Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4705]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Страницы одной родословной

    Весной 1820 года двое уроженцев Волынской губернии, братья Абель и Израиль Бланки, подали прошение митрополиту Новгородскому, С-Петербургскому, Эстляндскому и Финляндскому о совершении над ними крещения для присоединения к «Греко-Российской религии» (так в документе). Эту «страшную тайну», известную теперь всем, приказал строго засекретить Сталин.

    Обращение двух молодых провинциалов-иноверцев к столичному митрополиту, члену Синода, было удовлетворено через два дня. Словно других дел у митрополита не было… Читая документ, дальше узнаём не менее удивительные вещи: восприемниками братьев стали граф Апраксин, сенатор Баранов (оба действительные статские советники), его жена и жена действительного статского советника Шварца. Тут уже что-то становится на свои места, и расторопность высокого духовного лица получает некоторое объяснение: ходатаями выходцев из «черты оседлости» выступили такие люди, что всё, пожалуй, было оговорено заранее и промедления не предполагало.

    Братья, названные в честь крёстных отцов Дмитрием и Александром, стали студентами Медико-хирургической Академии, которую с успехом окончили через четыре года.

    Чем объясняется столь высокое покровительство братьев Бланков, кто и как его обеспечил? Судя по всему, папа, Мойше Бланк. Личность невероятно активная, отмеченная в немалом количестве архивных документов. Мойше был не «простым евреем», а сыном заметного минского чиновника, несколько раз менял место жительства и везде остро конфликтовал с иудейскими общинами. Его неоднократно обвиняли в неблаговидных и даже преступных деяниях, но всякий раз по суду он был оправдан, и при этом ещё писал жалобы на своих единоверцев. Переехав в Житомир, Мойше отдал обоих сыновей учиться не в хедер, а в уездное (русское) училище. Из чего, кроме презрения к обычаям предков, следует, что был он человеком весьма состоятельным и умевшим находить общий язык с имперскими чиновниками (в отличие от соплеменников), от которых зависело получение разрешений на это. Там же, в Житомире, Бланк познакомился с сенатором Барановым, приезжавшим в город по делам еврейского комитета.

    Решение о переходе в христианство было его личное, но, как он потом объяснял, при жизни очень религиозной жены он не мог его осуществить, и принял крещение только после её смерти в 1835 году. Мойше (позже Дмитрий) был убеждённым сторонником ассимиляции, сыновей воспитывал «по-русски», хотел для них высшего образования и гражданской карьеры, и обратился к сенатору с просьбой об их крещении. Чему тот и способствовал, и крестников, похоже, без попечения в дальнейшем не оставлял.

    Возможно, устройство брака Александра с Анной Гроссшопф не обошлось без его участия: именно в доме сенатора и поэта Баранова, куда приглашались любители поэзии и шахмат, Александр мог познакомиться с семьёй своей невесты. Отец Анны, Иоганн Готлиб Гроссшопф (из прибалтийских немцев) служил консультантом Государственной Юстиц-коллегии в чине губернского секретаря. Это всего лишь «благородие», не требующее дворянства (что делало брак равным). Но женат Иоганн был на Анне Карловне Эстед, дочери богатого ювелира шведского происхождения. Положение семьи Гроссшопф в Петербурге было, скажем так, средним; для молодого и перспективного врача без родословной и состояния партия более чем удачная.

    Лютеранское вероисповедание невесты не стало препятствием: Анна приняла православие и вышла замуж за Александра Бланка в 1829 году. Матерью Ленина стала их четвёртая дочь (пятый ребёнок из шести) Мария.

    Александр Бланк вышел в отставку в чине статского советника. Купил имение Кокушкино (500 гектар земли, 40 крестьянских крепостных дворов) и стал помещиком Казанской губернии. Жена его умерла рано, детей помогала воспитывать овдовевшая сестра жены, Екатерина фон Эссен.

    Теперь перенесёмся на другой край империи, в Астрахань, где проживал мещанин Николай Васильевич Ульянин, портной, бывший крепостной нижегородского помещика Брехова.

    Из того, что нам о нём известно: Николай Ульянин получил вольную после того, как ушёл от барина на оброк. Портняжному делу он мог научиться с молодости, если был дворовым, а не пахотным крестьянином. Что наиболее вероятно, потому что в городском сообществе портных он занимал заметное место: построил большой двухэтажный дом, имел богатых и важных клиентов, позже его вдове городские власти и цех портных неоднократно оказывали материальную помощь, выплачивали пенсию. Только вот женился Николай Васильевич поздно и умер, когда старшему его сыну не исполнилось ещё 15 лет, а младшему, Илье и вовсе было только шесть. Начиналось всё неплохо, но с 1838 года семья осталась без кормильца. Старший Василий не успел перенять ремесло отца, а может, не имел к тому способностей. Но он взял обеспечение семьи на себя и поставил за цель дать младшему брату образование.

    Вы будете смеяться, как обычно говорят в таких случаях, но тут уместнее задуматься, если не заплакать: бывший крепостной, женившийся на не знавшей грамоты девице, имел намерение дать своим детям университетское образование. Может, потому и не учил Василия кройке и шитью, а отдал учиться в школу. В своей способности обеспечить семью и будущее детей он не сомневался, и всё шло по плану, но внезапная смерть план поломала. После смерти отца пятнадцатилетний Василий понял, что его образование накрылось без вариантов, но сделал всё, чтобы Илью не постигла та же участь. Он нанимался на любые работы, но при этом оплачивал школу для Ильи. Писал от имени матери прошения в разные учреждения, договаривался с бывшими клиентами (среди них были влиятельные в Астрахани люди) и коллегами отца, прося у них денег и содействия, утрясал проблемы с сословными документами (Илья в отличие от отца и брата уже писался Ульяновым, а не Ульяниным) и добился своего: Илья с отличием окончил гимназию и поступил на физико-математический факультет Казанского университета. Который тоже потом окончил с отличием со степенью кандидата наук – но это уже сам Илья Николаевич, без помощи брата.

    Что касается этнического происхождения родителей Ильи Ульянова, то по этой теме нет никаких достоверных, документально подтверждённых сведений. Просто потому, что никто из них не был иноверцем и не переходил в Православие. Только их православное вероисповедание фиксировалось во всех документах, и неизвестно, от кого Илье Николаевичу достались то ли калмыцкие, то ли эрзянские, то ли ещё какие-то «неславянские» гены.

    Поженились Илья Ульянов и Мария Бланк в 1863 году. Когда Илья Николаевич уже служил гимназическим учителем физики и математики, а Мария Александровна окончила учительские курсы после гимназии. Илья Николаевич успел дослужиться до чина статского советника перед рождением последней дочери, Марии. Это значит, что только Маняша родилась потомственной дворянкой. Но за четыре года до смерти Ульянов был награждён орденом святого Владимира 3-й степени, сообщавшего потомственное дворянство всем остальным детям. Владимир Ульянов-Ленин, таким образом, стал дворянином с одиннадцати лет.

    Владимиру не пришлось бы преодолевать вообще никаких препятствий, если бы его брат не был казнён по обвинению в заговоре на цареубийство. Да и после этого, по правде сказать, не пришлось: папа Керенского настоял на награждении выпускника Ульянова золотой медалью по окончанию гимназии, и в университет брата потенциального цареубийцы приняли. Мария Александровна получала приличную пенсию как вдова действительного статского советника и неплохой доход от имения отца. Этих денег хватило до конца её жизни на содержание троих взрослых, нигде не работавших и занимавшихся революционной деятельностью детей с их семьями (только Дмитрий Ильич зарабатывал профессией врача).

    Почему же Сталин так засекретил эти сведения? Еврейскими корнями в большевистской "элитке" удивить было сложно, и ничем зазорным это не считалось. Есть мнение, что причина проста. Биография будущего вождя мирового пролетариата однозначно свидетельствовала о том, какие возможности вертикальной мобильности существовали в Империи для людей из социальных низов, обладавших упорством и способностями. А об этом в советское время говорить было как-то не принято...
    .

    Владимир Семенко
    Категория: История | Добавил: Elena17 (14.08.2023)
    Просмотров: 902 | Теги: россия без большевизма, владимир семенко
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru