Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3394]
Русская Мысль [352]
Духовность и Культура [513]
Архив [1430]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Борис Галенин. Цусима – трагический триумф Русского Императорского флота. Ч.13.

    Что это было за зрелище

     

    Немеркнущий подвиг гвардейского броненосца продолжает вызывать восхищение и в наши дни. Не могу не привести, практически дословно, посвященные ему строки из очень недурной статьи «Мифы Цусимы» Андрея Колобова[1]:

    В 14.32 всякое участие Рожественского в Цусимском сражении подошло к концу, но что же произошло дальше? … Аналитики обычно называют время, последовавшее за выходом из строя «Князя Суворова» «периодом анонимного командования». Что ж, может оно и так, но давайте посмотрим, как командовали «анонимы».

    Командир следующего за «Суворовым» броненосца «Император Александр III» направляет свой корабль вслед за флагманом, но быстро поняв, что тот уже не может вести эскадру принимает командование на себя. …

    Казалось бы, ситуация критическая – оба флагмана избиты и вышли из строя, и что должен был чувствовать командир? Враг как будто бы невредим, его положение лучше и выигрышнее, японские орудия изрыгают океан пламенеющей стали, и кажется, что горизонт дышит на тебя огнем.

    Судьба твоего корабля предначертана, ты следующий после флагмана и сейчас на тебя обрушится огненный ад, только что сокрушивший того, кто шел впереди тебя.

    Непосильный груз ответственности за эскадру внезапно обрушивается на твои плечи, а ведь человеческая плоть слаба... И, наверное, так хочется вырваться из всего этого, отвернуть, выйти из боя хоть на чуть-чуть, дать хотя бы малую передышку истерзанным нервам, собраться с силами…

    Командир «Александра» увидел ошибку Того – тот слишком далеко выдвинул свой первый броненосный отряд и у русских кораблей появился шанс проскочить под кормой его броненосцев.

    Но для этого нужно – какая малость! Развернуться, и повести эскадру прямо на противника. Самому подставиться под «палочку над Т».

    Тогда на тебя обрушится град снарядов со всех 12 кораблей японцев, и ты, конечно же, погибнешь. Но ведомая тобой эскадра, пройдя проложенным тобой путем, сама поставит «кроссинг Т» обоим отрядам японцев – и Того и Камимуре!

    «Император Александр III» поворачивает…НА ПРОТИВНИКА!

    Расскажите мне, о Знатоки морских войн, часто ли в истории человечества бывало такое, чтобы эскадра ожесточенно, но безрезультатно сражалась почти час, несла потери и вдруг, внезапно потеряла флагманов, но – не отступила, не оцепенела в отчаянии, а вместо этого ринулась в яростную, самоубийственную атаку на торжествующего врага?!

    Что это было за зрелище

    Огромный, черный левиафан с золотым двухглавым орлом на форштевне, в пене и брызгах расталкивая свинцовую волну, вдруг ворочает влево, и нещадно дымя обеими трубами, бросается прямо на вражеский строй, в самый его центр!

    Сквозь фонтаны воды, вздымаемые вражескими снарядами, сквозь вихрь яростного огня идет в атаку русский броненосец, словно древний витязь в сечу смертную, не прося пощады, но и не давая ее никому. И бьют орудия с обоих бортов, а закопченные, меченые яростью вражеского огня надстройки озаряются вспышками собственных залпов и огнем разгорающихся пожаров.

    Но во след ему, вытянувшись в строгую линию, поворачивают ведомые им корабли эскадры и огоньки выстрелов пробегают по их темным силуэтам…

    Воистину, то был их славный час! Почти безнадежная – но все же предпринятая попытка переломить ход боя. Тактически, к 14.35 положение русской эскадры было совершенно проигрышным, нужно было что-то менять.

    «Император Александр III» пошел в атаку, разменивая самого себя на лучшую позицию для остальных русских кораблей, из которой они могли бы нанести серьезные потери японцам.

    Адмирал Рожественский не имел права и не мог сделать такого в завязке боя – он не знал еще истинного соотношение сил русской и японской эскадры.

    Но командир «Императора Александра III», после сорока пяти минут боя – знал, и ни секунды не колебался в своем самоубийственном решении.

     

    У него почти получилось.

    Разумеется, Хейхатиро Того не мог позволить русским выставить «палочку над Т» своему отряду. И потому он поворачивает «все вдруг» ‒ теперь он уходит от русских кораблей.

    Это, конечно, правильное решение, но теперь корабли Того повернуты кормой к русскому строю и ситуация, пусть ненадолго, вновь меняется в нашу пользу…

    А затем, «Император Александр III», получивший тяжелейшие повреждения, вынужден был покинуть строй. Честь и право вести эскадру перешли к «Бородино».

     

    О теории вероятности и молодом японском империализме

     

    Андрей Колобов справедливо отмечает, что на минуты атаки «Александром III» эскадры Того приходится второй период эффективности огня нашей эскадры, недаром вскоре после этого Соединенный флот предпочел потерять нас на несколько часов.

    И восклицает с горьким юмором, или сарказмом, что «воистину, если бы теория вероятности, эта продажная девка молодого японского империализма, хоть на секунду явила бы справедливость русским морякам» – бой и тогда мог бы окончиться по-другому. И добавляет: «Увы, история не знает сослагательного наклонения…».

     

    Полагаю, что если продолжить и углбить столь оригинальное понимание теории вероятности, необходимо отметить, что в этом качестве та повела себя как весьма дорогая дама соответствующего поведения. И чтобы она улыбнулась «молодому японскому империализму», старшим братьям этого империализма пришлось заплатить ей очень немалые деньги.

    Так, практически безвозмездный заем Японии на строительство флота от американских банкиров определенного направления, типа небезызвестного Якоба Шиффа, составил на современные деньги порядка 100 млрд долларов[2]]. Тут не только теория вероятности может продаться!

    Описание боя продолжает Георгий Александровский:

     

    …Самых выдающихся флотоводцев мира

     

    Бухвостов талантливо руководил этой частью боя, и проявленная им инициатива была достойна искусства самых выдающихся флотоводцев мира… В этой самой подвижной и полной неожиданных маневров части боя, часы измерялись минутами, а минуты − секундами.

    Бухвостов, видя, что японские корабли после поворота русской эскадры в 2 часа 30 минут на ост, снова опережают русскую эскадру, принимает смелое до отчаянности решение.

    Он не уклоняется со всей эскадрой снова вправо, (как это сделал Рожественский с целью сохранить возможность бить по врагу всем орудиям левого борта своей эскадры и очевидно надеясь на более ощутимый результат нашей стрельбы), а в 2 часа 35 минут поворачивает в обратную сторону − почти на чистый норд, держа курс под хвост японской линии и надеясь прорваться под кормой последнего корабля японской линии (Схема 1-2).

     

     

    Схема 1-2. Маневр АЛЕКСАНДРА

     

    Этим маневром Бухвостов подставил свой броненосец под особенно усиленный обстрел японского флота. Мало того, что все броненосные корабли японской линии стреляли по «Александру III», но они обстреливали этот корабль продольным огнем, при котором процент поражения самый высокий.

    Но если «Александр III» этот огонь выдержит, то, пересекая сзади японскую кильватерную линию, он ставит под такой же огонь весь японский флот.

    Во время этого поворота «Александр III» опять прикрывает своим корпусом, если не «Суворова», то остальные русские броненосцы, которые пока не легли на другой галс, должны были временно прекратить стрельбу.

     

    Реакция адмирала Того

     

    Храбрая до крайности инициатива Бухвостова, вызвала у адмирала Того немедленную реакцию. Он не смеет допустить прорыва русской эскадры на север и ему нужно уклониться от возможности в свою очередь попасть под продольный огонь русского флота.

    В 2 часа 40 минут он приказывает шести кораблям своего первого боевого отряда повернуть "все вдруг" на 16 румбов (на 180 градусов), развернувшись в сторону от русского флота. Вследствие этого маневра ведущим кораблем японской линии становится последний корабль первого отряда − броненосный крейсер «Ниссин», на котором держал свой флаг младший флагман первого отряда вице-адмирал Мису.

    Чтобы прикрыть этот маневр от сосредоточенного огня русских кораблей, так как японские корабли, находясь на циркуляции, сами не могли стрелять, а себя подставляли под продольный обстрел со стороны русских судов, Того предпринял два параллельных мероприятия.

    Во-первых, он послал в минную атаку на русскую эскадру авизо «Чихая», который до этого держался сзади японской линии с ее нестреляющего борта. Этим Того отвлекал огонь русских броненосцев от своих поворачивающих главных сил на это маленькое суденышко.

    В 2 часа 46 минут «Чихая» с предельной дистанции выпустил две торпеды, прошедшие вблизи борта броненосца «Бородино». Этот корабль, справившись с поломкой, вероятно, рулевого управления, снова вернулся на свое место в строю.

    Вторая мера заключалась в том, что 2-ой боевой отряд японской эскадры под флагом адмирала Камимура не повернул немедленно в след первому боевому отряду, а продолжал свой путь, расходясь на контркурсе с русской эскадрой.

    Тем самым броненосные крейсера Камимура прикрыли своими корпусами поворачивающиеся броненосцы Того. Но, благодаря этому маневру, японская эскадра оказалась впервые разъединенной. Очевидно Того решил, что боевая сила русского флота уже настолько ослабела, что с ним уже может сражаться каждая из половин японского флота в отдельности.

    По-видимому, он надеялся, что оба японских боевых отряда, действуя самостоятельно, не дадут Второй Тихоокеанской эскадре уйти. Но здесь адмирал Того, явно, просчитался.

     

    Осторожность Камимуры

     

    Камимура, оставшись только с пятью броненосными крейсерами, не счел себя достаточно сильным, чтобы бороться один на один со всей русской эскадрой. И через 3 минуты после того, как последний его корабль минул точку поворота японского флагманского корабля «Миказа», он также повернул в сторону от русского флота, но не сделал поворота "все вдруг", а повернул менее рискованным способом, а именно последовательно. Начало поворота отряда Камимура на соединение с отрядом адмирал Того, произошло в 2 часа 57 минут.

    Пользуясь своим преимуществом в ходе, японские броненосцы шли на перерез курса «Александра» и угрожали, пересекая курс, подвергнуть русскую линию продольному огню, но «Александр» делает резкий поворот и ведет русскую эскадру снова на юго-восток в сторону слабейшей половины японского флота.

    Тем временем отряд Камимура уже повернул, идя на соединение с Того. Бой снова вспыхнул между русской эскадрой и расходящимися на контркурсе японскими броненосными крейсерами.

     

    «Александр». Взгляд с «Суворова»

     

    Перед этим последним поворотом «Александр III» и следующая за ним эскадра подходила к «Суворову», который самостоятельно шел на север и оказался между линиями обоих флотов. Вот каким представился «Александр» глазам капитана 2-го ранга Семенова, наблюдавшего за ним из батарейной палубы правого борта «Суворова»:

    ‒ Мы могли хорошо видеть «Александра», который был у нас почти на траверзе и держал прямо на «Суворова». За ним следовали остальные. Расстояние уменьшалось.

    В бинокль уже отчетливо видны были избитые борта броненосца, разрушенные мостики, горящие рубки и ростры... но трубы и мачты еще стояли.

     

     

    Следующим шел «Бородино», сильно горевший. Японцы уже успели выйти вперед и завернуть на пересечку. Наши подходили справа, а японцы оказались слева от «Суворова».

    Стреляли и в нас, и через нас. Наша носовая башня (единственная до сих пор уцелевшая) принимала деятельное участие в бою. Затаив дыхание, все ждали.

    По-видимому, вся сила огня японцев была сосредоточена на «Александре».

    Временами он казался весь окутан пламенем и бурым дымом, а кругом него море словно кипело, взметывая гигантские водяные столбы… Ближе и ближе... Расстояние не больше 10 кабельтовых...

    И вот − один за другим, целый ряд так отчетливо видимых попаданий по переднему мостику и в левую 6-дюймовую башню... − «Александр» круто поворачивает вправо, почти на обратный курс и уходит... За ним «Бородино», «Орел» и другие…

     

    Жертвуя собой

     

    Из этого описания видно, что силы «Александра III» после получасового водительства русской эскадры были надорваны. Поэтому, когда этот отважный броненосец был снова обстрелян вторым японским отрядом адмирала Камимура, то ему пришлось выйти из строя и уступить водительство эскадры третьему по порядку в линии броненосцу «Бородино».

    Но свою задачу «Александр III», жертвуя собой, выполнил. Он уже почти вывел эскадру из боевого соприкосновения с японским флотом. За него эту задачу докончил «Бородино».

    Адмирал Того, видя русскую эскадру уходящей, в отчаянной попытке задержать ее, приказал произвести несколько выстрелов торпедами, которые однако не достигли русской эскадры.

    По японским сведениям, расстояние между борющимися эскадрами уменьшилось в этот момент до 12-15 кабельтовых, но этого не подтверждают русские участники боя, и тот же Семенов свидетельствует, что русская эскадра повернула на юго-восток, когда она была удалена на эту дистанцию от «Суворова». А ведь, «Суворов» не находился в одной линии с японскими броненосцами.

    Поэтому обе эскадры находились друг от друга не менее чем в 25 кабельтовых. Следовательно, японские источники уменьшают расстояние, чтобы оправдать бессмысленный расход торпед со стороны японских броненосцев.

    Адмирал Того, очевидно, в этот момент нервничал и отдал необдуманное распоряжение.

    Казалось бы, Того должен был немедленно повернуть назад, чтобы не дать русской эскадре уйти. Но этого он не сделал. Состояние его кораблей после нахождения под обстрелом русских броненосцев требовало, по-видимому, передышки для быстрого исправления полученных повреждений.

    Поэтому он продолжал идти на северо-запад, после того, как прекратил стрельбу, еще в течение двадцати минут и только затем повернул "все вдруг" в сторону русского флота и лег на курс, ведущий на северо-восток, пассивно ожидая повторения со стороны русского флота попытки прорыва на север.

    В 3 часа 05 минут бой прервался после 1 часа 16 минут непрерывного артиллерийского поединка.

    Русская эскадра, следуя за «Бородино», шла на юго-восток. Главные силы японского флота, уходили в обратном направлении. Броненосные крейсера Камимура шли тем же курсом несколько сзади на соединение с своими главными силами... Дистанция между обоими флотами быстро увеличивалась.

    Согласно японской версии, внезапно сгустившийся туман разъединил оба борющихся флота. Но и без тумана бой должен был бы прерваться, раз оба противника расходились в прямо противоположные стороны. Японцы не проявили инициативы сохранить соприкосновение с тихоходной русской эскадрой и явно стремились на время оторваться от русских броненосцев.

    «Трудно назвать такое поведение японского флота − действиями флота побеждающего», − замечает Георгий Александровский. И продолжает.

     

    Эскадра: курс НОРД-ОСТ 23 градуса!

     

    Путь к уходу из Корейского пролива на юг был для русского флота открыт. Японский флот, сам подбитый, отказался от своей главной задачи преследовать более слабую русскую эскадру и достигнуть решительной победы на море.

    Многие критики действий 2-й эскадры негодовали, что командиры русских броненосцев не воспользовались этим моментом, чтобы отказаться от дальнейшей попытки прорыва во Владивосток и, окончательно прервав сражение, удовольствоваться тем, что цена, заплаченная за первую попытку прорыва, была еще относительно небольшой − только один броненосец «Ослябя» утоплен, а другой − «Суворов» где-то скитается сзади русской эскадры в пасти врага.

    Жалкое малодушие! Что предлагали они? Бросить своего Командующего на флагманском корабле на произвол судьбы, отказаться от цели столь выстраданного похода после первой неудачной попытки

    А может быть, сила японского флота уже иссякла, как это имело место в бою 28 июля у мыса Шантунг, когда на японских броненосцах уже не осталось снарядов для дальнейшего ведения боя?

    Цусимское сражение не могло быть повторением боя у Шантунга.

    1-я Тихоокеанская эскадра возвращалась после этого боя в недалекую свою базу − Порт-Артур, находясь в которой она еще некоторое время представляла какую-то угрозу японскому флоту.

    2-я Тихоокеанская эскадра этой возможности не имела. Путь назад вел только в нейтральный порт для разоружения и к окончательному отказу для эскадры от борьбы с Японией до конца военных действий.

    Цусимское сражение, заканчивая многострадальные труды 7½-месячного похода, не могло закончиться вялой попыткой прорыва. Эта битва не смела придать новые ветви стыда в уже увядший в этой войне венок русской славы. Страницы истории этого боя не писались только для текущего момента, чтобы их с досадой забыть на другой день.

    Страницы истории Цусимы были призваны оставить глубокий след в истории Русского государства. След исключительно тяжелый по своим непосредственным практическим последствиям, но след, свидетельствующий о чрезвычайно высоком взлете русского национального духа, взлете, имеющем мало равных себе в истории человечества.

    Не сломленные ни своей слабостью, ни новыми разрушительными снарядами, впервые примененными японцами в этом бою, ни жестокими ударами нерасположенной к нам судьбы, командиры русских кораблей непреклонно оставались верными последним словам приказа адмирала Рожественского "Собственной кровью смыть горький стыд Родины".

    Воспользовавшись перерывом в бою, русские моряки спешно заделывали пробоины, откачивали воду, тушили пожары, убирали тела убитых, укладывали раненых, пополняли комплект прислуги у уцелевших орудий, производили учет запасам снарядов и ... готовились снова к бою.

    Строй эскадры выровнялся. Броненосец «Александр III» снова вступил в строй, заняв место сзади «Бородино», «Орла» и «Сисоя Великого». Русская эскадра продолжала идти еще некоторое время на юго-восток с целью несколько отойти от противника.

     

     

    Эскадра: курс НОРД-ОСТ 23º

     

    Эскадру вел «Бородино».

    У командира этого броненосца не мелькнуло мысли продолжать путь дальше на юг.

    Через 10 минут после перерыва боя, «Бородино», а за ним вся эскадра легли на старый курс, ведущий во Владивосток − НОРД-ОСТ 23 градуса![3]

     

    БОРОДИНО" становится головным

     

    «С этого момента место головного нашей линии занял Бородино", который и водил эскадру до седьмого часа.

    Поворот в 3 часа 20 минут, из норд-вестовой четверти в зюйд-остовую, проходил в расстоянии меньшем десяти кабельтовов от Суворова", остававшегося без движения, и вероятно в это время огонь наших броненосцев помог отбить первую атаку миноносцев на Суворова".

    Вскоре после 3 часов дня наша броненосная эскадра пришла в соприкосновение со своими транспортами и крейсерами и с неприятельскими крейсерами.

    Нельзя с точностью установить движения, которые привели к этому соприкосновению, но по сличению разных объяснений наиболее вероятным представляется следующее».

     

    Транспорты и крейсера

     

    «Три наши вооруженные транспорта: „Камчатка", „Анадырь" и Иртыш", с не имевшими артиллерийского вооружения транспортом „Корея" и двумя малыми буксирно-спасательными пароходами Русь" и „Свирь", под конвоем отряда из семи крейсеров и пяти миноносцев, ‒ которым в 1 час 20 минут было приказано сигналом уходить вправо, то есть к осту, и которые тогда же соответственно изменили курс, увидели в 2 часа 30 минут, что голова нашей броненосной эскадры начинает ворочать к югу.

    Тогда Командующий крейсерами, решив, повидимому, что ему не следует продолжать движения в указанном направлении и тем, удаляя транспорты от места боя броненосцев, удалять их вместе с тем и от прикрытия, которое могли оказать броненосцы, повернул вправо через ост к зюйду.

    Увидев затем, что в южной части горизонта идут от веста к осту легкие японские крейсеры, делавшие с 1 часа 20 минут большой обход нашего тыла, из-за линии своих броненосцев к югу и востоку, Командующий крейсерским отрядом склонил курс к зюйд-весту и весту, направляясь таким образом на пересечку курса наших броненосцев в ту сторону, с которой не было неприятеля.

    Может быть, Командующий крейсерами, решаясь повернуть к месту боя броненосцев, считал, что виды на прорыв уже потеряны и что настала пора, пожертвовав транспортами, прийти с крейсерами на помощь броненосцам. Склоняясь, как выше указано, он обменялся с японскими крейсерами выстрелами на расходящихся курсах с больших расстояний. Как в настоящее время определилось, это были крейсера отрядов вице-адмиралов Дева и Уриу.

    Первый выстрел с нашего флагманского крейсера был сделан, вероятно, около 2 часов 45 минут.

    Вслед затем, около 3-х часов, Командующий нашими крейсерами мог разглядеть, что наши броненосцы ворочают к северу. Тогда и он, несколько увеличив расстояние до неприятельских легких крейсеров, стал ворочать через вест к норду, чтобы догнать свои броненосцы и закрыться ими.

    Во время этого поворота, начиная с 3 часов 10 минут, наш крейсерский отряд мог иметь перестрелку левым бортом с крейсерами отрядов вице-адмирала Катаока и контр-адмирала Того, которые в это время показались в зюйд-вестовой четверти, идущими в направлении к востоку же, на расстоянии около 5 миль.

    Неприятельские же легкие крейсера, начавшие в 3 часа поворот на вест, в погоню за нашими, увидев, что наши поворотили к северу, легли и сами в северном направлении и открыли огонь по нашим крейсерам и транспортам, с левого борта.

    Эта часть боя, между крейсерскими отрядами Дева и Уриу и нашим, велась на параллельных курсах (норд) и продолжалась менее получаса ‒ с 3 часов 10 минут до 3 часов 35 минут.

    Пока японцы были позади наших, усиленному огню их подвергались наши концевые крейсера. При этом особенно подбит был крейсер „Урал", команда которого была тогда же пересажена частью своими шлюпками на транспорты „Корея" и „Анадырь", частью на буксирный пароход „Свирь".

    По мере того, как японцы обгоняли наших, они переносили огонь на наши головные крейсера, пока в 3 часа 35 минут сами оказались под огнем головных броненосцев нашей эскадры, повернувшей, как выше упомянуто, в 3 часа 20 минут вторично на юг».

    Малоизвестные подробности о действиях крейсерского отряда приводит в своей книге Александровский[4].

    источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (18.06.2020)
    Просмотров: 100 | Теги: даты, Борис Галенин, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1691

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru