Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3394]
Русская Мысль [352]
Духовность и Культура [513]
Архив [1430]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 11
Гостей: 11
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    ВЕРХОВНЫЙ ПРАВИТЕЛЬ И ЦАРСТВЕННЫЕ МУЧЕНИКИ (12)




    К СТОЛЕТИЮ УБИЙСТВА АДМИРАЛА А.В.КОЛЧАКА



    Судьба адмирала А.В. Колчака решалась на фоне захвата города повстанцами, представлявшими власть т.н. «Политцентра», образованного 12 ноября 1919 г. земцами меньшевицко-эсеровского толка.
    Инфильтрованное большевицкими агентами, это правительство-прокладка просуществовало всего лишь до 22 января 1920 г., когда добровольно сдало власть.
    На это буферное правительство (взвалившее на себя добровольно роль «полезного дурака») ложилась, однако, формальная ответственность за арест Верховного Правителя и организацию над ним следствия для последующей легитимации заранее предрешенного приговора.



    Члены Иркутского Политцентра.

    В 2004 г. в Иркутске вышла составленная местным историком Ю.П. Колмаковым «Иркутская летопись», охватывающая период с основания в 1661 г. города и вплоть до предвоенного 1940 года. Именно к ней, описывая дальнейшие события, мы и будем время от времени обращаться.
    Из «Иркутской летописи»: «1 января. Началось наступление повстанцев на город. […]
    2 января. В 14 часов А.А. Червен-Водали, Ларионов и Ханжин выехали на станцию Иркутск для переговоров с генералом П.М. Жаненом. В салон-вагоне состоялись переговоры о сдаче власти Омским правительством Политическому центру.[…]
    4 января. Вечером повстанцы вошли в центр города и приступили к разоружениию оставшихся колчаковских частей и аресту находившихся в Иркутске министров Омского правительства. […]
    5 января. Сибирский и Иркутский губернский комитеты РКП(б) и Центральный штаб рабоче-крестьянских дружин переехали в город и заняли здание гостиницы “Гранд-Отель”.



    Иркутск. Тихвинская площадь с Казанским кафедральным собором, взорванным в 1932 г. (на его месте в 1938 г. началось строительство Дома Советов). Снимок 1919 г.

    5 января. Председатель Политцентра Ф.Ф. Федорович заявил о переходе власти в руки Политцентра. […]
    7 января. Политцентр назначил Чрезвычайную следственную комиссию в составе К.А. Попова, В.П. Денике, Г.Г. Лукьянчикова и Н.А. Алексеевского для рассмотрения дел белогвардейцев, оставшихся в Иркутске. […]
    8 января. В театре “Глобус” состоялся митинг сторонников большевиков, потребовавших передачи власти в руки Советов. […]
    9 января. Вечером в город вступили войска Восточно-Сибирской Красной армии под командованием Д.Е. Зверева. […]
    12 января. Иркутский губпрофсовет вручил Политцентру резолюцию с требование скорейшего установления советской власти, удаления интервентов и энергичного ведения борьбы с контрреволюцией».



    Глава Политцентра Флориан Флорианович Федорович (1876–1928) – по происхождению князь; учился на физико-математическом факультете Петербургского университета. В 1898 г. примкнул к эсерам; не раз арестовывался, сидел в тюрьме, отбывал каторгу. Освобожденный после февральского переворота 1917 г. был избран членом Учредительного собрания. Входил в состав КОМУЧа в Самаре (1918); на Уфимском государственном совещании выступал против создания Директории; при Колчаке арестовывался. После сдачи власти Политцентра в Иркутске большевикам выехал в Москву, где сразу же был арестован. На процессе партии социалистов-революционеров 1922 г. приговорен с десяти годам тюрьмы. Скончался в оренбургской тюрьме. Приводимая нами фотография Федоровича из его дела 1922 г.

    Еще 13 ноября 1919 г. из Омска выехало пять поездов, составлявших личный штаб Верховного Правителя. 4 января 1920 г. в Нижнеудинске адмирал А.В. Колчак подписал свой последний приказ, передававший власть генералу Г.М. Семенову.
    Перед этим Адмирал последовательно назначил Атамана: 23 декабря – Главнокомандующим всеми Вооруженными силами Дальнего Востока и Иркутского военного округа, приказом от 24 декабря произвел его в генерал-лейтенанты, а следующим, от 25 декабря, – назначил уполномоченным Верховного Правителя по охране государственного порядка и общественного спокойствия в Забайкальской области (С.Л. Кузьмин «История Барона Унгерна: опыт реконструкции». М. 2011. С. 98).
    Надеясь на слово союзников, поезд Колчака начал движение по направлению к Иркутску. Личный адъютант Верховного Правителя ротмистр Князев писал об этих днях: «Заканчивая эти скорбные воспоминания, надо еще раз подчеркнуть рыцарский поступок нашего духовного Вождя, – его приказ о роспуске всех его окружавших. Личному его конвою, всему штабу, адъютантам было приказано немедленно отправиться на фронт в армию. Конечно, никто не мог этого не исполнить. Адмирал остался один».
    Как известно, чехо-словаки за возможность проезда через находивший в руках восставших Иркутск, с санкции главнокомандующего союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке генерала Мориса Жанена, передали адмирала А.В. Колчака эсеро-меньшевицкому Политцентру. Выдали, конечно, на заведомую расправу, в обмен на возможность проехать на Дальний Восток со 180 вагонами награбленного на Волге, Урале и в Сибири имущества «Нам помог, – писал не отрицавший сам этот грабеж Массарик, – революционный развал России, так как мы часто снабжали себя из русских магазинов [sic!]» (К.В. Сахаров «Чешские легионы в Сибири: чешское предательство». Берлин. 1930. Гл. VIII).
    Возмущенные этим русские – не молчали. Мы уже приводили адресованные французскому генералу Жанену обращения полковника А.В. Сыробоярского.
    19 декабря отбил телеграмму и генерал-лейтенант В.О. Каппель:
    «Иркутск, генералу Сыровому.
    Верховному Правителю и Верховному Главнокомандующему нанесен ряд оскорблений и угроз и, тем самым, нанесено оскорбление всей Русской Армии. Ваше распоряжение о не пропуске русских эшелонов есть не что иное, как игнорирование интересов Русской Армии, в силу чего она уже потеряла 120 составов с эвакуированными ранеными, больными, женами и детьми – семьями сражающихся на фронте офицеров и солдат. Русская Армия, хотя и переживает в настоящее время тяжкие испытания боевых неудач, но в ее рядах много честных благородных офицеров и солдат, никогда не поступавшихся своей совестью, стоявших не раз перед лицом смерти и большевицких пыток.
    Эти люди заслуживают общего уважения, и такую армию, и ее представителя, оскорблять нельзя. Я, как Главнокомандующий действующими армиями фронта, требую от Вас немедленного извинения перед Верховным Правителем и Армией за нанесенные Вами оскорбления и немедленного пропуска эшелона Верховного Правителя и Председателя Сов[ета] министров по назначению, а также отмены отданного Вами распоряжения об остановке русских эшелонов.
    Я не считаю себя вправе вовлекать измученный русский народ и его армию в новые испытания, но если Вы, опираясь на штыки тех чехов, с которыми мы вместе выступили и взаимно, уважая друг друга, дрались во имя общей идеи, решились нанести оскорбление Русской Армии и ее Верховному Главнокомандующему, то я, как Главнокомандующий Русской Армии, в защиту ее чести и достоинства, требую лично от Вас удовлетворения, путем дуэли со мной».




    А два дня спустя демарш Владимiра Оскароввича поддержал и атаман Григорий Михайлович Семенов:
    «В Иркутск. 21 декабря 1919 г. Главнокомандующему армиями Восточного фронта ген.-лейтенанту Каппель. На 8-33. Глубоко возмущенный распоряжениями чешской администрации и действиями комендантов, со своей стороны принимаю все возможные и доступные мне меры к прекращению чинимых ими безобразий, не останавливаясь в крайнем случае перед вооруженным воздействием. Приветствуя Ваше рыцарски патриотическое решение, прошу верить, что всегда готов заступить Ваше место у барьера».

    https://history.wikireading.ru/303969



    «Предвидя возможность каких-нибудь затруднений в… продвижении поезда Верховного Правителя на восток, – вспоминал Атаман Г.М. Семенов, – я предлагал Адмиралу бросить поезд и двигаться на лошадях в Урянхай [Туву. – С.Ф.], куда я вышлю надежный отряд монгол и казаков, под охраной которого Верховный Правитель мог бы выйти снова на линию железной дороги восточнее Байкала. К сожалению, Адмирал отклонил мое предложение, заверив меня, что, находясь под защитой пяти иностранных флагов, он рассчитывает в скором времени встретиться мо мной в Чите» (Атаман Семенов «О себе. Воспоминания, мысли и выводы». М. 1999. С. 195-196).
    Пытаясь предотвратить ожидавшийся захват Верховного Правителя поднявшим восстание эсеровско-меньшевицким «Политцентром», Григорий Михайлович направил к Иркутску находившиеся в его распоряжении силы.
    «Повстанцы, прикрываясь святым именем многострадального Русского Народа, – телеграфировал он 25 декабря начальнику иркутского гарнизона, – снова взялись за гнусное дело и открыли новый гражданский фронт, восстав против Верховной Власти. Приказываю приложить все усилия, чтобы продержаться до прибытия посланного Вам на выручку отряда с частями Дикой Дивизии под командованием генерал-майора Скипетрова, которому дано категорическое приказание безпощадно покончить раз и навсегда с мерзавцами, пользующимися тяжким положением Родины и старающимся вновь повторить ошибки прошлого» (Б. Борисов «Дальний Восток». Вена. 1921. С. 14).
    В состав выступившего 27 декабря 1919 г. из Нижнеудинска почти что тысячного отряда под командованием генерал-майора Л.Н. Скипетрова входил 1-й Маньчжурский стрелковый полк, 1-я конная батарея Конно-артиллерийского имени Чидорга Багатора Цог Чжибхоланта дивизиона, бронепоезда « «Мститель», «Истребитель» и «Безпощадный». Костяк экспедиции составлял 1-й Бурятский имени Доржи Банзарова конный полк под командой шилгамгай Батора (полковника) Ильи Михайловича Жадовского.
    Поначалу экспедиция добилась успеха. Конники-буряты, под командованием русских сотников, вступили город, пройдя торжественным маршем по Большой улице. У каждого из них на плечах были погоны со «знаком Чингис-Хана белого металла» – свастикой с загнутыми вправо концами, иначе говоря, – гамматическим крестом, который Царица-Мученица называла «Моим Знаком» («Скорбный Ангел. Царица-Мученица Александра Новая в письмах, дневниках и воспоминаниях». Сост. С.В. Фомин. СПб. 2005. С. 713-748). Полк этот был на особом положении: его шефом был Атаман Г.М. Семенов, носивший именно его погоны.
    Однако удача была быстротечной. Предел ей положили поддержавшие – под сильным давлением генерала Мориса Жанена – «Политцентр» чехо-словаки и 30-й американский полк. Во время обеда, на второй день Рождества, отряд во главе с генералом Л.Н. Скипетровым предательски арестовали и разоружили, объявив пленными.

    https://cyberleninka.ru/article/n/otdelnaya-mongolo-buryatskaya-konnaya-brigada-imeni-zorikto-batora
    https://cyberleninka.ru/article/n/natsionalnye-formirovaniya-antibolshevistskih-sil-v-yugo-vostochnoy-sibiri-1917-1920-gg



    Генерал-майор Леонид Николаевич Скипетров (1883–1956) – уроженец Виленской губернии, участник Русско-японской и Великой войн; награжден Георгиевским оружием (1915) и Орденом Св. Георгия 4-й степени (1916). Председатель Союза Георгиевских кавалеров (1917). Был известен своими монархическими убеждениями. Руководитель восстания юнкеров в Иркутске в декабре 1917 г. Начальник штаба Особого Маньчжурского отряда, генерал-майор (1918), помощник Атамана Г.М. Семенова по политической и дипломатической части, а также по снабжению войск. Попав в январе 1920 г. в плен к чехо-словакам, в феврале 1920 г. эвакуировался вместе с ними из Владивостока. Проживал в Польше, а затем в США, где и скончался в Лос-Анджелесе.

    Таким образом, ко времени захвата в Иркутске адмирала А.В. Колчака – стараниями союзников – он оказался лишенным поддержки в том числе и со стороны генерала Г.М. Семенова.
    Однако это было еще не концом истории с предательством. Командовавший Азиатской конной дивизией генерал барон Р.Ф. фон Унгерн-Штернберг, хотя и не являвшийся сторонником политики Верховного Правителя, слишком уж либеральной на его взгляд, решил все же не спускать Жанену подлости. Узнав о том, что француз, проживавший в железнодорожном поезде (откуда он совсем недавно грозил отдать приказ открыть огонь по белым в Иркутске, если те попытаются силой подавить восстание красных), намеревается следовать на восток, Роман Федорович вызвал штабс-капитана В.И. Шайдицкого (https://sergey-v-fomin.livejournal.com/296596.html) и отдал ему приказ: «Завтра из Читы будет проходить поезд генерала Жанена в Маньчжурию… Уничтожить поезд и всех, кто в нем». Лишь случайность спасла Жанена от заслуженного им возмездия: узнавший об этом «Атаман Семенов по прямому проводу умолял барона не совершать этого акта мести» («Барон Унгерн в документах и мемуарах». Сост С.Л. Кузьмин. М. 2004. С. 280).
    Впоследствии (уже после ликвидации Верховного Правителя) большевики подыграли своим невольным союзникам, составив официальное сообщение Российского Телеграфного Агентства «Подробности расстрела Колчака»: «Лион, 1 марта. (Радио). По сообщениям, полученным в Праге от чехословацкой армии в Сибири, чехи употребили все усилия к тому, чтобы добиться освобождения Колчака. После того, как адмирал попал в руки повстанцев, чехам было заявлено, что жизни его не будет грозить опасность, если не будет предпринято попыток освободить его силой. Несмотря на это предупреждение, командующий колчаковской армией продолжал свое наступление на Иркутск для того, чтобы освободить Колчака. Ввиду этого повстанцы расстреляли адмирала и его [премьер]-министра Пепеляева» («Известия ВЦИК», М. 1920. № 49, 4 марта).
    Приведем в продолжение темы еще одну небезынтересную подробность: в феврале 2003 г. в бывшую колчаковскую столицу Омск приезжал лидер французского национального фронта Жан Мари Ле Пен. Во время визита ему рассказывали о гражданской войне, показывали сохранившиеся места, связанные с ней. Присутствовал он и на панихиде по Верховному Правителю. Там в храме, от имени французского народа, Ле Пен принес покаяние за предательство своего соотечественника, выдавшего адмирала А.В. Колчака на расправу красным.
    https://bazar2000.ru/istoriya/poslednie-ryczari-imperii-3/
    Поезд № 52, в котором ехали Верховный Правитель России адмирал А.В. Колчак, А.В. Тимирева, председатель Совета министров В.Н. Пепеляев и другие правительственные чиновники (в одном только адмиральском вагоне было 39 пассажиров), прибыл в Иркутск к вечеру 15 января 1920 г.
    Их встречали два батальона 53-го стрелкового полка под командой 23-летнего капитана А.Г. Нестерова, помощника командующего войсками Политцентра.



    А.Г. Нестеров (третий слева) среди членов штаба Восточно-Сибирской Красной армии. 1920 г.
    Александр Герасимович Нестеров (1896–1980) родился в деревне Забитуй Иркутской губернии в семье железнодорожного служащего; окончил духовное училище; учился в Иркутской духовной семинарии, из которой был исключен за бунтарские настроения. В годы Великой войны, после окончания ускоренного курса в Иркутском пехотном училище, в составе 9-го Сибирского стрелкового полка в чине прапорщика отправлен на фронт. В 1918-1919 гг. служил в Белой армии. Женился в Иркутске на сотруднице секретариата Центросибири Елене Петровне Прейсман, которая побудила его осенью 1919 г. вступить в РКП(б). Участник декабрьского восстания 1919 г. в Иркутске, входил в число руководителей войск Политцентра. После прихода к власти большевиков вплоть до марта 1920 г. командовал подразделениями Красной армии в Иркутске. Впоследствии занимал руководящие посты в Забайкалье при штабах Блюхера, Уборевича и Эйхе. По окончании Высшей тактической стрелковой школы РККА в Москве был направлен в Монголию (1924), где занимал пост заместителя начальника штаба Народно-революционной армии МНР. В 1927 г. арестован и отправлен сначала на Соловки, а затем на строительство Беломорканала. После освобождения в 1933 г. занимал руководящие посты в промсовхозах на Средней Волге и в Оренбургской области; в 1938 г. вновь был арестован и отправлен на Колыму, после чего получил пятилетнюю, а затем «вечную» ссылку. Освободившись осенью 1954 г., работал в течение трех лет ветеринаром по месту прежней ссылки, а затем, вернувшись на родину, в Забитуй, – начальником жилищно-коммунального отдела шахтоуправления треста «Черемховуголь». В 1964 г. он переехал в Иркутск, где получил отдельную квартиру. В 1968 г. награжден орденом Красной Звезды.
    В надписи на памятнике, установленном на Маратовском кладбище Иркутска, увековечен «подвиг» бывшего офицера: «Вчера 15 января 1920 г. в 8 ч. 55 м. веч.,… помощник командующего Народно-Революционной Армией капит. Нестеров… принял от чешского Командования быв. Верх. Правит. Адмирала Колчака и быв. Председ. Совета Министров Пепеляева… Они под усиленным конвоем доставлены в Иркутскую Губернскую тюрьму…»


    Помимо Политцентра, как сообщал в своей биографии А.Г. Нестеров, арест Верховного Правителя был санкционирован также его товарищем по партии – известным большевиком, начальником Центрального штаба рабоче-крестьянских дружин В.Л. Букатым.
    https://www.proza.ru/2019/02/27/776


    Василий Людвигович Букатый (1889–1971) – в 1920-1925 гг. заместитель председателя Иркутского губревкома и губисполкома.

    Арестованных провели на железнодорожный вокзал в большую Царскую комнату, где был составлен акт передачи. Руководивший арестом капитан Нестеров задал вопрос: «Адмирал, у вас есть оружие?» – Колчак молча достал и передал ему кольт. (Историю эту с пистолетом, слово в слово, рассказывал мне когда-то, тогда еще школьнику, в Иркутске старик – принимавший участие в аресте солдат.)
    Из «Иркутской летописи»: «15 января. В зале ожидания станции был составлен акт обыска и изъятия ценностей, денег и оружия у адмирала А.В. Колчака, А.В. Тимирёвой и В.Н. Пепеляева. Затем подготовлен документ о передаче задержанных лиц представителям Политцентра:
    “15 января 1920 года мы, нижеподписавшиеся, составили настоящий акт в том, что сего числа в 9 часов 55 минут по уполномочию Политического центра приняли от командира 1-го батальона 6-го полка майора Кравак в присутствии дежурного офицера поручика Боровички бывшего Верховного Правителя адмирала Колчака и бывшего председателя Совета министров Пепеляева.
    Член Политцентра М. Фельдман.
    Помощник командующего Народно-Революционной армией капитан А. Нестеров.
    Уполномоченный Политцентра при штабе Народно-Революционной армии В. Мерхалев.
    Начальник гарнизона гор. Иркутска есаул М. Петелин”».



    Иркутский железнодорожный вокзал.

    Характерно, что среди самых важных бумаг, захваченных при аресте у адмирала А.В. Колчака, были (кроме уже отмечавшихся нами в прошлых по́стах) несколько, связанных с расследованием цареубийства:
    «11. “Правда о русской Царской Семье и темных силах” (составлено Рудневым – заверенная копия на 12 листах).
    12. Письмо Дитерихса Колчаку от 17 мая 1919 г. за № 43 о розысках трупов расстрелянных фрейлины Гендриковой и гоф-лектриссы Шнейдер (с приложением пяти фотографий мест погребения и трупов в гробах)».
    Рукописную опись изъятых документов, хранящуюся ныне в Центральном архиве ФСБ РФ, подписал «товарищ председателя Иргубчека К. Попов»:

    https://history.wikireading.ru/303969


    Последняя из известных фотографий адмирала А.В. Колчака.

    Из «Иркутской летописи»: «После передачи в сопровождении солдат Инструкторской школы под командованием А.Г. Нестерова арестованные были переведены по льду Ангары на правый берег в районе Курбатовской бани, где их посадили в автомашины и доставили в Иркутскую тюрьму.


    Курбатовские бани, построенные в начале XX в.
    В них мы ходили семейно в конце 1950-х и самом начале 1960-х. Помню сохранившиеся там с дореволюционных пор отделанные цветной хайтинской плиткой номера с ваннами на львиных лапах и кранами причудливой формы. В 2011 г. варварски эксплуатировавшиеся бани были снесены.


    Причем следует отметить, что А.В. Тимирёва добровольно последовала за А.В. Колчаком. Начальник тюрьмы Кутепов выдал расписку члену Политцентра М. Фельдману о том, что он принял арестованных А.В. Колчака, А.В. Тимирёву и В.Н. Пепеляева для содержания под стражей в одиночных камерах. А.В. Колчак был заключен в камеру № 5».
    В деле до сих пор сохранилась расписка: «1920 года. Января 15 дня. Я, начальник Иркутской губернской тюрьмы, выдал настоящую расписку члену Политического центра Фельдману в том, что троих арестованных: адмирала Колчака, В.Н. Пепеляева и А.В. Тимирёву, для содержания под стражей, принял».
    Эти трое были не единственными узниками, снятыми с поезда Верховного Правителя: «На следующий день К.А. Попов и уполномоченный народно-революционной армии поручик И.И. Кошкодамов распределили и препроводили в Иркутскую тюрьму 112 человек, снятых с поезда № 52»:

    https://history.wikireading.ru/303969


    Иркутская тюрьма.

    Сохранились мемуары вдовы генерал-майора А.П. Гришина-Алмазова (1880–1919), еще до прихода к власти адмирала А.В. Колчака командовавшего Сибирской армией, известного тем, что уже в конце июля 1918 г., вскоре после занятия белыми Екатеринбурга, он заботился о сборе и тщательном хранении всех документов, связанных с убиенной Царской Семьей:
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/235787.html
    Супруга его Мария Александровна была близка Верховному Правителю и А.В. Тимирёвой; была даже запечатлена с ними на одной из фотографий:
    https://sergey-v-fomin.livejournal.com/235123.html
    Вместе с ними она ехала в том самом поезде, который задержали в Иркутске; также была арестована и посажена в тюрьму, написав и опубликовав год спустя, в Харбине воспоминания о пережитом:
    «В 12 часов ночи 15 января я была разбужена администрацией тюрьмы, просившей разрешения посадить в мою камеру еще одну арестованную. Через несколько минут в камеру вошла А.В. Тимирёва.
    Ее появление было для меня полной неожиданностью. Мы все знали о заверениях ген. Жанена и не сомневались, что поезд адмирала Колчака будет доставлен до Верхнеудинска.
    Тимирёва был охвачена страшным волнением и тревогой. Из ее возбужденного, несвязного рассказа я поняла, что поезд адмирала Колчака с необычайным трудом продвигался на восток, пока в Нижнеудинске к нему не был приставлен чешский караул.
    В поезде началось волнение. Возникла мысль о побеге адмирала. В вагоне Колчака было созвано совещание наиболее близких адмиралу лиц. Совещались недолго. В.Н. Пепеляев с обычной искренностью и прямотой высказался против побега.
    Он полагал, что вожди движения не могут избегать ответственности за деяния. Он верил в гарантии союзников и ужасался мысли, что, по прибытии поезда в Верхнеудинск, в вагоне, украшенном союзными флагами, не окажется адмирала.
    Большинство участников совещания поддерживало мнение Пепеляева. Колчак решил не покидать поезда. Но он очень нервничал и волновался. Эта тревога еще более усилилась, когда обнаружили, что ген[ерал-лейтенант М.И.] Занкевич [(1872–1945), генерал-квартирмейстер штаба Верховного главнокомандующего армии А.В. Колчака. – С.Ф.], одобрявший решение адмирала, ночью тайком скрылся из поезда.
    Когда поезд Колчака прибыл в Иркутск, чехи объявили, что передают охрану русским властям. Немедленно в поезд явились представители Политического центра и военного командования. Адмиралу и лицам его сопровождавшим было предложено собрать вещи и отправиться в тюрьму.
    Колчак и Пепеляев были доставлены в тюрьму на автомобиле. Адмирал был помещен в нижнем этаже, в одиночную камеру № 56 [в действительности № 5. – С.Ф.] . Пепеляев сидел во втором этаже, через камеру от меня.
    Одиночный корпус в три этажа помещался в отдельный двор, в котором было 64 камеры.
    Камеры были невелики: 8 шагов в длину, 4 в ширину. У одной стены железная кровать. У другой – железный столик и неподвижный табурет. На стене полка для посуды. В углу выносное ведро, таз и кувшин для умывания.
    В двери камеры было прорезано окошко для передачи пищи. Над ним небольшое стеклянное отверстие – волчок».

    https://cyberleninka.ru/article/n/kolchak-i-pepelyaev-v-tyurme-vospominaniya-m-a-grishinoy-almazovoy


    Продолжение следует.

    источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (15.06.2020)
    Просмотров: 97 | Теги: россия без большевизма, адмирал колчак, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1691

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru