Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4702]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Герой Первой мировой войны, генерал от кавалерии Николай Николаевич Баратов

    Будущий герой Первой мировой войны Николай Николаевич Баратов происходил родом из дворян Терского казачьего войска грузинского происхождения. Родился 1 февраля 1865 года в городе Владикавказе. Его отец Николай Баратошвили был женат на осетинке, дослужился до сотника и последние годы исполнял обязанности заведующего станицей Галюгаевской.
    Детские годы Николая Баратова прошли в станице Сунженской. Начальное образование получил дома, затем во Владикавказе, где он окончил реальное училище.
    Специальное военное образование будущий прославленный генерал получил в столице, в стенах 2-го Константиновского военного и Николаевского инженерного училищ. После производства в офицеры 8 августа 1883 года был определен в 1-й Сунженско-Владикавказский казачий полк Терского казачьего войска.
    Николай Баратов показал в полку большие способности и ревностное исполнение возложенных на него обязанностей. 31 декабря 1885 года он был произведен в сотники, а 22 мая 1888 года в подъесаулы. Видя ревностное служение, командование Терским казачьим войском направило исполнительного офицера для сдачи экзаменов в Николаевскую академию Генерального штаба, которую Николай Николаевич закончил в 1891 году по первому разряду и за отличие 22 мая был произведен в есаулы.
    Получив академическое образование, лагерный сбор есаул Николай Баратов отбывал при войсках Кавказского военного округа, затем состоял при Одесском военном округе. С 26 ноября 1891 года исполнял обязанности старшего адъютанта штаба 13-й пехотной дивизии. С 28 апреля 1892 года обязанности обер-офицера для поручений при командующем войсками Кавказского военного округа. Цензовое командование эскадроном (обязательное пребывание в командной и строевой должности для получения продвижения по службе) отбывал в 45-м драгунском Северском полку с 4 октября 1893 года по 4 октября 1894 года. За отличия по службе в 1893 году есаул Баратов был награжден орденом Святого Станислава III степени.
    В 1895 году был прикомандирован к Ставропольскому казачьему юнкерскому училищу для преподавания военных наук. В роли преподавателя Николай Николаевич пробыл с 18 июля 1895 года по 11 сентября 1897 года. За отличия по службе Николай Николаевич был награжден орденом Святой Анны III степени, а 24 марта 1896 года произведен в подполковники.
    11 сентября 1897 года был назначен штаб-офицером в управление 65-й пехотной резервной бригады. В дальнейшем для ознакомления с общими требованиями управления и ведения хозяйства в кавалерийском полку 23 апреля 1900 года был прикомандирован к 27-му драгунскому Киевскому полку. В 1898 году Баратов был награжден орденом Святого Станислава II степени, а 7 августа 1900 года произведен в полковники.
    В марте 1901 года Николай Николаевич вернулся в Терскую область и получил в командование 1-й Сунженско-Владикавказский казачий полк Терского казачьего войска. С этим полком, в котором он начинал свою офицерскую карьеру, ему предстояло участвовать в русско-японской войне 1904-1905 годов.
    С начала военных действий русско-японской войны терские казаки изъявили желание отправиться в далекую Маньчжурию. Как писал впоследствии историк Терского казачества Михаил Александрович Караулов – «подновить боевую славу своих дедов и отцов». В октябре 1904 года началось формирование сводной Кавказской казачьей дивизии, в состав которой вошли Кубанские казачьи полки: Екатериноградский и Уманский, Терские казачьи полки: 1-й Кизляро-Гребенской и 1-й Сунженско-Владикавказский, в также две батареи – 1-я кубанская и 2-я Терская. В том же 1904 году «За отличия по службе» полковник Баратов был награжден орденом Святой Анны II степени.
    В марте 1905 года сформированная сводная дивизия эшелонами почти через всю Россию была отправлена на фронте, где во второй половине апреля вошла в состав 2-й армии, поступив в сводный кавалерийский корпус генерал-адъютанта П. И. Мищенко. В составе данного корпуса 1-й Сунженско-Владикавказский казачий полк Баратова участвовал в знаменитом рейде по тылам японской армии на Синминтин и Факумынь.
    Наградами Николая Николаевича за доблесть, проявленную на полях Маньчжурии, стало Золотое Георгиевское оружие – шашка с надписью «За храбрость», мечи к знаку ордена Святой Анны II степени и орден Святого Равноапостольного князя Владимира IV степени с мечами и бантом.
    С 14 августа 1905 года по 17 марта 1906 года полковник Генерального Штаба Николай Николаевич Баратов состоит начальником штаба Сводного кавалерийского корпуса. За отличия 18 мая 1906 года был произведен в генерал-майоры.
    1 июля 1907 года генерал-майор Баратов был назначен на должность начальника штаба 2-го Кавказского армейского корпуса. За отличия по службе Высочайшим приказом от 6 декабря 1909 года Николай Николаевич был награжден орденом Святого Владимира III степени.
    После пяти лет службы начальником штаба 2-го армейского корпуса Баратов 26 ноября 1912 года был произведен в генерал-лейтенанты и назначен начальником 1-й Кавказской казачьей дивизии, состоявшей из кубанских и терских казачьих полков. За отличия по службе Высочайшим приказом от 6 декабря 1912 года он был награжден орденом Святого Станислава I степени.
    Начавшаяся в августе 1914 года война, легла тяжким бременем на плечи России. Противоборство двух военных блоков – Тройственного союза (Германия, Австро-Венгрия, Италия) и держав Антанты (от французского «согласие»), которую составляли Россия, Франция и Англия – вылилось в кровавую бойню. В течение недели с момента объявления 28 июля 1914 года Австро-Венгрией войны Сербии в нее втянулись почти все великие державы Европы. Сразу же после начала войны поспешили заявить о своем нейтралитете Болгария, Греция, Испания, Португалия, Голландия, Дания, Швеция, Норвегия, США, ряд государств Латинской Америки и Азии, а также союзники австро-германского блока – Италия и Румыния.
    Находившаяся в «фарватере» германской политики Турция также заявила о нейтралитете, но уже 2 августа 1914 года турецкое правительство заключило секретное соглашение с Германией и приступило к всеобщей мобилизации, фактически передав в распоряжение германского генерального штаба все вооруженные силы Турции. При этом наиболее ретивые пантюркисты стремились, опираясь на австро-германский союз, свести старые счеты с Россией, захватить Кавказ и Крым, мечтали объединить под главенством Турции все мусульманские народы, включая «долины Волги и Камы» с татарским населением. 16-17 октября 1914 года турецкий военный флот без объявления войны напал на черноморские порты России, в том числе и на Новороссийск.
    2 ноября 1914 года Российская империя объявила войну Османской империи, и турки сразу же блокировали Босфор и Дарданеллы, перекрыв экспорт пшеницы из России в Европу и поставки военных грузов от союзников.
    1-й Кавказской казачьей дивизии генерала Николая Николаевича Баратова удалось отличиться уже в самом начале войны на Кавказском фронте, в знаменитой Сарыкамышской операции, в которой планам султанского военного министра Энвер-паши убедить тюркоязыное население Кавказа, Крыма Поволжья и Туркестана отделиться от России и присоединиться к новой мега-державе «Туран» не суждено было сбыться.
    При разработке плана по разгрому русской армии военный министр Турции старался использовать немецкую тактику, применявшуюся в битве при Танненберге. Энвер-паша и Турецкое военное командование планировал уничтожить всю Сарыкамышскую группу русской армии силами 3-й турецкой армии состоявшей из трех армейских корпусов – 9-го, 10-го и 11-го. Первые два корпуса должны были совершить обход Сарыкамышской группировки русской армии с севера через Олты и Бардус, образуя котел. Захват Ольты открывал путь к овладению крепостями Карс и Батум с выходом к Ардагану. 11-й корпус должен был наступать фронтально через Пасинскую равнину на Сарыкамыш. Далее турецкая армия должна была вторгнуться вглубь Российской территории и идти по направлению к Тифлису – центру российского Кавказа.
    Сражение за Сарыкамыш обернулось для 3-й турецкой армии практически полным уничтожением, Общие потери 3-х корпусов составили 70-90 тысяч человек убитыми, ранеными и попавшими в плен, из них 25-30 тысяч обмороженными и дезертировавшими. Уцелело всего 12 400 человек. К тому же армия лишилась свыше 60 орудий. Эти потери Стамбул не смог восполнить на протяжении всей войны. Потери русской армии так же были значительными – от 16 до 20 тысяч убитыми и ранеными и еще порядка 6 тысяч обмороженными. 1-я Кавказская казачья дивизия Николая Николаевича Баратова в тех боях оказалась в самом эпицентре сражений, и ее вклад в победу был огромен.
    Посол Франции в России М. Палеолог 6 января 1915 года сделал в своем дневнике такую запись посвященную подвигу русской армии на Кавказском театре военных действий:
    «Русские нанесли поражение туркам вблизи Сарыкамыша, по дороге из Карса в Эрзерум. Этот успех тем более похвален, ибо наступление наших союзников началось в гористой стране, такой же возвышенной, как Альпы, изрезанной пропастями и перевалами. Там ужасный холод, постоянные снежные бури. К тому же – никаких дорог и весь край опустошен. Кавказская армия русских совершает там каждый день изумительные подвиги».
    После Сарыкамыша генерал-лейтенант Баратов скоро вновь отличился в ходе Ефратской наступательной операции. По поручению главнокомандующего Отдельной Кавказской армии генерала от инфантерии Николая Николаевича Юденича он формирует у Даяра из своей 1-й Кавказской казачьей дивизии и 4-й Кавказской стрелковой дивизии ударную группу.
    В середине июля 1915 года генерал-лейтенант Баратов начинает наступать, выходит на берега Евфрата и наносит полное поражение группе войск Абдул-Керим-паши. У горного хребта Агридаг в плен сдается более 2500 турецких солдат. За эту победу в горах Турецкой Армении генерал-лейтенант Николай Николаевич Баратов Высочайшим приказом от 15 октября 1916 года был награжден орденом Святого Георгия IV степени.
    Именно победа у горного хребта Агридаг принесла Николаю Николаевичу Баратову заслуженное признание как военачальника суворовского типа. Смелый до дерзости и предельно расчетливый, он всегда делал ставку, прежде всего, на быстроту и скрытность маневра, и этим добивался немалых успехов при незначительных силах. При этом в обращении с подчиненными был прост и своей заботливостью покорял сердца бойцов. Подчиненные генералу терские и кубанские казаки распевали песню с таким куплетом:
    «Наш Баратов бодр и весел,
    Всех к победе он ведет.
    Что ж, казак, ты нос повесил?
    Веселей гляди вперед!»
    Высоко ценил Баратова за профессионализм и начальник штаба Кавказской армии генерал Николай Юденич.
    С середины 1915 года Германия и Турция стали добиваться вовлечения в войну против держав Антанты на Востоке еще Персии и Афганистана. Берлин и Стамбул сделали ставку на «джихад» и стали поставками оружия и подкупом сановников и чиновников поднимать мусульманский Восток на «священную войну» против «гяуров-завоевателей»: русских и союзных им англичан. В успехе своего дела они не сомневались, тем паче, что подобный опыт «джихада» у них уже имелся. Так в самом начале войны в горной Аджарии местные аджарцы-мусульмане под воздействием турецких эмиссаров уже поднимали выступления.
    Территория же Персии позволяла нанести кратчайший удар по нефтеносному Баку, через который шел удобнейший выход на Северный Кавказ с той частью горных народов, которые исповедовали ислам. Окажись турецкие войска за Главным Кавказским хребтом, на Тереке, а потом и на Кубани им бы обязательно оказали помощь местные народы, что привело бы к отчленению от России Северного Кавказа. Через Персидскую провинцию Хорасан и Афганестан можно было совершить поход на Туркестан, также азиатское владение Российской империи, местное население которого тоже исповедовало ислам. Таким образом, планы создания пантюркистского государства «Туран» обрекали вполне четкие очертания.
    Один из русских очевидцев записал о том, что происходило в городах Персии в тот период: «Мусульмане всего мира восстают против гнета и насилия, - повсеместно говорилось в проповедях священнослужителей в мечетях и речах дервишей на площадях. – Сунниты – турки уже подняли меч против креста… Шииты, очередь за вами! У порабощенных народов есть один друг – народ немецкий… У ислама защитник перед Аллахом – пророк, а на грешной земле – германский император».
    Вслед за словами начались дела: в персидские города начали пребывать караваны с немецким оружием, а германские и турецкие инструкторы формировали отряды фанатиков и наемников, которых обучали партизанским действиям. При этом деятельность инструкторов контролировало турецкое верховное командование, а ключевые посты в штабах принадлежали германским генералам.
    Большая часть членов правительства Персии (включая премьер-министра, фактически правившего страной вместо юного Ахмед-шаха) встали на сторону немцев. Дипломатические миссии стран Антанты подверглись в стране разгрому и разграблению, российский и британский флаги – поруганию. В Исфахане фанатики-террористы убили русского вице-консула Каверу, остальные дипломаты были вынуждены искать убежища в представительствах нейтральных государств.
    Опасаясь за свои жизни многие русские чиновники, служащие, торговцы и миссионеры были вынуждены спешно покинуть Персию.
    Чтобы пресечь такую стратегическую диверсию, в Ставке Верховного главнокомандующего Русской армии принимается решение сформировать экспедиционный кавалерийский корпус и ввести его на территорию Персии. Его командующим был назначен генерал-лейтенант Николай Николаевич Баратов. На первоначальном этапе корпус состоял из двух Кавказских казачьих дивизий (кубанцев и терцев). Всего – около 14 тысяч человек при 38 орудиях.
    Корпусу генерала Баратова была поставлена задача «до объявления войны Персией России поднять престиж русского имени, а с момента объявления войны занять Тегеран с целью закрепления политического положения России в Персии».

    Генералы Юденич и Баратов блестяще осуществили ввод корпуса в Персию. Неприятель был дезинформирован всеми возможными средствами. Казачьи дивизии, сосредоточившись близ Баку, были переброшены по Каспийскому морю в персидский порт Энзели, где высадились 17 октября 1915 года. Всего высаживалось 39 казачьих сотен, три батальона пехоты и 20 орудий. Остальные войска входили на сопредельную территорию по суше. 29 октября 1915 года корпус сосредоточился в Казвине, ранее занятый российскими войсками. Высадка основных сил экспедиционного корпуса в Энзели вызвала панику среди прогерманской и протурецкой элиты Персии. Мало кто мог ожидать, что союзники открыто вмешаются в борьбу за центр Азии.
    Экспедиционный корпус был разделен на два отряда. Один отряд, во главе с полковником Фисенко, двигался прямо на Хамадан. Другой отряд, под командованием полковника Колесникова, наступал в направлении Кума, служившего центром прогерманских сил. В Хамадане и Куме находились отряды шахской жандармерии под командованием прогермански настроенных шведских инструкторов и кочевые племена, на которые готовились опереться турки. Командовали здесь один из племенных вождей курдов Эмир-Наджен и немецкий разведчик лейтенант фон Рихтер.
    Превосходство регулярных подразделений над малоорганизованными отрядами всадников кочевых племен Персии позволило силам экспедиционного корпуса генерала Баратова добиться успехов на всех участках. Горные перевалы преодолевались при поддержке артиллерии, немногочисленные германские и турецкие инструкторы уничтожались, отряды неприятеля рассеивались, разбегаясь по укромным местам. Немало германской и турецкой агентуры поспешило ради своего спасения перейти границу в горах Курдистана.
    3 декабря 1915 года силы русского экспедиционного корпуса заняли Хамадан, затем разгромили германо-турецкие диверсионные отряды в районе Боруджерд, Доулетабад, юго-западный Лалекян, Кум. Последний был занят 9 декабря 1915 года. К этому времени войска корпуса частью сил вышли на северо-западные, а несколько позже и на Южные подступы к Тегерану. Трофеями казаков стали 22 устаревших орудия, некоторые из которых стреляли ядрами.
    Выдвинутый в декабре 1915 года из Туркестанского военного округа русский Хорасанский отряд численностью в 1000 человек при 4 орудиях, обезвредил германо-турецкие группы, следовавшие через Южные районы Персии к персидско-афганской границе. Далее Хоранский отряд совместно с английским отрядом в Систане установил подвижную завесу на фронте Биржент, Систан, Оманский залив, не допуская проникновения германо-турецких агентов в Афганистан.
    В итоге Хоманской операции экспедиционному корпусу генерала Баратова удалось обезопасить левый фланг Кавказской армии от действий германо-турецких отрядов в этом регионе. Главным результатом операции стала ликвидация попытки организации восстания в Персии против Антанты. Далеко идущие планы Энвер-паши по созданию мега-государства «Туан» рухнули в одночасье.
    Цель операции была достигнута, однако в начале февраля 1916 года в Эль-Куте (Месопотамия) турецкими войсками была блокирована десятитысячная группировка британских войск под командованием генерала Чарльза Таунсенда и корпус генерала Николая Николаевича Баратова по просьбе английского командования продолжил наступление. К этому времени корпус составлял 9,8 тысяч штыков, 7,8 тысяч сабель при 24 орудиях.
    16 февраля 1916 года части корпуса вошли в Керманшах, а в конце апреля – в Ханкин в Месопотамии. Однако помочь генералу Таунсенду генерал Баратов уже не успел, не веря в близкую помощь, генерал-майор Чарльз Таунсенд вместе со своими войсками 29 апреля 1916 года сдался турецким войскам в осажденном Эль-Куте. По данным британского исследователя А Байкера в плен попали 13 164 человека.
    В мае 1916 года Персия была полностью очищена от пронемецких и протурецких отрядов, их участники были вынуждены уйти на территорию Османской империи. Баратов прекратил наступление и отошел к северу от малярийного приграничья.
    В этот период с 10 по 19 мая 1916 года был совершен один из легендарнейших подвигов времен Первой мировой войны – рейд сотни 1-го Уманского казачьего полка сотника Василия Даниловича Гамалия по тылам турецкой армии на установление связи с экспедиционным английским корпусом в Месопотамии. Командующий английскими войсками генерал Лек от имени короля наградил сотника В. Д. Гамалия, хорунжего Перекотия и переводчика Ахмед-хана военными крестами. Еще пять крестов были пожалованы наиболее отличившимся казакам. В начале июня сотня, не потеряв ни одного человека, вернулась в город Майдешт, где дислоцировался 1-й Уманский казачий полк. За этот беспримерный рейд В. Д. Гамалий был награжден орденом Святого Георгия IV степени, офицеры сотни – орденами Святого Владимира IV степени, а все казаки Георгиевскими крестами.
    В июле 1916 года против экспедиционного корпуса генерала Баратова пошла в наступление 6-я турецкая армия, освободившаяся после взятия Эль-Кута. Русский корпус, хоть и был к тому времени усилен, но многие казачьи полки были ополовинены эпидемией малярии, пришлось отступить на 300 километров, оставив Керманшах, Кум и Хамадан.
    В ноябре в Тегеране произошла попытка государственного переворота, однако Султан Ахмед-Шах укрылся в русском посольстве, а войска генерала Николая Николаевича Баратова подавили восстание. Члены Меджлиса, участвовавшие в перевороте, беспрепятственно бежали на запад.
    Зимой и весной 1917 года на Кавказском фронте было затишье. Небывало снежная и суровая зима сильно затрудняла боевые действия. Экспедиционный корпус генерала Баратова оказался полностью отрезанным от основных сил Кавказской армии. Тем не менее, 17 февраля 1917 года корпус Баратова перешел в наступление. В его составе к тому времени находилось 13 батальонов и дружин пехоты, 66 эскадронов и сотен кавалерии, 39 пулеметов, 50 орудий и одна инженерная рота. Всего 10673 штыка и 7357 шашек. Овладев Хамаданом и на правом фланге Сене, корпус 25 февраля занял весь район Керманшаха. Турецкий 13-й корпус отходил с боями.
    4 апреля 1917 года экспедиционный корпус генерала Баратова занял Ханекин. В направлении Кызыл-Рабат была выслана казачья сотня, соединившаяся там с английскими войсками. Помимо этого связь со штабом английского командующего в Месопотамии Ф. С. Мода была установлена по радио. Периодически туда направлялись штабные офицеры.
    Нездоровый тропический климат Месопотамии, когда заболеваемость малярией в некоторых частях достигала 80% личного состава, вынудила генерал-лейтенанта Николая Николаевича Баратова приостановить продвижение своих частей в Месопотамии и отвести части корпуса в более благоприятные по климатическим условиям горные районы Персии. Для наблюдения за турками и для связи с англичанами были оставлены только две сотни.
    В июне 1917 года англичане убедили Командование Кавказского фронте начать наступление на Мосул в персидском Курдистане. Для этого наступления сил у генерала Баратова не хватало, но отказать союзникам было никак невозможно. План дальнейших совместных действий составил начальник английского генерального штаба генерал Робертсон. Он предлагал русским нанести удар на Мосул, англичане усиливали натиск в зоне реки Тигр.
    10 июня 1917 года на Мосул начали наступление части 7-го Кавказского корпуса, 13 июня на Киркук двинулся корпус генерал-лейтенанта Николая Николаевича Баратова. Дислоцировавшаяся недалеко от расположения английских войск 1-я Кавказская дивизия из корпуса генерала Баратова, где находился 1-й Уманский казачий полк, передавался в оперативное подчинение английскому генералу Ф. С. Моду.
    Несколько дней наступление развивалось успешно, но уже 22 июня 1917 года турки нанесли контрудар и вынудили русские части вернуться на исходное положение. Наступление оказалось неудачным, никакого содействия ему англичане не оказали. К тому же в тылу русских войск развернулось партизанское движение местных жителей. Катастрофу довершила небывалая жара и новые вспышки эпидемий. Положение экспедиционного корпуса генерала Баратова стало невыносимым. В его частях начался голод.
    Командование Кавказского фронта решает перенести Мосульскую операцию на осень. Но к осени 1917 года начался развал Кавказской армии. О наступлении уже никто не помышлял.
    Что же касается генерал-лейтенанта Николая Николаевича Баратова, то принимая прошлые заслуги перед Отечеством, Временным правительством от 8 сентября 1917 года он был произведен в генералы от кавалерии.
    За годы службы генерал Баратов был награжден помимо орденов Российской империи, еще и иностранными орденами, среди которых были: Бухарский «Орден Благородной Бухары», Персидский «Орден льва и солнца», Французский Командорский крест Ордена «Почетного легиона», Британский орден «Бани» и высший персидский знак отличия – «темсал» от Султан-Ахмед-шаха – усыпанный бриллиантами миниатюрный портрет властителя.
    Военнослужащие экспедиционного корпуса до последнего сохраняли верность присяге, но вскоре это уже не имело смысла. К началу зимы казачьи части стали покидать свои позиции и организовано уходить на Кубань и Терек. А после заключения Советской Россией сепаратного мирного договора в Брест-Литовске русская армия и вместе с нею Кавказский фронт перестали существовать. 10 июля 1918 года генерал от кавалерии Николай Николаевич Баратов подписал свой последний приказ по экспедиционному (Кавказскому кавалерийскому) корпусу – о его расформировании.
    После расформирования корпуса Николай Николаевич пять месяцев прожил в Индии, куда он попал благодаря приглашению английского командования, после чего примкнул к Белому движению. На командных должностях ему больше не суждено было находиться. Боевому генералу, любимцу кубанских и терских казаков, лишь доверили представлять Вооруженные Силы Юга России при меньшевистском правительстве Грузии.
    13 сентября 1919 года в городе Тифлисе террористами была предпринята акция по ликвидации генерала Баратова. В проезжающий автомобиль, в котором находился Николай Николаевич, была брошена бомба. Баратов получил тяжелое ранение в ступню. В результате ранения ему была ампутирована нога. Оставшуюся жизнь генерал проходил на сделанном в Англии протезе.
    К середине февраля 1920 года Верховным кругом Донского, Кубанского и Терского казачьих войск совместно с руководством Вооруженных Сил Юга России было образовано Южно-Русское правительство. На пост министра иностранных дел был назначен генерал от кавалерии Николай Николаевич Баратов. Однако на данном посту он проработал только до 29 марта 1920 года, когда единоличным актом главнокомандующего ВСЮР генерала А. И. Деникина было упразднено Южно-Русское правительство.
    В том же 1920 году, как и многие оставшиеся в живых участники Белого движения, Николай Николаевич Баратов вынужден был покинуть Родину. Оказавшись в эмиграции, он по поручению командующего Русской армией генерал-лейтенанта барона Петра Николаевича Врангеля занимался вопросами оказания помощи русским военным инвалидам. Стал одним из организаторов Союза инвалидов. Этому делу генерал Баратов отдал последние десять лет своей жизни. С неукротимой энергией принялся он за возложенные на него обязанности. Для него не было препятствий в расстоянии. В своей неизменной черкеске, с серебряным кинжалом у пояса, в белой папахе, с палкой в руке, на которую он опирался – он буквально носился по Европе.
    Баратова знала вся правящая Европа. Его знали короли и президенты, диктаторы и министры. Переписка его была обширна. И на все письма он старался отвечать сам. Отвечая на письма, старался писать на языке собеседника, для этой цели в шестидесятилетнем возрасте брал уроки английского языка.
    В Болгарии и Югославии, в Чехословакии и Польше, в Бельгии и Англии – он просил за своих «6082 инвалидов и их семьи», просил с достоинством, убедительно приводя красноречивые цифры русских потерь в Первую мировую войну.
    И правительства Европейских стран, одно за другим, начали признавать права русских инвалидов на помощь их бывших союзников. «Генерал в черкеске, с кинжалом у пояса импонировал… Этот генерал был олицетворением израненной, истекшей кровью российской армии» - запишет впоследствии один из эмигрантов Евгений Тарусский.
    С 1927 года генерал Баратов председатель Главного правления комитета «Для русского инвалида», работавшего в Париже. С 1930 года и до самой смерти занимал пост председателя Зарубежного союза русских инвалидов. Одновременно являлся главным редактором газеты «Русский инвалид», выходившей с февраля 1930 года и с 1931 года председатель Союза офицеров Кавказской армии.
    Умер генерал от кавалерии Николай Николаевич Баратов в Париже 22 марта 1932 года и был похоронен на русском кладбище в Сент-Женевьев-де-Буа.

    Кандидат исторических наук
    Эдуард Бурда

    http://kazachestvokavkaza.com/publ/geroj_pervoj_mirovoj_vojny_general_ot_kavalerii_nikolaj_nikolaevich_baratov_chast_1/1-1-0-337

    Категория: История | Добавил: Elena17 (03.10.2023)
    Просмотров: 1258 | Теги: Первая мировая война, сыны отечества, эдуард бурда, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru