Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3892]
Русская Мысль [407]
Духовность и Культура [590]
Архив [1516]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    105 лет Русскому экспедиционнову корпусу. Елена Семёнова. Семейная хроника. 1. Дворяне

    Первый пращур, имя которого сохранилось в семейной памяти, Павел Фёдоров, мой прапрадед, происходил из дворянского рода и проживал в Москве. Он был женат на немке, урождённой фон Шольц, род которой вёл свою историю в России от немцев, осевших при Петре Первом в Поволжье. Плодом этого союза стал единственный сын, наречённый Григорием. Семье Фёдоровых-Шольц, по преданию, принадлежал дом в Москве, а так же не то имение, не то дача под городом Шуей, где семья проводила немалое время.
    Здесь же, по соседству проживала семья Ястребовых, чем-то походящая на семью чеховских трёх сестёр. В ней также было три сестры, Вера, Наталия, Мария, и брат Борис. Неподалёку жила семья, фамилия которой навсегда вписана в анналы отечественной литературы – Бальмонты. Константин Дмитриевич Бальмонт в ту пору был уже модным поэтом, имевшим армию поклонниц, именовавшихся бальмонтистками. Его брат, Николай Дмитриевич, стал известен несколько позднее, пойдя по научной стезе и дойдя по ней до звания академика. Женился Николай Дмитриевич на одной из сестёр Ястребовых – Вере. Другая сестра, Наталия, вышла замуж за Григория Павловича Фёдорова.
    Их обвенчали незадолго до войны. В августе 14-го Григорий Павлович, ещё в юные годы избравший военную стезю и успешно закончивший Московский кадетский корпус, а к тому моменту уже получивший офицерский чин, отбыл на фронт. Воевать молодому офицеру пришлось, в основном, не на русском фронте. Он был командирован во Францию в составе русского экспедиционного корпуса. Русские бригады вызывали у французов удивление. Стойкость русских, их отвага, сочетавшаяся с крайней скромностью быта, были для союзников в диковинку. Корпус русских воинов, призванный спасти Францию от напиравших немцев, был немалым подспорьем для изнемогающей союзной армии. Если бы не он, если бы не экстренное русское наступление, стоившее нам огромного числа жизней, предпринятое, чтобы ослабить натиск кайзеровской армии на Верден, то, вероятно, Франция была бы смята весьма и весьма быстро, как и рассчитывали германские стратеги. Тридцать лет спустя русские эмигранты станут едва ли не главной действующей силой французского Сопротивления. Так сложилось, что славнейшие страницы французской истории 20-го века были, во многом, написаны русской кровью…
    Когда грянула революция, корпус разделился поровну на сторонников большевиков и Временного правительства. Солдаты не желали больше воевать. Французы потребовали от российских властей усмирить своих бунтовщиков. Осенью 17-го бунт мятежной бригады, не внявшей выдвинутому ультиматуму генерала Занкевича, командовавшего второй русской бригадой, оставшейся верной правительству, был подавлен силой. А месяц спустя власть в России перешла в руки большевиков…
    Григорий Павлович имел возможность остаться во Франции, перевезти туда жену и переждать лихолетье, но подобный шаг не был бы достоин чести русского офицера, и Фёдоров возвратился на Родину. Революцию он не принял и решил встать в ряды тех, кто сражался против большевизма. Принять участие в Ледяном походе Григорий Павлович не успел. Он добрался до Дона позднее и сражался в рядах Белой армии до последних дней её героической борьбы. Вместе с ней он дошёл почти до стен родной Москвы, вместе с ней пережил горечь отступление, трагедию Новороссийска, наконец, месяцы обороны Крыма. Когда Русская армия генерала Врангеля покинула родную землю, Григорий Павлович был одним из немногих, кто отважился остаться в России. Многие тысячи русских людей были расстреляны в ту пору. Рассказывают, что поселившийся в доме Максимилиана Волошина красный палач Бела Кун разрешил поэту вычёркивать из списков обречённых каждого десятого. Может быть, среди этих десятых оказался и офицер Русской армии Г.П. Фёдоров…
    Григорий Павлович прошёл ужас концентрационных лагерей, через которые Бухарин призывал пропустить всю Россию, тюрем, подвалов ЧК… Через несколько лет он, измождённый и надломленный, наконец, вышел на свободу и нашёл свою жену. Ястребовы продолжали жить в Шуе. Здесь у Фёдоровых родился сын, Владимир. Через несколько лет Григория Павловича арестовали вновь. Его жена была так напугана тем, что следом могут арестовать и её, что срочно переехала в Ленинград, оставив сына на попечение сестры Веры.
    Григорий Павлович Фёдоров провёл в тюрьмах и ссылках несколько десятилетий. Он остался жив и после смерти Сталина поселился в подмосковном городе Пушкино, работал, сохранял привычки и манеры благородного человека. Несмотря на небольшую зарплату, прадед нанял домработницу, приходившую раз в три дня и ведшую его холостяцкое хозяйство. Наталии Ястребовой к тому времени давно не было в живых. Она умерла от голода во время Блокады. Её родные перебрались из Шуи в Москву. Борис дослужился до звания полковника, его жена, Лилия, родила ему двух дочерей: Галину и Елену. Впоследствии Галина вышла замуж за успешного советского дипломата. Младшая Ястребова, Мария, работала медсестрой в детском саду и вела жизнь лёгкую и рассеянную, не обременяя себя ни хозяйством, ни семьёй, ни карьерой, порхая по жизни, подобно бабочке. Вера и Николай Бальмонты вырастили племянника вместе с родным сыном Борисом, но Владимир Григорьевич всё равно чувствовал сиротство и заброшенность. Когда отец поселился в Пушкино, он написал ему письмо, в котором требовал взять его жить к себе, заявляя, что в противном случае, будет считать, что отца у него нет. Григорий Павлович внял требованию сына, но близости между ними так и не возникло: слишком много лет было прожито врозь, слишком многое пережил за это время бывший офицер Императорской армии. Пережитое наложило тяжёлый отпечаток на характер прадеда. Он стал нелюдим, замкнут, подозрителен. Когда сын объявил ему о решении жениться, Григорий Павлович не одобрил его выбора и даже не пожелал встретиться с будущей невесткой. Коса нашла на камень, два бескомпромиссных характера столкнулись, и в итоге произошёл разрыв. Отец и сын жили в одном городе, встречались на улице, но делали вид, что незнакомы… Прадед прожил долгую жизнь. До последних дней сохранил офицерскую стать и крепкое здоровье. До заморозков он купался в реке, зимой становился на лыжи. Умер Григорий Фёдоров уже в 80-е и был похоронен на Ивантеевском кладбище недалеко от города Пушкино.

    Категория: История | Добавил: Elena17 (19.04.2021)
    Просмотров: 68 | Теги: Первая мировая война, Елена Семенова, даты
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1824

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru