Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4340]
Русская Мысль [467]
Духовность и Культура [720]
Архив [1599]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 2
Гостей: 1
Пользователей: 1
smir-np

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Как русские императорские армия и флот умели производить десанты

    А то только и слышно о Нормандской операции. Конечно, масштабы не те, но и времена другие. Однако организация не менее доскональная.

    Итак, 1916 год, Чёрное море. Приморский отряд российской армии занял Трапезунд (Трабзон). Но его сил для дальнейшего наступления, а в случае турецкого мощного контрнаступления, то и обороны - явно недостаточно.

    Принято решение перебросить в район Трапезунда две дивизии - 127-ю и 123-ю. Вот и посмотрим, как это всё было организовано.

    Портом посадки десанта был выбран Мариуполь, как недоступный воздействию вражеских сил, в первую очередь подводных лодок. План был таков - транспортная флотилия в целях секретности должна была направляться в Мариуполь в разные сроки и из разных портов. Однако вся она должна была оказаться в месте посадки 14 мая. На всю посадку 127-й пехотной дивизии в составе 18 000 чел., 2 100 лошадей, 36 орудий, 200 голов скота, 800 повозок и 50 000 пудов фуража и грузов, отводилось ровно двое суток.

    13 мая по прибытии 127-й дивизии в Мариуполь, посадка ее была начата, причем выяснилось, что состав десанта определялся в 17 000 чел., 4 300 лошадей, 1500 повозок и 60 000 пудов груза, что составляло на 2 200 лошадей, 700 повозок и 10 000 пудов груза больше, чем было заявлено сухопутным командованием в предварительных сообщениях. Кроме того, вопреки ожиданиям, полки оказались трехбатальонного состава, что потребовало переработки плана посадки.

    Выяснилось, что из-за недостатка швартовных палов (пушек) у пристаней могло швартоваться и одновременно грузиться лишь одиннадцать транспортов. Вторым недостатком порта было неорганизованное снабжение транспортов водой: на всем протяжении причальной линии имелся лишь один водопроводный кран. Кроме крана, суда могли принимать воду еще с двух водяных барж, наливавшихся из того же крана. Поэтому администрации порта было срочно предложено организовать добавочный водопровод, с мощностью не менее 300 т воды в сутки.

    Значительные затруднения встретились в деле погрузки на транспорты угля. Несмотря на его обилие, порт обладал угольной эстакадой, у которой могло грузиться лишь два транспорта.

    Так что мы видим - некоторые вещи планировщики операции не предвидели. Однако, как бы там ни было, утром 16 мая, закончив посадку, флотилия, вытянувшись на рейд в составе 30 транспортов, вышла в море, курсом на Керченский пролив. Одновременно прикрытие и охрана выходят туда же из Севастополя. Это были крейсера Кагул, Память Меркурия, Алмаз и авиатранспорт Александр I с миноносцами. На обязанности конвоя, находившегося под общим командованием начальника минной бригады, лежала задача осветить район пролива и очистить его от неприятельских подводных лодок, если бы оказалось, что они поджидают выход транспортов.

    Главные силы в составе обоих линейных кораблей Императрица Мария (флаг командующего) и Императрица Екатерина II составляли прикрытие, причем Мария прикрывала непосредственно транспорты в их движении, а Екатерина держалась у Босфора, поддерживая связь с дежурной у проливов подводной лодкой на случай выхода Гебена и других кораблей противника.

    17 мая флотилия выходит под охраной и прикрытием флота из Керченского пролива в море и следует к Турции. В случае потопления одного из транспортов, никому из других транспортов не разрешается останавливаться для спасения людей. Это делают находящиеся пои колоннах ледоколы и миноносцы, не занятые борьбой с подводными лодками.

    К утру 19 мая флотилия подходит к назначенному району высадки у Трапезонда и в течение дня высаживает десант. По окончании высадки транспорты под охраной и прикрытием флота уходят в море для возвращения в Мариуполь. Доведя их до Керченского пролива, прикрытие уходит в Севастополь. Общая продолжительность операции 8–10 дней.

    Высадка должна была производиться на побережье у мыса Кавата, к востоку от Трапезонда.

    Как готовилось место высадки? За день до высадки отряд тральщиков должен был протралить весь рейд высадки и разметить линии постановки противолодочных сетей, обозначив места входа вешками и другими знаками, а также установить бочки для стоянки транспортов. Одновременно гидросамолёты производят поиск сил противника, в первую очередь стремясь обнаружить подводные лодки.

    Утром дня высадки Тральщики повторно проводят траление, гидросамолёты повторяют разведку, а сетевые заградители устанавливают противолодочные сети. Как только сети выставлены, сторожевые катера начинают охрану периметра на дистанции 3-4 мили от берега. Вторая линия охраны - тральщики, курсирующие на дистанции 4-5 миль. С приходом транспортов на рейд миноносцы и авиатранспорты, составляющие их охрану, отходят в море и здесь несут охрану в районе от 5 до 8 миль. Все охранные мероприятия продолжаются до полной высадки десанта.

    Каждая группа транспортов, вмещавшая определенное тактическое соединение (полк, батарею), занимала на рейде определенное место, которому соответствовали — данный участок берега и заранее назначенные плавучие выгрузочные средства — Эльпидифоры (вид десантного судна), самоходные баржи, боты и катера. В каждом районе вблизи берега находились свои буксиры, назначенные для стаскивания застрявших на мели или же между камней высадочных средств.

    Для спасения людей, в случае какой-либо аварии транспортов или подрыва их подводной лодкой, имелась в готовности особая спасательная партия из Эльпидифоров, самоходных ботов и катеров. Все побережье высадки было разбито на участки по числу отрядов; каждый участок обслуживался своим персоналом из состава базы высадки во главе с комендантом пункта высадки. Личный состав участка высадки выставлял свои створные знаки, определяющие границы участка, и, выбрав пункты для приставания в соответствии с особенностями берега, устанавливал временные пристани, очищал берег от устранимых препятствий.

    Одновременно средствами базы устанавливалась на побережье центральная телефонная станция с телефонными постами на всех участках высадки и прокладывался кабель на бочку, предназначенную для корабля начальника высадки. Был определён строгий порядок использования средств радиосвязи.

    В 6 ч. 30 м. 19 мая с постановкой первых транспортов на своих местах, указанных вешками, начальником высадки был сделан сигнал «начать высадку». К 7 ч. 30 м., когда последние транспорты вошли на рейд высадки и встали на якорь, операция была в полном разгаре.

    И тут вскрылись некоторые недоработки. Учения-то с личным составом по высадке не проводились! Личный состав дивизии, в большинстве уроженцы внутренних губерний, не знакомые с водой и впервые очутившиеся в несвойственной им обстановке, с трудом осваивались с процедурой перехода по трапам с транспортов на самоходы и боты, что увеличивало простой разгрузочных средств у борта вдвое против предположенного. Тот же расход времени брала и высадка на берег.

    Несмотря на это к полудню почти вся пехота и большая часть артиллерии были высажены. И тут вмешалась погода. Поднялся ветер и мелкие высадочные средства прибоем стало выбрасывать на берег. К 14 часам усилившаяся волна на рейде заставила начальника высадки приостановить разгрузку, которая возобновилась лишь к вечеру и продолжалась с меньшей интенсивностью и ночью.

    Сама выгрузка была закончена к 14 часам 20 мая, и 21 мая в 4 ч. 30 м., по получении от командования извещения, что в море неприятельских кораблей не обнаружено, транспортная флотилия вышла в море, направляясь в Мариуполь для перевозки 123-й пехотной дивизии.

    Вся операция по её перевозке проходила ещё более организованно, благодаря полученному опыту.

    2 июня, ровно 106 лет назад, началась её высадка. И опять после полудня испортилась погода. Всего на транспортах находились 17 825 чел., 2 197 лошадей и скота, 800 повозок и 800 т груза. Из этого числа невыгруженным осталось — 100 повозок, 900 лошадей, 1 050 человек обозной команды и 650 т груза, которые были отправлены в Батуми и доставлены затем в Трапезонд на местных транспортных средствах.

    И вот тут интересный момент. На сайте Российского государственного архива военно-морского флота можно прочитать, что:

    8 июня. Уничтожение германской подводной лодкой «U-38» у побережья Лазистана трех шедших без охраны русских транспортов № 21, № 77 и № 39, предназначенных для перевозки снабжения для Кавказской армии в Трапезонд. Транспорт № 21 был потоплен торпедой, а № 77 и № 39 выбросились на берег и были уничтожены артиллерийским огнем подводной лодки.

    Этой лодкой на тот момент командовал знаменитый Макс Валентинер, на счету которого только потопленных 143 судна. Так вот, я было подумал, это он руку приложил к остаткам 123 дивизии, но посмотрев места уничтожения указанных судов, понял, что это произошло где-то между Сочи и Туапсе, так что до Батуми там два лаптя по карте.

    А уже через 10 дней после её высадки турки нанесли таки удар силами своей 3-ей армии и даже вклинились в русскую оборону. Однако удар 123-й пехотной дивизии в левый фланг турок и 3-й пластунской бригады в правый их фланг остановили турецкое наступление.
    Наступавшая на правом фланге корпуса 123-я дивизия, постепенно опрокидывая противника, к 8-му июля с боя заняла г. Фолу на Черноморском побережье, и части ее начали распространяться к югу от него. 8 июля у г. Платаны (мест. Дачанос) чинами 9-й роты 490-го пехотного Ржевского полка этой дивизии подпрапорщиком Лацисом и ефрейтором Борисовым под командованием поручика Евгения Ивановича Егина было взято знамя турецкого 1-го Сводного пехотного полка. Были захвачены также командир полка полковник Зиа-бей с канцелярией и штабом полка и склады ручных гранат. Отбитое знамя было лично доставлено государю императору.

    На снимке слева держит древко командир 490-го пехотного Ржевского полка полковник Мачавариани Д. М.

    https://zen.yandex.ru/media/amico/kak-russkie-imperatorskie-armiia-i-flot-umeli-proizvodit-desanty-629767dd3a4c271a8662a5d1

    Категория: История | Добавил: Elena17 (06.06.2022)
    Просмотров: 80 | Теги: Первая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1912

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru