Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4702]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 45
Гостей: 45
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Герой Первой мировой войны. Василий Данилович Гамалий

    Потомок Черноморских казаков, казачий офицер, участник Первой мировой и Гражданской войн, разведчик и дипломат Василий Данилович Гамалий вошел в историю благодаря легендарному рейду во главе своей сотни через Месопотамию по тылам турецкой армии. Родился Василий Данилович 1 мая 1884 года в станице Переяславской Кубанского казачьего войска в казачьей семье. Начальное образование получил в станичном начальном училище.
    На действительную службу поступил вольноопределяющимся 2-го разряда в 1-й Черноморский казачий полк. Окончив учебную команду, в 1907 году младшим урядником он держит экзамен в Оренбургское юнкерское училище. Однако через полгода исключается из училища и также младшим урядником откомандировывается в свой полк. На следующий год вновь держит вступительный экзамен и принимается в училище на трехгодичный курс. По окончанию училища в 1911 году выпускается хорунжим в 1-й Уманский бригадира Головатого полк Кубанского казачьего войска.
    Вскоре по прибытию в полк Василий Данилович назначается полковым адъютантом. Незадолго до начала Первой мировой войны Гамалий был произведен в сотники. Полковник Федор Иванович Елисеев следующим образом характеризовал его: «Богатырский рост и телосложение, выдающаяся осанка, властный командный голос, популярность среди казаков, с которыми Гамалий мог кутить «по-запорожски», в нужде поделиться своим последним сухарем чисто по-братски, а в бою мог внушить идти им на верную смерть, сам находясь среди них».
    После вступления Турции в войну 1-й Уманский бригадира Головатого полк Кубанского казачьего войска, стоявший в Карсе, в составе 1-й Кавказской казачьей дивизии выступил на театр боевых действий. С октября 1914 года находясь в Сарыкамышском отряде 1-го Кавказского армейского корпуса, полк вошел из Каракурта в Турцию по правому берегу реки Аракс.
    1-й Уманский полк под командованием полковника Михаила Георгиевича Фисенко отличился уже в самом начале войны на Кавказском фронте в знаменитой Сарыкамышской операции длившейся с 21 декабря 1914 по 4 января 1915 года. За эту битву сотник Василий Гамалий был награжден орденом Святого Станислава III степени с мечами и бантом и Георгиевским оружием с надписью «За храбрость». В наградном рескрипте на Георгиевское оружие говорилось: «за то, что 24 декабря 1914 года во главе разъезда из 25 казаков напал на фланговую заставу турок в районе села Беккей и захватил в плен 40 аскеров».
    После Сарыкамыша сотник Гамалий вновь отличился в ходе летней Ефратской наступательной операции 1915 года. За боевые отличия, проявленные в ходе боев у берегов Ефрата и горного хребта Агридаг, Василий Данилович был награжден орденами Святой Анны III степени с мечами и бантом и Святого Станислава II степени с мечами.
    В октябре 1915 года 1-й Уманский бригадира Головатого полк в состав экспедиционного корпуса генерала Николая Николаевича Баратова направленного на территорию Персии. Здесь сотнику Гамалию будет суждено свершить подвиг, навсегда обессмертивший его имя. Корпус был сформирован с целью пресечь враждебные действия турецких агентов на территории сопредельного нейтрального государства. Эта задача была выполнена с успехом. Баратов двинул свои войска по территории Ирана в сторону Багдада. 20 марта 1916 года казаки заняли Исфахан – центр турецкой пропаганды в регионе.
    В ноябре 1915 года англичане высадили десант в Месопотамии, стремясь обеспечить контроль над нефтяными месторождениями. Наступление развивалось медленно, а когда турки сформировали отдельную армейскую группу в этом районе, уже сами англичане попали в тяжелое положение.
    Для оказания помощи английской армии русское командование Кавказского фронта приказало генералу Баратову произвести наступление на Хенекенд-Багдад, дабы, создав этим угрозу тылу и флангу турецкой армии, действующей против англичан, отвлечь на себя часть ее сил.
    В это же время начал обсуждаться вопрос и о совместных действиях русских и английских войск. Россия выступала за объединение усилий и просила англичан двинуть свои войска навстречу в сторону Керманшаха. В свою очередь англичане, чье положение после успехов русского оружия под Эрзерумом и в Иране значительно улучшилось, оставляли эти предложения без ответа: слишком уж важно было сохранение контроля над регионом персидского залива, чтобы пускать туда Россию.
    26 апреля 1916 года в 8 часов утра сотник Гамалий, находившийся в селении Махиндешт, получил следующий приказ генерала Баратова: «Приказываю вам с сотней, с получением сего, выступить на Зейлян-Каркой-Каразан и далее на Зорбатию с задачей войти в связь с британской армией, действующей в Месопотамии. Мною предложено командующему этой армией генералу Леку к 3-4 мая выслать и от себя разъезд в Зорбатию для встречи с вами. С ним вам надлежит выяснить подробно состав, расположение и текущие задачи англичан, а также состав и расположение турок, действующих против них. Вам придется двигаться по Поштикуху, вали (владетельный князь) которого заявил себя сторонником Англии и нашим. Но, несмотря на последнее, вам надлежит двигаться весьма осторожно и с большой осмотрительностью. Правее вас, на Мендели, будет двигаться другой наш отряд. По установлении связи и выяснении обстановки у англичан возвращайтесь обратно в Керманшах. Если удастся дойти до Зорбатии, то подробное донесение пришлите через английские искровые станции».
    На словах генерал Баратов передал дополнительно: «Если в Зорбатии не будет английского разъезда, то разведав Зорбатию, идите по своему усмотрению, судя по обстановке – вернуться в Керманшах, или Керминд, или же, если будет возможно, найти и соединиться с англичанами».
    Провожая сотню, по воспоминаниям Василия Даниловича, генерал Николай Николаевич Баратов сказал: «Василий! Ты пройдешь и выполнишь задачу полностью». Впоследствии Гамалий так комментировал этот эпизод: «Ты понимаешь – что это значит?! Командир Отдельного Кавалерийского корпуса в Персии, облеченный самим Русским Императором почти неограниченной властью – генерал Баратов называет меня, сотника, только по имени, и на «ты»… говорит мне так, как отец сыну, но не в форме приказа, а иначе, и особенно глубоко, понимая, что посылает всю сотню почти на верную смерть». Впрочем, командир корпуса знал, кому он поручал выполнение столь сложной задачи.
    На рассвете 27 апреля сотник Гамалий выступил из Махиндешт с сотней в составе 5 офицеров, 107 казаков и 125 лошадей в направлении на Каркой. После двухчасового пути Гамалий на малом привале объяснил всему составу сотни полученную задачу и предполагаемый способ действия. К вечеру сотня благополучно достигла селения Таландешт, где и заночевала. Во время ночлега бивак сотни неоднократно обстреливался с близлежащих гор одним из многочисленных в этих местах кочевым разбойничьим племенем луров.
    28 апреля сотня продолжила движение к Чаар-Даолу через Палангар и Моменси. В Чаар-Даол прибыли в 19 часов; на биваке у одного из полевых караулов произошла перестрелка с лурами.
    29-го рано утром выступили из Чаар-Даола. Чаар-Даольский перевал – очень крутой. Он спускается к турецкой границе еле проходимыми тропами. Двигаться все время приходилось справа по одному. Во время движения несколько коней сорвалось в пропасть; кроме того, сотня неоднократно подвергалась обстрелу мелких лурских племен, а ко всему этому, и люди и лошади очень страдали от полного отсутствия воды. Вечером лур-проводник сделал попытку бежать; это возбудило большое сомнение в правильности направления движения. Под угрозой расстрела проводник сознался, что имел приказ завести сотню в такие дебри, где нет воды и откуда без проводника почти невозможно выбраться.
    С большими трудностями, все время преодолевая почти непреодолимые препятствия природы, к тому же окруженная со всех сторон враждебными лурскими племенами, 2 мая сотня достигла селения Де-Бала, где было выяснено, что в Зарбатии вместо ожидаемого английского разъезда находятся турки. Сотник Гамалий решил направиться через провинцию Поштикуху на Амла. Поздно ночью 3 мая сотня достигла кочевой столицы вали (должность в администрации исламских стран, соответствующая должности наместника провинции – Э.Б.) Поштекухи, где было сосредоточено несколько тысяч вооруженных конных лур. После длительных переговоров с вали о беспрепятственном пропуске сотни по его территории Гамалий, за поднесенное вознаграждение, получил согласие.
    5-го мая сотня выступила к Али-Гарби.дорога к Али-Гарби первые 30-35 километров тянется узким ущельем, а затем 60-65 километров - совершенно безводной пустыней. Ущелье прошли благополучно (хотя потом было выяснено, что за сотней гнался большой конный отряд из турок и луров), переход же через пустыню оказался чрезвычайно тяжелым: люди и лошади страшно мучились от полного отсутствия воды и страшного зноя, 12 казаков заболели от солнечных ударов, и 5 лошадей пало; к тому же сотня, несмотря на наличие нескольких проводников, заблудилась, и только случайная встреча с кочевым племенем арабов спасла сотню от неминуемой гибели. В 23 часа 6 мая сотня прибыла в Али-Гарби.
    Для англичан появление русских казаков стало полной неожиданностью: наши союзники расположились на ночлег в полной беспечности, даже не выставив охранения. Если бы поблизости в это время был турецкий отряд, подобная неосторожность могла обернуться трагедией. Как вспоминал потом сам Гамалий: «Сотня казаков прошла по горам, по тропам, по пустыне многосотверстный путь по полунеприятельской территории, с определенным риском быть уничтоженной полностью; свой путь она совершила в 15 дней; последний переход с привалами продолжался почти полутора суток; переход же по пустыне, в тропическую жару, с миражами, под солнечными ударами тянулся на 60 верст. И вот, несмотря на это – сотня казаков «подошла к самому лагерю англичан совершенно незамеченная»».
    Об успешном выполнении задания сотник Гамалей тут же по телеграфу доложил командующему экспедиционным корпусом генералу Баратову, который в свою очередь уведомил об этом командующего Кавказской армией. Из штаба Кавказской армии на имя генерала Николая Николаевича Баратова поступила телеграмма с поздравлениями и приказами Государя Императора и Великого Князя Николая Николаевича: «Молодецкий поход доблестной Уманской сотни в глубь неприятельской страны и блестящее выполнение его поставленной задачи меня глубоко порадовали. Жалую Сотнику Гамалию орден Святого Георгия 4-й степени. Николай».
    Командующий английскими войсками генерал Лек от имени короля наградил сотника Василия Даниловича Гамалия, хорунжего Перекотия и переводчика Ахмед-хана военными крестами. Еще пять крестов были пожалованы наиболее отличившимся казакам.
    В распоряжении союзников Гамалий пробыл чуть меньше месяца. 12 мая он ездил в Басру, в главную квартиру английской армии в Месопотамии, где получил все интересующие его сведения.
    Успех рейда показал, что в действительности возможное ведение совместных действий России и Великобритании в Месопотамии и Иране против турок, однако наши союзники так и не изменили своего отношения.
    Обратный путь был не менее тяжелый. Сотня Гамалия выступила 22 мая. Через шесть дней казаки прибыли в иранский город Дебала, где встретили весьма недружелюбный прием местного хана. Оказалось, что местный вали, отдал приказ «делать с казаками что угодно». Слуги хана отравили несколько лошадей, что заставило Гамалия быстрее двигаться на север, обходным путем. Угроза столкновения с местными племенами была серьезной. Так 30 мая луры разбили на Чахардаольском перевале казачий отряд, высланный навстречу Гамалию. Последнему пришлось идти прямо через горы, взяв при этом, в заложники нескольких местных ханов. 1 июня 1916 года казаки вернулись в расположение русских войск.
    За весь поход сотня не потеряла ни одного бойца, и все ее потери выразились в 19 лошадях. Результат рейда: добыто много ценных сведений о дорогах, о настроениях горных племен, об отношении их к русским, о расположении турецких войск и о точном местонахождении, составе и организации английской армии.
    Кроме того, рейд имел большое политическое значение в смысле взаимоотношений между русской и английской армиями, а также произвел большое моральное впечатление как на вражеские кочевые племена Нуристана, так и на английскую армию в Месопотамии. Там, где не могла пробраться английская авиация, пробралась казачья конница.
    За проявленное мужество и храбрость Высочайшим указом императора Николая II от 12 мая 1916 года Василий Гамалий был награжден орденом Святого Георгия Победоносца IV степени. Офицеры сотни были пожалованы орденами Святого Равноапостольного князя Владимира IV степени с мечами и бантом. А все казаки доблестной сотни были награждены Георгиевскими крестами. Это был второй случай в истории, когда георгиевскими наградами награждалось целое подразделение. Первым случаем были экипажи крейсера «Варяг» и канонерской лодки «Кореец» принявших неравный бой с японской эскадрой у Чемульпо 9 февраля 1904 года.
    Высочайшим приказом от 31 мая 1916 года сотник Василий Гамалий был произведен в подъесаулы.
    Последней боевой наградой для Василия Даниловича Гамалия стал Высочайшим приказом от 28 декабря 1916 года пожалованный орден Святой Анны II степени с мечами.
    До лета 1918 года Василий Данилович Гамалий произведенный к тому времени войсковым старшиной находился в составе экспедиционного корпуса в Персии. Добравшись к осени через охваченные Гражданской войной территории до Нальчика, где к этому времени формировал Кабардинскую бригаду его приятель по Оренбургскому юнкерскому училищу, Заурбек Даутоков-Серебряков он согласился возглавить 2-й Кабардинский конный полк.
    Во главе 2-го Кабардинского конного полка довелось Гамалию принять участие в последних сражения антибольшевистского восстания Терских казаков у станиц Солдатской и Марьинской в ноябре 1918 года. После чего через горные перевалы вместе с отступающими частями восставших казаков уйти на соединение с Добровольческой армией генерала Антона Ивановича Деникина.
    Вступив в ряды Добровольческой армии, Василий Данилович был произведен в чин полковника и назначен командиром 3-го Уманского казачьего полка. Полк под его командованием действовал в основном против соединений красно-зеленых повстанцев в районе Майкопа, затем в районе Туапсе. В ноябре 1919 года полковник Гамалий командует 2-м Уманским полком 2-го Конного корпуса Вячеслава Григорьевича Науменко
    В апреле 1920 года Кубанская армия капитулировала под Адлером и Сочи. Полковник Гамалей ушел в Крым к генералу Петру Николаевичу Врангелю, где был назначен командиром конной бригады в составе Уманского и Корниловского полков. Во главе бригады участвует в летних боях в Северной Таврии и Заднепровской операции. А во время обороны Крыма Василию Даниловичу довелось стать участником последней конной атаки против Красной армии в Гражданской войне на Юге России. Во время последнего в своей жизни боя был ранен в руку.
    В ноябре 1920 года Гамалий вместе с чинами Русской армии эвакуировался из Крыма в Константинополь. В эмиграции проживал в Королевстве сербов, хорватов и словенцев, затем во Франции. Проживая в Париже, Василий Данилович участвует в джигитовке генерала Андрея Григорьевича Шкуро, помогает казакам с устройством на работу в Виши. После окончания Второй мировой войны полковник Гамалий перебрался в 1948 году на постоянное место жительства в США.
    В 1956 году Обще-Казачья станица в Фармингдейле штата Нью-Джерси чествовала Василия Даниловича Гамалия по случаю 45-летия его пребывания в офицерских чинах и 40-летия рейда в Месапотамию. А 22 ноября 1956 года он умер от рака и 24 ноября похоронен на Свято-Владимирском кладбище Нью-Джерси.

    Кандидат исторических наук
    Эдуард Бурда

    Иллюстрации:
    1. Полковник Василий Данилович Гамалий.
    2. Заурбек Даутоков-Серебрякой и Василий Гамалий - юнкера Оренбургского казачьего училища.
    3. Василий Гамалий и британские офицеры.
    4. Кабардинская учебная команда Период Гражданской войны.
    5. Василий Данилович Гамалий в эмиграции.

    http://kazachestvokavkaza.com/publ/geroj_pervoj_mirovoj_vojny_vasilij_danilovich_gamalij/1-1-0-375

    Категория: История | Добавил: Elena17 (28.11.2023)
    Просмотров: 79 | Теги: сыны отечества, Первая мировая война, эдуард бурда, русское воинство
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru