Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4704]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    БОМБАРДИРОВКА СЕВАСТОПОЛЯ; АТАКА 4-М ДИВИЗИОНОМ МИНОНОСЦЕВ (КАП. 1 р. кн. ТРУБЕЦКОГО) «ГЕБЕНА»; ГИБЕЛЬ «ПРУТА»

    ПРИОБРЕСТИ КНИГУ В НАШЕМ МАГАЗИНЕ:

    http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15578/

    28 октября 1914 г. в 16 час. флагман 4-го дивизиона миноносцев капитан 1 ранга князь Трубецкой, находясь в Евпатории на маневрах, получил от командующего флотом адмирала Эбергарда шифрованную радиограмму:

    «С наступлением ночи вступить в патрули­рование возле Севастополя. Если встретите во­енные турецкие суда — считать их вражески­ми!».

    Князь Трубецкой приготовил дивизион к походу и в 23 часа телеграфировал командую­щему флотом:

    «Ввиду серьезной ситуации считаю необ­ходимым иметь полный запас угля!».

    Адмирал ответил:

    «Готовьтесь к бою! Входите в Севастополь, проходя минные поля и береговые батареи на рассвете. В случае встречи с неприятелем вскрыть конверт № 4» (положение в случае войны).

    В то же время и «Пруту», входившему уже в Ялту, было отправлено следующее распоря­жение:

    «Держитесь всю ночь в море. С наступле­нием дня возвратиться в Севастополь. Если встретите неприятеля, вскройте конверт №4».

    Всем минным заградителям, находившимся вне Севастополя:

    «Быть готовыми к постановке мин завтра!».

    Защита Севастополя состояла из инженер­ных мин, расположение которых держалось в секрете и было указано в конверте № 4, и из береговых батарей, сетей и боновых загражде­ний. Поля инженерных мин в мирное время были безопасны. Они становились опасными по включении тока по особому распоряжению командующего флотом.

    4-й дивизион миноносцев капитана 1 ранга князя Трубецкого, в составе миноносцев «Лей­тенант Пущин», «Жаркий» и «Живучий», в ночь с 28 на 29 октября отправился из Евпато­рии в патруль, крейсируя между Херсонесским маяком и мысом Лукулл. В 0 час. 15 мин. князь Трубецкой получил от адмирала Эбергарда следующее радио:

    ««Прут» — в море. Идите ему на помощь, если появится неприятель!».

    Остаток ночи прошел спокойно, но дивизион под полными парами держался на линии Херсонесс — Лукулл.

    В 4 час. 15 мин. утра 29 октября всеми ко­раблями было принято из Одессы открытое радио:

    «Турецкий миноносец подорвал «Донец», вошел в порт и стреляет по судам».

    Командующий флотом оповещает все суда: «Война Турции объявлена!» Начальник береговой обороны отправляет всем наблюдательным постам приказание уси­лить наблюдение. Один из постов сообщает:

    «Вижу в направлении Евпатории дым бо­льшого корабля».

    В 5 час. утра начальник береговой обороны докладывает командующему, что, возможно, неприятель идет к Севастополю, и просит во­оружить инженерные мины, а батареям объя­вить «Пол № 1» («будьте готовы открыть не­медленно огонь»). Адмирал разрешает дать приказание береговым батареям, но отказыва­ется дать ток и вооружить инженерные мин­ные поля, так как «Прут» еще в море и дол­жен вернуться в Севастополь.

    Посты связи продолжают сообщать прибли­жение дыма к Севастополю со стороны Евпато­рии. Пост Сарыча сообщает, что замечает лучи прожектора на юго-западе… «Гебен» с двумя миноносцами продолжает идти курсом на Се­вастополь и вскоре находится от него на дистан­ции действительного огня. Еще нет распоря­жения командующего флотом береговым бата­реям открыть огонь… Густой туман поднялся на западе и закрывает горизонт… Наблюда­тельный пост Лукулл все же видит крейсер и указывает его курс. Адмирал посылает на раз­ведку группу тральщиков, которые выходят южным каналом. Но только они пришли на траверз Херсонесского маяка, как увидели на севере «Гебена» на дистанции в 8.000 метров, о чем немедленно сообщают командующему флотом и около 6 час. 15 мин. возвращаются в Севастополь.

    В 6 час. 23 мин. адмирал Эбергард, после получения этих донесений, приказывает воору­жить инженерные поля мин.

    В 6 час. 35 мин., то есть через 12 минут, «Ге­бен» начал бомбардировку Севастопольского рейда и фортов. Батареи немедленно отвечают и попадают в «Гебена» (Из-за густого тумана не было возможно точно определить в какое место «Гебена» было попадание), который прекраща­ет огонь и удаляется в море. Но в то время, ко­гда он обстреливал рейд и батареи, в течение нескольких минут (с 6 час. 35 мин. до 6 час 40 мин.) шел ли его курс через поля инженерных мин? Были ли инженерные минные поля еще без тока? Или он прошел в нескольких метрах вне их? Установить точно его место не было возможности, так как туман мешал береговым постам службы связи. Русские наблюдения указывали, что «Гебен» находился в №12 группе мин. По немецким сведениям (архив войны на море в 1914 г.), он не был на минных полях, а только приблизился к ним на несколь­ко сот метров.

    В 6 час. 50 мин. «Гебен» прекратил огонь и быстро ушел курсом «SW». Всего «Гебен» выпустил 30 снарядов крупного калибра по батареям и рейду, не причинив вреда. Почему же он так внезапно прекратил огонь и стал уходить?

    Причиной были минный заградитель «Прут» и 4-й дивизион миноносцев князя Трубецкого. Как уже было упомянуто выше, капитан 1 ран­га князь Трубецкой получил приказ адмирала Эбергарда идти на помощь «Пруту», если по­явится неприятель.

    Дивизион ожидал его у южной границы по­ля инженерных мин, почти на траверзе входа на Севастопольский рейд, и в то же время на­блюдал, чтобы неприятель не поставил бы мин заграждения. Когда с дивизиона в утреннем тумане увидели на горизонте «Прут», то пока­залось, что за ним гонится неприятельский ми­ноносец. Князь Трубецкой, решив, что непри­ятель атакует «Прут», бросается с дивизионом пересечь его курс. Но когда миноносцы доста­точно приблизились, то увидели, что ошибоч­но приняли за неприятеля русский ледокол «Гайдамак», шедший в Севастополь. Эскорти­руя «Прут», в 6 час. 30 мин., когда утренняя заря разогнала «молоко» тумана, 4-й дивизи­он увидел «Гебена».

    «Прут» в это время находился в 8 милях от южной границы инженерных минных полей и от входа на Севастопольский рейд и шел на «SW». Миноносцы князя Трубецкого шли па­раллельным курсом. Именно в этот момент, в 6 час. 30 мин. утра, когда рассеялся туман, «Гебен» и увидел 4-й дивизион миноносцев и «Прут». В 6 час. 50 мин. он прекратил обстрел Севастополя и пошел навстречу «Пруту» и миноносцам. Князь Трубецкой со своими ма­лютками-миноносцами, не защищенными бро­ней, вооруженными всего тремя орудиями 75-­мм. и шестью минами Уайтхеда, атакует «Го­лиафа», — крейсер-дредноут с броней в 200 мм., вооруженный 10 — 280-мм. и 10 — 150-мм. орудиями! Он шел на верную гибель! Но нуж­но было выручать беззащитный «Прут» с гру­зом в 400 донных мин. Князь шел также и на русское «авось, может быть счастье поможет!».

    Идя ходом в 25 узлов, в 7 час. утра 4-й ди­визион находился на дистанции в 14.000 метров, когда «Гебен» открыл огонь из 150-мм. ору­дий. Первый залп дал перелет. Второй и тре­тий залпы легли совсем близко от головного миноносца «Лейтенант Пущин» (на котором держал свой брейд-вымпел начальник дивизи­она). Он получает четвертый залп раньше, чем изменил курс. Начальник 4-го дивизиона ка­питан 1 ранга князь Трубецкой в своем рапор­те командующему флотом писал:

    Первое попадание было под ходовой мо­стик и вызвало пожар. Второй снаряд, попав­ший почти в то же место, сильно встряхнул миноносец. Третий срезал головы двум сигналь­щикам, находившимся со мной на мостике. Ди­визион продолжает идти на сближение. Я под­нимаю сигнал: «Заряд мин, готовь к выстре­лу!». Дивизион, согласно правилу, склоняется направо, на 8 четвертей. Но мой миноносец за­рывается носом. Его стало заливать. Руль не действует. Я оборачиваюсь — рулевой лежит у рубки, в луже крови. Мостик пуст, и жар от пожара увеличивается. Слышны взрывы в по­гребах. Трюмный механик сообщает, что дон­ные помпы не действуют. Положение становит­ся безнадежным. Но «Гебен», заметив залп наших мин, резко склоняется налево, потом 180 градусов направо и открывает огонь по «Живучему» и почти сейчас же его прекраща­ет. Дивизион спасен!!!».

    Миноносец «Лейтенант Пущин» был серь­езно поврежден: 7 убитых и 11 раненых. Вос­пользовавшись тем, что «Гебен» прекратил огонь, князь Трубецкой приказал миноносцам «Живучий» и «Жаркий» продолжать охрану «Прута» и повел полузатопленный миноносец «Лейтенант Пущин» в Севастополь.

    В 7 час. утра «Прут» показал свое место, — он находился в 25 милях к востоку от Херсонесского маяка. Не получив ответа ни из Се­вастополя, ни от 4-го дивизиона, слыша выст­релы, но не видя неприятеля, он продолжал свой путь (в Севастополь). В 7 час. 35 мин. «Ге­бен» прекратил бой с миноносцами и взял курс на «Прут». Приблизившись к нему, он поднял сигнал: «Сдавайтесь!». В ответ «Прут» поднял стеньговые флаги! «Гебен» открыл огонь. Командир «Прута» капитан 2 ранга Быков приказал потопить минный заградитель, унич­тожить груз, а команде сесть в шлюпки.

    Старший лейтенант Рагузский, исполняя приказ командира, спустился в трюм и там по­гиб вместе с кораблем.

    В 8 час. 40 минут весь охваченный пламе­нем минный заградитель «Прут» ушел на дно родного моря. Миноносцы «Живучий» и «Жаркий», не будучи в состоянии помочь «Пруту» из-за угрозы «Гебена» и сопровож­давших его крупных новеньких и более совре­менных турецких миноносцев (английской по­стройки), пробрались в Севастополь.

    Командир «Прута» капитан 2 ранга Быков и большая часть команды были взяты в плен турецкими миноносцами и только малая часть ее была подобрана нашей подводной лодкой, посланной из Севастополя.

    Когда «Прут» утонул, «Гебен» с сопровож­давшими его миноносцами пошел на «SW» и оставался на виду наблюдательных постов до 10 час. утра, а затем скрылся.

    Адмирал Сушон успешно провел свой по­литический маневр, втянув Турцию в войну с Россией внезапными атаками черноморских пор­тов — Севастополя, Одессы, Новороссийска, Керчи. Но вместе с тем он совершил грубую тактическую ошибку, уйдя внезапно и не на­неся серьезных повреждений Черноморскому флоту. Все преимущества были на его сторо­не: он мог без всякого риска для «Гебена» ждать выхода из Севастополя русского флота и сразиться с ним, тем более, что Черномор­ский флот, выходя из Севастопольского рей­да, был вынужден следовать каналом вдоль берега, что очень ограничивало его в маневри­ровании и он представлял бы прекрасную ми­шень.

    Почему адмирал Сушон, потопив «Прут», ушел от Севастополя? Почему его крейсера топили русские транспортные суда, вместо за­хвата их? Турция так нуждалась в них для перевозки войск и угля.

    Что касается постановки мин у Евпатории и в Керченском проливе, то результат был ни­чтожен: у Евпатории турецкие мины были по­ставлены вне пути следования кораблей, а в Керченском проливе погибли на них только два малых парохода, а мины были обнаружены на другой же день. Черноморский флот вышел в море после утренней бомбардировки «Гебеном» Севастополя, в тот же день, 29 октября, после полудня. Адмирал Эбергард оставался на рей­де до 15 часов несмотря на то, что флот был готов к походу, так как он желал раньше удо­стовериться, что выход свободен от неприя­тельских мин. Именно поэтому утром траль­щики вышли в море протралить площадь мо­ря в 15 миль, чтобы очистить эскадре путь до больших глубин.

    Адмирал Эбергард взял курс на Босфор и оставался в море трое суток с целью встретить неприятеля. Но крейсировал напрасно и, не встретив никого из турецкого флота, был вы­нужден возвратиться в Севастополь для уголь­ной погрузки.

    Нападение на Севастополь, затем нежела­ние встретиться с Черноморским флотом, крей­сировавшим трое суток у Босфора, о чем адми­рал Сушон безусловно знал, изменили план сражения на заранее выбранной позиции. Не­приятель избегал сражения и также не соби­рался высадить десант в районе Одессы. Приш­лось прийти к заключению, что, пользуясь пре­имуществом в ходе крейсеров, адмирал Сушон ограничится «корсарством», то есть набегами на прибрежные города-порты и постановкой минных заграждений.

     

    Категория: История | Добавил: Elena17 (04.04.2023)
    Просмотров: 963 | Теги: россия без большевизма, книги, РПО им. Александра III, мемуары, Первая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru