Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4129]
Русская Мысль [437]
Духовность и Культура [633]
Архив [1557]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Самая блестящая победа Восточной (Крымской) войны (к 165-летию взятия Карса)

    Взятие Карса в 1855 году стало последней значимой операцией и самой крупной победой русского оружия в Крымской войне. Осада шла с июня по ноябрь 1855 года. Карс являлся важнейшей турецкой твердыней восточной Турции и считался неприступным. Эта победа предопределила исход войны на Кавказском фронте Крымской (Восточной) кампании. Руководил осадой кавказский наместник и командир Отдельного Кавказского корпуса Николай Николаевич Муравьёв (1794—1866). Он ещё в 1828 году отличился при первом взятии Карса.


    Кавказский фронт 1853-1855 гг.

    Русская армия с самого начала Восточной войны вела успешные операции на Кавказском фронте. Это объяснялось тем, что русская Кавказская армия имела огромный опыт военных действий в горных условиях. Русские солдаты здесь постоянно находились в условиях малой войны с горцами и напряжения на турецкой и персидской границах. Во главе армии были решительные, инициативные командиры, нацеленные на активные действия.

    Османский султан и его британские и французские советники планировали объединить турецкую армию с горцами Шамиля, отрезать русскую армию в Закавказье, что могло привести к её полному уничтожению. А затем перенести боевые действия на Северный Кавказ. К началу военных действий на кавказском театре турецкое командование имело на этом направлении весьма значительные силы – 100 тыс. армию. 25 тысяч человек при 65 орудиях располагались в Карсе, 7 тысяч человек при 10 орудиях в Ардагане, 5 тысяч человек при 10 орудиях в Баязете. Кроме того, значительная группировка располагались в Батуми. Главнокомандующим османских войск был Абди-паша. Большая надежда была на силы Шамиля, который имел более 10 тыс. бойцов. Для наступления было сформировано две ударные группировки: 40-тыс. Анатолийская армия нацелилась на Александрополь, 18-тыс. Ардаганский отряд на Ахалцих и Тифлис.

    Приближение войны стало неожиданностью для кавказского наместника – Михаила Воронцова. Русские войска дислоцировались в Александрополе, Эриване и его окрестностях, в Ахалкалаки, Ахалцихе. Первоначально русские силы были незначительны - всего 19½ батальонов, незначительное число нижегородских драгун и иррегулярной конницы. Осенью, когда разрыв с Портой стал очевидным, русские войска в Закавказье были усилены: морем в Грузию перебросили 13-ю пехотную дивизию (13 тыс. солдат), сформировали 10-тыс. армяно-грузинское ополчение. Была сформирована 30-тыс. армейская группировка под началом генерал-лейтенанта князя Василия Бебутова.

    Первым открыл боевые действия Шамиль. Правда, он несколько поторопился, начав их ещё до вступления в войну Турции. 5 сентября 1853 года 10-тыс. отряд горцев появился близ аула Закарталы в Алазанской долине. Русские войска начали вытеснять противника в горы. 17 сентября Шамиль с основными силами атаковал недостроенный редут близ Месед эль-Кера. Положение осажденных было критическим, но их спас отряд командующего Каспийской областью, князя Аргутинского, который совершил беспримерный марш из Темир-Хан-Шуры напрямую через пять Кавказских хребтов. Шамиль был вынужден отвести войска. Потерпев неудачу, Шамиль после этого довольно долго бездействовал, ожидая появление турецкой армии. Однако русскому командованию приходилось считаться с наличием этой угрозы.

    Первое столкновение с турками произошло в ночь на 16 (28) октября: многочисленный отряд атаковал пост св. Николая, который прикрывал дорогу от Батума, по берегу Чёрного моря. Пост св. Николая оборонял гарнизон из 300 человек при двух орудиях. Османы захватили укрепление, понеся большие потери. 2 (14) ноября при Баяндуре 6-тыс. русский авангард под началом князя Ильи Орбелиани вступил в бой в 30-тыс. османской армией и избежал поражения только благодаря быстрой помощи со стороны Бебутова. Абди-паша не стал ввязываться в решительное сражение с основными русскими силами и отвел войска к реке Арпачай. Одновременно Ардаганская турецкая группировка пересекла русскую границу и вышла на подступы к Ахалциху. 14 (26) ноября в сражении под Ахалцихом 7-тыс. русский отряд под началом князя Ивана Андроникова разгромил 18-тыс. турецкий корпус Али-паши.

    Бебутов, после боя при Баяндуре, перешел в наступление. Османское командование решило дать бой русским мощном оборонительном рубеже у Баш-Кадыкляра (Башкадыклара). 19 ноября (1 декабря) князь Бебутов, несмотря на трехкратное численное превосходство противника (13 тыс. русских против 37 тыс. турок), атаковал. Русские воины прорвали правый фланг противника, турецкая армия потеряв 6 тыс. человек, в беспорядке отступила. Русская армия потеряла 1,5 тыс. человек. В этом сражении был смертельно ранен храбрый командир - Илья Орбелиани. Эта победа имела большое стратегическое значение. Турецкая армия в течение нескольких месяцев бездействовала, а авторитет России на Кавказе был подтверждён.

    После сражения при Башкадыкларе, русская армия не предпринимала серьёзных операций. Император Николай был сторонником решительного наступления на Батум, Ардаган, Карс и Баязет. Но Воронцов, его поддерживал и князь Паскевич, осторожничал, указывал на сравнительную малочисленность русских войск (а ослабить армию в европейской части России не представлялось возможным), недостаток боевых припасов, наступление зимы, предлагая отложить наступление до весны. Это позволило турецкому командованию восстановить армию и довести её численность до 120 тыс. человек. Сменили и командующего – её возглавил Мустафа-Зариф-паша.

    Русская же армия усилилась не столько заметно – до 40 тыс. штыков и сабель. Главнокомандующий разделил армию на три части: главные силы под началом Бебутова – 21 тыс. человек, прикрывали центральный участок на Александропольском направлении; Ахалцихский отряд Андроникова – 14 тыс. человек, оборонял правый фланг от Ахалциха до Черного моря; отряд барона Врангеля – 5 тыс. человек, защищал левый фланг, Эриванское направление.

    Активные боевые действия возобновились весной 1854 года. Кампания 1854 года была успешной для русской армии. Первым вступил в бой Ахалцихский отряд. В конце мая 12-тыс. корпус Гассан-бея из района Батума двинулся на Кутаиси. Его встретил 3-тыс. отряд подполковника князя Николая Эристова. 28 мая 1854 года турецкий корпус был наголову разгромлен и бежал к Озугертам. Османы потеряли 2 тыс. человек, включая командира – Гассан-бея. Русский отряд потерял около 600 человек. Разбитые части корпуса Гассан-паши соединились с корпусом Селим-паши, численность турецкой группировки достигла 34 тыс. солдат. Иван Андронников собрал свои силы в кулак и, не дав Селим-паше перейти в наступление, сам пошел в атаку. 8 июня у селения Нигоешти русские войска разгромили 12-тысячный авангард турецкой армии. 16 июня в битве у реки Чолок русские войска разбили 34-тыс. турецкую армию под командование Селим-паши. Османы потеряли 4 тыс. человек, русские войска - 1,5 тыс. Эти победы обезопасили правый фланг русской армии на Южном Кавказе.

    В середине июля проявили себя горцы Шамиля. 7 тыс. отряд Шамиля появился в Алазанской долине. На этот раз его рейд был более удачным, горцы захватили большую добычу и много пленных, спокойно ушли. В целом это нападение имело грабительский характер, не являясь боевой операцией. Князь Аргутинский ушел в отставку, а новое командование не проявило решительности.

    Турецкое командование, не сумев прорваться на русскую территорию в районе черноморского побережья, решило ударить на эриванском направлении. 16-тысячный турецкий корпус в июле начал наступление из Баязета на Эривань. Барон Карл Врангель не стал занимать оборонительную позицию, решив атаковать. Русский отряд форсированным маршем достиг Чингильского перевала и 29 июля во встречном бою разбил численно превосходящие силы турецкой армии. Османы потеряли 2 тыс. человек, отряд Врангеля – около 400 человек. Барон организовал энергичное преследование противника и 31 июля занял Баязет. Большая часть турецких войск просто разбежалась, около 2 тыс. отступили к Вану. Таким образом, русские войска обезопасили и левый фланг Кавказского фронта.

    Силы князя Бебутова долго не предпринимали активных действий – главнокомандующий не имел сил и средств для штурма Карса, когда ему противостояла более чем втрое численно превосходящая турецкая армия. К 20 июня (2 июля) русские войска подошли к селу Курюк-дара, и стали выжидать, когда османы выйдут из крепости и вступят в решающее сражение. Турецкое командование набиралось храбрости около месяца. Надеясь на численное превосходство, османы покинули свои укрепленные позиции и атаковали русские войска. 5 августа 1854 года 18-тыс. русское войско под командованием генерала Бебутова вступило в решительное сражение с 60-тыс. турецкой армией. Жестокий бой продолжался 4 часа. Бебутов, использовал растянутость вражеской армии, и разбил её по частям - сначала на правом фланге, а затем в центре. Победе способствовало умелое применение артиллерии и ракетного оружия - ракеты конструкции Константинова. Османская армия потеряла 10 тыс. человек, русские потери – 3 тыс. человек. Разгромленная турецкая армия отступила к Карсу. Бебутов, учитывая численный перевес Анатолийской армии – она сохранила до 40 тыс. человек и мощь Карского укрепрайона, не счёл возможным штурмовать Карс. Получив известие о поражении турецкой армии, Шамиль до конца войны не беспокоил русские войска.

    Николай Николаевич Муравьёв

    В начале 1855 года главнокомандующим русскими войсками на Южном Кавказе был назначен генерал Николай Муравьев. Судьба Муравьева-Карского (прозвище «Карсский», получил за взятие Карса во время Крымской войны) весьма прихотлива. Родился 14 июля 1794 г. в столице империи. Его отцом был генерал-майор Николай Николаевич, а матерью - Анна Михайловна (урождённая Мордвинова). Муравьёв начал службу колонновожатым в свите императора по квартирмейстерской части. Из-за его отличных познаний в математике он был командирован экзаменатором в Корпус инженеров путей сообщения, а затем преподавал геометрию в математических классах при чертежной канцелярии Свиты Его Величества. Являлся смотрителем Училища колонновожатых, а также заведующим библиотекой. Увлекался идеями масонства, и даже с соратниками выработал устав особого общества, которое должно было установить социалистическую республику на Сахалине. Война 1812 года положила конец этим юношеским мечтаниям.

    Во время кампании 1812 года служил в корпусе великого князя Константина Павловича, при Главной квартире, принял участие в Бородинской битве (за неё награжден орденом св. Анны 4-й степени). После освобождения Москвы, служил в корпусе Милорадовича, который наступал в авангарде и участвовал в ряде сражений и схваток. С 1813 года участник Заграничного похода русской армии. Муравьев отличился во многих делах: при Лютцене, Бауцене, Дрездене, Кульме, Лейпциге и взятии Парижа. Был удостоен ордена св. Владимира 4-й степени и ордена св. Анны 2-й степени. Последовательно производился в подпоручики, поручики и обер-квартирмейстеры при гвардейской кавалерийской дивизии. Вернувшись в Россию, был переведён в Гвардейский генеральный штаб. В 1816 году штабс-капитан Муравьев был прикомандирован к А. П. Ермолову. Был участником чрезвычайного посольства в Персию, а затем совершил экспедицию к восточным берегам Каспия и в Хиву. В 1821-1822 гг. совершил вторую экспедицию на восточное побережье Каспийского моря.

    В русско-персидской войне 1826-1828 гг. командовал 13-м Лейб-гренадерским Эриванским полком, был помощником начальника штаба отдельного Кавказского корпуса. Отличился в делах против персидского главнокомандующего Аббас-Мирзы, при взятии крепости Аббас-Абад, при захвате крепости Меренда и Тавриза. Муравьёв был произведён в генерал-майоры. Когда началась русско-турецкая война 1828—1829 гг., командовал Кавказской гренадерской резервной бригадой и отличился при взятии Карса. Муравьёв под началом Паскевича в этой кампании участвовал в сражениях под Ахалцыхом и последующем взятии этой крепости, при занятии Эрзерума и Байбурта и других делах. Был отмечен орденом св. Георгия 4-й степени, орденом св. Анны 1-й степени, орденом св. Владимира 2-й степени. За Ахалцых Муравьёв был награжден орденом св. Георгия 3-й степени и орденом св. Георгия 3-й степени.

    Из-за разногласий с Паскевичем, Муравьева перевели в Польшу, где он принял участие в подавлении Польского восстания 1831 года. Муравьев командуя гренадёрской бригадой, отметился в штурме Варшавы и был произведен в генерал-лейтенанты. Назначен командиром 24-й пехотной дивизии и награжден польским Орденом воинской доблести 2-го класса.

    В 1832-1833 гг. выполнял военно-дипломатическую миссию в Египте. Муравьев был пожалован в генерал-адъютанты, был командиром 5-го армейского корпуса. В 1834 году Муравьёв составил записку «О причинах побегов и средствах к исправлению недостатков армии», где сообщил немало ценных сведений и предлагал меры к улучшению ситуации в вооруженных силах. Вышел в отставку и вернулся на службу в 1848 году главным начальником запасных батальонов 3-го, 4-го и 5-го пехотных корпусов. Затем был назначен членом Военного совета и командиром Гренадерского корпуса. В декабре 1853 года назначен в генералы от инфантерии, а в ноябре 1854 года наместником Кавказским и командиром Отдельного Кавказского корпуса. Муравьеву было поручено руководить Кавказским фронтом Крымской (Восточной) войны.

     

    Самая блестящая победа Восточной (Крымской) войны



    Карс

    Русская армия осаждала Карс в 19 столетии четыре раза: в 1807, 1828, 1855 и 1878 годах. В 1807 году отряд генерал-майора Несветаева в составе 6 батальонов пехоты и двух казачьих полков начал штурм крепости, которую защищал гарнизон из 10 тыс. человек. Приступ, в успехе которого были уверены и османы, был остановлен по приказу главнокомандующего Гудовича. В 1828 году крепость взяли войска Паскевича.

    С того времени крепость серьёзно изменилась. Османское правительство, сознавая важность этой крепости в войнах с Российской империей, воспользовалось услугами английских военных инженеров. Первоклассные европейские фортификаторы включили в систему обороны Шарохские, Чакмакские и Карадагские высоты. На них возвели современные укрепления. Ниже Старой крепости, на правом берегу реки Карс-чай построили новый бастион – Араб-Табия, вооруженный орудиями мощного калибра. Вся крепостная линия состояла из редутов, окопов и высокого вала. Артиллерийские батареи хорошо простреливали ближние и дальние подступы к укреплениям. Фланги крепости были хорошо защищены природой – скалистыми горами и обрывистыми берегами реки. Сообщение через реку проходило по каменным мостам и двум понтонным. Гарнизон крепости доходил до 30 тыс. человек. И это были регулярные войска, а не ополченцы в своем большинстве, как в 1828 году. Кроме того, на Кавказском фронте на стороне османов сражалось немало иностранных наёмников, включая участников Польского восстания 1830-1831 гг. и Венгерской революции 1848 года. Они сражались против Австро-Венгрии и России, имели большой боевой опыт, многие сменили имена и приняли ислам. Для многих таких изгнанников борьба с русскими стала целью и делом всей жизни. Англо-французское командование отказалось их использовать на Крымском фронте, поэтому бывшие повстанцы воевали на Кавказе. В частности, венгры Кмети и Кольман стали османскими пашами – генералами.

    Главнокомандующим (муширом) в 1855 году был Вассиф-паша. Он был малосведущ в военном деле, поэтому фактически всеми делами ведал британский советник - Уильям Фенвик Уильямс. Он хорошо знал турецкие дела, находясь в качестве военного советника в Османской империи с 1841 года. С началом Восточной войны Уильямс формально перешёл на турецкую службу с чином ферика (генерал-майора). Благодаря его стараниям карский гарнизон был хорошо подготовлен к обороне, имея 4-месячный запас продовольствия, а укрепления усилены. Эрзерум был превращен в тыловой склад армии.

     


    Уильям Фенвик Уильямс.

    Поражение в кампании 1854 года заставило османское командование отказаться от наступательных действий в Закавказье. С подготовленными резервами у турецкой армии были большие проблемы. Часть турецкой армии участвовала в военных действиях на Дунайском театре, другая – в затянувшейся осаде Севастополя. Под этой русской крепостью – англичане, французы, турки и сардинцы несли большие потери, как боевые, так и от болезней.
     

    Пока в Крыму шла борьба за главную базу Черноморского флота, русская армия в Закавказье с успехом продолжала боевые действия. Николай Муравьев объединил Ахалцихский и Александропольский отряды, сформировав армию в 40 тыс. бойцов. С этими силами Муравьев решил взять Карс, главную турецкую твердыню на востоке Османской империи. В ней держала оборону многотысячная и лучшая часть турецкой Анатолийской армии. Уничтожив этот гарнизон, русская армия могла развить наступление в глубь Анатолии. Карс был ключом к Малой Азии. Муравьев доказывал Петербургу, что падение Карса приведёт к «значительным» результатам и облегчит положение защитников Севастополя. В Карсе, по разным оценкам располагалось от 19 до 33 тыс. вражеских солдат. Кроме того, близ Баязета находился 12 тыс. корпус под командованием Вели-паши, и в Эрзеруме 11—12 тыс. человек.


    24 мая 1855 года главные силы Отдельного Кавказского корпуса вступили в поход из Александрополя. По дороге турецкие войска сопротивления не оказывали. Проделав трудный путь по горным дорогам, 6 июня русские войска вышли к вражеской крепости. Муравьев лично провел разведку и убедился, что крепость серьёзно перестроена, превращена в первоклассную твердыню. Непосредственно у крепости главнокомандующий имел около 24,5 тыс. солдат при 76 орудиях (по другим данным, 88 орудий). С такими силами думать о генеральном штурме не приходилось. Кроме того, было мало орудий крупного калибра, а специальной осадной артиллерии не было вообще. Николай Николаевич был опытным генералом, воевавшим на Кавказе, решительным и жестким, но посовещавшись с генералами, взвесив все возможности, был вынужден отказаться от штурма и приступить к осаде крепости. Было решено с помощью блокады истощить запасы гарнизона, и только после этого идти на штурм. Главными инициаторами этого решения были генералы – Василий Бебутов и Яков Бакланов.

    К 18 июня крепость была обложена со всех сторон. Периметр обложения составил около 50 вёрст, но сам характер гористой местности не позволял перекрыть все тропки. Гарнизон сохранял небольшие возможности для пополнения припасов. В наиболее труднодоступных местах были расположены только казачьи посты. Сам Муравьев фланговым маршем перевел войска на левый берег реки Карс-чай и разбил лагерь у селения Большая Тикма. Тем самым было прервано сообщение Карса с Эрзерумом. Гарнизон Карса не предпринимал попыток помешать русским войскам. Там где это требовалось, возвели небольшие полевые укрепления с постоянными гарнизонами. По всем известным ближним и дальним дорогам действовали летучие отряды. В основном они состояли из кавказской добровольческой милиции. С одобрения Петербурга кавказский наместник в кампанию 1855 года привлек значительные иррегулярные силы, которые состояли из добровольцев-охотников. В состав Отдельного кавказского корпуса вошло более 12 тыс. добровольцев – грузин, армян, азербайджанцев, курдов, осетин и др. Из них составили 74 конных и 66 пеших сотен. Это позволило снять русские полки с вспомогательных направлений, направив их под Карс и прикрыть их милицией.

    Создав полосу блокады, Муравьев перевел войска к Чифтлик-кею, где был создан укрепленный лагерь. Командованию гарнизона Карса предложили капитуляцию на почетных условиях, но получили отказ. Вассиф-паша надеялся на скорую помощь и неприступность укреплений. К тому же в крепости были большие запасы провианта. Его ободрял и английский советник Уильямс. Конные соединения русской армии предприняли несколько попыток выманить противника в «поле», но действия кавалерийских разъездов, задиравших противника, не увенчались успехом. После нескольких столкновений конников, турки перестали выходить за линию укреплений. Русские войска перехватывали турецкие отряды, которые пытались доставить в крепость провиант: 18 августа Бакланов разгромил сильный отряд турецких фуражиров, 20 августа отряд графа Нирода разбил ещё один вражеский отряд.

    Блокада затянулась. Русские войска особой нужды в продовольствии не испытывали. Осада постепенно ослабляла гарнизон: солдаты гибли в стычках, все больше защитников дезертировало. Часть беглецов перехватили, другие разбрелись по окрестным селениям. Эти беглецы стали источниками для получения сведений о состоянии гарнизона. 21 августа разъезда драгунского эскадрона во главе со штабс-капитаном Андреевым схватил группу беглецов из крепости – 60 человек. Они рассказали, что всё продовольствие было сосредоточено в трёх крупных мечетях, которые охраняли элитные части. Две из них уже пусты и начали расходовать провиант из третей, а караулы вокруг усилили. Продовольствия ещё осталось примерно на два месяц, при минимальной норме распределения. По мнению беглецов, численность гарнизона уже уменьшилась на треть. Основные потери от стычек, дезертирства, голодные солдаты просто бегут, благо в горах есть лазейки. Много умерших от болезней. Больше всего пострадала кавалерия, фуража было мало и изнуренных от голода лошадей перебили и съели. Часть кавалерии перевели в пехоту. Кроме того, беглецы поведали, что командование решило оставшуюся в крепости конницу – около 2.5 тыс. всадников, бросить на прорыв. Конный отряд должен был действовать в русских тылах.

    Муравьев решил перехватить вражеский отряд, но не у стен, чтобы всадники не вернулись в крепость, а по дороге в Эрзерум. Была выставлена засада из драгун. В ночь на 22 августа русские посты «не заметили» крупный вражеский отряд. Отдалившись от укреплений, вражеский отряд был полностью уничтожен: только пленными взяли более 400 человек, остальных порубили. Несколько человек бежали, но были перехвачены дальними постами. Так гарнизон Карса лишился всей кавалерии.

    Турецкое командование решило усилить гарнизон Карса – из Эрзерума был послан сильный отряд под командованием Али-паши. Муравьев оперативно выслал навстречу туркам отряд под началом генерала Ковалевского. 31 августа у селения Пеняк русские войска разгромили турецкий отряд, сам Али-паша попал в плен.

     

    Самая блестящая победа Восточной (Крымской) войны. Часть 2



    Штурм 17 сентября

    Османское командование, чтобы спасти Карс задумало провести наступательную операцию. Но не из Эрзерума, где уже не было сильной группировки, способной нанести удар по русской армии, а из Крыма. 30 августа (11 сентября) союзные войска вступили в дымящиеся развалины Севастополя. На Черном море полностью господствовал союзный флот, поэтому в сентябре из Крыма в Батум беспрепятственно перебросили 45-тыс. экспедиционный корпус Омера-паши.

    Омер-паша планировал идти к Карсу, но пройдя два перехода, вдруг возвратился в Батум и затеял в октябре операцию в Мингрелии. Владетель Абхазии, князь Михаил Шервашидзе, изменил России. Омер-паша рассчитывал с помощью абхазов вторгнуться через Мингрелию в Гурию и этим отвлечь русскую армию от Карса. 21 сентября (3 октября) турецкие войска высадились в Сухум-кале. Однако турецкий корпус не смог победить войска (в основном иррегулярные) генерала Багратиона Мухранского – 19 тыс. бойцов, который задержал османов на рубеже реки Ингури, а затем окончательно остановил их на реке Цхенискали. Наступление зимы и известие о падении Карса, вынудили Омер-пашу увести войска.

    Сообщение о падении Севастополя и высадке армии Омера-паши вынудила русское командование принять решение о штурме. В то же время главнокомандующий знал, что сложившееся соотношение сил ещё не гарантирует успеха. 15 сентября военный совет принял решение о штурме Карса. Атаку собирались начать с захвата Шорахских и Чакмакских высот. Они господствовали над городом и цитаделью. Предполагали, что после их захвата, турецкий гарнизон капитулирует. Вспомогательный удар наносили по вражеским позициям на правом берегу реки Карс-чай. Все войска были поделены на 4 штурмовые колонны. Первая под командованием генерал-лейтенанта Ковалевского: 4,2 тыс. штыков и сабель, 16 полевых орудиях и 2 ракетных станков. Второй руководил генерал-майор Майдель: 6,2 тыс. человек при 20 орудиях. Третья была под началом генерал-майора Нирода: 3,1 тыс. штыков и сабель при 16 пушках. Четвертой командовал генерал-майор Бриммер: 4,7 тыс. пехоты, 5 сотен кавалерии и 22 орудия. Колонна Бриммера составляла общий резерв. Кроме того, создали отдельную войсковую группу генерал-лейтенанта князя Гагарина, она предназначалась для развития наступления, ввода в прорыв оборы противника. В группе Гагарина было 2,1 тыс. солдат.

    Шорахские (Шарохские) высоты обороняло 9 батальонов – до 4 тыс. человек при 28 орудиях. Основная же масса турецких войск располагалась в укреплениях на правом берегу реки Карс-чай. На левом берегу было пять групп-таборов с 52 орудиями. За несколько дней до штурма, скрытно, работая по ночам, соорудили несколько новых полевых укреплений, которые связали с собой бастионы Тахмас-Табия и Юксек-Табиа.

    Атаковать решили без артиллерийской подготовки. Для разрушения укреплений требовалось длительное время и большой расход боеприпасов. Рассчитывали на внезапность атаки. В 4 часа утра штурмовые колонны пошли в атаку. Примерно через 45 минут турецкие посты обнаружили движение русских войск. Из укреплений и траншей Шарохских высот открыли ружейно-артиллерийский огонь. Несмотря на крутой подъем и огонь противника передовая часть колонны барона Майделя захватила часть вражеских укреплений. Турки очистили шарохский лагерь, расположенный за укреплениями.

    Первый успех обнадежил. Но дальше дело пошло не так хорошо. Бастион Тахмас-Табиа отбил атаку Грузинского пехотного полка. Стрелки попали под сильный перекрестный огонь, понесли большие потери, отошли назад и залегли, вступив перестрелку с противником. Наступавшая на левом фланге колонна Ковалевского даже не смогла пробиться на вражеские позиции. Был смертельно ранен и её командир - Петр Петрович Ковалевский (1808 — 1855). Управление было расстроено. Более того, в предутренней темноте произошла перестрелка между своими.

     


    Петр Петрович Ковалевский.

    Резервная группа Гагарина взяла укрепление Ярый и дважды ходила на приступ бастиона Юксек-Табия. Сам командир колонны князь Александр Иванович Гагарин (1801—1857) был тяжело ранен в левое плечо и в бессознательном состоянии вынесен с поля битвы. В ходе боя было выбито большинство старших офицеров. Османы, заметив замешательство в рядах штурмующих, предприняли контратаку и отбили русских из ранее захваченного ими укрепления.

    Первый успех колонны Майделя также не дал ожидаемого результата. Турки удержали за собой большую часть укреплений. Егор Иванович Майдель (1817—1881) получил две тяжелых раны в руку и в грудь. Его заменил полковник Тархан-Моуравов. Главнокомандующий выслал на Шарохские высоты подкрепление – два батальона Белевского полка. Но они только помогли удержать уже захваченные позиции. Захватить вражеские бастионы не удалось. Во время боя за форт Тахмас, был захвачен в плен адъютант У. Уильямса, командир бастиона - Кристофер Чарльз Тисдейл.

     


    Егор Иванович Майдель.

    Наибольшего успеха в штурме крепости достиг отдельный отряд генерал-майора Базина – 4,7 тыс. штыков и сабель при 16 орудиях и 8 ракетных станках. Он смог подойти к вражеским позициям на расстояние картечного выстрела и внезапным ударом взял бастион Тиздель-Табиа. На бастионе установили батарею, которая стала вести по соседним турецким укреплениям. Под прикрытием её огня русская пехота взяла бастионы – Томпсон и Зораб-Табиа. Была захвачена вся укрепленная линия на Чакмакских высотах. Однако дальше Базин, не имея положительных результатов действия других колонн, продвинуться не смог.

    Тем временем турецкие командиры бросили на Шарохские высоты всю имеющуюся резервную пехоту, сняли и несколько частей с других направлений. Муравьев, получив донесения командиров колонн или их заместителей, понял, что успех Базина развить не выйдет. Он уже ввел в бой половину резервов. Муравьев приказывает отвести войска с захваченных позиций. Этот приступ дорого обошелся русским войскам: пехотные батальоны, которые шли в первой линии потеряли до трети состава. Потери составили – более 2,5 тыс. убитыми и свыше 4,9 тыс. человек ранеными. Турецкий гарнизон потерял около 4 тыс. человек, большинство было убито или ранено в рукопашных схватках. Особенно высоки потери были у отборных частей, которые обороняли Шарохские и Чакмакские высоты. 23 турецкие пушки были захвачены или испорчены.

     



    Падение Карса

    После неудачного штурма, командование не сняло осады и продолжило блокаду крепости. В октябре русский лагерь посетил со специальной миссией персидский посланник Касим-хан. В этот период Турция, Англия и Франция усиленно подталкивали Персию на войну с Россией. Удар персидской армии должен был снять осаду Карса и серьёзно осложнить положение русских в Закавказье. Новость о неудачном штурме подталкивала персидское правительство к войне с Россией. Однако Касим-хан убедился, что русская армия в полном порядке и сделал соответствующий доклад шаху. Русско-иранская граница осталась в прежнем мире.

    Осадная война шла своим чередом. Контроль за дорогами и тропами ещё более ужесточили. Гарнизон уже не мог по ночам высылать небольшие партии фуражиров. Осенние холода принесли новые бедствия – нехватку дров и недостаток теплой одежды. В городе вырубили все деревья, сады, кустарники. Горожане в многолюдном Карсе стали выражать недовольство. Беглецов и дезертиров становилось все больше. Особенно много беглецов было среди ополченцев. Гарнизон стал терять беглецами или умершими от болезней до 150 человек в день. Суточный паек резко снизился. Всех лошадей уже давно перебили и съели.

    В такой обстановке уже можно было идти на штурм. Но Муравьев не видел в этом необходимости. Внешней помощи гарнизону Карса не предвиделось, можно было дождаться сдачи и сберечь жизни солдат. Кавказская же армия рвалась в бой, желая отомстить за Севастополь. 12 ноября прибыли турецкие парламентеры. На следующий день с Муравьевым встретился британский советник Фенвик Уильямс. Британец сообщил, что считает своим долгом сдать крепость, которая защищалась до последней возможности, и предложил назначить общие условия сдачи. После непродолжительных переговоров условия сдачи были определены. Уильямса больше всего интересовала судьба европейцев. Иностранные добровольцы на турецкой службе отпускались в Турцию с личным оружием. Турецким офицерам сохраняли личное оружие – шпаги. Анатолийская армия сдавалась в плен (вернее её остатки). Карская крепость со всем вооружением и имуществом переходила в руки Русской армии. Османские ополченцы, после сдачи оружия, распускались по домам и не считались военнопленными. Уильямс сообщил, что от гарнизона осталось не более 16 тыс. человек, вместе с ополченцами, ранеными и больными.

    16 ноября 1855 года гарнизон капитулировал. Была проведена торжественная церемония капитуляции Анатолийской армии. Русская армия приняла 12 полковых стягов. В русском лагере был большой праздник. Длительная осада завершилась полной победой. Русские из великодушия даже накормили голодающих османских солдат и офицеров праздничным обедом.

    Итоги и значение

    - Главный противник Отдельного Кавказского корпуса на кавказском театре военных действий – Анатолийская армия прекратила своё существование. В плен попали главнокомандующий Вассиф-паша, со всеми генералами-пашами (8 человек), штабом, британскими советниками. В плен взяли более 11 тыс. человек, в том числе 687 офицеров. В Карсе было захвачено 130 пушек, значительные запасы военного имущества, оружия. Россия получила в свои руки Карс, целый укрепрайон – ключ к Восточной Турции.

    - Эта блистательная победа поставила точку в боевых действиях на Кавказском фронте Восточной (Крымской) войны. После падения Карса боевые действия на закавказском фронте не возобновлялись. Русская армия не продолжила наступление по двум основным причинам: 1) не было приказа императора Александра II, он не желал продления войны; 2) наступила зима, а в это время на Кавказе традиционно наступал перерыв в боевых действиях (из-за природно-климатических факторов).

    - Эта блистательная победа во многом смягчит боль в русских сердцах из-за потери Севастополя. Общественный резонанс от этой победы на южных рубежах Российской империи был большим.

    - Муравьёв за взятие Карса был 4 декабря 1855 награждён орденом св. Георгия 2-й степени. Николай Николаевич Муравьёв также был отмечен почетном добавлением к своей фамилии – став на вечные времена Муравьёвым-Карсским. Таким образом, Муравьев стал в один ряд с Румянцевым, Суворовым, Потемкиным, Кутузовым и другими великими русскими государственными деятелями и полководцами.

    - Во время кампании 1856 года Муравьев планировал провести стратегическую операцию – марш через всю Анатолию на Стамбул. Успех такой операции сулили совершенно иное завершение Восточной войны. Однако начались мирные переговоры, и по Парижскому соглашению Россия возвращала Карс Османской империи взамен на захваченный союзниками Севастополь. Севастополь и Карс сочли равноценными по значимости твердынями.

    Александр Самсонов

    источник

    Категория: История | Добавил: Elena17 (27.11.2020)
    Просмотров: 278 | Теги: даты, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1862

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru