Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4702]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [842]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Елизавета Алексеева. Толстые в Первой мировой

    1 августа (19 июля – по старому стилю) 1914 г. Германская империя объявила России войну после отказа российского правительства прекратить мобилизацию. Начиналась самая масштабная, разрушительная и кровопролитная война за всю предшествующую мировую историю.

     

     

    В начале Первой мировой войны российское общество охватили патриотические чувства и желание защитить свою Родину. Вдова писателя Софья Андреевна Толстая 19 июля 1914 г. писала в ежедневнике, находясь в Ясной Поляне: «…Эта ужасная война поведет к большим бедствиям в России. Все в унынии; те, которых отрывают от земли и семьи, говорят о забастовке: “не пойдем на войну!”. У меня увезли приказчика, семь лошадей, при них кучер и два работника».

    Один из самых близких к Льву Николаевичу Толстому семейных в последние годы жизни была его младшая дочь – Александра Львовна. 27 июля она приняла решение идти на фронт сестрой милосердия. В действующую армию ушли сын Толстого Михаил Львович и сын Ильи Львовича, внук Михаил, собирался на войну и его брат Андрей Ильич. Газета «Утро России» писала 21 октября 1914 г. о патриотическом настрое в семье потомков Льва Толстого: «Внуки Льва Николаевича: Михаил Ильич, офицер, захвачен в плен австрийцами, Андрей Ильич – в действующей армии в качестве добровольца-охотника, и Илья Ильич, только что окончивший морской корпус, плавает на одном из судов балтийской эскадры».

    Сергей и Федор Сухотины, пасынки старшей дочери Толстого Татьяны Львовны, тоже отправились сражаться.

    Софья Андреевна не разделяла общественного воодушевления, записав 21 июля 1914 г.: «…Тяжелый камень навалился на мое сердце. Взяли на войну сына Мишу и услали в Брянск. Взяли и нашего приказчика Каринга, взяли наших крестьян, лошадей. Всюду слезы, ужас, и во имя чего? Никогда не пойму я войны!». Упомянутый Софьей Андреевной Михаил Львович получил назначение в Переяславский полк, квартировавшийся в городе Кирсанове Тамбовской губернии.

    Вот, что он писал матери 1 октября 1914 г.: «…Сначала я был в полку, в эскадроне и участвовал в боях, теперь же меня перевели в штаб дивизии, где я исполняю должность офицера связи, то есть заведую всеми ординарцами, которые при штабе, получаю все пакеты и отсылаю их, записывая в книги. Работа очень скучная…».

    Затем Михаил Львович перевелся во 2-й Дагестанский полк Кавказской Туземной (Дикой) конной дивизии, состоящей в основном из горцев Кавказа и Северного Закавказья.

    В мае 1915 г. «за боевые отличия, оказанные в январских боях», он был представлен к награждению орденом Святой Анны 4-й степени с надписью «За храбрость». 6 июня 1915 г. Михаил писал: «Милая Мама! Сижу все время в штабе корпуса и очень скучаю, хотя и безопасно, но я вспоминаю с большим удовольствием мое пребывание в полку, так как там было несравненно интереснее. У нас на фронте сейчас идут бои и мы переходим в наступление, но, по-видимому, война не скоро кончится, так как быстрого движения вперед нельзя ожидать и неприятель сильно укрепился…».

    В 1916 г. Михаил Львович стал ординарцем командующего Кавказской туземной конной дивизией князя Д.П. Багратиона и принял участие в знаменитом Брусиловском прорыве. Он заведовал ординарцами, получал и отправлял пакеты, регистрировал их в книгах, принимал и отправлял телеграммы по телефону и возил пакеты на автомобиле.

     

    Лев Львович Толстой вспоминал о начале войны: «…во мне внезапно проснулся новый человек, которого я сам еще хорошо не знал в себе, – проснулся русский». Он добровольно вступил в отряд Российского Красного Креста.

     

    Вместе с главой отряда А.И. Гучковым и депутатом Думы В.М. Пуришкевичем 14 августа 1914 г. уехал в Варшаву, где в качестве уполномоченного помогал раненым, устраивал госпитали.

    Сын Толстого Илья Львович работал в Красном Кресте и был военным корреспондентом газеты «Русское слово» на Балканском фронте. В 1915 г. на кооперативных началах он организовал газету «Новая Россия». В 1916 г. он уехал в США, выступал со статьями о событиях в России.

    Что касается Александры Львовны Толстой, в августе 1914 г. она прошла трехнедельные медицинские курсы, по окончании которых работала хирургической сестрой в подмосковном Звенигородском госпитале под руководством Д.В. Никитина. С просьбой перевести ее на фронт Толстая обратилась к князю Г.Е. Львову, председателю организованного в первый месяц войны Всероссийского земского союза помощи больным и раненым воинам. Эта общественная организация оказывала важнейшую помощь во время войны: занимались вопросами оборудования госпиталей и санитарных поездов, поставки в армию бытовых принадлежностей, такие как палатки, одежда и обувь. Александру назначили уполномоченной Всероссийского земского союза. Дочь Толстого вспоминала: «В конце концов я попала в санитарный поезд, работавший на Северо-Западном фронте».

    Через несколько месяцев Александра Львовна с Северо-Западного попала на Кавказский фронт. 6 декабря 1914 г. Александра Толстая была зачислена в 7-й Передовой врачебно-питательный отряд Всероссийского земского союза, который организовали Т.И. Полнер и С.В. Глебов.

    На рубеже 1914-1915 годов пришлась блестящая победа русской армии под Сарыкамышем, в результате которой упрочилось положение России на Азиатском театре, а затем последовали и ее серьезные операции против Турции.

    А.Л. Толстая писала сестре Татьяне 11 января 1915 г. из Тифлиса: «Милая Таня, пишу тебе из Тифлиса, где мы застряли на некоторое время. Живу вместе с другими сестрами и фельдшерицами в общежитии. <…> Я начинаю находить удовольствие и в этой жизни, в общении со всеми этими разнообразными людьми. Начиная с общинных православных сестер и кончая социал-демократами – в нашем отряде – есть все, что угодно. Но должна сознаться, что набожные, малоинтеллигентные, простоватые сестры куда симпатичнее курсисток с высшим образованием, самоуверенных, надменных и, в сущности, ни к чему не пригодных. <…> Больше половины нашего отряда с Сергеем Глебовым во главе ушла на Карс-Ольты. Там передовые позиции заняты Красным Крестом и Городским Союзом. Мы же с тремя врачами во главе выбрали направление Эривань – Игдырь (к персидской границе). В этом направлении совсем нет помощи и свирепствуют эпидемии: тиф, оспа, а главное, малярия. Проезда туда нет, местами едва-едва пробираются верблюды, солдаты сидят по 10 дней не евши. <…> Сейчас все заняты разборкой медикаментов, устройством носилок на мулах, закупкой провианта. <…> Здесь в Тифлисе общий голос таков, что долго война не продлится – турки не выдержат. А наши солдаты имеют добрый вид, как раненые, так и вновь прибывшие. Особенно хороши сибирские войска в романовских полушубках, валенках, папахах…».

     

    21 ноября 1915 г. Александра Львовна была избрана уполномоченной Главного комитета Всероссийского земского союза. С середины ноября по февраль 1916 г. на Западном фронте организовала около 10 тыс. школ-столовых для детей беженцев. Затем сформировала 8-й санитарно-транспортный отряд из 100 человек и госпиталь на 400 коек. Она руководила этим отрядом и госпиталем.

     

    Летом 1916 г. на русском театре военных действий частыми были газовые атаки. На участке Сморгонь в ночь на 20 июня отряд и госпиталь А. Л. Толстой подвергся страшной газовой атаке. Об этом трагическом событии Александра писала сестре 27 июня 1916 г.: «…Немцы открыли ураганный огонь. Снаряды летели через нас со свистом, рвались тут же, сыпались осколки. <…> Затем кто-то крикнул: газы! Все заволокло каким-то едким туманом, – бросились надевать маски. Стали кашлять, ело глаза, трудно было дышать. В 4 часа утра все затихло. Я помчалась в госпиталь (за 6 верст). Многие наши отравились, но никто не обращал внимания. Запрягли транспорт и помчались опять на позиции за больными. От газов погибло около 2000. Собирали их возле окопов, на дорогах… везде. Многие задыхались, хрипели, прося помощи – и тут же умирали. Весь день работали. Больные лежали не только в палатах, но и во дворе – все было заполнено. Следующую ночь бои. – И так работали 4 дня без сна, без отдыха. Я не могла без умиления смотреть на самоотверженную работу врачей, фельдшериц, сестер…».

    Александра Львовна была награждена тремя Георгиевскими медалями. Закончила службу в звании подполковника. В декабре 1917 г. вернулась в Ясную Поляну.

     

     

    Активно были вовлечены в боевые действия внуки Толстого, дети сына Ильи: Михаил, Андрей и Илья. Михаил Ильич Толстой закончил Тифлисское военное училище. Воевал в 9-м Старо-Ингерманландском пехотном полку в чине подпоручика. Командовал «охотниками»-разведчиками. Был представлен к награждению орденом Святого Георгия Победоносца.

     

    Во время проведения поиска Михаил попал в плен, содержался в концлагере в Богемии, откуда бежал в 1917 г. Вместе с братьями он примкнул к Белому движению. В марте 1919 г. заболел тифом и скончался в Новочеркасске. Место захоронения не известно.

    Военная служба Андрея Ильича началась в августе 1914 г. Он поступил вольноопределяющимся в лейб-гвардии Драгунский полк, состоял в 4-м эскадроне полка.

    На Северо-Западном фронте Андрея Ильича назначили ординарцем бригадного командира генерал-майора Фёдора Нирода в штаб лейб-гвардии Драгунского полка. Это происходило в дни подготовки к широкомасштабному наступлению 1-й Армии в Восточной Пруссии. Уже 16 сентября 1914 г. ему суждено было испытать боевое крещение.

    В 19 лет Андрей получил именной Георгиевский крест и благословение императрицы Александры Федоровны за то, что «под огнём скакал две версты» и «вывел из окопов роту солдат».

     

     

    12 марта 1915 г. Андрей Ильич произведен главнокомандующим армиями Северо-Западного фронта в прапорщики «за отличия в делах против неприятеля» (производство утверждено Высочайшим приказом от 6 ноября 1915).

     

    26 декабря 1915 г. Андрей Ильич писал бабушке Софье Андреевне: «…Я все время в строю, участвовал уже во многих делах. Был ординарцем у генерала Арапова и вообще сумел кажется составить о себе хорошее мнение в полку. За одно из последних дел, где я принимал участие, мне дали Георгиевский крест и, кроме того, я еще представлен к Георгиевской медали. <…> В общем, приходится много ездить, разведывать, где и сколько неприятеля, часто даже сидим в окопах <…> Опасные положения бывают не очень часто и потому у нас в полку потери малы, всего человек 150. Я очень жалею, что так много родственников на войне и я не знаю совершенно, кто где, даже про дядю Мишу и отца мне ничего не известно, может случиться, что пройдешь рядом и не повидаешься, ведь нас гоняют взад и вперед по всему фронту и легко можешь натолкнуться на кого-нибудь из своих…».

    8 февраля 1916 г. Андрей Ильич произведен в корнеты «за отличия в делах против неприятеля». 11 мая 1916 г. был переведен в лейб-гвардии Драгунский полк. Позднее был прикомандирован к лейб-гвардии 3-му стрелковому полку. Пожалован наградным оружием с надписью «За храбрость».

    26 января 1917 г. Андрей Толстой был произведён в поручики. Во время Гражданской войны воевал за Белое движение в составе Добровольческой армии и Вооруженных силах Юга России. Убит 3 апреля 1920 г. в бою у хутора Филатова на Перекопе.

    Илья Ильич Толстой закончил последний выпуск Морского кадетского корпуса. Проходил практику гардемарином на крейсере Аврора. Воевал в чине мичмана на Балтийском флоте.

     

    На момент начала Первой мировой войны Льва Толстого уже не было 4 года, он умер в 1910 г. В дни Первой мировой войны немецкий писатель Томас Манн размышлял: «Будь жив Толстой, это не посмело бы случиться... — ему ничего не надо было бы предпринимать, только быть на свете, только находиться в Ясной Поляне <…> …»

     

    И далее:: «… в дни, когда бушевала война, я часто думал о том, что она вряд ли посмела бы разразиться, если бы в четырнадцатом году глядели еще на мир зоркие и проницательные серые глаза старца из Ясной Поляны. Было ли это с моей стороны ребячеством? Как знать. Так пожелала история: его уже не было с нами – и не было никого равного ему. Европа неслась, закусив удила, – она уже больше не чуяла над собою руки господина...».

     

     

    Елизавета Алексеевна Алексеева – научный сотрудник Государственного музея Л.Н. Толстого

     Фото – из фондов Государственного музея Л.Н. Толстого

     

    Статья публикуется в рамках проекта «"Сим победиши!" Российское общество и армия в моменты испытаний», реализуемого при поддержке Президентского фонда культурных инициатив.

     

     

     
    Специально для «Столетия»
    Категория: История | Добавил: Elena17 (26.10.2023)
    Просмотров: 1192 | Теги: русское воинство, сыны отечества, Первая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2024

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru