Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3562]
Русская Мысль [355]
Духовность и Культура [528]
Архив [1455]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    В.Л. Махнач. Славяне. Ч.2.

    Православный университет Иоанна Богослова, Москва. 2005-2006.
    Отекстовка: Сергей Пилипенко, ноябрь 2012.

     

    * * *

    Но мы уклонились. Мы говорили об аварах и хазарах. Как только восточные славяне, еще не отдельный народ, вышли из фазы надлома, они тут же навели порядок, и Хазария погибла. Вы помните походы князя Святослава Игоревича. Мы с ними развязались. Ну, правда, надо сказать, что лет десять после разгрома Святославом каганат еще держался, и каган еще был жив, но от полученного удара Хазария рассыпалась. А потомки хазар остались. По рекам Дону, Волге и их притокам жили крещеные потомки хазар, которых кликали «бродниками» уже в XIII веке. Жили они, заметьте, как и хазары, по рекам. То была цивилизация речных долин. И затем они влились в Донское казачество. У донских казаков и далее у терских казаков на Кавказе хазарской крови не мало. Другое дело, что они ее не ощущают. Ну и караимы в Крыму есть потомки хазар, безусловно.

    Студентка: А горские евреи? Кто они?

    Махнач: Горские евреи — иранского происхождения, они не хазары. Это таты, иранские евреи. А вот караимы есть потомки хазар, конечно.

    Заметим, что утратившие связи, единство, заброшенные великим переселением бог знает куда, славяне заметны в это время на Средиземном море. Так, например, у египетских султанов была славянская гвардия, у мусульманских эмиров Кордовы в Испании тоже была славянская гвардия. А в средневековом Палермо на Сицилии, в крупном богатом портовом городе два квартала назывались, соответственно, «Сакалибах» и «ас-Сакалиба», то есть, «Славянский» и «Сын славянина». То были самые богатые из пяти кварталов, и на их территории находилась гавань. Наконец, где-то в конце VIII века в Кордове ученый, скрывший свое имя под прозвищем «Аль-Хаким», то есть «Врач», «Медик», написал совершенно интересную книжечку под названием «Победоносное возражение всем сомневающимся в исключительных достоинствах народа славян». Автор был уже мусульманин, мусульманский врач, возможно, связанный с университетом Кордовы, но он не забыл, что он славянин. И, возмутившись, вероятно, чьими-то высказываниями, он написал книгу, которую мы до сих пор не перевели! Читайте по-арабски, кто может. Так что есть и такие моменты. Мы торговали по всему Средиземному морю. Те же самые сицилийские славяне, конечно, далматинские славяне, югославские.

    Начинается фаза инерции. Она очень представима для нас, потому что это наша золотая эпоха Киевской, или иначе Древней, или иначе Домонгольской Руси. Тогда не только наша культура, но и наша цивилизация были, несомненно, и намного выше любой западноевропейской, не Византии, конечно, не христианского Кавказа. Там жили древние народы, унаследовавшие очень древние культуры. А в западной Европе и ловить было нечего. Изучающим у меня русскую историю совершенно необходимо прочитать об этом в моей единственной совместной работе «Русский город и русский дом», совместной с искусствоведом и социологом Марочкиным. Она есть в интернете на двух, если не больше, сайтах. Но она большая, почти два с половиной листа, потому я бы посоветовал ее купить. Не разоритесь. Недорого все это. В Высоко-Петровском монастыре, где находится наш Отдел религиозного образования, или в спорткомплексе «Олимпийский». Там есть целый сборник под тем же названием «Русский город и русский дом» серого цвета. Название нашей статьи вынесено на обложку, но у сборника всего семь авторов. Спорткомплекс лучше Высоко-Петровского, потому что там в лавке №3031 есть также мои сборники «Факты и смысл» (черного цвета), «Россия, которую мы вернем» (алого цвета) и «Политика. Основные понятия» (синего цвета). Форма обложек совершенно одинакова, только разного цвета. Все четыре книжки обойдутся вам рублей в 100-150 (13 батонов белого хлеба или бутылка дорогой водки). Сборник «Россия, которую мы вернем» переиздавать уже не будут, нет особенного смысла. Сейчас одно православное издательство изъявило желание переиздать все мое, но на это уйдет несколько лет и все будет прикомпоновано, у них много работы.

    Обращаю ваше внимание. Современная археология, современное искусствознание, к сожалению, в отличие от базовой исторической науки давно уже поставили знак равенства между понятиями «древняя», «киевская» и «домонгольская» Русь. Идиотическое, связанное с эпохой Петра I наименование всего, что было до Петра, «Древней Русью» и «древнерусским» только путает и затрудняет ориентацию в исторических событиях. Когда я такое слышу, мне хочется спросить: а что это за народ такой — «древнерусский»? Он где жил? Например, русская архитектура XVII века (до Петра) очень близка архитектуре XVIII века (после Петра). И то, и другое — барокко. И ничего стилистически общего она не имеет с русской архитектурой XV-XVII веков. А вот в XI-XIII веках все совершенно монолитно, все в одном направлении. Так что это синонимы. А «древнерусский» значит «славяно-русский».

    И, наконец, последнее, что должно было произойти, — это обскурация (распад этноса). Она начинается на рубеже XII-XIII веков. Она довольно короткая. Славяне быстро, за сто лет, сошли на нет. И то было отмечено летописью. Междоусобицы, которые пронизывали всю историю Руси, потому что все княжества были отдельными государствами, теперь становятся бессмысленными и жестокими. Количество совершенно неуемных князей-грабителей заметно возрастает. Причем, иногда это очень известные фигуры. Иногда по совершенно другим причинам они попали к нам в Святцы. Мы почитаем их как святых благоверных князей. В чем тут дело? Юрий Всеволодович Владимирский, который бросил свой город, но сражался с Ордой и пал на реке Сить, почитается как мученик, страстотерпец. Но князем он был отвратительным, задирой, всех обижавшим. По обстоятельствам смерти, а не жизни тоже попадают в Святцы. Или Михаил Черниговский, который отказался совершить языческие обряды в Орде, и был убит, почитается как верный христианин. Но князем он был преотвратным! Он был князем периода обскурации, периода конца Древней Руси. Нет, не все, конечно. Но их становится многовато.

    Более того. Два чудовищных ограбления Киева. Киев был ограблен владимиро-суздальцами и затем черниговцами, старинными конкурентами Киева. Летописец отмечает весьма интересную вещь, что черниговцы грабили Киев как чужой город. Понимаете разницу? Раньше князья тоже брали города один у другого. Но все равно город же был русский. Ворота выламывали, на стенки лезли, кто-то погибал. Но в городе вели себя как свои в русском городе. А эти вели себя уже как чужие.

    На этом история славян заканчивается. Реликты славян, то есть остатки славян в состоянии гомеостаза, по всей вероятности, живут в Карпатах. Это бойки и лемки, изолированные горские группы. Это моя гипотеза, я предлагал ее Гумилеву. И он сказал, что я, похоже, прав. Возможно, это и подкарпатские русины, то есть жители Ужгорода в Закарпатье. То есть, реликтовые группы тех ушедших древних славян, единого славянского народа, сохранились. Но эти этнические группы очень маленькие. Дальше начинается уже собственно русская история.

    РРусы

    Но осталась проблема со словом «Русь», с понятием Русь. Откуда ее только не выводили! Откуда угодно. Есть давняя скандинавская версия, связанная с норманизмом. С таким же успехом можно вывести из ромео-греческого языка, потому что была же одна из четырех политических партий в Константинополе «русии». Еще, кстати, «венеты» были. Венеты, прасины, левки и русии. Русии — это розовые в переводе с греческого. И речка Рось встречается три раза на карте Русской земли, что позволяло Рыбакову считать, что это одно из племенных славянских наименований.

    На самом деле я придерживаюсь той точки зрения, в которой противники, если не враги, Лев Николаевич Гумилев и Аполлон Григорьевич Кузьмин, практически соглашались, что русы, не русские, а русы — это, несомненно, другой народ и неславянский, Соседи, которые хорошо знали, достаточно хорошо их знали, — хазары, византийцы, арабы, тогда еще в достаточно большом количестве шнырявшие по Южному Кавказу, по Малой Азии, вдоль южного берега Черного моря. Они славян и русов не путают. Они знают, что это разные народы.

    Император Константин Багрянородный, Константин Порфирогенет, написал великолепный трактат «Об управлении империей», которым все пользуются. Он есть и на русском языке с обширными комментариями. И не один раз издавался. Византийцев это касалось, ибо днепровским транзитом они тоже пользовались. Он приводит названия днепровских порогов в два списка, в два столбца, по-славянски и по-русски. Видно, что они из совершенно разных языков. Кто были русы, неизвестно. Кузьмин доказал, что русы — это тот же самый народ, который в средней Европе называли «руги». Западноевропейские латинские источники именуют святую Ольгу «королевой ругов» («regina rugorum»). Руги по всей вероятности взяли Рим, точнее, объединенное войско ругов и скирров. Но вот Одоакр по одним сведениям — скирр, а по другим — руг. Если он руг, то наш родич. Хотя может быть и не стоит хвастаться тем, что мы взяли и упразднили Рим. Но если скирр, то он германец. Скирры — германцы, а вот руги нет.

    В 1960-е годы издательство «Молодая гвардия» ударилось в патриотизм и выбросило немало хороших популярных книг. Оно выпустило и серию памятников русской истории. Серия строилась по одной схеме. Издавался исторический роман, чистая беллетристика, часто неплохая, и приложение к роману: фрагменты хроник, тексты документов, статьи, комментарии. Так вот, издали замечательный двухтомник «Откуда есть пошла Русская земля». Это очень интересный материал, смотрите, если попадется. Роман там безумный. Это «Русь изначальная» Валентина Иванова. Это нечто. Если вы его не читали, а только видели кино, то это еще сильнее. Это уже совсем космос (космическая фантастика). Там все хорошо (то есть очень плохо). Временная привязка там есть — восстание Ника в Константинополе в 532 году, в раннюю часть правления Юстиниана Великого. В то время не только хазары не были известны, еще и авары не были известны. Не было никого в Великой степи, о ком было бы интересно узнать в Константинополе. Императора Юстиниана Великого талантливо играет Иннокентий Смоктуновский. Играет с такой ненавистью к византийцам, с какой их можно ненавидеть, только ненавидя русских. Причем он играет трусливого и подлого человека. Юстиниан был всяким человеком. Но он уж точно не был трусливым и мелким. Это был человек бычьей энергии, что видно на его портрете. А императрицу Феодору играет в непрерывной истерике Маргарита Терехова. Но я понимаю, она истерить умеет. Сплошь вранье.

    В полом бронзовом быке возле форума в Константинополе никогда никого не жарили. Ну не жарили! Это придумал Валентин Иванов. Он стоял там просто для красоты.

    Лихо скакать на коне, да еще вести стрельбу из лука, с седла на скаку, да еще не в пехоту, ладно бы, а в латную конницу византийскую, фрактариев, было непосильно славянам очень долго, может быть, до времен Ярослава Мудрого. Славяне хорошо сражались пешими, а на конях только передвигались. А фрактарии просто вбили бы их копытами в землю, на том бы дело и кончилось.

    Хазары там также впечатляют. Старшего хазарского хана играет, может быть, калмык, то есть человек монголоидный до невозможности. Младшего хазарского хана играет армянин, а прекрасную хазаринку — еврейка. В итоге получился этнос без этнических черт категорически.

    Но приложение готовил Аполлон Кузьмин. И в частности там собраны им несколько сот древнейших упоминаний о русах и Руси. Из-за чего я даже купил себе этот двухтомник, потому что нет у меня этого кузьминского списка. Где я буду его по частям искать? А тут он готовенький. Очень показательно.

    Так вот, кто эти руги, русы, мы не знаем. Кузьмин не предполагал, что это германцы, он предполагает, что они иллиро-фракийцы. Это территориально похоже на правду. Фракия — это европейская часть нынешней Турции, точнее, европейская часть, оккупированная турками, которая уже несколько раз по международным соглашениям должна была быть турками потеряна. Этнические стереотипы у русов и славян отчетливо отличаются. У русов были мужские поселки, то есть воинские поселки, где мужчины проводили часть жизни вне своих семей, вне женщин. У славян мужских поселков не было. У русов были человеческие жертвоприношения, в том числе и на тризне, и даже в школьных учебниках ссылаются на арабского землепроходца, торговца и историка Ибн Фадлама, который описывает похороны знатного руса. Из этого делаются далеко идущие выводы, забывая о том, что то были похороны именно руса, а не славянина. Мужчины славяне стриглись под горшок и носили бороды. Мужчины русы, по моде которых, между прочим, описан Святослав у историка Льва Диакона, брили головы, оставляя такой же оселедец, как потом носили запорожцы, и усы, но бороду сбривали. У русов был совершенно запорожский вид. Даже то можно уловить из источников, что русы дома мыли руки в лохани, а славяне на руки воду поливали. Эти вещи очень показательны. Немцы еще в XIX веке всей семьей по очереди в общем тазу мылись. А вот у славян это не заведено.

    В XI веке русы исчезают из источников напрочь везде. Из чего нетрудно сделать вывод, что народ этот более старый, чем славяне. Он закончил свою жизнь, обскурировал и был поглощен другими народами. А здесь у нас оставил имя «Русь» и был поглощен славянами окончательно, хотя еще в Русской Правде Ярослава в преамбуле есть очень важная оговорка, указывающая на так сказать гражданское и политическое равноправие двух народов, живущих в одном государстве — «Аще ты славянин или русин».

    Я захватил чуть больше половины времени. Все-таки сделаю 5-минутный перерыв. Пойду принять лекарство и выкурить сигарету.

    Студентка: Сигарета — это не лекарство.

    Перерыв короткий, потому никаких молитв не читаем. Происхождение славян и русов я вам прочитал. Тема закрыта. Переходим к обществу.

    ОО проблеме норманизма

    Теперь коротко о проблеме так называемого норманизма, которая прозвучала в ваших устах. Концепция норманизма родилась в XVIII веке в трудах немецких историков, работавших в Петербургской академии наук: Байера, Миллера, Шлецера. Основана она на сказании о призвании братьев варягов на княжение в Новгород, в других более правдоподобных летописных вариантах — в Ладогу. Ладога древнее Новгорода. Призвание датируется в летописи 862 годом. Насколько Новгород существовал в то время, еще вопрос, а Ладога уже была в VIII веке. Значит, если братьев призвали и названы они «варягами», а «варяг», ясное дело, — это скандинав, то значит, скандинавы и основали государственность на Руси. Эта концепция настолько была господствующей, хотя против нее возражал уже Ломоносов, что в той или иной степени норманистами оказались уже крупнейшие историки, в патриотизме которых нет особых оснований сомневаться: Николай Михайлович Карамзин, Сергей Михайлович Соловьев и даже Василий Осипович Ключевский, который был историком того же масштаба, что и его учитель Соловьев, но по природе был умнее. Даже Ключевский в какой-то степени умеренный норманист.

    Заметим еще раз. Разговор не идет о происхождении Русской земли и даже не о слове «Русь», а об основании государственности. То есть, государственность у нас чужая, а не наша. Построения норманистов отклонялись. От буквального прочтения, что славяне от неспособности создать государство обратились за помощью, а те с удовольствием согласились. До косвенного прочтения, домысливания, что просто Русь была завоевана скандинавами, и они на новых своих землях и основали оную государственность. В подтверждение тому приводились имена послов князей Олега и Игоря в Константинополь, среди которых есть германские имена. Но там есть и славянские имена, а есть и неизвестно какие. А один из послов Игоря назван «Ятвяг», а ятвяги есть балтское племя, предки литовцев. Видимо, в Киеве ятвягов было мало, вот и укрепилось за ним такое прозвище. И даже есть какое-то тюркское имя, сейчас не помню.

    Существовал и антинорманизм в XIX веке, но был он очень слабеньким, потому что был слабо аргументирован, потому что антинорманисты наступали в лоб: «Ах, вы утверждаете, что Рюрик варяг! Так не было никакого Рюрика!». «Баснословный Рюрик», говорили в XIX веке. «Вы утверждаете, что скандинавы были более высококультурным народом? Так нет же, они были гораздо более низкокультурными!» Вот так.

    На самом же деле концепция норманизма не опровергается, она снимается. И я вам сейчас ее сниму. Мне хватило бы и одного аргумента, но именно его приведу последним.

    Во-первых, вполне возможно, что Рюрик существовал, а его браться не существовали. Есть прочтение на скандинавских языках прозвищ «Синеус» и «Трувор» как «Рюрик прибыл со всем своим скарбом и дружиною». Однако ведь указаны места, где вокняжились два брата. Это очень древние, уже существовавшие в IX веке города — Изборск и Белоозеро. Но поскольку мне очень легко представить себе человека по прозвищу «Ятвяг», мне очень легко представить себе человека и с прозвищем «Синеус», «Белоус» или «Черноус». Был же император Фридрих Штауфен императором Рыжебородым — Барбаросса. И все это знали.

    Студентка: И Харальд Синезубый, который чернику ел.

    Да. Но дело все в том, что мы не знаем, кто они были, потому что имя Рюрик существует, оно дожило до наших дней. Оно очень редко употребляется, но сохранилось в норвежском языке как «Рерик» и в польском как «Рэрик». Еще неизвестно, кто у кого заимствовал это имя — скандинавы у славян или наоборот.

    Во-вторых, недошедшая до нас, утраченная, но известная еще Василию Никитичу Татищеву, работавшему раньше Карамзина, раньше норманистов, Иоакимовская летопись сообщает совершенно иную версию. Это имена родственников. И указывает, что Рюрик существовал и был он свой, потому что он был сыном Умилы, дочери новгородского старшины Гостомысла. Гостомысл и Умила — имена вполне правдоподобные и славянские. А отец его — ободритский князь. Ободриты — славянское племя в средней Европе. Иначе «бодричи». Они не сохранились и были поглощены польским народом. Сын западнославянского князя и ильменской Умилы — это вообще не скандинав.

    Третье. Я к этому пришел лет тридцать тому назад. Но мне негде было напечатать, ведь я был еще очень молод. Затем это само без всяких скандалов пришло в историческую науку. В 1980 году вышел толстый сборник «Славяне и скандинавы». Это международная конференция, в которой участвовал в частности и Рыбаков. А также участвовали польские, германские, датские и норвежские ученые. И общим мнением той конференции стало то, что «варяг» вообще-то не есть этноним. Варяг есть образ жизни. Варяг — это пришлый человек, ищущий, где бы ему пристроиться, пришлый дружинник. А пришлый дружинник мог быть кем угодно, и ятвягом, и немцем, и мог быть наемником как скандинавского ярва, так и славяно-русского князя. Князя вообще этническая принадлежность варяга не интересовала. Его интересовало, хорошо ли бывший викинг, а теперь варяг, дружинник, вертит веслом и мечом, а также, даст ли он торжественную клятву верности. Так поступали все. Я подозреваю, что и китайца взяли бы, если бы он подходил. Но китайцы тогда до нас, к счастью не добирались. Это серьезный аргумент. Слово «варяг» (пришлый наемный дружинник) совершенно созвучно византийскому «варанга». Так называлась иноземная гвардия византийских василевсов. Причем просуществовала она очень долгое время. И состав ее сильно менялся. В ней одно время преобладали скандинавы. Немало было и славян в той же варанге. Одно время в ней преобладали англосаксы, после нормандского завоевания, захвата Англии при герцоге Вильгельме, после пресечения англосаксонской династии. Очень многие оттуда эмигрировали и служили в византийской варанге. Это все документировано. То же самое явление, что и у нас. Потому, как отметил один из наших ученых, «путь из варяг в греки» правильнее было бы именовать «путь варяг в греки». Это вам еще один очень серьезный аргумент.

    Четвертое. Иноземная династия не означает основание государственности иноземцами, не означает она и оккупации. Есть очень старая традиция, когда в условиях межклановой борьбы, межпартийной борьбы, то или иное государство, очень часто город, обычно вольный город Средневековья, своим руководителем приглашал именно иноземца. Так, например, Мухаммед, о котором мы будем говорить на другом курсе, был фактически изгнан из Мекки, хотя он того не признавал никогда, но с восхищением принят в Медине. Почему? А потому что Медина была раздираема межплеменными распрями настолько, что городские кварталы разделяли внутренние стены. А тут человек весьма знаменитый, но чужой, у него нет своей партии.

    В итальянских среднегодовых городах-республиках, коммунах, городах-государствах охотно тем пользовались, и часто то было нормой. Назывался такой начальник города по-разному: «пагаста», «капитан города», во Флоренции «гонфалоньер» («знаменосец справедливости»). Он был иноземцем, иногда иностранцем, часто итальянцем, но не флорентинцем во Флоренции, не пизанцем в Пизе, и так далее. Ясно, что он будет отстаивать городские интересы, а не интересы клана, ибо партийных привязанностей не имеет. Логично? Куда уж логичнее.

    И, наконец, последний аргумент, которого и одного достаточно. Когда были основаны древнейшие русские города, неизвестно. По Анджею Стрыковскому, польскому хронисту XV века, Киев был основан в V веке. Других подтверждений тому нет, никаких. Даже археологических подтверждений тому нет. Но и опровержений нет. То есть, это возможно. Если не в V веке, то в VI веке. У Стрыковского могли быть тексты, которые до нас, до XVIII века не дошли. Однако, можно не сомневаться, что древнейшие русские города уже существовали до IX века. Безусловно, в VIII существовали Киев, Чернигов, Ладога. Не позднее IX века существовали Старый Изборск. Ныне он перенесен, но Труворово городище рядом. Можно видеть его валы. Уже был Смоленск, и даже здесь в северо-восточной Руси, где тогда славяне не жили, а жили угро-финны, и то был древнейший славянский город уже в VIII веке. Это Ростов, старейший город северо-востока, что знали всегда. Екатерина, наводя немецкие порядочки, утверждала основные гербы Российской империи. На гербе губернского города было его геральдическое изображение, а щиток уездного города делился на две половины. В верхней половине повторялся герб губернского города, а в нижней половине был герб самого уезда. Так, естественно, было и в Ярославской губернии, за одним исключением. На Ростовском гербе есть только ростовский олень, потому что Ростов старше губернского города Ярославля, намного старше. С этим считались.

    Из той самой летописи о призвании, или о не призвании, неважно о чем, мы с вами точно знаем, что пригласили оных братьев не куда-то, а в город. Можно представить себе государство без единого города, например, государство кочевников. Можно? Можно. Но нельзя представить себе города без государства. Если над городом нет государства, значит, он сам и есть государство, как античный полис, например. А это, следовательно, уже снимает проблему норманизма. Города были лет за сто до призвания братьев, а, следовательно, государственность уже была. Я даже не ссылаюсь здесь на то, что Киев был основан князем Кием, который уж точно не имеет никакого отношения к Рюриковой династии. Но мы не знаем, когда жил князь Кий, хотя перечислены по имени и его братья, и сестра. Имя сестры носит речка в Киеве — Лыбидь. А другая Лыбидь течет в Рязани. Это вам еще пример переноса названий с юга на север. Совсем маленькая речка, приток Оки. Вот мы избавились еще от одного тягостного наследия — от норманизма. Надеюсь, убедительно.

    ООбщество домонгольской Руси

    Переходим к очень важному для нас моменту — обществу домонгольской Руси. Тема большая, требует много времени. Мы продолжим ее после Нового года. Итак, что это было за общество? Оно сложилось еще в языческие времена и сохранилось в значительной степени в христианстве, хотя, конечно, под его влиянием изменилось. Прежде всего, это было общество сословное, причем довольно сложное. И главное в этом обществе есть деление на свободных и несвободных. Несвободные — это холопы, то есть рабы без всяких оговорок. Причем отовсюду видно, что свободных значительно больше, чем рабов. Это главный принцип, все остальное принципиального значения не имеет. И принцип этот арийский, потому что свободный человек служит по договору, на равноправных условиях с тем, кому он служит.

    Так в государстве хеттов, на которых у меня было мало времени даже для второкурсников, наблюдается чрезвычайно интересная структура. Это начало XVIII века до Р.Х. Это — первое, известное нам, арийское государство. Как и во всех арийских государствах, в государстве хеттов была аристократия, но это не было главным делением общества, а главным делением было вот что. Несвободные люди есть слуги царя и рабы. То есть, если ты чей-то слуга или слуга царя, значит ты несвободный. Даже если ты министр, ты все равно ниже, чем свободный человек. Ты можешь быть богаче, жить жирнее, влиять на царя, а все равно ты юридически ниже свободного человека, даже если он горшки делает. Я неоднократно обращался к этому и подобным материалам, когда писал о свободном обществе, гражданском обществе, в частности в сборнике «Факты и смысл». Там в статье «Демос и его кратия» я указываю, что в свободном обществе к полиции относятся как к обслуживающему персоналу. Привожу пример. Полицию Афин времен расцвета составляли триста скифов, государственных рабов. Армию Афин составляло ополчение всех свободных граждан. Чувствуете разницу? А полицию составляли триста рабов! И так и надо относиться к нашей милиции. Правда, мы христиане, у нас рабов нет, и мы никого не презираем. Но даже к полковнику милиции надо относиться точно так же, как к дворнику или водопроводчику. Это ваш обслуживающий персонал. Тогда мы свободные люди. А если нет, тогда есть сильное подозрение, что мы сами рабы.

    Итак, свободные и несвободные. И свобода есть высшая ценность этого славяно-русского мира. Это можно доказывать долго и очень интересно, просто обратившись к Русской Правде — нашему первому и основному своду законов до XV века. Были еще отдельные грамоты, но общерусские законы оставались теми же с середины XI века. Были еще принятые византийские законы. Но это обычно церковные законы, вопросы брака, развода и всего с тем связанного, церковных имуществ. И там же Закон Градский, о чем мы еще будем говорить, на который я ссылаюсь в работе «Русский город и русский дом». Так вот, это кодекс и уголовного и гражданского права.

    Для начала посмотрим на систему наказаний. Смертная казнь была? Да, была. Но в исключительных случаях. Там, конечно, никто лицемерием о недопустимости смертной казни не занимался. За святотатство следовала смертная казнь, то есть за кражу из храма. Это приняли из Византии. На этом основании можно считать Ивана IV совершившим преступление, за которое полагается смертная казнь, а также Петра I и большевиков всех поголовно. Смертная казнь также полагалась за убийство, но не за простое, а за убийство, как мы говорим сейчас, «с отягчающими обстоятельствами», например, за убийство близкого родственника, убийство ребенка, отца или матери. Но это даже сейчас редкость, а тогда уж совсем большая редкость. Простое убийство не влекло за собой смертную казнь. Итак, смертная казнь была редкостью. Тюрем не было. Если кто-то, а иногда князь попадал в «поруб», в заключение, то его нельзя рассматривать как преступника в тюрьме, а как находящегося в плену. А это не одно и то же. Тюрем не было, как и не было наказания, за которое полагалось сажать в тюрьму. Продажа в рабство была возможна, но тоже в редчайших случаях. Неисправный и бежавший должник мог быть продан в рабство и только по суду. То есть, сначала он должен был стать неисправным должником, бежать. Затем его нужно было еще и поймать, доставить в суд, а суд будет выслушивать и его тоже. Согласитесь, такое тоже было нечасто. Телесных наказаний нету. Я имею в виду меру уголовного пресечения. Но, разумеется, господин мог выдрать своего холопа. А родитель уж точно мог выдрать своего набедокурившего сына, ясное дело. К счастью, они были нормальными людьми и детей иногда наказывали. Я говорю иногда своим студентам: «Ваша основная беда, господа, есть ваша патологическая непоротость». Вот в английской школе до недавнего времени пороли, и английские школы были лучшими в мире. Теперь не порют. Значит ясно, что английские школы резко ухудшаются. Сдалась Англия под натиском «прогрессу». Но повторяю, что телесных наказаний не было.

    А что же было? Что остается? Чаще всего было изгнание, то есть лишение гражданских прав. А это есть признак свободного общества. Свобода связана с городом. Если тебя изгнали из сельской общины или города, ты перестал быть полноправным членом общества. Точно так же самым страшным наказанием в той же античной Элладе был суд остракизма, потому что все права гражданина были завязаны на полис. Изгнание значит лишение прав. Еще одно наказание — «вира». Это выкуп или штраф. Это денежная компенсация, в частности и за убийство. Так вот, что мы там видим. Вира за убийство свободного человека — 40 гривен. Это очень много. Простолюдин, смерд не мог столько заплатить. Все его имущество столько не стоило. Все имущество ремесленника или смерда стоило несколько гривен. Важно, что убийство княжого дружинника, богатого купца или простого смерда стоило одинаково — сорок гривен, потому что все они равно свободны. Вира за убийство свободной женщины — 20 гривен. Не обижайтесь, женщины, но это тоже очень высокая вира. И тоже неважно, кого убили — боярыню или жену кузнеца. Заметьте, что имела значение только свобода человека, а не его состояние. Вира за убийство холопа независимо от его пола — 5 гривен в пользу его хозяина минус пошлина полгривны. То есть просто компенсация. Чувствуете разницу? Вот что значит быть свободным и несвободным.

    В поздних главах дополненной Русской Правды появляется вира 12 гривен за убийство старого конюха при стаде. Это явно привилегированный холоп, например, холоп, управляющий табунами князя. Пробили-таки более высокую виру, но все равно она много ниже виры за убийство свободного человека. Скорее всего, у какого-то князя убили конюха. Князь разозлился и уговорил других князей издать новый закон.

    Если вам этого мало, смотрим дальше. Русская Правда утверждает, что если на вас напали с палкой, вы имеете право ответить мечом. Это норма свободного общества. И никак иначе. У нас в советское время, в предельно несвободном обществе, существовала и применялась вовсю статья, карающая за превышение необходимой самообороны. Сейчас ее больше нет, и это единственное достижение в законодательстве. У свободных людей не бывает такой статьи, только у несвободных. В Англии, если вы залезете на территорию, где отмечено, что это собственность какого-нибудь сэра Джона Уимблдона, то сэр Джон может разрядить в вас два ствола картечью, и ни один суд не будет рассматривать это как убийство. Другое дело, что англичане уже очень давно христиане. Потому сэр Джон не будет стрелять, он выйдет, может быть, с ружьем и скажет: «Сэр, вы на моей частной земле. Калитка у меня вон там. Будьте любезны покинуть мою землю». Я не говорю, что в порядочном обществе, тем более, в православном обществе надо в каждого, кто перелез забор, немедленно стрелять. Но вы не стреляете из христианского милосердия, а юридически вы имеете на то право.

    Или вот уже совсем интересное. Вира за «синюю рану» выше, чем вира за «рану красную» (кровавую). А «синяя рана» — это синяк. А почему? А потому, что синяк позорит, а кровь нет. Потому что это — общество свободных людей. Сейчас это нам совсем непонятно. А тогда было понятно.

    Свобода, безусловно, рассматривалась как высшая ценность в этом мире. И потому все делились на свободных и несвободных. Но это еще не сословия. Все сословия есть свободные люди, а рабы вне сословий. Надо сказать, что положение холопов менялось. Были постановления, запрещающие их убивать. Есть даже замечание в одной летописи, что холопы обнаглели, потому что их убивать нельзя. А взять с холопа нечего. Продать его некуда. Платить он ничего не должен. Виру будут брать с его господина. И еще и убивать нельзя. Вот и обнаглели. Но это, безусловно, есть смягчающее воздействие христианского воспитания.

    Эволюция холопов идет. И уже в русском мире, во всяком случае, с XIV века, хотя термин холоп остается, по положению своему это уже скорее крепостной, нежели раб, то есть зависимый человек. В то время как крестьянин остается лично свободным человеком, не становится крепостным. Но в домонгольском периоде холоп был рабом.

    ССословия

    Мир свободных людей делился на две большие группы. Окончательно это деление исчезло после освобождения крестьян или хотя бы после освобождения дворян указом Петра III в 1761 году, то есть ровно на сто лет раньше освобождения крестьян. Это было деление на людей «служилых» и «тяглых», то есть тех, кто служит, и тех, кто платит за службу. Это вполне родственно европейскому представлению. Во Франции, например, говорят, что «дворянство платит налог кровью». Тяглые люди делятся на два больших сословия со своими сложными внутренними структурами, сословными подразделениями. Это было очень развитое общество. Это совсем не дикари. Эти два сословия — «городские тяглые» и «сельские тяглые». Городские тяглые — купцы, ремесленники и другие горожане. В русском городе жили и огородники, и молочники, люди, связанные с сельским хозяйством, в отличие от западноевропейского города, который был профессионально отделен от деревни. А сельские тяглые — это смерды, которых с XIV века, а может быть, и с XIII века начинают звать все больше «крестьянами». Вообще-то это — «христиане». Это слово произносилось еще в XVI веке с ударением на последнем слоге «крестьянин». И, видимо, церковный композитор XVI века Федор Крестьянин был именно Крестьянин, то есть Христианин. Есть такое предположение. Люди же служилые — это князья, бояре и различные категории мелких служилых людей, которыми мы с вами заниматься не будем по той простой причине, что мы не знаем различий. Мы знаем, как они назывались. Но мы не знаем, что это значит, что выше, что ниже, что престижней, что значит свободный, что не значит свободный. Были «дружинники», «детские», «отроки», «кмети», «слуги вольные», «слуги под дворским». «Дворский» значит управляющий хозяйством князя, видимо, боярин. А от «слуг под дворским» потом выйдет понятие «двор» и «дворянин». Возможно, они были не вполне свободные люди. И в этих категориях нет никакой возможности разобраться. Об этом молчит Русская Правда. Летописные сведения очень отрывочны.

    Потому, занимаясь служилыми людьми, мы будем заниматься князьями и боярами. Мир этот был в значительной степени городским и был завязан на город. В статье «Русский город» все это есть. Потому буду краток. В западном городе мы видим купцов и ремесленников. Ну, есть еще городские низы, то есть те, кто к цеху не приписан и может нищенствовать или поденничать, работать на мастера, ремесленника или купца. Западные дворяне в основном в городе не живут. В русском же городе живет князь, его двор с дворским и слугами, купцы, ремесленники, но также и огородники точно, молочники наверняка, вряд ли землепашцы. Русский город связан с сельской местностью, из него легко выехать. И до XVIII века, включительно, русский город окружен пастбищами, покосами и огородами. Потому процент городского населения на Руси был значительно выше, чем в западной Европе, бесспорно от 20 до 25 процентов по начало XIII века. Столько же было в конце античного мира, в конце Римской империи. И то же самое мы видим здесь.

    Что делает западноевропейский рыцарь, если на него доходят сведения о войне? Немедленно запирается в замке. Потом разберемся. Если сеньор позовет, поедем на службу как положено честному вассалу. Но это потом. Это дело не мое, это дело сеньора. А пока в замок, в замок. И туда же сгоняют, а чаще сами сбегаются и крестьяне. А что делает русский боярин, если слышит о войне? Он велит угнать скот, спрятаться в лесу, вывезти или зарыть все самое ценное, а сам мчится защищать город, бросив свою сельскую вотчину. Уже тут мы видим огромную разницу между западным и нашим миром. Западный город противопоставлял себя сеньору. И это было очень заметно. Город старательно возводил стены не столько против неприятеля, сколько против собственного сеньора. В бельгийском городе Гент это особенно хорошо видно. Прямо над городом угрожающе нависает, рядом, но сбоку замок графов Фландрских. Четко видно противостояние городского общества (коммуны) и графа Фландрского. А на Руси такого противостояния нет. Конечно, в какой-то степени князь — сеньор, но в минимальной, а в общем он глава города, он городской магистрат, городской полководец, городской судья. Он свой. Мира розовых слюней не было, всякое бывало. Князей изгоняли и даже убивали. Бывало. Но это аномалия, а в норме не было такого противостояния.

    Вот таким примерно было устройство того мира. Рассмотрением сословий мы займемся через две недели. А на следующей неделе рассмотрим Рим и позднюю античность.

    Молимся и убегаем.

    источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (29.09.2020)
    Просмотров: 84 | Теги: владимир махнач
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1746

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru