Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4084]
Русская Мысль [425]
Духовность и Культура [623]
Архив [1546]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 19
Гостей: 17
Пользователей: 2
Elena17, tlc400

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Дмитрий Плетнёв: как гениального российского врача Сталин обвинил в убийстве Горького

    Д.Д. Плетнёв, 1911 год



    Обвиняемый под номером 18, которому давно перевалило за шестьдесят, сидел в зале суда во втором ряду и беззвучно молился: «Только бы не расстрел». Он с удивлением почувствовал, как на лице появилось подобие улыбки, когда судья огласил приговор: 25 лет лагерей. Остальным это показалось милостью, ведь все «убийцы в белых халатах», кроме Х.Раковского и С.Бессонова, были приговорены на Третьем Московском процессе к высшей мере.

    Роковая ошибка

    Имя Дмитрия Дмитриевича Плетнёва было широко известно в медицинских кругах не только России, но и за рубежом. Родившийся в состоятельной дворянской семье он получил блестящее образование, часто бывал в заграничных поездках и считался одним из лучших в стране терапевтов. Пациенты его боготворили. В разные годы доктор Плетнёв наблюдал Ленина и Крупскую, Павлова и Горького, а также многих видных деятелей партии. Студенты – готовы были носить на руках. Его лекции-импровизации отличались динамикой и артистизмом, а острые и яркие речи, по воспоминаниям студентов, хотелось слушать часами.

    «Особенно нам нравились лекции профессора Д. Д. Плетнёва. Этот блестящий клиницист нас привлекал как диагнозами, так и острой и яркой речью. Всегда элегантный, менявший каждый день костюм, не говоря уже о рубашках, надушенный, сверкающий запонками, окруженный хорошенькими женщинами (студентками, ординаторами), он входил в аудиторию, полный какой-то внутренней силы и начинал говорить в абсолютной тишине хрипловатым, довольно тихим голосом. Плетнёв не прибегал к пафосу. Он нередко запинался, перескакивая с фразы на фразу, иногда как бы искал их. Но говорил оригинально, задушевно и просто. Его было легко слушать, хотелось даже, чтобы лекция не кончалась. Его лекции были неожиданными и свободными. Ясно, что он никогда к ним не готовился, входя в аудиторию, не знал, о чём и как будет говорить. Это были блестящие импровизации. Он держался в аудитории, как артист — в лучшем смысле этого слова. Как у всякого человека, привыкшего публично выступать, притом с успехом, у него выработались определённые движения: то он подбоченится одной рукой и вытянет другой указку вперед, то он изящно проводит по своим рыжеватым усам, то указку занесет за спину и выпятит грудь с галстуком, всякий раз новым, то сядет, то встанет, то ходит, то остановится. Некоторые студенты-хирурги подсчитывали его позы и насмешливо нумеровали: это поза N 1, а это поза N 7, N 12 и т. д.; им бы только что-нибудь резать, а что они понимают в патогенезе? „В чём сущность данного заболевания?“ — риторически восклицал Д. Д. Плетнёв и уводил нас в дебри своих рассуждений», — вспоминал тогдашний студент А. Л. Мясников.

    В 1933 году по инициативе профессора Плетнёва был основан научный институт функциональной диагностики и экспериментальной терапии. Дмитрий Дмитриевич возглавил научную работу, увеличив и без того немалое количество ранее написанных трудов новыми по кардиологии, инфекционным патологиям, рентгенологии, психосоматике. За выдающийся вклад в развитие советской медицины Дмитрия Плетнёва признали заслуженным деятелем науки и ударником здравоохранения. Безупречная репутация позволила врачу возглавить Московское терапевтическое общество и войти в совет Наркомздрава.

    Так бы умер заслуженный врач в преклонном возрасте в собственной постели, если бы не совершил роковую ошибку – согласился занять должность в Лечсанупре Кремля. Почему принял приглашение? Возможно, в попытке потешить самолюбие. Но вряд ли из-за желания улучшить материальный достаток – получить казенную квартиру и «мотор» с шофером. Дмитрий Дмитриевич никогда не бедствовал.

    «Врачи-убийцы»

    8 и 9 марта 1938 года в Октябрьском зале Дома Союзов в рамках Третьего Московского процесса слушалось дело о «медицинских убийствах», якобы совершенных по прямому указанию экс-наркома внутренних дел Генриха Ягоды. Кроме Дмитрия Плетнёва, на скамье подсудимых оказались Лев Левин и Игнатий Казаков. Суд рассматривал серийное «умерщвление» четырех человек. В 1934 году доктор Казаков по инструкциям Левина «умертвил» В.Менжинского, предшественника Ягоды на посту начальника ОГПУ. В том же месяце Левин и Плетнёв якобы «злодейски умертвили» Максима Пешкова, сына Горького. Затем их жертвами стали В.Куйбышев и М.Горький.

    Как следовало из обвинительного заключения, связанный с «право-троцкистским подпольем и иностранными разведками» Ягода поручил убийство Горького его лечащим врачам – Левину и Плетневу. Доказательства в пользу виновности «врачей-убийц» казались натянутыми. Горький очень любил открытое пламя, поэтому врачи по сговору с секретарем Петром Крючковым якобы намерено разводили рядом с писателем костры. Дыхание дымом и разница температур причиняли вред легким пациента, которые с юности были повреждены туберкулезом. Зная, насколько писатель склонен к простудным заболеваниям и гриппу, врачи якобы специально организовали его приезд в дом, где свирепствовала инфекция. И Горький действительно заболел гриппом, который осложнился воспалением легких. Наконец, врачи якобы давали писателю чрезмерные дозы лекарств от гриппа, чтобы его «сердечный мотор не выдержал».

    Профессор-садист

    Когда наверху решили, что показаний одного Левина окажется недостаточно, решили предоставить обвинению соучастника. Выбор пал на второго лечащего врача Горького – Дмитрия Дмитриевича Плетнёва.

    Плетнёва Горькому порекомендовал Левин. Но тогда Дмитрий Дмитриевич и представить не мог, что его, уважаемого человека, профессора, доктора с безупречной репутацией обвинят в смерти писателя. На роль заговорщика Плетнев действительно подходил мало. Особенно – в плане профессиональной деятельности. Фатальных ошибок не совершал, диагнозы ставил безошибочно, лечение назначал эффективное, в порочащих связях замечен не был.

    Нужен был скандал, черное пятно на кристальной биографии профессора Плетнёва. И за скандалом дело не стало. В июне 1937 года в «Правде» вышла статья, в которой некая пациентка Б. обвиняла доктора в садизме и разврате. И уже на следующий день медицинское сообщество отвернулось от уважаемого профессора. Его называли «злодеем» и «позором советской медицины».

    В 1934 году молодая женщина с травмой груди действительно обращалась к Плетнёву, но он отказал ей в лечении. Причина была простой – лечение подобных случаев не входило в его компетенцию. Женщина стала систематически приходить на квартиру Плетнева и устраивать такие скандалы, что доктор пожаловался в милицию.

    В газетной статье инцидент перевернули с ног на голову. Якобы доктор набросился на молодую женщину, «укусил ее за грудь», потом «опомнился», начал лечить, не будучи специалистом по заболеваниям молочной железы, и когда лечение оказалось безуспешным, обратился в милицию с жалобой. Женщина называла доктора «садистом» и «преступником», проклинала за «гнусные извращения» и «половую распущенность», желала позора и унижений. Плетнева судили и дали 2 года условно. «Подмоченная репутация» стала ключевым доказательством того, что Плетнев мог пойти на гнусное убийство Горького.

    «Выбитое» признание

    Левин и Плетнёв на суде дали признательные показания. Дмитрий Дмитриевич рассказал, что Ягода прямо предложил ему «воспользоваться положением лечащего врача» и «ускорить смерть Горького» при помощи неправильного лечения. На суде доктору припомнили юношеское членство в партии кадетов-демократов, хотя Плетнёв быстро покинул ее ряды и в дальнейшем старался держаться как можно дальше от политики. Акцентировали внимание на «черном пятне» в биографии и скандальной статье из «Правды». Упрекали, что профессор слишком уж часто ездил за границу и до сих пор является почетным членом Берлинского и Мюнхенского терапевтических обществ.

    Только в 50-е годы было опубликовано письмо Дмитрия Дмитриевича Плетнева, написанное им из лагеря на имя К.Ворошилова. В нем шла речь о методах, которыми выбивались признательные показания. Обвиняемого «таскали за шиворот» и душили, избивали резиновой дубинкой и угрожали «вырвать глотку», больше месяца пытали, давая спать лишь по 3 часа в сутки. В результате у профессора парализовало половину тела.

    На суде присутствовал один из учеников Д. Д. Плетнёва — будущий член-корреспондент АМН СССР, видный историк отечественной медицины Борис Петров, который в 1988 году вспоминал:

    Будучи студентом 3-го курса медицинского факультета, я ездил приглашать Дмитрия Дмитриевича прочитать у нас несколько лекций. Это был очень популярный в студенческой среде человек — милый, вежливый, необычайно эрудированный. На его лекции валом валила молодёжь. Яблоку негде было упасть в нашей самой большой аудитории. Мы знали, что… его приглашали в качестве лечащего врача и консультанта к известным деятелям нашей партии и государства. Конечно же, ударом для всех нас были арест и осуждение Плетнёва. Горько было смотреть на это судилище. Несколько раз, словно опомнившись, Дмитрий Дмитриевич восклицал: «Я хочу быть полезным Отечеству!»

    В поисках убийцы Горького

    Сегодня версия убийства «буревестника революции» врачами по заказу «троцкистов» кажется абсурдной. Как пишет в книге «22 смерти. 63 версии» Лев Лурье, к 1935 году большинство «троцкистов» находилось в ссылках или тюрьмах. Никто из них не имел реальных возможностей и власти, чтобы организовать убийства видных государственных деятелей. С конца 50-х, после реабилитации Левина и Плетнева, советское горьковедение «откатилось» к классической версии смерти Горького, причиной которой стала хроническая и тяжелая болезнь легких. Позднее в эмиграции появилась третья версия – Горького отравили по приказу Сталина.

    О причинах, вынудивших Сталина расправиться с Горьким, спорят до сих пор. Одна из версий – писатель мешал планам Вождя. Был слишком неудобен. Горький держался чересчур независимо и не спешил стать Сталину «лучшим другом», стремился жить за границей и фактически саботировал написание книги о Вожде, но при этом обладал огромным авторитетом и любил заступаться за всех и каждого. Смерть «буревестника революции» была Сталину на руку, а лечащие врачи стали разменной монетой. Теми, кто понес «заслуженное наказание».

    Дмитрий Дмитриевич Плетнёв был расстрелян 11 сентября 1941 года в Медведевском лесу под Орлом, в числе других заключённых, по списку НКВД СССР накануне вступления в город частей вермахта...
    В 1985 году Верховный Суд СССР прекратил уголовное дело Дмитрия Дмитриевича Плетнёва и полностью реабилитировал его (5.4.1985).

    Найдено здесь: https://russian7.ru/post/dmitriy-pletnev-pochemu-genialnogo-r/ и мною дополнено, V.H.

    Категория: История | Добавил: Elena17 (08.10.2021)
    Просмотров: 209 | Теги: россия без большевизма, преступления большевизма, жертвы
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1855

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru