Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3459]
Русская Мысль [353]
Духовность и Культура [518]
Архив [1445]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 24
Гостей: 23
Пользователей: 1
rusichmaloross

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ» - «ЧЕРНЫЙ БОРОН» - «МИЛЫЙ ПЕТРУША» (Письма генерала П.Н. Врангеля жене, баронессе О.М. Врангель). Ч.1.

    Генерал Петр Николаевич Врангель  был одним из самых ярких полководцев России. Однако испокон веков Родина не жаловала своих полководческих гениев. При всех великих государях, верховных правителях, председателях совнаркомов, генеральных секретарях и президентах, одаренные Богом сограждане считались опасными для устоев Отечества. Их казнили, заточали, ссылали, либо лишали возможности заниматься делом, ради которого они появились на свет. Чаша сия не обошла и Врангеля. К его редкому полководческому таланту прибегали, как правило, в самых безнадежных случаях, и то с тайной надеждой, что он потерпит неудачу.
    В Советской России Врангеля прозывали «черным бароном», антисоветская эмиграция величала его «белым рыцарем». Но в его жизни было еще одно, наверное, самое дорогое для него именование - «милый Петруша». Так обращалась к нему его любимая жена Ольга Михайловна . О том, что жена была действительно, а не формально, по закону, любимой говорят многочисленные письма П.Н. Врангеля О.М. Врангель, сохранившиеся в Архиве Гуверовского института войны, революции и мира Стэнфордского университета США (Коллекция Vrangel’ Family BOX # 1 - 2). Эти письма составляют часть семейного архива Врангелей, который в конце 1994 г. был передан в Архив Гуверовского института и значительно дополнил хранящиеся там существенные документальные собрания Главнокомандующего Русской Армией, Председателя Русского Обще-Воинского Союза генерала П.Н. Врангеля и его матери, баронессы М.Д. Врангель. Особенностью публикуемых писем является то, что они не носят только персонального характера переписки двух любящих друг друга супругов, но и имеют немаловажное общественное звучание. Неоднократно в письмах П. Н. Врангель размышляет о судьбе страны и армии, делится служебными переживаниями, в том числе своими проблемами в отношениях с руководством Белых Армий.
    Первую мировую войну Врангель начал ротмистром, командиром эскадрона, а закончил командиром корпуса, генерал-майором. За отвагу и незаурядный талант Петр Нико-лаевич был удостоен всех орденов Российской империи - от ордена Святой Анны до офи-церского Георгиевского креста и золотого Георгиевского оружия. Но при этом, наверное, не многие могли заметить в нем нежного мужа и прекрасного семьянина, ибо награда здесь может быть только одна - ответная любовь жены. Данная переписка публикуется на основе подлинных письменных источников в извлечениях, неясные места в рукописном тексте обозначены [...]. Грамматика и стилистика писем сохранены, за исключением явных описок и ошибок. Вот лишь некоторые из писем П.Н. Врангеля жене, написанные с фронтов Первой мировой войны:


    1 Августа [1914 г.] [Автограф, чернила.]
    Дорогая и ненаглядная моя Олесинька!
    Спасибо за Твои хорошие письма, каждый раз доставляющие мне громадное удовольствие. Вчера приехал Кутепов и привез нам от Тебя вещи, между прочим, мешок, который мне, как нельзя более, пригодится - спасибо, милая, за заботы Твои обо мне. Спасибо за массу вкусных вещей, которые ты мне прислала.
    Вчера было у нас первое дело, я действовал сперва отдельно от полка, затем вторично, вечером, с полком. Всыпали немцам порядочно, захватили много оружия, ранцев и т. д. О первом деле моего эскадрона посылаю Тебе копию с моего донесения поданного К[оманди]ру по требованию Начальника Дивизии. Не нарадуюсь на эскадрон - действовали как на параде [...] - толково и беззаветно храбро. Надеюсь, что Скоропадский  наградит моих молодцов.
    Офицеры и вольноопределяющиеся вели себя прекрасно, с такими помощниками можно идти хоть к черту на рога.
    Теперь, вероятно, просидим некоторое время в бездействии. Очень беспокоюсь, не имея известий от папа - где-то он находится? От мама ни слова - не знаю, что она намерена делать. Если будет верная оказия, то перешли ей мою реляцию о бое, буду и впредь посылать Тебе копии с моих описаний дел эскадрона. Хотел послать Тебе отбитое мною оружие и снаряжение, но [.] отобрали для полкового музея.
    Помещаемся отлично в большом коммунальном доме, живём хорошо и ни в чем не нуждаемся. С лошадьми также теперь устроился. Взял отличную лошадь из строя, вторую подарил мне Скоропадский - захваченную нашим охранением - прекрасная гнедая лошадь, пока не езжу на ней, ибо у неё рана на шее, полученная, вероятно, где-либо в бою, но через неделю, надеюсь, будет в порядке.
    Если найдешь свободную минуту, напиши непременно [...].
    Петруша.


    18 Сентября [1914 г.] [Автограф, чернила.]
    Дорогая моя Олесинька!
    Вчера ночью, улучил, наконец, минутку и написал Тебе два слова карандашом. За последние пять дней я спал, в общем, не более 7 - 8 часов урывками, все время движемся вперед.
    Хоть и тяжело, но зато дело идет прекрасно, а тогда и усталость нипочем. Для действия в районе 10-й армии образована сводная кавалерийская дивизия, - которой на-значен командовать Скоропадский (он все же остался командиром Конной Гвардии); я назначен начальником штаба дивизии (не правда ли как громко звучит) иметь свой эскадрон Петруши! Дела масса, в особенности по ночам, когда приходится делать разборку всех донесений, поступивших за день, и писать распоряжения на следующий день. Прибыло несколько легких орудий, вчера впервые познакомились с «чемоданами», снарядами больших орудий. Впечатление, как [...], двигаются они мало, и поражение сравнительно небольшое. Вчера получил письмо от мама, пишет, что дети здоровы, забавны и веселы, все время вспоминают нас и играют в сестры милосердия. Папа все не может поправиться, что меня изрядно беспокоит. Мама работает в Красном Кресте и как всегда с полным увлечением. Одних моих собак забрал М[...] в Раздобни[...], чему я крайне рад, да, по-видимому, и мама, которую они изводили, кажется, порядочно.
    От Тебя со времени отъезда не имею ни одного слова, слава Богу, что хоть через Дирока получаю известия; на почту не рассчитывай, пиши при каждой оказии. Между про-чим, отвечай через Мевеса , который везёт это письмо.
    Обращаюсь к Тебе с двумя просьбами. 1) отдай белье, которое посылаю [...] 2) через него же пришли съедобного, здесь плохо насчет еды - окорок, копченой рыбы, консервы, щи с кашей и сладенького. Отчего и как попала Ты в Гродно , когда советовали Тебе съездить в Вильно ? Очень удивился, узнав об этом, но Господь же нам покровительствует и Ты опять близко от меня - сегодня нас переводят на Запад, и мы будем сравнительно близко (около Львова ). Как только теперешняя операция кончится, и нам дадут передышку, вырвусь к Тебе. Пока же обнимаю и нежно люблю. Да хранит Тебя Бог,
    Петруша.


    13    Ноября [1914 г.] [Автограф, чернила.]
    Дорогая моя Олесинька!
    Спасибо за присланные со Скоропадским вещи и письмо. Вину и газетам особенно обрадовался. Пожалуйста собирай и присылай «Новое Время»  со следующими оказиями, а после Твоего отъезда проси о том же мою мамашу - хоть и читаешь с запозданием, но остаешься в курсе Петербургской жизни. Одновременно с сим посылаю ряд писем, которые разошли по принадлежности. Прибыли ли моя кобыла для продажи, я писал и Борису, и Сене дабы её выслали, и сделал уже все распоряжения Кос[...]. Ежели лошадь еще не пришла, попроси Джона телеграфировать, чтобы её выслали немедленно, ежели пришла, наведайся в офицерскую конюшню.
    16-го или 17-го перейдём в район станции Крейцбург  и будем стоять около самой ж.[елезной] д.[ороги] опять-таки в окопах, как и здесь, но, к сожалению, в подчинении Трубецкому. Очень может быть, что недели через две-три, как только приведу хозяйство в порядок и поставлю дело на рельсы, буду просить ген.[ерала] Краснова  съездить дня на три в Питер похлопотать по делам полка.
    По сколько мог убедиться роль Тины в [Первом летучем] отряде [Добровольцев Красного Креста] совсем второстепенная, всерьез её никто не принимает - имей это в виду на всякий случай; её саму я видел лишь мельком, студенты же из отряда чередуются при моем полку всё время и мы в прекрасных отношениях.
    Все эти дни погода стояла прекрасная - снежок, тепло и ясные ночи, сегодня же здоровый мороз, градусов я думаю 10 -12 - запасись тёплыми вещами. Повторяю, подлечить основательно до отъезда - время пока спокойное.
    Несмотря на два письма, посланных мною Дмитрию с просьбой повидаться, он ничего не ответил и не появлялся - 16-го или 17-го уйду, и жаль будет, что не удалось видать его. С приходом к Крейцбергу налажу правильную доставку корреспонденции с Питером, о чём уже говорил со Штабом Бригады. Пока, до свидания, обнимаю и люблю, деток целуй. Да хранит Вас Господь.
    Петруша.
    P.S. Купи и пришли мне, пожалуйста, резиновые настремянники.
    Не просрочь уплату % за серебро. Посмотри, как стоит мотор - Кравцов говорит, что наш мотор несколько осел на подставках.


    23    Декабря [1914 г.]. [Автограф, чернила.]
    Дорогая моя Олесинька,
    Третий раз пишу наудачу, т.е. с оказией, но с грустью из Твоего письма вижу, что мои письма до Тебя не доходят. Первый раз писал несколько слов с Бологого, 2-й об [...] письмо с ординарцем 2-й дивизии, наконец, сейчас по Твоему рецепту, т.е. с оказией на С[анкт]-П[етерс]б[ург] с просьбой бросить на почту по дороге.
    Спасибо за Твою фотографию и длинное письмо. Тебя также поздравляет моя мамаша, с Праздником. Фотография прекрасная и я её, как и присланный Тобою псалом, ношу в портфеле на месте сердца. Ежели отдых в Бологом окажется, как он того ожидается и, надо думать, я, как и Дмитрий, скоро увижусь с Тобою, во всяком случае, будь покойна на день, по-видимому, выберусь.
    Как я писал Тебе уже, производство моё в полковники уже вышло. Относительно планов Твоих - выжди, что будет с нами, ежели же решишься оставаться в Варшаве, во всяком случае, оставь Твой лазарет и устройся в лучшей обстановке, а главное - с надежными людьми. Лурье сейчас в С[анкт]-П[етерс]б[урге], как только приедет, поговори с ним об его отряде [Добровольцев Красного Креста]. Пока кончаю [...].
    Петруша.

     

    Подготовлено проф. А. Квакиным

    Категория: История | Добавил: Elena17 (30.07.2020)
    Просмотров: 136 | Теги: петр врангель, Первая мировая война, россия без большевизма, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1712

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru