Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3334]
Русская Мысль [351]
Духовность и Культура [510]
Архив [1424]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 18
Гостей: 17
Пользователей: 1
vsv27041962

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    К 250-летию генерала К.И. Бистрома

    Карл Иванович фон Бистрам (Карл Хейнрих Георг, 30.04.1779, имение Луйст - 24.06.1838, Киссинген), генерал-адъютант, генерал от инфантерии, помощник Его Императорского Высочества Великого Князя Ми-хаила Павловича по командованию отдельным Гвардейским корпусом, кавалер орденов: Св. Александра Невского, Св. Владимира 1-й, 2-й и 3-й степеней, Св. Георгия 2-й, 3-й и 4-й степеней, Св. Анны 1-й и 2-й степеней с алмазами, Св. Иоанна Иерусалимского, прусских: Красного Орла 2-й степени, Pour le merite («За заслуги») и Железного креста (Кульмский крест), польского - Virtuti militari («За воинскую доблесть»); имел две Золотые шпаги с надписью: «За храбрость», одна из которых была украшена алмазами, и четыре серебряные медали: «В память Отечественной войны 1812 г.» на Андреевской, «За взятие Парижа» на Андреевско-Георгиевской, «За Турецкую войну» (1828 - 1829) на Георгиевской лентах и «За взятие Варшавы» (1831) на ленте синего цвета с чёрной каймой, а также бронзовую «В память Отечественной войны 1812 г.» на Владимирской ленте; имел «Знак отличия беспорочной службы за XLV лет».

    Будущий герой Бородина, Варны и Остроленка Карл Иванович фон Бистрам родился в имении Луйст 30 апреля 1779 года. По обычаям тех времён Карл с детского возраста был записан в Лейб-Гвардии Измайловский полк капралом. Пройдя нижние чины каптенармуса и сержанта, Карл Иванович Бистрам был переведён с чином капитана в Невский мушкетёрский полк, находившийся в Финляндии. Именно здесь, в Финляндии, на семнадцатом году жизни начал он свою нелёгкую, но яркую службу в рядах русской армии. В 1796 году молодой Бистрам перешёл на службу в 1-й Егерский полк, расквартированный в Финляндии. Через два года был произведён в майоры и удостоился личного благоволения Императора Павла, когда был прислан в Петербург за новым обмундированием. Расположенный к молодому офицеру царь, невзирая на то, что Карл фон Бистрам имел только чин майора, назначил его командиром 1-го Егерского полка. В 1800 году молодой командир полка был произведён в подполковники, а через два года, в 1803 году, назначен командиром 20-го Егерского полка. В 1805 году Карл Иванович Бистрам стал полковником.

    Командуя 20-м Егерским полком, Бистрам участвовал во всех войнах, которые вела Россия против Франции. В декабре 1806 года его полк входил в состав авангардного отряда генерал-лейтенанта Александра Ивановича, графа Остермана. В ночь на 12 декабря 1806 года егерям Карла Бистрам пришлось пять раз отразить атаку рвавшихся к переправе через речку Нарев французов. Несколько раз русские чудо-богатыри во главе со своим храбрым командиром ударяли в штыки. Так и не смог неприятель сломить сопротивление русских богатырей. В этом бою Карл Иванович был ранен в ногу пулей навылет. Залечив рану, через месяц он явился к своему полку, находившемуся в арьергарде генерал-майора Барклая де Толли. При отступлении русской армии к Прейсиш-Эйлау, с 23 по 27 января, Бистрам был беспрерывно в упорных делах, и с этого времени имя его сделалось известно всей армии. В сражении при Прейсиш- Эйлау он был вторично ранен пулей навылет в плечо. Едва оправившись от раны, он приехал, в апреле 1807 года, к своим егерям 20-го полка, нашёл их в отряде генерал-лейтенанта Петра Ивановича, князя Багратиона, и под его начальством участвовал во всех делах, в том числе 29 мая 1807 года в сражении под Гейльсбергом. В этом столкновении с французами отважный Бистрам был ранен в правую щёку пулей навылет, с повреждением челюсти. Эта рана не только оставила свой след на его лице, но и изменила выговор слов, заметно отличавшихся от привычного произношения. Однако это обстоятельство не помешало Карлу Ивановичу с успехом продолжить свою службу в армии.

    За короткое время службы в действующей армии полковник Бистрам успел обратить на себя внимание Императора Александра I, о чём свидетельствуют полученные им в походе 1806 и 1807 годов награды. За дело под Чарновым он был награждён 29 января 1807 года орденом Св. Георгия 4-й степени «в воздаяние отличного мужества и храбрости, оказанных в сражении 11 декабря при м. Чарнове против французских войск, где расторопно и неустрашимо удерживая неоднократно сильное нападение неприятеля и соблюдал наилучший порядок в подчинённых». За отличие в сражении под Пултуском Бистрам получил прусский орден Pour le merite («За заслуги»), за Прейсиш-Эйлау - Золотую шпагу с надписью: «За храбрость». Он активно участвовал в арьергардных делах, при отступлении русской армии от реки Пассарги до Гейльсберга. За отличную распорядительность и мужество, оказанные в стычках с французскими войсками Карл фон Бистрам получил в награду орден Св. Владимира 3-й степени. Только этим не ограничилось внимание Александра Павловича к полковнику Бистраму. Приехав в армию в апреле 1807 года, Император отметил раненого Бистрама личным посещением и, поблагодарив за службу, своими руками надел на героя алмазный Анненский крест, который, как святыню, Бистрам хранил всю жизнь.

    После заключения Тильзитского мира Император Александр Павлович назначил Бистрама батальонным командиром в Лейб-Гвардии Егерский полк, шефом которого был генерал-лейтенант князь Багратион. 20 декабря 1809 года он был назначен командиром полка, который провёл сквозь все кровавые бои великой войны, возгоревшейся на Немане в 1812 году и закончившейся в Париже в 1814 году.

    Когда войска Наполеона форсировали Неман и вторглись на территорию России, Гвардия быстрым маршом выступила из Петербурга в Вильну, в рядах которой был и полк Бистрама, и не участвовала в боевых действиях против французов до Смоленска. 5 и 6 августа 1812 года Бистраму с Гвардейскими егерями была поручена защита переправы через Днепр. Егеря с честью выполнили это поручение, отразив все атаки рвавшегося к переправе неприятеля.

    Накануне Бородинской битвы главнокомандующий генерал от инфантерии Михаил Илларионович Голенищев-Кутузов лично приказал Карлу Ивановичу Бистраму с Гвардейским Егерским полком защищать село Бородино и, прощаясь с ним на крыльце помещичьего дома в селе Татаринове, где была главная квартира «Архистратига Русских сил», положил на Бистрама знамение креста.

    Исполняя приказ главнокомандующего, он занял Бородино Егерским полком. В селе Бистрам поставил два батальона, а третьему приказал рассредоточиться и занять позицию перед селом. На заре 26 августа французские войска совершили первое нападение на село Бородино, с намерением отвлечь внимание Кутузова от левого крыла русской армии, куда и направлен был главный удар Наполеона.

    Пользуясь туманом, французы скрытно подошли к Бородину и внезапно со всех сторон атаковали полк Бистрама. Барклай де Толли, видя превосходство неприятеля в числе, велел егерям отступать. Но ещё до получения приказа 3-й батальон ринулся на французов в штыки, но не в силах был одолеть врага и отступил к двум первым батальонам полка. Неприятель продолжал наступать. Егеря покинули Бородино, отошли за мост и начали ломать его, но не успели его полностью уничтожить. Французы перешли мост вслед за ними, продолжая теснить русских. Защищавшая мост 12-ти пушечная батарея, была уже в опасности. Пришлось срочно снять их с позиции и отвезти на новую позицию. Как раз в эту минуту подоспели 1-й и 19-й Егерские полки и вместе с егерями Бистрама дружно ударили в штыки. Неприятель дрогнул и стал отступать к мосту, был прижат к реке и уничтожен. Под Бистрамом была убита лошадь, батальонный лекарь отдал ему свою, и он продолжал руководить боем. В Бородине было убитыми, раненными и без вести пропавшими в Гвардейском Егерском полку - до 700 человек, в том числе, 27 офицеров. Таким образом, Карлу Ивановичу досталась честь начать Бородинское сражение. Наградой ему был чин генерал-майора.

    В сражениях Тарутинском и Малоярославском Лейб-Гвардии Егерский полк вместе с гвардией находился в резерве. 30 октября Бистрам участвовал в ночном нападении при деревне Клементино. Особенно отличился он у деревни Доброй, где, командуя Гвардейской Егерской бригадой, атаковал неприятеля и наголову разбил его. Здесь, кроме значительного числа пленных, был взят маршальский жезл Даву, хранившийся до революции в Казанском соборе, девять орудий и знамя. За этот подвиг Карл фон Бистрам 3 июня 1813 года получил «в награду за отличную храбрость и мужество, оказанные в сражениях против французских войск 4 - 6 ноября 1812 года под Красным» орден Св. Георгия 3-й степени. После боёв под Красным Лейб-Гвардии Егерский полк под командой Бистрама влился в отряд генерал-лейтенанта Василия Васильевича, графа Орлова-Денисова и преследовал части Наполеона, через Оршу и Борисов, до самой Вильны. За подвиги в Отечественную войну Лейб-Гвардии Егерский полк по ходатайству главнокомандующего Голенищева-Кутузова получил Георгиевские знамёна, с надписью: «За отличие при поражении и изгнании неприятеля из пределов России, в 1812 году».

    В 1813 году, после перехода за границу России, генерал-майор Карл Иванович фон Бистрам находился с полком своим в сражениях под Люценом и Бауценом, за которые награждён Монаршим благоволением и прусским орденом Красного Орла 2-й степени. Когда после Рейхенбахского перемирия военные действия возобновились, и главная союзная армия вынуждена была отступить от Дрездена, русской гвардии судьба определила исправить эту неудачу и дать всему походу другой оборот. Кто не знает Кульмского сражения? Именно там, на этих высотах, Бистрам с гвардейскими егерями покрыл себя славой. 16 августа, когда Вандам усиленно пытался занять высоту Кольберг, Бистрам и гвардейские егеря «как вихрь вознеслись на сие возвышение», так доносил начальник 1-й гвардейской пехотной дивизии генерал-лейтенант Александр Иванович, граф Остерман-Толстой, «высота была покорена». На другое утро, пользуясь туманом, неприятель предпринял отчаянное нападение на арьергард русских войск и взял до 300 пленных. Гвардейские егеря и Измайловский полк остановили его. Вся дивизия графа Остермана-Толстого занял позицию за Кульмом. Только Муромский полк и гвардейские егеря были посланы на лесистую высоту за Страденом, которую необходимо было защищать до последней крайности, потому что все войска, шедшие от Дрездена, должны были двигаться по этому направлению. Тут и разыгралось самое жестокое сражение. Многочисленные неприятельские колонны овладели Страденом и Пристеном, но гвардия опять их отбила. Обоюдное ожесточение дошло до высшей степени - сражение превратилось в рукопашный бой. Наконец начали подходить подкрепления; наступила ночь, и поле сражения осталось за русскими. Из Лейб-Гвардии Егерского полка выбыло убитыми, ранеными и без вести пропавшими более 600 человек, в том числе много офицеров. Георгиевские трубы были наградой полка, и орден Св. Анны 1-й степени - наградой его командира Карла фон Бистрама. Таким образом, оба знака отличия Лейб-Гвардии Егерского полка принадлежали ко времени командования им Бистрама.

    В первый день Лейпцигской битвы, 4 октября, Александр I личным распоряжением своим предотвратил прорыв французов на центр. Император приказал Бистраму выручить бригаду генерала Николая Семёновича Сулимы, полки Астраханский и Таврический гренадерские, находившиеся в селении Госсе. Уже маршал Удино выбивал Сулиму из селения, когда появился Бистрам с полками: Лейб-Гвардии Гренадерским, Егерским, Финляндским и Павловским. Воодушевлённый присутствием Александра I, стоявшего на горе, у подошвы которой находилось селение Госсе, Бистрам, объединившись с Сулимой, отбил все атаки Удино. Они одержали победу, не отдав неприятелю Госсе. При защите этого селения гвардейские егеря лишились 300 человек, выбывших из строя. Александр Павлович пожаловал Карлу Ивановичу за этот подвиг Золотую шпагу с надписью: «За храбрость», украшенную алмазами. После того, как приступом был взят Лейпциг, Бистрам был приглашён на обед к Императору вместе с другими командирами - участниками «Битвы народов» - и «осыпан знаками Монаршего благоволения».

    После Лепцигского сражения Бистрам с Егерским полком, находился в преследовании неприятеля от Наумбурга до Бутельштета, в отряде генерал-адъютанта Адама Петровича, графа Ожаровского. Первого января 1814 года Бистрам со своим полком перешёл через Рейн, но в походе 1814 года находился в резерве, во время сражений под Бриеном, Арсис сюр-Обом, Фер-Шампенуазом и Парижем. По заключении Парижского мира Бистрам возвратился в Россию из Шербурга морем, на военной эскадре.

    Во время бегства Наполеона с Эльбы в 1815 году, когда Император Александр двинул вторично армию во Францию, Бистрам со своим Лейб-Гвардии Егерским полком не покидал пределов России - дошёл только до Вильно. Возвратившись в Петербург, Бистрам в течение шести лет командовал своим Егерским полком, и в 1821 году был назначен начальником 2-й Гвардейской пехотной дивизии.

    На проводившемся смотре он был награждён орденом Св. Владимира 2-й степени. Это был первый знак отличия, полученный им в мирное время. В 1824 году Карл Бистрам был произведён в чин генерал-лейтенанта.

    3 марта 1825 года прибыли к Бистраму Великие князья Николай и Михаил Павловичи, сопровождаемые генералами и офицерами Гвардии, и вручили ему «Высочайший приказ» о назначении его командующим всей гвардейской пехотой с подчинением ему обоих Великих князей, назначенных тем же приказом начальниками гвардейских дивизий. Излишне описывать восторг и умиление Карла Ивановича фон Бистрама при оказанной ему столь высокой чести. «Карл Иванович!- сказал ему Император Александр Павлович, когда Бистрам явился благодарить Государя. - Я долго испытывал тебя и убедился, что могу поручить твоему начальству моих братьев».

    После восшествия на престол Николая Павловича Карл Бистрам был награждён званием генерал-адъютанта. При начавшейся в 1828 году войне с Турцией генерал-лейтенант Карл Иванович фон Бистрам выступил в поход с гвардейским корпусом и в августе месяце был уже под Варной, которую защищал двадцатидвухтысячный гарнизон. До 11 сентября Бистрам находился в войсках, расположенных на северной стороне Варны. 10-го числа Николай Павлович приказал увеличить число войск на южной стороне Варны и поручил начальство над этими войсками Бистраму. Отправляясь к своему новому месту назначения, Карл Иванович получил лично на корабле «Париж» от Императора Николая Павловича наставление о цели и обязанности отряда, которым было ему поручено командовать. Он понял возложенную на него задачу. Она заключалась в том, что ему необходимо было лишить крепость Варну всякого общения с главными силами турецких войск с южной стороны. Карлу Бистраму удалось плотно обложить Варну и прервать всякое общение с ней.

    Однако турки не смирились с этим и решили одним ударом прорвать блокаду и уничтожить русские войска, блокировавшие Варну с южной стороны. Бой был жаркий, с переменным успехом. С отчаянной храбростью действовала турецкая пехота и конница. Упорно пытался прорвать блокаду турецкий отряд, сделавший вылазку из крепости. Численное превосходство было на стороне турецких войск. В решительную минуту боя Бистрам организовал отряд из «отважных добровольцев», лично принял над ними начальство и ударом в штыки на неприятеля остановил его, сломил и обратил в бегство. Вышедший из крепости турецкий отряд был встречен сильным артиллерийским и ружейным огнём, остановлен и, не выдержав штыковой атаки, вынужден был возвратиться обратно в крепость. Во время этого жестокого и кровавого боя генерал Бистрам не щадил себя и своим присутствием в опаснейших местах сражения воодушевлял солдат и офицеров. Варна была взята 29 сентября.

    Император Николай Павлович 2 октября прибыл в лагерь на южной стороне Варны, благодарил войско, обнял Карла Бистрама и сам повёл отряд через крепость на северную её сторону. Наградой Бистраму за действия под Варной был орден Св. Александра Невского.

    По возвращении гвардии в Петербург, в январе 1830 года, здоровье Бистрама сильно расстроилось. Состояние требовало постоянного лечения в благоприятном климате. Карл Иванович подал прошение и был уволен за границу для лечения водами. В начале весны 1830 года Бистрам уехал в Баварию на курорт Киссинген для лечения. Находясь на курорте, он услышал о возмущении поляков и выступлении гвардии в поход. Забыв о своём недомогании, Бистрам поспешил встать среди знакомых победе полков. 26 февраля 1831 года он прибыл к Гвардейскому корпусу и 22 марта принял начальство над отрядом, защищавшим пространство земель между Бугом и прусской границей. 15 апреля Карл Бистрам принял начальство над авангардом Гвардейского корпуса. Авангард Бистрама быстро шёл к Остроленке. Главнокомандующий - фельдмаршал Иван Иванович, граф Дибич - прислал Карлу Бистраму приказ - взять город приступои, овладеть мостом через Нарев и, утвердившись на другом берегу, непременно удержать переправу. В то время свежие русские войска переходили по плавучему мосту на правый берег реки. Шесть раз появлялись у переправы войска мятежников. Шесть раз пытались разрушить плавучий мост. И шесть раз их попытки не увенчались успехом. Ничто не поколебало русских. Расположившись со своим штабом напротив моста, генерал Бистрам, как на манёврах, хладнокровно распоряжался своими войсками. Осколком гранаты получил он контузию в бедро правой ноги, и только на какое-то мгновение промелькнуло на лице его чувство боли. Тотчас принял он спокойный вид. Явился врач, и Бистрам, не сходя с лошади, разрешил ему перевязать себя. 30 мая 1831 года «за отличие в сражении при Остроленке 14 мая 1831 года» Карл Иванович Бистрам был награждён орденом Св. Георгия 2-й степени.

    В день годовщины Бородина русская армия блистательно отпраздновала штурмом Варшавы. За взятие Варшавы Бистрам был произведён в генерала от инфантерии. После подавления в Польше мятежа Гвардейский корпус расположился на зимовку в Лифляндии. В начале декабря 1831 года, после отъезда Великого Князя Михаила Павловича из армии в Петербург, Карл Иванович фон Бистрам временно командовал ею до возвращения в Петербург.

    В феврале 1832 года Бистрам вновь подал прошение с просьбой «об увольнении его за границу для излечения болезней, усиленных трудами последнего похода». Поселившись вновь в Киссингене, через некоторое время он узнал, что в Петербурге готовится к открытию памятник Александру Павловичу - «Миротворцу Европы», и вновь, не закончив курс лечения на водах, поспешил приехать в Петербург на торжества.

    В декабре 1835 года Бистрам был награждён орденом Св. Владимира 1-й степени, но тяжёлая болезнь не оставляла его. Он вновь просил «об увольнении его за границу» и, получив отпуск, уехал весной 1836 года в своё имение близ Ямбурга, решив немного отдохнуть и набраться сил для поездки за границу. И вновь его отпуск был прерван. Неожиданно Бистрам получил письмо от Великого Князя Михаила Павловича, в котором сообщалось о крайней необходимости своей поездки за границу. Великий Князь просил Карла Бистрама, если позволят силы, принять на время командование над Гвардией. Конечно, Карл Иванович не смог отказаться от такой чести и приехал в Петербург.

    В мае 1837 года Карлу Ивановичу Бистраму был пожалован майорат в Польше, и в конце весны того же года, заботясь о восстановлении его здоровья, Николай Павлович пригласил ветерана приехать в Царское Село «на полный пансион». В октябре 1837 года Бистрам отправился за границу. Врачи, не смотря на все усилия, не смогли восстановить его здоровье, и он скончался в Киссингене 16 июня 1838 года на 60-м году своей жизни. Последние мысли его обращены были к Отечеству, к товарищам по битвам и службе. «Любезные друзья, храбрые товарищи! - писал больной Бистрам. - На ложе болезни и страданий встречая смерть, которую так часто искал я в победоносных рядах ваших, проливая кровь свою за пользу, честь и славу драгоценного Отечества и Царей Благодетелей, я безропотно покоряюсь святой воле Отца Небесного! Благодарю Провидение, отзывающее меня в вечность, в минуты, когда величие и благоденствие России процветает под скипетром Государя Великого, и судьба миллионов подданных её вверена любви и попечениям чадолюбивого Отца отечества. Разделяя в продолжение многих лет военные подвиги Гвардейского корпуса, я был свидетелем и деятельным участником славы его. В победоносных рядах ваших, храбрые товарищи, я провёл лучшие дни жизни. Вам посвящаю последние слова и мгновения мои! Войска Гвардейского Корпуса! Вы составляли всегда верный оплот Престола Русского; постоянно отличались вы беспримерным усердием, рвением и безусловною готовностью радостно умереть за пользу, честь и славу своего Государя! Сохраните навсегда, храбрые воины, и передайте преемникам вашим качества, стяжавшие вам славу бессмертную, уважение света и самих врагов, доверие Августейшего Монарха, истинно отеческую любовь Высокого Начальника, лично разделявшего с нами на полях брани труды и подвиги! Прощайте, прощайте навечно, добрые товарищи! От искреннейшего сердца благодарю вас за ваше доверие, дружбу, любовь ко мне. Воспоминание об них, услаждая последние минуты тяжких земных страданий моих, будет сопровождать меня в вечность. Не забывайте и вы старого товарища, вас искренно любившего. Сохраните в рядах своих память об нём, и да запечатлеет каждый из вас, подобно мне, смертью своею чувства пламенной любви и беспредельной вернопреданности к драгоценному Отечеству и Великому Государю нашему!»

    Император Николай Павлович повелел Гвардейскому Корпусу носить по Бистраму траур на сутки. Извещая о том приказом, Великий Князь Михаил Павлович именовал Бистрама «истинным своим другом и ревностнейшим помощником», и приказал объявить всей Гвардии выше приведённое прощальное письмо Бистрама.

    В начале августа 1838 года, на бриге «Усердие» привезён был в Кронштадт гроб с телом Карла Бистрама. 12 августа Великий Князь Михаил Павлович, все генералы и офицеры Гвардии, и любимый

    Бистрамом Лейб-Гвардии Егерский полк, встретили останки его на Английской набережной и проводили до лютеранской церкви Святой Анны, где был совершён обряд отпевания. 15 августа бренные останки Бистрама были отправлены из столицы в присутствии Великого Князя Михаила Павловича, генералов и офицеров Гвардии. Прах Бистрама покоится в имении его, близ Ямбурга. По предложению Великого Князя Михаила Павловича, генералы и офицеры Гвардии воздвигли над могилою генерала Бистрама памятник, состоящий из мраморного льва на гранитном пьедестале, с портретом Бистрама, и надписью: «Генералъ-Адъютанту К. И. Бистраму, Гвардейский Корпусъ, в знакъ признательности». На остальных трёх сторонах пьедестала выбиты слова: «Бородино», «Варна», «Остроленко».

    Бистрам обладал умением говорить с солдатами. Они чрезвычайно любили его и питали к «отцу-командиру» безграничное доверие, называли «генералом Быстровым». Среди подчинённых Бистрам оставил самую лучшую память, в особенности же - в сердцах солдат, которых он так умел воодушевлять в сражениях.

    Карл Иванович Бистрам был женат на Шарлотте Констанции Тизенгаузен (CharlottaKonstantiav. Tiesenhausen, Narwa 1792-SPb. 1823). Брак был бездетный.

    Известно, что одиннадцать представителей Эстляндской ветви рода Бистрам участвовали в Отечественной войне 1812 года и Заграничном походе 1813 - 1814 годов, вот их имена:

    Марат Гайнуллин

    Цитируется из кн.: Прибалтийцы в Отечественной войне 1812 года. ПТ «Тарбеинфо» / Эстонское отделение Союза писателей России. Таллин, 2001. с. 328-338.

    Категория: История | Добавил: Elena17 (11.05.2020)
    Просмотров: 83 | Теги: русское воинство, 1812, сыны отечества, даты
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1672

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru