Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4379]
Русская Мысль [468]
Духовность и Культура [738]
Архив [1615]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Как русская армия штурмовала Азов

    325 лет назад, 19 июля 1696 г., русская армия взяла турецкую крепость Азов. Всё течение Дона стало свободным для русских судов. Однако «прорубить окно» в Причерноморье полностью не удалось, чтобы завершить дело требовалось захватить Керчь (древнерусский Корчев), город на берегу Керченского пролива, для свободного выхода из Азовского моря в Чёрное. При более радикальном решении проблемы — уничтожить Крымское ханство и захватить Крымский полуостров. А для этого нужен был флот.

    Азовские походы на практике показали важность артиллерии и флота для ведения войны. И Пётр сделал из этого выводы, ему нельзя отказать в организаторских способностях и стратегическом мышлении. 20 октября 1696 года Боярская дума провозглашает «Морским судам быть…». Утверждается обширная программа военного судостроения 52 (позднее 77) кораблей.

    Предыстория

    На рубеже XVII-XVIII столетий всё большую роль стали играть морские флоты. Трудно было получить статус великой державой, не имея кораблей. Морские и океанские просторы рассекали уже сотни и тысячи кораблей, осваивались новые морские пути, быстрыми темпами развивалась торговля, строились новые порты и верфи. Международная торговля выходила за пределы морских бассейнов — Средиземного, Балтийского, Северного морей. Появились огромные колониальные империи, чьё могущество держалось в основном за счёт сильных флотов.

    В этот период первые места по мощи флотов занимали Англия и Голландия. В этих странах революции расчистили дорогу (причём весьма кровавым путём) для капиталистического развития. Сильными флотами также обладали Испания, Португалия, Франция, Венеция, Османская империя, Дания и Швеция. Все эти государства обладали обширным морским побережьем, давними традициями мореходства. Ряд государств создали колониальные империи — Испания, Португалия, или полным ходом их строили — Англия, Голландия, Франция. Ресурсы покорённых территорий давали мощный импульс к развитию западных хищников.

    В ином положении находилось Русское государство. Наша держава была наследницей древних морских традиций. Связывать историю возникновения русского флота с рубежом эпохи Петра I — явная ошибка. В период Древнерусского государства Чёрное море называли Русским морем, так его контролировали русы-русские, да и Балтийское море было Варяжским морем — варяги-русь контролировали его задолго до расцвета германской Ганзы (сама Ганза была создана на основе славянских городов и их торговых связей). Русские князья строили флоты из сотен и тысяч судов, когда ходили на Царьград-Константинополь. Но к этому периоду Русь-Россия была оттеснена вглубь континента. На северо-западе выход в Балтийское море преграждала Швеция. Королевство шведов в тот период стало мощной империей, имеющей профессиональную армию и сильный флот. Шведы захватили русские земли по берегам Финского залива, контролировали значительную часть южной Прибалтики, превратив Балтийское море в «шведское озеро».

    Лишь на побережье Белого моря в сотнях километров от основных экономических центров России у нас был порт Архангельск. Он давал ограниченные возможности по морской торговле — был отдалён, а зимой судоходство прерывалось по причине суровости климата. Астрахань обеспечивала Россию экономическими связями только с Персией и регионом Средней Азии. Русские начали осваивать Сибирь, но для того чтобы воды Тихого океана стали использоваться для связей с другими странами и регионами понадобился не один век.

    Выход к Чёрному морю закрывало Крымское ханство (вассал Порты) и Османская империя. Турки и крымские татары держали в своих руках всё северное побережье Чёрного моря, с устьями Дуная, Днестра, Южного Буга, Днепра, Дона, Кубани. Причём, на часть этих территорий Россия имела исторические права — они входили в Древнерусское государство. Одним из опорных военных пунктов на этих землях была турецкая крепость Азов, расположенная при впадении реки Дон в Азовское море.

    Ситуацию усугублял тот факт, что Османская империя, Крымское ханство, Швеция были враждебными России государствами. Морское побережье на юге и северо-западе было удобным плацдармом для наступления на русские земли. На южных рубежах шла практически беспрерывная схватка с ордами Крымского ханства и иными хищниками, если не было крупных походов, то мелкие набеги вражеских отрядов были обыденностью. Крымское ханство было настоящим паразитарным государственным образованием, жившим за счёт грабежа, угона для продажи в рабство тысяч и десятков тысяч славян. Только за первую половину XVII столетия крымские орды угнали и продали в рабство до 200 тыс. русских.

    Османы, опираясь на многочисленные крепости, форпосты в Северном Причерноморье и крымскую орду, не только удерживали под своим контролем южнорусские земли, но и планировали расширить зону своего влияния. Хотя Османская империя к концу XVII столетия и испытывала серьёзный внутренний кризис, но всё же была мощной державой, обладавшей огромным военно-экономическим и демографическим потенциалом. Её владения раскинулись от Гибралтара до Балкан, от северного побережья Чёрного моря до Персидского залива и Индийского океана. Армия Порты считалась одной из самых сильных и многочисленных в мире. Турецкий флот был большим по числу вымпелов и обладал большим опытом боевых действий. Турки уже два столетия вели схватку с сухопутными силами и флотами Австрии, Франции, Испании, Венеции, Мальтийского ордена, Тосканы. У Стамбула были прекрасные леса для постройки кораблей с побережья Чёрного моря, из Египта поступала пенька и парусина, из Албании и Валахии — смола и сало. Турки имели отличные гавани в Чёрном море, Босфоре, Мраморном море. Военных специалистов (к примеру, пушкарей) нанимали из французов, англичан, голландцев. Невольников для гребных кораблей поставляли крымские татары. Турецкий флот полностью господствовал в Чёрном море, мог быстро пополнить силы из Босфора и Средиземноморья. Турция с помощью флота могла перебросить дополнительные войска в гарнизоны Северного Причерноморья из метрополии.

    Таким образом, выход к Балтийскому и Чёрному морю был важен как с точки зрения военно-стратегической необходимости (выход на естественные рубежи обороны) и восстановления исторической справедливости (возвращение исконных русских земель), так и с экономических соображений. Прибалтику и Причерноморье необходимо было вернуть, чтобы русская цивилизация получила естественные стратегические рубежи на северо-западе и юго-западе. Изоляция от основных морских торговых путей Европы (Балтика — Северное море — Атлантика, Чёрное море — Средиземноморье — Атлантика) пагубно сказывалась на экономическом развитии Русского государства. Поэтому, борьба за выходы к этим морям приобретала первостепенное значение для будущего России.

    Русско-турецкая война

    С XVI века Русь вела борьбу с крымскими и ногайскими ордами. Москва хотела обезопасить свои южные рубежи, прекратить практику регулярных разбойных походов и набегов на русские земли, начать обработку богатых южных земель (т. н. «Дикое поле»). И в перспективе получить выход в Чёрное и Азовское моря, чтобы развить экономические коммуникации. В ходе этой борьбы Россия столкнулась с Портой, вассалом которой была крымская орда. Стамбул создал в Северном Причерноморье ряд мощных опорных пунктов и планировал развить наступление на север, в земли Речи Посполитой и Русского государства. Так, османы планировали включить в свою сферу влияния бывшие земли Астраханского и Казанского ханств, и Малую Россию.

    Русско-турецкая война 1672-1681 гг., шедшая с переменным успехом, окончилась Бахчисарайским миром, заключённым в 1681 году на 20 лет, на условиях существующего положения. Западная Малороссия, ставшая после войны настоящей пустошью, и Подолия остались в руках Турции. Османская империя легко пошла на этот мир, так как предстояла война с Австрией. В этой войне Австрия при поддержке Польши одержала вверх. Однако перерыв между войнами был небольшим.

    В 1683 г. Польша и Австрия заключили союз (Священная лига) против османов. К союзу присоединилась Венеция, и его поддержал папский престол. Союзники планировали выбить османов из Европы и собирались привлечь новых союзников. В 1684 году в селе Андрусове начались переговоры об этом и длились почти два года. Москва соглашалась присоединиться к союзу, но под условием уступки со стороны Польши Киева. Переговоры шли долго, польские послы долго не соглашались на условия русских, однако под давление союзников вынуждены были уступить. 26 апреля 1686 года был заключён Вечный мир России с Речью Посполитой. Речь Посполитая за вознаграждение в 146 тыс. рублей уступала Киев России, Смоленск навечно отходил Москве, а Правобережная «Украйна» оставалась в зависимости от Польши, Левобережная отходила к России. Россия обязывалась разорвать мир с Портой и напасть на Крымское ханство. Таким образом, Россия в 1686 году присоединилась к Священной лиге.

    Правительство Софьи хотело укрепить свой авторитет этим союзом. Софье и её фавориту князю Василию Голицыну нужна была громкая победа. В 1687 и 1689 годах под руководством князя Василия Голицына были предприняты походы против Крымского ханства, но они не принесли успеха. Пользу они принесли только союзникам, отвлекли на себя неприятельские силы. А для русских походы обернулись серьёзными потерями без каких-либо положительных результатов.

    Военные действия были прекращены, но мир Москва и Порта не заключили. В 1689 г. Софью свергли, но правительство фактически возглавила мать Петра, Наталья Кирилловна. Молодой царь был занят «марсовыми и нептуновыми потехами», а правительство Натальи проводило осторожную политику, избегало резких поворотов — с туками не воевали, но и мир не заключили, чтобы не рассердить союзников. Османов это устраивало, с Россией можно было подождать, перебросить силы на другие направления.

    Правда, это затишье было временным. Стамбул не собирался сдавать своих позиций в Северном Причерноморье, более того, турки явно готовились к будущим боям. Они развернули строительство новых крепостей. Раньше возле устья Днепра у них было две твердыни, Очаков и Кызы-Кермен. Теперь возводились сразу пять: Аслан-Кермен, Таван, Мустрит-Кермен, Ислам-Кермен, Мубарек-Кермен. Крепости все ближе придвигались к русским владениям. Новые крепости строили как для обороны, так и в качестве плацдармов для будущих наступательных операций. Крымские же татары по-прежнему «воевали», то есть грабили и опустошали Малороссию, уводя людей в рабство. В 1692 г. крымский хан попытался прорваться и в великорусские земли. Однако Борис Шереметев отреагировал молниеносно и двинул навстречу крымской орде 40-тыс. войско. Крымские татары, как обычно в таком случае, в бой вступать не стали и ушли грабить польские земли (фактически — западнорусские, в составе Речи Посполитой). Таким образом, возобновление активных боевых действий рано или поздно было неизбежно. Россию и Турцию разделяли (и разделяют) коренные противоречия геополитического, военно-стратегического, исторического характера, которые могла разрешить только решительная победа одной из сторон.

    В январе 1694 г. Наталья Кирилловна скончалась. Началось самостоятельное правление Петра I, хотя он к царству никогда не готовился, сложным и разнообразным вопросам государственного руководства не учился. 1695 год стал переломным в жизни Петра. Военные игрища, которые почти полностью поглощали его энергию и время, остались позади. Их сменила настоящая война, которая продолжалась практически всё царствование Петра. Азовские походы стали первым самостоятельным шагом правления Петра Алексеевича.

    В результате продолжение войны с Портой стало приоритетом внешнеполитической деятельности Петра I в первые годы единовластия. Для этого было несколько причин:

    — во-первых, Москва была в состоянии войны со Стамбулом, и союзники по антитурецкому союзу давили на Петра I и требовали продолжить военные действия. Державам Священной лиги крепко досталось. Османская армия разбила австрийцев под Белградом. Крымские орды совершенно разорили Речь Посполитую своими набегами. Польский король Ян Собесский принялся шантажировать Москву. Писал, что русские не вносят никакого вклада в общую борьбу с Турцией. Обещал, что разорвет «вечный мир» с Россией, вместо этого заключит сепаратный договор с султаном, а у царя потребует вернуть утраченные Смоленск, Киев, Левобережную Украину;

    —во-вторых, война с Турцией представлялась более лёгкой задачей, чем конфликт со Швецией, закрывающей выход на Балтику. Турция воевала на других фронтах и не могла бросить на войну с Россией значительные силы;

    — в-третьих, взятие Азова могло обезопасить южные рубежи России от набегов крымских татар;

    — в-четвёртых, Пётр мечтал о создании флота, учреждение Азовской флотилии могло стать первым шагом на пути к реализации этих замыслов.

    Первый Азовский поход (1695)

    Русские верховное командование составило добротный план кампании. Было решено напасть не на Крымское ханство, где необходимо было идти через пустынные земли, изнуряя войска, что привело к провалу походов Голицына, а ударить по Азову. Изменили и путь следования — решили идти по районам Волги и Дона. Первая русская армия под командованием графа Бориса Петровича Шереметьева вместе с казаками Мазепы должна была действовать в низовьях Днепра, атаковать вражеские крепости и отвлечь внимание османов. Планировали собрать до 100 тыс. солдат и казаков. Вторая 30-тыс. армия под командованием царя Петра I и его ближайших соратников Фёдора Головина, Патрика Гордона, Франца Лефорта должна была взять Азов.

    Подготовку похода на Азов старались вести в тайне, армию сформировали из лучших полков новой регулярной армии — Преображенского, Семёновского, Лефортовского, Бутырского, в неё вошли и стрельцы. Армию подкрепили донскими казаками, которые хорошо знали район боевых действий. Зимой и весной 1695 года на Дону строили транспортные суда: струги (речное парусно-гребное судно длиной 25-30 м), морские лодки и плоты для доставки войск, артиллерии, боеприпасов и продовольствия.

    Стоит отметить, что Азов был одним из главных форпостов Османской империи в Причерноморском регионе. Азов имел три линии мощных укреплений — земляной вал со рвом и палисадом, каменную стену с 11 башнями и внутренний замок. Крепость защищали более 100 орудий, выше по Дону турки построили две мощные башни-каланчи, перекрывшие реку цепями и артиллерией. Но гарнизон был небольшим, 3 тыс. человек, османы имели возможность усилить его морем, поэтому больших сил в крепости не держали. Поэтому русские командиры расчет строили на внезапности — взять крепость с ходу, подавить врага десятикратным превосходством. Чтобы быстрее двигаться, даже не стали брать тяжелых пушек.

    Однако эти расчёты перечеркнули грубые ошибки. Вместо одного главнокомандующего Пётр назначил «консилиум» из своих товарищей Лефорта, Гордона и Головина. Они должны были выносить совместное решение, а царь его утверждал. Хотя у Головина не было военного опыта, а Лефорт не руководил крупными соединениями, обладая только опытом младшего офицера. Плана войны с Турцией не скрывали, болтали о нём на всех пирах и застольях. Поэтому в Стамбуле узнали о подготовке русскими экспедиции на Азов. Турецкое командование успело укрепить гарнизон Азова до 7-10 тыс. солдат. Таким образом, внезапного удара не получилось. Противник успел подготовить к обороне.

    Весной 1695 года войско вышло из Москвы, на стругах и других речных транспортах оно шло по Москве-реке, Оке и Волге. На Волге дошли до Царицына, там перешли на Дон. Двигались медленно, пережидали весеннюю распутицу, поджидали отставших. Только в начале июля войско было у Азова и заблокировало его с суши. 2 июля начались осадные работы и обстрел крепости. Осада шла бестолково: турки активно совершали вылазки, мешали строить лагерь осадные сооружения; крымская конница из степи постоянно делала набеги, атаковала обозы, мешала снабжению армии; когда батареи открыли огонь, то выяснилось, что легкие орудия не могут причинить вред стенам. Сам царь вёл себя как мальчишка, стрелял из пушки, рыл траншеи, всё это перемежал шумными пирушками. Гордон писал: «Судя по нашим действиям, иногда казалось, будто мы затеяли все это не всерьез».

    Донские казаки смогли захватить башни (укрепления) выше Азова (14 — 16 июля), это позволило подвозить грузы к самому русскому военному лагерю. К началу августа передовые траншеи подвели примерно на 50 метров к валу крепости. Приняли решение пойти на штурм. Хотя Гордон возражал, что наступать нельзя. Проломов в стенах не было, без достаточного количества штурмовых лестниц и фашин для засыпки рва штурм мог завершиться плачевно. Но его не послушали. Ранним утром 5 августа начался штурм крепости. Более 4 тыс. русских солдат ринулись на турецкую твердыню, в течение нескольких часов шёл кровавый бой. Турки отбивались с большой стойкостью. Бутырский и Тамбовский полки смогли ценой больших потерь взять угловой бастион. Но дивизия Головина опоздала с атакой. Турки перебросили подкрепления и отбили укрепление. В итоге все русские атаки были отбиты. Отряд казаков, который должен был атаковать крепость со стороны Дона, подойдя на своих лодках, также не добился успеха. Штурм обошелся только убитыми в 1,5 тыс. человек.

    Неудачный штурм выявил ряд серьёзных недостатков в русском войске: не смогли установить блокаду крепости с моря; не хватало опыта по осаде крепостей и соответствующей артиллерии, снаряжения; сказывались недостатки организованности, дисциплины, отсутствовало единоначалие, единое верховное командование. Головин, Лефорт, Гордон не смогли организовать согласованные действия, ссорились. Пётр не смог скоординировать их действия. Кроме того, стоит отметить, что в период планирования операции русское командование посчитало, что сухопутных сил достаточно для штурма, но недооценило значение турецкого флота. Из Стамбула в Азов постоянно направлялись корабли, которые перебрасывали свежие подразделения (для пополнения гарнизона, страдавшего от артиллерийского обстрела), подвозили оружие, боеприпасы, продовольствие. Чёрное море в ту пору было фактически «турецким озером». Россия не имела боевых кораблей и не могла помешать противнику. Поэтому турецкий гарнизон не был истощен осадой и мог успешно противостоять русским штурмам.

    Турки продолжали вылазки. Минные подкопы обнаружили и взорвали. Петр проявил упрямство, велел рыть новые. Завершили их только 20 сентября. 25 сентября русские войска пошли на второй штурм. Он был лучше подготовлен и организован, но турки отбили и его. Из двух мин сработала одна. В пролом ворвался Лефортовский полк, но его выбили контратакой. А ночью ударили заморозки. В результате военный совет принял решение снять осаду и отвести войска на зимние квартиры. В зимний период военные действия в Европе, в основном не вели, из-за природных условий — холод, распутица, бездорожье, трудности снабжения и пр. Отход начали в начале октября. 3 тыс. отряд оставили для охраны захваченных укреплений. Отход превратился в катастрофу: брели по степи под холодными дождями, с ночевками на холоде. Вскоре выпал «великий снег». Для солдат с летним обмундированием это был кошмар. Тысячи солдат обморозились и замерзли.

    Днепровская армия, которой руководил Шереметьев, действовала более организованно, поэтому и добилась победы. Войска Шереметева отбили у турок три крепости: 30 июля — Кызы-Кермень (Берислав), 1 августа — Эски-Таван, 3 августа — Аслан-Кермен. Кызы-Кермен был послабее Азова, но тоже крепким орешком — каменные стены, 30 орудий, сильный гарнизон под началом Амир-бея. Поблизости стояли татары ханского сына царевича Нуреддина, которые планировали перерезать коммуникации русской армии, атаковать тылы. Но Шереметев хорошо знал своё дело: поставил против крымцев кавалерийские заслоны, возвел укрепленный лагерь, велел обкладывать крепость шанцами, ставить батареи. Янычары попытались устроить вылазку, но их смяли во встречном бою и загнали за стены.

    С 27 июля открыли бомбардировка, начали рыть минные подкопы. 30 июля взрыв мины пробил огромную брешь в стене. Амир-паша понял, что сопротивляться бесполезно, и капитулировал. У русских обошлось почти без потерь, «полону взяли множество, также и пожитков». В других крепостях запаниковали и решили бежать. Гарнизоны Аслан-Кермена и Тавана бежали в Очаков, их заняли без боя. Затем Шереметев взял ещё две крепости — Мустрит-Кермен и Мубарек-Кермен. Удерживать крепости он не имел приказа, да и средств. Поэтому разрушил вражеские укрепления и благополучно увел армию на зимние квартиры.

    В Порте восприняли уход русской армии от Азова, как победу. Турецкое командование посчитало, что в ближайшее время русские не смогут повторить осаду и ждать угрозы не следует. Но Пётр был человеком упорным, целеустремлённым, поэтому неудача не смутила его, он умел делать правильные выводы из поражений. Не успели все войска вернуться в Россию, как стали разрабатывать план нового похода.

     

    Подготовка второго Азовского похода

    Царь Пётр провёл «работу над ошибками» и посчитал, что главная проблема – это речная, морская компонента. Немедленно началось строительство «морского каравана» - военных и транспортных кораблей и судов. У этой затеи было много противников – слишком мало времени было на эту задачу (одна зима), вопрос был сложным с точки зрения организации, привлечения ресурсов и т. д. Но замысел неуклонно воплощали в жизнь. Из Москвы шли один за другим указы, распоряжения воеводам, градоначальникам о мобилизации людей и ресурсов.

    Уже в январе 1696 года на верфях Воронежа и в Преображенском (подмосковное село на берегу Яузы, там располагалась резиденция отца Петра, царя Алексея Михайловича) развернули масштабное строительство кораблей, судов. Галеры, построенные в Преображенском, разбирали, везли в Воронеж, там снова собирали и спускали на воду на Дону. Пётр приказал к весне сделать 1300 стругов, 30 морских лодок, 100 плотов. Для этого со всей России мобилизовали плотников, кузнецов, работных людей. Район Воронежа выбрали не случайно, для местного населения строительство речных судов было обычным промыслом уже не одно поколение. Всего мобилизовали свыше 25 тыс. человек. Со всех концов страны ехали не только мастера, рабочие, но и везли материалы – лес, пеньку, смолу, железо и пр. Работы шли быстро, к началу похода стругов построили даже больше, чем планировали.

    Задачу строительства военных кораблей решали в Преображенском (на реке Яузе). Основным типом строившихся кораблей были галеры – гребные суда, имевшие 30-38 весел, на их вооружении было 4-6 орудий, 2 мачты, 130-200 человек экипажа (плюс они могли перевозить значительный десант). Этот тип корабля отвечал условиям театра военных действий, галеры с их небольшой осадкой, маневренностью, могли успешно действовать на реке, мелководье низовьев Дона, прибрежных водах Азовского моря. В строительстве кораблей был использован ранний опыт судостроения. Так, в Нижнем Новгороде в 1636 году построили корабль «Фридерик», в 1668 году в селе Дединове на Оке – корабль «Орёл», в 1688-1692 годах на Переяславском озере и в 1693 году в Архангельске при участии Петра было построено несколько кораблей. К строительству кораблей в Преображенском широко привлекали солдат Семёновского и Преображенского полков, крестьян, мастеровых, которых вызвали из поселений, где было развито судостроение (Архангельск, Вологда, Нижний Новгород и т. д.). Среди мастеров всеобщим уважением пользовались вологодский плотник Осип Щека и нижегородский плотник Яким Иванов.

    Всю зиму в Преображенском делали основные детали кораблей: кили (основание корпуса), шпангоуты («рёбра» корабля), стрингера (продольные балки, идущие от носа к корме), бимсы (поперечные балки между шпангоутами), пиллерсы (вертикальные стойки, поддерживающие палубу), доски для обшивки, настила палуб, мачты, вёсла и т. д. В феврале 1696 года заготовили деталей на 22 галеры и 4 брандера (судно, начинённое горючими веществами для поджога вражеских кораблей). В марте шла перевозка корабельных частей в Воронеж. Каждая галера доставлялась на 15-20 повозках. 2 апреля были спущены на воду первые галеры, их экипажи были сформированы из состава Семёновского и Преображенского полков.

    В Воронеже также заложили первые большие трёхмачтовые корабли (2 единицы), с довольно сильным артиллерийским вооружением. Они требовали большого комплекса кораблестроительных работ. На каждом из них решили установить по 36 орудий. К началу мая построили первый корабль - 36-пушечный парусно-гребной фрегат «Апостол Петр». Корабль строили при помощи датского мастера Августа (Густава) Мейера. Он стал командиром второго корабля - 36-пушечного «Апостола Павла». Длина парусно-гребного фрегата была 34,4 м, ширина 7,6 м, корабль был плоскодонным. Кроме того, фрегат имел 15 пар весел на случай штиля и для маневра. Таким образом, в Русском государстве, вдали от морей, за предельно короткие сроки смогли создать целую кораблестроительную отрасль и построили «морской воинский караван» - отряд военных кораблей и транспортных судов. Когда войска прибыли из Москвы в Воронеж, там уже ждала целая армада военно-транспортных судов – 2 корабля, 23 галеры, около 1500 стругов, плотов, барок, лодок.

     

     

    В этот же период значительно увеличили армию (вдвое – до 70 тыс. человек), во главе неё был поставлен единый главнокомандующий – боярин Алексей Семёнович Шеин. Он был участником походов князя В. Голицына, во время первого Азовского похода командовал Преображенским и Семёновским полками, таким образом, прекрасно знал театр военных действий. Шеин первым в России официально получил чин генералиссимуса. В результате была решена проблема единоначалия. Правда, Пётр мог поставить во главе армии другого опытного военачальника – Шереметева, но он царю почему-то не нравился. Возможно, в силу возраста. Молодой Шеин был ближе к царю и он ввёл его в свой круг. Шереметева наградили за успешную кампанию 1695 г. и отправили обратно, в Белгород.

    Пётр также позаботился о привлечении военных специалистов по инженерному, артиллерийскому и минному делу. Плохо зная возможности русской армии и способности её командиров и преувеличивая всё иностранное, Пётр Алексеевич начал наём специалистов в Германии и Голландии. Позднее, в том числе с учётом Нарвского поражения в войне с Швецией, Пётр постепенно начал делать ставку на национальные кадры, и ужесточил отбор иностранцев, среди которых было много различной швали, позарившейся на высокие заработки в России.

    План кампании изменили. У Шереметева забрали большую часть войск – пограничные полки, дворянскую конницу и половину малороссийских казаков. Ему оставили вспомогательный отряд – 2,5 тыс. солдат, около 15 тыс. казаков. Шереметев должен был спуститься вниз по Днепру и отвлекать противника у Очакова. Под началом же Шеина собрали главные силы – 30 солдатских полков, 13 стрелецких, поместная конница, донские, малороссийские, яицкие казаки, калмыки (около 70 тыс. человек). Войска были распределены по трем дивизиям — Головина, Гордона и Ригемана. Командовать флотом Петр назначил Лефорта. Петр оставил для себя роль «бомбардира Петра Михайлова», а командование целиком отдал Шеину.

     

     


    Первый русский генералиссимус Алексей Семёнович Шеин

    Второй Азовский поход

    23 апреля 1696 г. первый эшелон из 110 транспортных судов с войсками, артиллерией, боеприпасами и продовольствием начал поход. После этого стали выходить и другие суда, боевые корабли. 1000-километровый поход стал первым испытанием для экипажей, в процессе оттачивалось мастерство матросов, завершали недоделки. Движение шло быстро, шли под парусами и на вёслах, днём и ночью. Во время похода шёл процесс разработки правил организации службы на галерах, ведения морского боя – они были объявлены в специальном «Указе по галерам». В «Указе» говорилось о порядке сигнализации, постановке на якорь, плавания в походном строю, дисциплине, ведении активных боевых действий против врага.

    15 мая первый отряд галер подошёл к Черкасску, куда пришёл и авангард сухопутных сил (войска шли на судах и сушей). Казачья разведка сообщила, что у Азова стоят несколько вражеских кораблей. 16 мая Азов был осаждён. 20 мая казаки на своих лодках внезапной атакой захватили 10 транспортных судов (тунбасов), в эскадре турков началась паника. Воспользовавшись первым успехом, казаки смогли подойти к турецкой эскадре (дело было ночью) и поджечь один из кораблей. Турки отвели корабли, а один сожгли сами, не успев поднять паруса.

    27 мая русская флотилия вышла в Азовское море и отрезала крепость от источников снабжения через море. Русские корабли заняли позиции поперёк Азовского залива. В этот же период к крепости подошли основные силы, они заняли траншеи и земляные укрепления, построенные в 1695 году. Турки в своей беспечности даже их не разрушили. Османы попытались сделать вылазку, но ее ожидали. 4 тыс. донских казаков наказного атамана Савинова были наготове и отразили атаку.

    Шеин отказался от немедленного штурма и велел «приступать шанцами». Объем инженерных работ был намечен огромный. Азов обложили полукругом, оба фланга упирались в Дон. За рекой возводился «земляной городок». Выше города был сооружен наплавной мост на судах. Построили батареи для осадных орудий. Русская артиллерия стала обстреливать крепость. В Азове начались пожары. В устье Дона поставили две сильные батареи, чтобы укрепить силы морской блокады. Если бы турецкие корабли прорвались через нашу флотилию, эти батареи должны были не допустить вражеские корабли непосредственно к Азову.

    Эти предосторожности оказались не лишними. Примерно через месяц подошла турецкая эскадра в 25 вымпелов с 4 тыс. десантом для помощи азовскому гарнизону. Обнаружив русские галеры, которые блокировали устье Дона, турецкий адмирал Турночи-паша остановил свои силы в значительном удалении. 28 июня турецкий флот попытался высадить на берег десант. На русских кораблях приготовились к бою, снялись с якорей и пошли навстречу турецким кораблям. Османы, видя решимость русской флотилии к бою, отступили. Таким образом, турецкий флот отказался от попыток помочь осаждённому гарнизону, Азов остался без помощи извне. Это сыграло важную роль в дальнейших событиях: Азовскую крепость отсекли от подвоза подкреплений, боеприпасов и продовольствия. Да и психологически - это была победа, турки приуныли, потеряв надежду на помощь товарищей.

    Русская артиллерия разбила внешние валы Азова, а пехота без устали рыла землю, придвигая окопы все ближе к крепости. 16 июня наши солдаты вплотную добрались до рвов. Гарнизону предложили сдаться, но турки ответили огнем. Турецкие солдаты ещё надеялись отсидеться за мощными каменными стенами и башнями, они были такой толщины, что ядра их не брали. Однако Шеин по-прежнему отказывался от штурма. Главнокомандующий приказал насыпать вокруг крепости огромный вал. Решили передвигать его и таким способом преодолеть ров и взобраться на стены с помощью штурмовых лестниц и других приспособлений. Снова начались масштабные инженерные работы. Посменно трудились 15 тыс. человек. Когда прибыли иностранные специалисты, приглашенные царем Петром, они уже не понадобились. Обошлись без них, они только дивились масштабам работ, которые произвели русские.

    Современники описывали эти работы так: «Великороссийские и малороссийские войска, во облежании бывшие около города Азова, земляной вал к неприятельскому рву отовсюду равномерно привалили и из-за того валу, ров заметав и заровняв, тем же валом чрез тот ров до неприятельского азовского валу дошли и валы сообщили толь близко, еже возможно было с неприятели, кроме оружия, едиными руками терзаться; уж и земля за их вал метанием в город сыпалась».

    10 июня и 24 июня нашими войсками были отбиты сильные вылазки турецкого гарнизона, которому пыталось помочь 60 тыс. войско крымских татар, стоявших лагерем к югу от Азова, за рекой Кагальник. Крымский царевич Нуреддин со своей ордой несколько раз нападал на русский лагерь. Однако Шеин выставил против него заслоном дворянскую конницу и калмыков. Они жестоко били и прогоняли крымских татар, сам Нуреддин был ранен и едва не попал в плен.

    Вал приближался к стенам, сравнялся с ними по высоте. На его гребне установили батареи, они простреливали весь Азов и наносили гарнизону большие потери. Кроме того, готовили три минные траншеи, для подрыва стен. Гарнизону вторично предложили оставить городе и свободно уйти, османы ответили ожесточенной стрельбой. 16 июля наши войска завершили подготовительные осадные работы. 17-18 июля русские войска (1,5 тыс. донских и запорожских казаков) захватили два турецких бастиона.

    После этого турецкий гарнизон совсем пал духом: потери были тяжёлыми, вылазки провалились, помощи из Стамбула не было, началась потеря основных позиций, артиллерийские обстрелы теперь наносили значительный ущерб, так как у русской армии были тяжелые орудия. 18 июля был выброшен белый флаг, начались переговоры. Османам разрешили уйти с личными вещами, а всю артиллерию и припасы они оставляли победителям. Шеин даже любезно предложил подвезти их на русских судах до Кагальника, где стояли татары. Русские командование выдвинуло только одно категорическое требование: выдать «немчина Якушки» - перебежчика Якова Янсена, который попортил немало крови русской армии в 1695 г. Янсен в это время уже «обасурманился» - перешёл в ислам, записался в янычары. Османы не хотели его выдавать, но в итоге уступили. 19 (29) июля начальник гарнизона Гассан-бей капитулировал.

     


    Взятие Азовской крепости. Миниатюра из рукописи 1-й пол. 18 века «История Петра I», соч. П. Крекшина. Собрание А. Барятинского. ГИМ. В миниатюру включена сцена выдачи турками Яшки (Якова Янсена), голландского матроса-предателя

    От гарнизона у него осталось всего 3 тыс. человек. Турецкие солдаты и жители стали выходить из крепости, грузились на ожидавшие их струги и лодки. Гассан-бей покинул Азов последним, сложил к ногам главнокомандующего 16 знамен, преподнес ключи и поблагодарил за честное выполнение договора. Русские войска вошли в крепость. В городе нашли 92 орудия, 4 мортиры, большие запасы пороха и продовольствия. Сопротивляться он мог еще долго, если бы не умелые действия русской армии. 20 июля капитулировала также турецкая крепость Лютих, которая располагалась при устье самого северного рукава Дона.

    Первые полки отправились на север, в Москву, в начале августа. 15 августа покинул крепость царь. В Азовской крепости оставили гарнизоном 5,5 тыс. солдат и 2,7 тыс. стрельцов. В Москве в честь Азовской виктории устроили небывалое торжество.

     

     

    Итоги

    Таким образом, всё течение Дона стало свободным для русских судов. Азов стал русским плацдармом в Приазовье. Царь Пётр I, понимая стратегическое значение Азова, как первой русской крепости в Причерноморье и необходимость отстоять завоевания (война продолжалась), уже 23 июля утвердил план новых укреплений Азова. Крепость была сильно повреждена русской артиллерией. Кроме того, решили создать базу для русского флота, без которого нельзя было завоевать Причерноморье. Так как Азов не имел удобной гавани для базирования морского флота, уже 27 июля выбрали более удачное место на Таганьем мысу, где через два года и основали Таганрог.

    Воевода А. С. Шеин 28 июня 1696 года за военные успехи получил звание Генералиссимуса (первое в России). Позже Шеин был назначен Главнокомандующим Русской армии, командующим артиллерией, конницей и управляющим иностранного приказа. С 1697 года Шеин руководил работами в Азове, строительством морской гавани в Таганроге, отражая постоянные атаки татар и турков.

    Азовские походы на практике показали важность артиллерии и флота для ведения войны. И Пётр сделал из этого выводы, ему нельзя отказать в организаторских способностях и стратегическом мышлении. 20 октября 1696 года Боярская Дума провозглашает «Морским судам быть…». Утверждается обширная программа военного судостроения 52 (позднее 77) кораблей. Россия начинает отправку дворян на обучение за границу.

    «Прорубить окно» на юг полностью не удалось. Необходимо было захватить Керченский пролив, чтобы получить проход из Азовского в Черное море или полностью захватить Крым. Царь это отлично понимал. После захвата Азова он сказал своим генералам: «Теперь мы, слава Богу, один угол Чёрного моря уже имеем, а со временем, может быть, и весь его иметь будем». На замечание, что это сделать будет трудно, Пётр сказал: «Не вдруг, а помаленьку». Однако началась война с Швецией и планы дальнейшего расширения русских владений в Причерноморье пришлось отложить, причём как оказалось надолго. Полностью реализовать замыслы Петра удалось только при Екатерине II.

     

     

    Александр Самсонов
     
     

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (19.07.2021)
    Просмотров: 273 | Теги: даты, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1920

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru