Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3523]
Русская Мысль [353]
Духовность и Культура [523]
Архив [1453]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 16
Гостей: 15
Пользователей: 1
rusichmaloross

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    «БЕЛЫЙ РЫЦАРЬ» - «ЧЕРНЫЙ БОРОН» - «МИЛЫЙ ПЕТРУША» (Письма генерала П.Н. Врангеля жене, баронессе О.М. Врангель). Ч.6.

    После оставления Крыма офицеры и солдаты армии генерала Врангеля разместились поначалу в турецких городах. Близ Галаты поселился в своей плавучей штаб-квартире на яхте «Лукулл» Петр Николаевич. Преимущество такого житья заключалось в том, что судно могло в любой час сняться с якоря и уйти в любой другой порт, увозя Врангеля, его помощников и охрану. Необходимость в перемещениях была постоянной. Беженцы из России в основной массе жили в эмиграции голодно и бесправно. Одни нуждались в мо­ральной поддержке, другие - в деньгах, третьи - не могли освоиться с обычаями и нравами страны пребывания. Им в меру своих небольших возможностей помогал барон П.Н. Вран­гель. Сам он и его семья жили настолько скромно, что у него не было средств отремонти­ровать автомобиль. О характере его эмигрантской жизни многое говорят его письма жене:

    25 Октября [1925 г.]. [Автограф, чернила.]

    Дорогая моя Кисинька!

    Это первое письмо Тебе после Вашего отъезда. Вернувшись к Карлову, я нашел мама в слезах: она бесконечно обрадовалась, когда я передал ей, что Ты её целуешь и сожале­ешь, что не успела поцеловать на вокзале. Оказывается, ей показалось, что Ты на неё сердишься, и она мучилась тем, что Ты уехала, что-то имея против неё. Я попытался её утешить, сказав, что всё это, конечно, одно её воображение. С Вашим отъездом дом омертвел, и я буду рад, когда наступит 1-е Ноября, и мы останемся в наших комнатках - всё же как-то не будет казаться так пусто.

    Пока что мы обходимся хорошо; г-жа Тихонова присылает сносный, даже вкусный, обед, ужин готовят мама с Варей в четыре руки. Эти же дни питались отлично. Сверх ожиданий мама приспособилась сравнительно легко к новым условиям жизни, обходится без посторонней помощи и на все мои настояния взять в помощь женщину отвечает са­мым решительным отказом. Боюсь только, чтобы она не устала...

    Погода сегодня испортилась, со вчерашнего вечера идет дождь, хотя тепло как ле­том. Ник. [олай] Мих. [айлович] Котляревский[1] после долгих хлопот добился всех виз [...]; завтра поедет со мною в Белград, а послезавтра собирается выехать в Грац. Ляхо­ву[2] много лучше, боли в ноге прошли, и он уже сидит в кресле. Вчера писал [. ]ой, сооб­щая ей все местные новости,- отъезд Колчиных[3], Бина[...] и т.д.; она, конечно, прочла письмо Тебе.

    Поручения Твои исполнил, мебель Андросовой передал, оставленные для г-жи Гир[.]овой вещи пересланы С.Н. Палеологу[4]. С величайшим нетерпением жду Твоих писем. Пока нежно обнимаю и люблю. Целую деток. Да хранит Вас Господь.

    Петруша.

    29 октября [1925 г.][Оригинал. Напечатано на машинке.]

    Дорогая моя Кисинка,

    Сейчас получил Твоё письмо. Не могу понять, как могло оно так скоро дойти, сегодня 29, а письмо отправлено 26. Спасибо за то, что так скоро и так подробно написала. У нас всё по-старому, скучно и безлюдно, - от скуки учусь писать на пишущей машинке, - это первый опыт. Сегодня приехал Даватц, пробудет здесь до субботы. Николай Михай­лович [Котляревский] вчера, наконец, уехал в Грац, вернется не ранее вторника. Провожу дни ежедневно по долгу гуляя с Варей благо, погода стоит тёплая, читая и думая обо всех Вас, моих дорогих. Кормит нас госпожа Тихонова неплохо, а ужины мама и Варя го­товят прямо Лукулловские. Вчера, например, построили свежие грибы в сметане собст­венной сборки и вареники с вишнями. Мама пока что справляется со всеми хлопотами по дому отлично, я никак не ожидал, что она так приспособится к новым условиям жизни. Мячин молодцом, порядок у него большой, всюду чисто и всё сделано вовремя. В общем, живётся нам неплохо, и Ты можешь быть за нас спокойна. Я рад, что Ты довольна до­мом, что дети с Тобою, что бедная Наталья Михайловна наконец отдохнёт. Только прошу, не ленись, пиши чаще и поподробнее. Сейчас был у меня Бенар, просил срочно на­писать Тебе и просить Тебя немедленно написать госпоже Сомовой о том, что в при­сланном списке, составленном в Париж в Министерстве иностранных дел на получение виз для неё, Сомовой, кандидатов он, Бенар, пропущен и визы ему не дают, и он боится пропустить срок явки. Он телеграфировал Сомовой, но ответа не имеет. Напиши ей. Пока кончаю, обнимаю Тебя, моя любимая Олесинька, и деток. Да хранит Вас Господь.

    Петруша.

    [Добавлено от руки:]

    P.S. Это второе письмо с Твоего отъезда.

    Распечатал, чтобы просить Тебя никому не говорить о намерении моём приехать к Вам к Праздникам.

    2 Ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

    № 3.

    Дорогая моя, ненаглядная Кисинька!

    Сегодня получил второе Твоё письмо с описанием дома и того, как Вы в нём устраи­ваетесь. Графиня Шереметева писала мама, что Алёшка и её очаровал. Какие отноше­ния установились с новой бабушкой?

    Ты не пишешь о руке Петровой, по чему заключаю, что дело идет на поправку. Бед­ный Ляхов только сегодня встал и мог проехать в Н.[ови] Сад на рентгеновский снимок. Возможно, предстоит операция. Положение несчастного Андросова[5] совсем плохо. Кровотечение не прекращается, и он между жизнью и смертью; сегодня - первый день как проблески улучшения.

    Вчера был в Белграде на молебне по случаю открытия нового [,..]ого собрания. Соб­рание помещается в одноэтажном особнячке. Чисто и уютно, не знаю, удастся ли толь­ко стать на ноги в отношении денежном. Днём заходил к Бармалиным, которые Тебе кланяются.

    На прошлой неделе приезжал Даватц, проведший здесь три дня. Книга его очень под­винулась; то, что уже написано - превосходно.

    Со вчерашнего дня мы переехали в свои три комнатки, чему очень радуюсь - не так пусто и неуютно. Пока на твою квартиру никто не претендует, очень надеюсь, что, в конце концов, она останется за Ник.[олаем] Михайловичем] Котляревским. Чрезвычай­но досадно, что из-за договоренности Натальи Михайловны ему приходится [слово за­черкнуто] сидеть столько времени в Граце. Но, слава Богу, пожалуй, что эти беспокой­ства с Грацем, видимо, подходят к концу. Сколько они испортили всем нам крови! Хоро­шо то, что хорошо кончается. Удастся ли продать злосчастный павильон?

    С устройством в новых условиях жизни и благодаря тому, что за болезнью Ляхова и отъездом Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] я остался совсем один и дел очень много,- скучать, так не успеваю. Весь день занят. Свободные часы читаю, или делаю прогулки с Варей, благо погода еще теплая и относительно сухая.

    Вчера получил телеграмму Е.К. Миллера об утверждении сметы на первое полугодие 26-го года. На несколько месяцев можно быть спокойным, - скучных разговоров и пере­писки в ближайшие 3 -4 месяца можно будет избежать.

    Пока кончаю, обнимаю и нежно целую Тебя и деток. Привет всем. Да хранит Вас Господь.

    Петруша.

    P.S. Исполнил Твоё поручение, выяснил, что кофту, которую Ты хотела связать мама к Празднику, она предпочла бы шерстяную, не шелковую.

    Картинка для Алешки, вместо письма.

    № 4. 6 ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

    Дорогая моя Олесинька,

    Сегодня получил письмо от Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского], сообщающе­го, что, наконец, доверенность ему выслана. Вместе с тем он сообщает, что у него не­ожиданно возникли крупные неприятности с новыми кредиторами, доселе неизвестными, предъявляющими ему требования об уплате и грозящими арестом в случае уклонения. Он пишет, что платить отказывается, но не исключает возможности всякого рода ослож­нений, вплоть до ареста. Не могу не отметить, что было бы несравненно естественнее все эти хлопоты принять на себя тому же Борису, тем более что он постоянно бывает в Граце по своим делам. Любезностью Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] мы по­ложительно злоупотребляем. Столь продолжительное его отсутствие и мне, при усло­вии, что Ляхов долго болеет, весьма тяжело,- я не справляюсь с перепиской.

    Третьего дня в обществе К. Ф. Зар[... ]ова - присутствовали лишь члены штаба; по­сле этого в Штабе же выпили по стакану вина. Андросову, слава Богу, лучше, он крепнет с каждым днём; как только здоровье его позволит, он будет отправлен в санаторию. Получила ли Ты мое письмо о Бена[.]? Бедняга до сего дня ожидает визы... Из Крымско­го кадетского корпуса прислан Штабом прелестный адрес - благодарность кадет, поль­зовавшихся лечением в Твоей санатории. Адрес вышлю по почте. Погода у нас опять лет­няя, ходим без пальто. Летают пчёлы и комары...

    Собираешься ли Ты приехать в Париж? Намерена ли побывать у В.[еликой] Княги­ни[6]? За последнее время ко мне проявляется особое внимание. Получил смету при весьма любезном письме; все мои пожелания удовлетворены. Кто начал это новое веяние - не знаю...

    Пока кончаю, нежно Тебя обнимаю и люблю. Целуй деток. Да хранит Вас Господь.

    Петруша.

    9 ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

    Дорогая моя, ненаглядная Олесинька!

    Как видишь, успехи мои в писании довольно значительны. Сегодня Ник.[олай] Мих. [айлович] [Котляревский] пишет, что, наконец, совершил купчую и на следующей не­деле будет здесь. Искренно этому радуюсь, с болезнью Ляхова и отъездом Ник.[олая] Мих.[айловича] [Котляревского] я едва справляюсь с перепиской. Теперь надо мама поду­мать о том, как наилучшим образом сберечь деньги. Я думаю, что самое лучшее было бы поместить их в вечный вклад на имя Миши, чем он был бы, во всяком случае, обеспечен хотя бы маленькой суммой на всю жизнь. Иначе деньги уплывут.

    Госпожа Фричеро пишет мне, что ей удалось добиться новых льгот для переез­жающих на работы в Бельгию. Передай ей мою горячую благодарность. Я тот час по по­лучению её письма написал генералу Абрамову[7].

    Н.Н. Чебышёв[8] просит ответа на письмо его касательно предъявленных каким-то Градовским квитанций на заложенное в ссудной казне серебро, принадлежавшее покой­ному Жорже. Кто этот Градовский: доверенный ли Марьяны или жулик, завладевший квитанциями? Ответ необходимо получить срочно.

    Собираешься ли в Париж? Как устроилась ваша жизнь?

    Пока кончаю, обнимаю и люблю.

    Целую тебя и деток. Да хранит вас Господь.

    Петруша.

    10 ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.] Дорогая моя Олесинька,

    Сегодня приехал Николай Михайлович [Котляревский], закончивший благополучно все дела. Прилагаю чек, который мама должна учесть. Подробные сведения и расчет Ник.[олай] Мих.[айлович] [Котляревский] посылает, ото всякого вознаграждения он ре­шительно отказывается, говоря, что всё сделал как дружескую услугу и всякое настаи­вание с нашей стороны оплатить эту услугу считает обидным. При этих условиях я не счёл возможным далее настаивать. Настоятельно прошу мама написать ему, не откла­дывая, сердечное письмо, тоже и тебя, со своей стороны.

    Необходимо принять меры, чтобы деньги не уплыли, а сохранились для Миши. Удачно помещенные оне в значительной мере процентными поступлениями облегчат ваш скуд­ный бюджет и, во всяком случае, почти окупят жизнь Миши.

    Очень обеспокоен рукою Петра. Не могу допустить, чтобы Сопежко[9] ошибся. Во всяком случае, без консультации с Алексинским[10] операцию делать нельзя.

    Артифексов[11] просит прислать ему мерку Алешкиной головы. Он едет в Скопле и хо­чет к Рождеству подарить Алешке феску.

    Погода опять испортилась полдня идет дождь, пасмурно, но тепло. Это письмо четвертое, или пятое с Твоего отъезда. Как видишь, я пишу чаще тебя.

    Крепко тебя, моя любимая, и деток целую; да хранит вас Господь.

    Петруша.

        Ноября [1925 г.]. [Оригинал. Напечатано на машинке.]

    Дорогая моя Олесинька,

    Вчера, вернувшись из города, нашел Твоё письмо со вложенным ответом Марианны. Н.М. Котляревский также получил письмо от Тебя с запросом как поступить с чеками Кн.[ягини] Волконской[12] на 100 долларов присланных Ник.[олаю] Михайловичу [Котлярев- скому] для Тебя. Прошу Тебя этот чек учесть; полученные деньги - две тысячи франков с лишним, дадут Тебе возможность дожить до Января. Я же внесу соответствующую сумму С.Н. Палеологу.

    До Января денег Тебе не пришлю, т.к. не знаю, дотяну ли с этими грошами, которые остаются до этого срока, сам.

    Вчера в Белграде принял прибывшего из Америки корреспондента «New York Times» г- на Гордона Смита, рекомендованного нашему посольству из Америки рядом лиц. Он весьма интересуется положением русских беженцев, имел страстное желание видеть Тебя в Америке, для чего из Вашингтона приехал в Нью-Йорк, но Тебя уже не застал, Ты выехала накануне.

    Во вторник С.Н. Палеолог везет его в Твою санаторию.

    Вечером ужинал у Галиполийцев в офицерском Собрании; было на редкость тепло и сердечно. Отчеты прочтёшь, вероятно, в «Новом Времени»[13].

    Вик. Даватц заканчивает свою книгу[14]; он читал несколько глав. Я думаю, что книга должна будет иметь крупный успех.

    Написала ли Наталия Михайловна Котляревскому, чтобы благодарить его за хлопо­ты по продаже дачи? Если ещё не написала, попроси ее непременно, не откладывая, это сделать. Напиши и сама.

    От Е.К. Миллера более [...] не имею ни слова. Ожидаю писем с нетерпением, ибо он, вероятно, выяснить мог наше общее денежное положение в зависимости от бытового, и разрешится вопрос о времени поездки моей во Францию и возможности соединиться с Вами, мои дорогие.

    Нежно обнимаю Тебя, моя любимая, и деток. Да хранит Вас Господь,

    Петруша.

    29Ноября [1925 г.]. [Автограф. Чернила.]

    Дорогая моя, любимая Киська,

    Сегодня получил Твоё письмо от 24-[го] н[ояб]р[я] со вложением квитанций [...].

    Петруша.

    [1]     Котляревский Николай Михайлович (1892 - ?) - полковник. Закончил в 1913 г. Константиновское ар­тиллерийское училище. Офицер лейб-гвардии Конной артиллерии. В Добровольческой армии и ВСЮР с ок­тября 1919 г. - командир 2-й батареи отдельного дивизиона лейб-гвардии Конной артиллерии 5-го кавале­рийского корпуса. В Русской армии с августа 1920 г. - командир артиллерийского дивизиона 1 -й кавалерий­ской дивизии до эвакуации Крыма.

    [2]    Ляхов НД- из казаков станицы Раздорской Области Войска Донского. Подесаул в 21 г.

    [3]    Колчин Родион Родионович (1863 - 1926) - умер в эмиграции в Югославии.

    [4]    Палеолог Сергей Николаевич - генерал, представитель П.Н. Врангеля в Югославии. Возглавлял в Бел­граде Державную Комиссию по делам русских эмигрантов в Королевстве Сербии, Хорватии и Словении.

    Андросов Сергей Аркадьевич (? - 1957) - капитан Генерального штаба. Эмигрант, умер в Нью-Йорке.

    [6] Великая Княгиня Ксения Александровна (1875 - ?) - сестра царя Николая II.

    [7]     Абрамов Федор Федорович (1870 - 1963) - генерал-лейтенант. Из дворян Области Войска Донского, казак станицы Митякинской Области войска Донского, из семьи генерала, по окончании Петровско- Полтавского кадетского корпуса поступил в 3-е военное Александровское училище, затем был переведен в Николаевское инженерное, из которого в 1891 г. был выпущен хорунжим гвардии в Лейб-гвардии Конно­артиллерийскую батарею. Окончил Николаевскую академию Генштаба в 1898 г. и офицерскую кавалерийскую школу в 1901 г. Участвовал в Русско-японской войне; с апреля 1904 г. - штаб-офицер для поручений при полевом дорожном управлении Маньчжурской армии, в декабре был произведен в полковники, с августа 1905 г. - штаб-офицер при главнокомандующем а Дальнем Востоке. С сентября 1905 г. - начальник штаба 4-й Донской казачьей дивизии, с мая 1907 г. - начальник штаба 13-й кавалерийской дивизии, с июля 1912 г. - командир 1-го уланского Санкт-Петербургского полка, в январе 1914 г. был произведен в генерал-майоры и назначен начальником Тверского кавалерийского училища. Участвовал в Первой мировой войне; В 1914 г. - генерал-майор. В 1915 г. - командующий 15-й кавалерийской дивизией, с ноября 1916 г. - начальник войскового штаба Донского казачьего войска, был произведен в генерал- лейтенанты. в 1917 г. - 3-й Донской казачьей дивизией, командир 1-го Донского корпуса. С 1917 г. был в составе Всевеликого войска Донского, командовал Донскими партизанскими отрядами. С мая 1917 г. - начальник 1-й Донской конной дивизии, с августа - генерал-лейтенант. В январе 1918 г. возвратился на Дон, командовал Северной группой казачьих партизанских отрядов, с мая - начальник 1-ой Донской казачьей дивизии, входившей в состав Молодой Донской армии. В феврале 1919 г., командуя группой войск, в сложнейших условиях отразил наступление Красной армии на Новочеркасск. В апреле 1920 г. сформировал из эвакуированных в Крым донских частей Донской корпус, командовал им во всех боях в Таврии летом - осенью 1920 г., особенно отличившись при разгроме конного корпуса Д.П. Жлобы в августе. В 1919 г. командовал Донской гвардейской казачьей бригадой, с ноября 1919 г. по март 1920 г. - инспектор Донской конницы, с 5 (18) мая - командир Донского корпуса, с октября 1920 г. - командующий 2-й армией. В ноябре 1920 г. эвакуировался из Крыма с остатками русской армии генерала П.Н. Врангеля, При эвакуации привел корпус в Чаталджу, в 1921 г. на о. Лемнос, затем в Болгарию, в Турции и Болгарии в 1920 - 1924 гг. командовал Донским корпусом.. Выслан болгарскими властями в Югославию, после чего назначен по совместительству помощником Главнокомандующего Русской армией. В 1924 г. вернулся в Болгарию в качестве начальника всех частей и управлений Русской армии в стране. При создании РОВСа назначен председателем 3-го отдела в Болгарии. После похищения генерала А.П. Кутепова (1930 г.) назначен заместителем председателя РОВСа. После похищения председателя РОВСа генерала Е.К. Миллера (1937 г.) исполнял должность председателя РОВСа до марта 1938 г. Во время 2-й мировой войны участвовал в формировании казачьих частей, в деятельности КОРа, подписал Пражский манифест в 1944 г. После 2-й мировой войны переехал в США. Погиб в автомобильной катастрофе.

    [8]    Чебышёв Н.Н. (? - 1937) - прокурор Московской судебной палаты, сенатор. Участник Белого движения, возглавлял управление внутренних дел в «Особом совещании» при генерале А.И. Деникине, один из редак­торов газеты «Великая Россия», выходившей в 1920 г. в Крыму при правлении П.Н. Врангеля. В эмиграции руководил русским бюро прессы в Константинополе, был начальником канцелярии Врангеля и членом Высшего Монархического Совета, из которого затем вышел. Активный сотрудник газеты «Возрождение».

    [9]    Сопежко Кирилл Михайлович (1852 - 1928) - хирург, участник белого движения, в эмиграции с 1920 г.

    [10]   Алексинский Иван Павлович (1871 - 1945) - политический и общественный деятель. Из дворян. За­кончил естественное отделение физико-математического факультета Московского университета. Примыкал к кадетам. Депутат 1-й Государственной Думы. В 1906 - 1914 гг. преподавал на медицинском факультете Московских высших женских курсов. В годы 1 -й мировой войны заведовал медицинской частью Красного Креста на Юго-Западном фронте, работал в тыловых госпиталях. В 1917 г. избран профессором Московско­го университета. В 1919 г. примкнул к Белому движению, работал военным хирургом, эмигрировал в конце 1920 г. В 1921 г. избран заместителем председателя Русского Совета во главе с П.Н. Врангелем. С 1926 г. - председатель Патриотического объединения, созданного Зарубежным съездом. В конце 1930-х гг. отошёл от политической деятельности.

    [11]   Артифексов Леонид Александрович (? - 1926) - генерал-майор. В Гражданскую войну в России слу­жил в армии генерала Врангеля. Умер от туберкулёза в Сербии.

    [12]   Волконская (урожденная Лутугина) Мария Владимировна (? - 1961) - княгиня, жена кавалергарда князя А.П. Волконского. Умерла в эмиграции в Париже.

    [13]   «Новое время» - ежедневная газета, выходившая в Белграде с 22 апреля 1921 г. по 26 октября 1930 г. под редакцией М.А. Суворина.

    [14]   Наверное, речь идёт о книге: Даватц Владимир Христианович. Годы: Очерки пятилетней борьбы. Бел­град, 1926.

    Подготовил к.и.д. А. Квакин

    Категория: История | Добавил: Elena17 (01.09.2020)
    Просмотров: 73 | Теги: петр врангель, россия без большевизма, белое движение
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1729

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru