Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3951]
Русская Мысль [413]
Духовность и Культура [601]
Архив [1522]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 16
Гостей: 15
Пользователей: 1
Elena17

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Ветераны РОА и других антисоветских формирований о преступном характере нацистской политики

    «Покорение народов России, ее расчленение и завоевание» — ветераны РОА и других антисоветских формирований о преступном характере нацистской политики

    Правоту антигитлеровских заговорщиков вермахта, участвовавших в создании РОА, лучше всего доказывает преступный характер немецкой оккупации, цели и методы нацистов в войне. Фон Штауффенберг, фон Тресков и прочие были обязаны ликвидировать Хитлера и изменить оккупационную политику, прекратив войну за завоевание России, поскольку всё это неизбежно вело к краху саму Германию и Русское антибольшевистское движение. Доказательством того, почему нацисты мешали освобождению России от большевизма и не планировали этого делать, будут воспоминания самих ветеранов русских антибольшевистских формирований. Обычно в разговоре на данную тему поклонники Хитлера всегда могут сослаться на то, что автор свидетельств – «совок»/«либераха» и т.п., однако не в данном случае, когда это идейные русские антикоммунисты, в том числе белогвардейцы, воевавшие на стороне Германии. Я собрал 20 характерных тому примеров (кстати, в них специально не включены члены НТС, поскольку тогда настоящая статья расширилась бы еще наполовину; вместо них добавил белоэмигрантов, симпатизировавших Хитлеру)

    1) Из письма к атаману Краснову от лидера французского отдела РОВС генерал-лейтенанта Н.Н. Головина, отправлявшего белых офицеров в вермахт на Восточный фронт: «Произошедшая только что военная неудача представляет провал этой политики, которая иначе, как политикой завоевания России, названа быть не может (…) Дальнейшая политика Розенберга, речи Геббельса и бесчисленные статьи в газетах заговорили о завоевании России. Преподносилось это в виде «лебенсраума», «остраума», необходимого для «Новой Европы»; Россия же изгонялась в Азию. (…) Два года тому назад подавляющая часть эмиграции была готова всей душой отозваться на призыв Германии; немцы же относились отрицательно к русской эмиграции потому, что видели, что она проникнута сильным национальным чувством. Для политики Розенберга, отрицавшей даже само существование России и русских, считая, что на востоке живут какие-то «осты», настроение русской эмиграции было не на руку. Аналогичный поворот в настроениях произошел и внутри самой России».[1]

    2) Участник Белого движения, командир 1-ой Русской национальной армии вермахта Б.А. Смысловский: «Германский фюрер вел свои войска, исключительно опираясь на огневую силу своей великолепной военной машины. (…) Исходя из глубокого презрения к неприятелю и пренебрегая его духовно-национальными качествами, он преследовал, как единственную цель своей государственной стратегии, — это покорение народов России, ее расчленение и завоевание ее национальных богатств»[2]

    3) Белоэмигрант, военнослужащий валлонского легиона СС Р.В.Завадский: «..Нам, русским, надо быть начеку — нас не любят. (…) Не подать ли прошение по начальству о переводе куда угодно, но подальше отсюда. Становится тяжело, нам здесь не место. Мы не ко двору. Нетактичные намеки и разговоры одних, видимая нелюбовь других. Мы, русские — "гунны, дикари, народ, который вообще надо уничтожить"»[3]

    4) Лидер пронацистской белой эмиграции в Германии, впоследствии примкнувший к антигитлеровским заговорщикам — генерал В.В.Бискупский: «Война ведется не против большевизма, а против России… Смертельный враг русских, Розенберг, поставлен во главе политического руководства… Если Гитлер будет так продолжать, Сталину удастся создать под своим руководством национальный русский фронт против германского врага…»[4]

    5) Белый генерал-монархист, создатель Русского корпуса М.Ф. Скородумов: «Немцы всё время лгали по радио, в газетах и на словах, что их командование переменило свою политику на Востоке, что они идут крестовым походом против коммунистов, а не против русского народа. Будучи по природе человеком недоверчивым, я относился к заявлениям немецкой пропаганды критически. (…) если немцы действительно не изменят захватнической политики на Востоке, то война будет проиграна и все равно большевики придут в Сербию»[5]

    6) Командир 1-ой казачьей дивизии вермахта И.Н. Кононов: «Миллионы людей Советского Союза войну 1941 г. восприняли с большой радостью и надеждой на Германию, что она поможет наконец сбросить ярмо коммунизма с людей СССР. Но тупость и беспредельная наглость нацистской политики, народы Советского Союза не сумели получить освобождение от коммунизма»[6]

    7) Участник Белого движения, в годы Второй мировой – военнослужащий «Синей дивизии» Вермахта А.П. Яремчук 2-ой: «Можно было ожидать, что война примет форму крестового похода против мирового врага — коммунизма. В то время трудно было предвидеть, что Гитлер окажется настолько тупоумным и, согласно своей книге "Майн Кампф", пойдёт завоевывать Россию, чтобы превратить многострадальный русский народ в рабов "высшей расы"! (…) Разговорились с женщиной, ездившей на Полтавщину за хлебом. Рассказала, что немцы сожгли четыре деревни, куда заходили партизаны — являлись к старосте и требовали хлеба и сала, попробуй не дать! Немцы в наказание зажигали деревни со всех концов, никого не выпускали, детей штыками бросали в огонь…»[7]

    8) Георгиевский кавалер, офицер царского флота, переводчик вермахта И.И. Стеблин-Каменский: «Тут задержалась немецкая часть СС, с черепом и костями, которые бесчинствовали, пьянствовали, насиловали женщин и буквально ограбили все население. Забирали не только валенки, тулупы, кур, поросят, но взламывали сундуки, били, угрожали и т. д. Вообще, немецкие солдаты оказались не теми, что мы думали, сидя во Франции, и ведут грабеж населения без зазрения совести…(…) Ужасно, как немцы всюду вызывают к себе нелюбовь. (…) Не могу защитить население, вижу, что они лишаются последнего, и не могу прекратить своеволие солдат. И вообще, мне очень тяжело видеть этот новый, неизвестный мне, облик немецкого солдата, без всякого человеческого чувства, который, имея больше, чем нужно для пропитания, отбирает последнее от женщин и детей. Меня всего переворачивает, возмущает, оскорбляет, и я ничего не могу сделать и должен с ними служить…»[8]

    9) Участник Белого движения, зондерфюрер 36-й моторизованной дивизии Вермахта Д.И. Ходнев: «(…) Так рассуждали теперь добрые «освободители от большевистского произвола» — немцы, и тащили все, что хотели... Когда я, изумленный и едва сдерживающий себя от гнева и стыда за «освободителей», обратился за помощью к майору фон Шайбе, тот развел руками и сконфуженно произнес: «Ничего не могу изменить — таковы распоряжения и инструкции высшей власти!». И уже не сдержавшись, в присутствии некоторых офицеров, в том числе майора фон Шайбе и хауптмана Вольфа, я воскликнул: «Бедная Россия — это будет то же, что и при большевиках...».[9]

    10) Ветеран РОА Г.А. Пшеничный: «Слишком сильна была вера в силу своего оружия и велико пренебрежение ко всему не-немецкому, что выражалось в политике «унтерменш». Практическое проведение этой политике на Востоке и зверское обращение с военнопленными привело к тому, что уже в 1942 году население Советского Союза ясно представляло себе завоевательные планы Гитлера, характер и обычаи нацистов и те последствия, которые могли бы быть от гитлеровской победы.»[10]

    11)Участник Белого движения, офицер РННА и РОА К.Г. Кромиади: «Нацисты пошли на войну с Советским Союзом с определенной целью — обеспечить свой рейх жизненным пространством за счет Советского Союза. Этой своей затее они приносили в жертву все остальное, во имя ее осуществления не брезгали любыми мерами воздействия, как и не останавливались перед любым препятствием. (…) На Западе немцы-победители точно извинялись перед побежденными и всячески шли им навстречу. На Востоке — молниеносная война, помимо ее сокрушительных свойств, дополнялась еще целым арсеналом нацистских измышлений, оскорблявших национальное чувство восточных народов и ставивших их существование вообще на карту. Додумались до того, что Советский Союз стали представлять как некое пространство (Остланд), заселенное какими-то полудикими восточными народами — унтерменшами, пользующимися этой территорией не по праву, а потому эти восточные пространства должны быть заняты культурной германской расой (культуртрегерами), которая использует их и организует жизнь туземцев. На этих просторах немцы должны быть не только победителями, но и повелителями».[11]

    12) Участник Белого движения, командир РОА А.Д. Архипов: «Немцы населенные пункты партизан сжигали, мы с этим пытались бороться, доказывая немцам, что население невинно в том, что нередко партизаны занимали их деревни. Часто наши доводы действовали на немцев, и крестьяне считали нас своими спасителями <…> Население из района Сычевка — Вязьма — Белый — Дорогобуж — Ярцево — Духовщина гналось назад [при отступлении Вермахта], а сопротивлявшихся покидать свои деревни и хаты — расстреливали. Так было расстреляно около 300 женщин, стариков и детей в деревне Высокое в районе между станцией Воропаево (ж/д Смоленск—Вязьма) и Белый. Люди гибли на пути своего движения от голода и холода. Наши протесты оставались гласом вопиющего в пустыне. Мы, старые эмигранты, старались среди русского населения проводить чисто русско-национальную политику, вопреки запретам немцев. Так, например, беседы о величии России, ее истории и полководцах запрещались»[12]

    13) Публицист-белоэмигрант, в 30-ых симпатизировавший нацистам, И.Л. Солоневич: «Последним незадачливым Эдипом был Гитлер. Будут ли другие? Все Эдипы до сих пор проглоченные Россией — никакого счастья русскому народу не принесли. Победные парады в Берлине и в Париже, в Вене и в Варшаве никак не компенсируют тех страданий. которые принесли русскому народу Гитлеры, Наполеоны, Пилсудские, Карлы и прочие. Победные знамена над парижскими и берлинскими триумфальными арками не восстановили ни одной сожженной избы».[13]

    14) Беломигрант, офицер РННА и РОА Г.П. Ламсдорф: «(…) если бы я прочел раньше книгу Гитлера "Майн камф", я бы не поехал никогда в жизни туда. Но я, к сожалению, не прочел эту книгу, а он от своей книги не отошел ни на шаг. (…) А так я поверил, что против коммунизма это все идет, а это же все против России было».[14]

    15) Капитан Белой армии и офицер вермахта В.К. Штрик-Штрикфельдт: «(…) Оба особоуполномоченных излагали цели правительства Третьего рейха примерно в следующем виде: Белоруссия (они называли ее Белой Рутенией) отойдет к Восточной Пруссии; обширные области Великороссии, до линии восточнее Смоленска (может быть, включая Москву и даже еще далее на восток), а также Украина и Кавказ будут оккупированы и колонизированы. Господствующим слоем здесь будут немцы, а русские и украинцы будут лишены возможности учиться и продвигаться, они обрекаются на участь закабаленных рабочих. (Подобные фантазии – но более скромные – высказывались безответственными политиками и во время первой мировой войны.) Но и этот бред был превзойден утверждением, что русских на сорок миллионов больше, чем нужно, и они должны исчезнуть. «Каким образом?» – «Голодной смертью. Голод уже стоит у дверей». – «А если удастся решить проблему голода?» – «Всё равно, сорок миллионов населения – лишние». – «А по ту сторону новой границы, на востоке?» – «Там будут влачить “степное существование” уцелевшие русские, евреи и другие унтерменши. И эта “степь” не будет больше никогда опасной для Германии и Европы». Такова была, значит, программа освободителя!»[15]

    16) Вождь РОА генерал А.А. Власов: «Русские не хотят немцев, потому что не хотят превратить Россию в немецкую колонию. (…) Мы не хотим здесь быть рабами, и мы ставили перед немцами вопрос о том, чтобы Россия была свободна. (…) Пусть меня немцы расстреляют за идею русского народа, но идею русского народа они никогда не сумеют расстрелять. Вы, господа германские офицеры, не посягайте на то, чтобы преследовать русский народ, ибо русский народ рано или поздно сумеет вам отомстить»[16]. «Для немцев я был унтерменшем, для которого и половая тряпка вполне сгодится»[17]

    17) Ветеран РОА Ю.Терновский: «(…) Немцы оказались не освободителями, а новыми угнетателями. И вот, против них, решающих судьбу «сегодняшнего дня», поднялась ненависть как в свое время против большевиков. И те и другие – враги. Но большевики далеко. Теперь морят голодом, бьют и расстреливают немцы. И раз нет третьего, значит далекие большевики лучше».[18]

    18) Ветеран РОА Максим Куренев: ««Родное» правительство и «любимая партия» отдали нас на прямую и очень страшную, по своей обнаженной простоте, расправу оголтелому и упоенному своей победой врагу. Правительство объявило нас изменниками и предателями родины, а гитлеровцы руководствовались очень простым и ясным с их точки зрения соображением: чем больше будет нас уничтожено, тем лучше будет для Великой Германии!»[19]

    19) Ветеран РОА Ю.Терновский: «Осенью 1943 года мы, военнопленные, приехали в район Берлина (городок Люкенвальде) на курсы пропагандистов РОА. Не буду говорить о прежних наших переживаниях и настроениях: они достаточно хорошо известны. Это – ужасы голодной смерти и ненависть к немцам, обманувшим наши надежды на них, как на освободителей».[20]

    20) Ветеран РОА А.Ромашкин: «Таким образом, уже через 2-3 месяца после своего возникновения, курсы располагали всеми возможностями для продуктивной работы по перевоспитанию русских людей в антикоммунистическом духе и даже получили возможность вести работу по разложению частей Красной Армии, действовавшей на Восточном фронте. Однако, не было одного – нормальных взаимоотношений с немецким руководством Отдела Восточной пропаганды ОКВ, которому были подчинены курсы. Существовало взаимное недоверие, неискренность со стороны немцев, презрительное отношение к русским, нежелание и неумение немецких кругов оценивать действительность»[21]. «Часто на курсы в лагерь приходили острабочие из Берлина и лагерей под Берлином. Они жаловались на несправедливое и грубое отношение немцев».[22]

    Примечания:

    1. (РГВА. Ф.40308. Оп.1. Д.152. Л.33-40. Подлинник. Машинопись.)
    2. Хольмстон-Смысловский Б.А. Первая русская национальная армия против СССР. Война и политика. М., 2011. С. 228
    3. Завадский Р. В. Своя чужая война. Дневник русского офицера вермахта 1941–1942 гг./ред.-сост. О. И. Бэйда. М., 2014. С. 41-42
    4. Гончаренко. О.Г. Изгнанная армия. Полвека военной эмиграции. 1920—1970 гг. М., 2012. С. 275; См. также: Орехов В. Из недавнего прошлого // Часовой. 1948. № 276. С. 24; Войцеховский С. Так было // Там же. 1948. № 280. С. 22–24; 1949. № 285. С. 20–21; Елизаров В. Так было // Там же. 1949. № 291. С. 17.
    5. Скородумов М.Ф. История возникновения Русского корпуса в Сербии // Мемуары власовцев / Сост. А.В. Окороков. М., 2011. С. 118.
    6. Из письма И.Н. Кононова — Б.И. Николаевскому // Офицерский корпус Армии генерал-лейтенанта А.А.Власова 1944-1945
    7. Яремчук 2-ой А.П. Моя последняя — четвертая — война // Мемуары власовцев / Сост. А.В. Окороков. М., 2011. С. 8, 70-71.
    8. Стеблин-Каменский. И.И. Это разложение, а не новая Европа.
    9. Ходнев Д.И. Месяц в Германской Армии // Пособники. Исследования и материалы по истории отечественного коллаборационизма: [Сборник] / редакторы-составители Д.А. Жуков и И.И. Ковтун. М., 2020. С. 414
    10. Пшеничный Г.А. Курсы пропагандистов в Вульхайде // Поздняков В.В. Рождение РОА. Пропагандисты. Сиракузы., 1972. С. 26-27.
    11. Кромиади К.Г. За землю, за волю!
    12. Александров К.М. Судьба полковника Андрея Архипова // Русское слово № 3. 2015. С. 38-47
    13. Солоневич И. Л. Народная монархия / Отв. ред. О. Платонов. — М., 2010. С. 225
    14. Интервью: Продолжительность жизни. Граф Григорий Ламздорф
    15. Штрик-Штрикфельдт В.К. Против Сталина и Гитлера. Генерал Власов и Русское освободительное движение. 3-е изд. М.: Посев, 1993. С. 41.
    16. Цит. по: HIA. Volkogonov Dmitry Papers. Container 8. Reel 5. Письменные показания солдата 2-й роты 668-го батальона 45-го полка. Вх. № 6743 от 12 сент. 1943. ЛШПД — РО СЗФ. Л. 3
    17. ВА-МА. RH. 2/1517 [Цит. по: Фрёлих С. Б., гауптштурмфюрер СА. Материал для доклада, 8 июня 1944]
    18. Терновский Ю. В плену // Поздняков В.В. Рождение РОА. Пропагандисты. Сиракузы., 1972. С. 12
    19. Куренев М. Как это было? // Там же. С.14
    20. Терновский Ю. Лагерь надежд и раздумий // Там же. С.28
    21. Ромашкин А. Дабендорф // Там же. С. 84
    22. Там же. С. 96

    Найдено здесь: https://vk.com/whiterussianresistance?w=wall-186076914_43168

    Категория: История | Добавил: Elena17 (19.05.2021)
    Просмотров: 524 | Теги: вторая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1831

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru