донского корпуса, а потом атаковала его и обратила в бегство. В это время 2-й Донской корпус, лично руководимый генералом А. А. Павловым, вышел на 20-ю стрелковую дивизию и начал развертываться в боевой порядок для атаки, но на него обрушился с правого фланга огонь артиллерии 4-й кавалерийской дивизии, а потом с востока атаковала 11-я кавалерийская дивизия. Начальник 4-й кавалерийской дивизии О. И. Городовиков с ходу развернул 2-ю и 3-ю бригады и лично повел их в атаку. В ожесточенном бою части Донских корпусов кавалерийской группы генерала Павлова потерпели поражение, потеряв 29 орудий, около 100 пулеметов и свыше 1000 пленных, и обратились в бегство. Части 1-й Конной армии начали преследовать противника и в тот же день овладели станицей Средний Егорлык.
    В историю Гражданской войны в России бой 25 февраля 1920 года под станицей Средний Егорлык вошел как один из крупнейших встречных конных сражений, в котором участвовало до 25 тысяч шашек с обеих сторон (15 тысяч конников 1-й Конной армии и до 10 тысяч Донских казаков).
    Донская конная группа генерала Павлова отступила в район станицы Егорлыкской, которую в войсках ВСЮР называли «Егорлыкская крепость» и «Белый Петроград». Туда же поспешно были переброшены части из-под Ростова-на-Дону и Батайска: части 1-го Донского корпуса, Терско-кубанские конные бригады, пехота из Добровольческого корпуса генерала А. П. Кутепова и вновь созданные из стариков-казаков пластунские части, 3-й конный корпус генерала А. Д. Юзефовича. Сюда же из-под Ростова направлялись два бронепоезда. Общая численность собранных под станицей Егорлыкской войск составило 3500 штыков и 13000 шашек.
    Собранная в кулак группировка войск Вооруженных сил Юга России угрожала 10-й и 1-й Конной армиям, которые оторвались на 70 километров вперед к юго-востоку от 8-й и 9-й армий.
    26-28 февраля 1920 года 1-я Конная армия попыталась захватить станицу Егорлыкскую без поддержки пехоты, но не достигла успеха. Тогда Командование 1-й Конной армии стянуло к району Старый Егорлык – Атаман все имеющиеся силы, в том числе 20-ю стрелковую, 2-ю кавалерийскую и остатки 1-й Кавказской дивизии. К 1-му марта численность войск 1-й Конной армии и группы Великанова в районе станицы Средний Егорлык и станции Атаман составляла 2700 штыков, 10500 шашек, 62 орудия и 240 пулеметов.
    1 марта в 10 часов утра части 1-й Конной армии, 20-я стрелковая дивизия, 2-я кавалерийская дивизия и 1-я Кавказская кавалерийская дивизия начали наступление на станицу Егорлыкскую. 34-я и 50-я стрелковые дивизии прикрывали фланг главных сил тихорецкого направления, обеспечивая их действия. Войска Вооруженных сил Юга России упорно сопротивлялись и несколько раз переходили в контратаку с помощью конницы. В ночь на 2 марта части Красной армии заняли Егорлыкскую. Одновременно войска 8-й Красной армии перешли в наступление, и 2 марта был занят Батайск.
    Части ВСЮР потерпев поражение, начали отступление в район Тихорецкая, Сосыка, Ейск. «Конная группа перешла реку Куга-Ею, - вспоминал генерал-майор Александр Васильевич Голубинцев. – Отсюда начитается наш медленный, но безостановочный отход по большой, размытой тающим снегом, грязной и вязкой дороге к Екатеринодару… Начавшаяся около 20 февраля оттепель обратила черноземную почву в грязное засасывающее болото».
    Казаки отступали на столицу Кубани в длинных колоннах, где перемешивались между собой кавалеристы, артиллеристы, пехотинцы и просто беженцы. Отступать приходилось по бездорожью, тем более, что весной кубанский сернозем превратился в непроходимую грязь. Характерную зарисовку оставил поручик донской батареи им. Войскового старшины Э. Ф. Семилетова Сергей Людвигович Туржанский: «Три часа переходили железнодорожный мост. Пока мы ждали очереди, мимо прошла сотня терцев; один казак с лошадью упал в грязь. Его и лошадь подняли, а бурка так и осталась в грязи. Полдня нужно употребить, чтобы ее вымыть».
    После одержанной решающей победы под Егорлыкской 20, 34 и 50-я стрелковые дивизии 10-й Красной армии, преодолевая холод и усталость, двинулись на Тихорецкую. 32-я стрелковая дивизия, состоявшая главным образом из ставропольцев, расчищала себе путь через села Медвеженского уезда, наступая на станцию Кавказскую. По директиве командования фронта 50-я стрелковая дивизия к 7 марта сосредоточивалась в станице Калниболотской с задачей вместе с 20-й стрелковой дивизией наступать на Тихорецкую, в то время как 34-я стрелковая дивизия обходила этот важный железнодорожный узел с юга, а 1-я Конная армия с севера.
    Станицу Тихорецкую, что в 2-3 километрах восточнее железнодорожного узла Тихорецкой, занимал отступивший сюда из-под Егорлыкской донской корпус генерала А. А. Павлова численностью до 7 тысяч шашек. 8 марта, на рассвете, 50-я стрелковая дивизия внезапно атаковала Донской корпус. Ее полки ворвались в станицу Тихорецкую, взяли в плен 600 казаков, много лошадей, оружия и боеприпасов.
    Заняв Тихорецкую, войска 10-й армии установили связь с 9-й армией в районе Кореновской и двинулись вдоль железной дороги в общем направлении на Екатеринодар. 1-я Конная армия получила задачу из Егорлыкской наступать на Усть-Лабинскую, обходя Тихорецкую, имея задачей 21 марта взять Майкоп. Под Усть-Лабинской 1-я Конная армия в упорном бою изрубила конную дивизию генерала Султан-Клыч-Гирея.
    8-я армия наступала из района Ростова по Азовскому побережью и в направлениях станиц Брюховецкая, Славянская. 9-я стрелковая дивизия заняла Азов и Славянскую и к 25 марта вышла на Черноморское побережье в район Анапы, создав угрозу Новороссийску с северо-запада.
    Командование Вооруженными силами Юга России безуспешно искало выход из сложившейся ситуации. Таким выходом представлялось эвакуация войск на Крымский полуостров. Успешные бои генерала Якова Александровича Слащева на подступах к Крыму и на самих перешейках подали командованию мысль оставить Черноморское побережье Кавказа, Кубань и Терскую область и укрыться с наиболее боеспособными частями на полуострове, ожидая новых восстаний против большевиков.
    9 марта 1920 года из штаба ВСЮР последовал приказ о грядущей эвакуации армии из Новороссийска.
    В Екатеринодаре непосредственно перед Новороссийской эвакуацией большие надежды возлагались на Кубанскую армию, состоявшую из кубано-терских казаков под командованием генерала Сергея Георгиевича Улагая, которому были немедленно переданы все остававшиеся военные материалы в Екатеринодаре, поможет остановить наступление красных. Однако вопреки ожиданиям, Кубанская армия генерала Улагая ничего уже не могла изменить. «К несчастью, его войска были весьма сомнительного качества» - отмечал свидетель тех событий английский офицер Хадлстон Уильямсон. «Это была окончательная катастрофа. Не оставалось ничего более» - подытоживает ситуацию английский офицер-наблюдатель.
    В течение марта 1920 года Кубанская армия оказывала достаточно сильное сопротивление войскам 10-й Красной армии и 1-й Конной армии М. С. Буденного, хотя кубанцам и приходилось отступать, сдавая Красной армии все новые и новые районы Кубани и Северного Кавказа. К 16 марта 1920 года красные части вышли на реку Кубань по всему фронту. Тогда же ими была взята станица Усть-Лабинская.
    Стрелковые дивизии и конные части 9-й армии победоносно продвигались через станицы северной части Кубанской области и 17 марта овладели городом Екатеринодаром, разбив и отбросив казачьи дивизии к станции Крымской и далее к Новороссийску.
    4-й Донской корпус все это время отступал через станицу Бакинскую на Саратовскую. В станице Саратовской корпус соединился с Кубанской армией. Генерал-лейтенант Андрей Григорьевич Шкуро предлагал объединенным силам донских и кубанских казаков отойти в «богатый хлебом Майкопский район», но совещание старших офицеров решило идти к побережью, на Туапсе.
    Кубанская армия, отступая, неожиданно для себя попала под удар отрядов красно-зеленых повстанческих отрядов Черноморья, наступавших из района Сочи – Туапсе на Новороссийск и вдоль железной дороги Туапсе – Армавир. Кубанская армия таяла и рассеивалась. Небольшая надежда оставалась на Кавказские горы, где казалось, можно было остановить катящийся вал красных армий. Эту непосильную задачу взял на себя генерал Петр Константинович Писарев, уводя кубанцев в горы и к побережью Черного моря в район Геленджика.
    Новороссийск можно было защищать в течение долгого времени, принимая во внимание выгодное географическое расположение, учитывая, что на дивизию пришлось бы не больше двух-трех километров фронта, а на артиллерийскую бригаду обстрела по фронту до двух километров. Кроме того, к Новороссийску были подтянуты пятнадцать бронепоездов, что вместе с судовой артиллерией давала колоссальное превосходство над противником. Однако воспользоваться этими преимуществами во всю командование ВСЮР не смогло.
    К 11 марта 1920 года передовая линия обороны проходила всего в 40-50 километрах от Новороссийска. Донская и Кубанская армии, к тому времени полностью дезорганизованные, отходили в большом беспорядке. Оборону держали только остатки Добровольческой армии, к тому моменту сведенные в Добровольческий корпус, но они с трудом сдерживали натиск 8-й, 9-й и 10-й Красных армий. Казаки не сумели пробиться на Тамань, и в результате многие из них оказались в Новороссийске с единственной целью – попасть на корабли. Всего в районе Новороссийска накануне эвакуации составляла 25200 штыков и 26700 шашек. Между тем пароходов не хватало. Часть из них запаздывало из-за штормовой погоды, часть не сумела вовремя прийти на помощь из-за карантина, установленного в иностранных портах по случаю эпидемии тифа.
    Для руководства эвакуацией главнокомандующим ВСЮР генералом А. И. Деникиным была создана особая эвакуационная комиссия во главе с генерал-лейтенантом Василием Ефремовичем Вязьмитиновым, комендантом Новороссийска генерал-майором Алексеем Владимировичем Корвин-Круковским. Но фактически комиссию по эвакуации возглавлял командующий Добровольческим корпусом генерал Александр Павлович Кутепов.
    11 марта 1920 года в Новороссийск из Стамбула прибыл главнокомандующий английскими войсками в регионе генерал Джордж Милн и командующий Средиземноморским флотом адмирал Эдвард Сеймур. Генералу Деникину было сказано, что англичане смогут вывезти только от 5 до 6 тысяч человек.
    Ночью английские военно-морские суда открыли огонь по горам, окружавшим Новороссийск. Обстрел был спровоцирован тем, что красно-зеленые повстанцы ворвались в предместья города и освободили из тюрьмы несколько сот арестованных, которые ушли вместе с ними в город.
    22 марта около 22 часов Красная армия заняла станцию Абинскую и двинулась дальше в сторону Новороссийска. Дороги были забиты брошенными в непролазной грязи подводами, автомобилями и военной техников. Пригодной для передвижения оставалась только железная дорога – по ней и прошел штабной поезд главнокомандующего ВСЮР генерала А. И. Деникина в сопровождении бронепоездов.
    25 марта 1920 года части Красной армии с помощью партизан оттеснили добровольцев от станции Тоннельной и через перевал вышли к пригородной станции Гайдук. Все железнодорожные пути на станции были забиты товарными и пассажирскими вагонами, что вынудило командование Добровольческим корпусом бросить три бронепоезда.
    В ночь на 26 марта в Новороссийске жгли склады, цистерны с нефтью и взрывали снаряды. Эвакуация велась под прикрытием второго батальона Королевских шотландских стрелков и эскадры союзников под командованием адмирала Сеймура, которая обстреливала горы, не давая красным приблизиться к городу. В это время на Новороссийск наступали части 8-й и 9-й Красных армий.
    Третий донской калмыцкий полк сформированный из сальских казаков-калмыков вместе с 3-м Дроздовским полком отклонил предложение о капитуляции и прикрывал эвакуацию. И если за 3-м Дроздовским полком генерал А. П. Кутепов послал миноносец «Пылкий», который специально вернулся за ним, то 3-й калмыцкий полк при эвакуации из Новороссийска был оставлен на берегу и большей частью вместе со следовавшими в обозе полка гражданскими беженцами – семьями казаков-калмыков был зверски истреблен красноармейцами.
    Красные части 8-й и 9-й армии ворвались в Новороссийск 27 марта 1920 года. Командарм И. П. Уборевич докладывал: «Около 9 часов в город вошли пять дивизий 8-й и 9-й армий». В Новороссийске частями Красной армии было взято около 22 тысяч пленных.
    При этом небольшая часть Кубанской армии, частично сосредоточившись под командованием генерала П. К. Писарева, еще оказывала сопротивление до середины апреля 1920 года. Преодолев тяжелый переход по шоссе, и потеряв много лошадей, кубанцы и донцы вышли к Туапсе, где всех спешенных и больных погрузили на пароход «Тигр» и 1 апреля 1920 года отправили в Крым.
    Генерал Петр Константинович Писарев и остатки его кубанских войск покинули район Туапсе – Сочи 17 апреля 1920 года, эвакуировавшись в Крым на судах и кораблях Черноморского флота, присланных генералом П. Н. Врангелем. В Русской армии генерала барона Врангеля эти части вошли в Кубанский корпус под командованием генералов Ф. Ф. Абрамова и С. Г. Улагая.
    Таким образом, основная часть Добровольческой армии смогла эвакуироваться из Новороссийска в Крым, где на протяжении еще полу года оказывала сопротивление частям Красной армии, перед тем как навсегда покинуть Родину.

    Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

    источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (20.04.2020)
    Просмотров: 80 | Теги: россия без большевизма, эдуард бурда, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1674

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru