Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4702]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 305
Гостей: 304
Пользователей: 1
Elena17

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Национал-социализм Гитлера и социализм в СССР. Ч.1.

    По статье Андрея Борцова «Социализм без ярлыков».


    У гитлеровской Германии и у Советского Союза имелись некоторые общие черты. И в той и другой стране сформирован диктаторский режим. И там и там одна привилегированная руководящая партия остальные уничтожены или запрещены. И та и другая страна строит социализм. Отличие только в том, что гитлеровская Германия предусматривает социализм только для немцев за счёт эксплуатации других народов. СССР распространял социализм для членов коммунистических партий, в основном для обуржуазившихся лидеров этой партии и их беспартийных помощников в эксплуатации и в грабеже своего народа, обеспечивая обуржуазившимся управленцам и их подхалимам привилегированное существование. И если Гитлер стремился сразу обеспечить своему трудящемуся народу хотя бы сносные социально-бытовые условия жизни в жилье, питании и одежде от их общей производимой массы по количеству и квалификации общественно необходимого труда, пусть и за счёт рабского труда других народов, при сохранении рынка вне социально-бытовой сферы, то в СССР такое только обещали, а на самом деле всё определяли только деньги и блат, показательно хорошо обеспечивая только передовиков производства и приближённых к правящему административному классу. Именно этот правящий административный класс, пользуясь буржуазными привилегиями, впоследствии захватил все средства производства и, извратив и почти уничтожив настоящую социал-коммунистическую идеологию в стране, сделал многие средства производства официально своей частной собственностью и уже открыто стал эксплуатировать сельский и промышленный пролетариат для обеспечения своего привилегированного существования. СССР, расколовшись на отдельные княжества, прекратил своё существование, а новое буржуазное капиталистическое государство Россия, появившись на карте мира, вдруг стала одной из самых социально отсталых и хорошо вооружённых для защиты привилегированного положения своего буржуазного бюрократического аппарата власти страной мира с ещё довольно богатыми природными ресурсами, которые сразу же стали разбазариваться новыми российскими капиталистами.

    Промышленные и сельские предприятия, которые кормили и обеспечивали советский народ всем необходимым для своего социального и коммуникационного развития оказались разорёнными, а большинство их бывших трудящихся нищими. В России появилось множество разных партий, которые объединили людей с близкими буржуазными целями и ещё больше разъединили и разобщили простое население России, а в стране как не было, так и до сих пор нет партии, которая бы предлагала внедрить в общество такие законы, которые бы трудящимся России гарантировали с правом на труд и право хотя бы на социально-бытовые условия жизни по количеству и квалификации труда. Опять всё стали определять только деньги и власть, которую полностью узурпировала в стране новая российская буржуазия, которая продолжила обирать свой народ посредством накопления своего финансового, материального, товарного, административного и прочего капитала. В стране стали появляться полупустые города и сёла с разорённой промышленностью по удовлетворению насущных потребностей населения.

    А поскольку партия это часть населения страны организованная для достижения своих экономических целей, то как убедить народ России в необходимости объединения в свою партию для борьбы за свои социальные права жить в человеческих условиях достойно количества и квалификации своего труда на благо общества, а значит и на своё благо? Чтобы после победы своей партии на парламентских выборах установить законы, которые бы гарантировали каждому с правом на труд и право на жизнь достойную труда? Или может быть кто-то знает такую социально развитую страну, где у власти нет правящей партии?



    В СССР до войны мало кто читал «Доктрину фашизма» Муссолини, гитлеровцев называли «фашистами» исключительно потому, что было как-то неудобно говорить о войне между Союзом Советских Социалистических Республик и национал-социалистическим Рейхом гитлеровской Германии, с которой до войны 1936 года в Испании, были довольно дружеские отношения. Вот и появилась химера под названием «немецко-фашистские захватчики». Сначала прокатило, а потом стало уже и штампом.

    Нередко можно встретить утверждение, что-де в Рейхе при Гитлере был скорее национал-капитализм, чем национал-социализм, ибо Гитлер работал в союзе с крупным капиталом, и национал-социализм надо понимать именно так, что «правые» не могут быть против капитала. Но не стоит отвлекаться на вопрос, что в этом случае есть правое, а что левое.

    Суть социализма — в патерналистском отношении к народу, обязательное сокращение монополии капитала и формирование социальных гарантий для трудящихся достойно количества и квалификации труда, устранение анархии рынка и формирование определённых прав и свобод граждан при их политическом равноправии, но осуществляться это может различными способами, как показали и Рейх, и СССР, причем в обоих случаях были свои преимущества и свои недостатки.

    В случае Гитлера можно сказать, что в Рейхе оставался капитализм с определённым стремлением к полной занятости, к социальным гарантиями трудящихся, только с добровольно-принудительным госзаказом, с определёнными мерами социальной защиты рабочих при некотором ограничении их прав. Только какой смысл играть словами? Тем более, что социалистическая составляющая национал-социализма это отнюдь не марксистская «переходная стадия к коммунизму», а стремление к социальному благополучию своей нации за счёт других народов.

    Впрочем, экономику Рейха с точки зрения социализма разберем чуть позже. Дело в другом. В Рейхе ещё со времён Бисмарка социально ориентированные законы для представителей крупного капитала были в достаточном количестве и несоблюдение их строго каралось. В России таковых попросту почти не было.

    Немного отвлекаясь от темы, замечу, что крайности как планирования, так и «свободного рынка» ни к чему хорошему не приводят. Первое мы знаем на примере социально-экономического застоя в СССР, а второе все больше сегодня ощущаем по росту нищеты и беззакония из-за развития монополии капитала в РФ.

    Ни план, ни рынок в отдельности не могут быть основой для адекватного перерастания капитализма в общество социальной справедливости, ибо в таком обществе любой капитал должен в равной мере служить интересам всего народа относительно равномерно от относительного равенства рабочего времени как количества труда, а качество жизни каждого должно определяться по результатам квалификации труда каждого на благо всего общества, а не по привилегиям власть и богатство имущих, которые откупаются от трудящихся деньгами не обеспеченными никакими социальными гарантиями.
    Именно для этого и необходимо создавать условия, при которых невозможен экономический паразитизм кого-либо, поэтому и рынок должен быть только вне плана развития социальной сферы, где план — основа как для удовлетворения потребностей всех производительных сил, так и для формирования саморазвивающейся социально-экономической системы опирающейся как на инициативность и творчество масс, так и на потребности населения в процессе своего развития. Вот такое должно быть взаимопроникновение двух социально-экономических структур общества.



    Но вернемся конкретно к Рейху. Начало.

    Известно, что Гитлер сначала хотел назвать партию «социально-революционной», что, честно говоря, очень коряво, ибо представить себе любые революционные изменения вне социума очень трудно. Да и были уже социал-революционеры в России с теорией устройства социализма по Чернову В. М. (1873-1952)

    http://www.proza.ru/2017/01/25/2275

    Но в конце концов партия получила удобное название «национал-социалистическая». Сложность была в том, что марксистская трактовка социализма исключительно как переходной стадии к коммунизму, подразумевающей обобществление средств производства при диктатуре пролетариата с последующим отмиранием товарно-денежных отношений для граждан России более привычна.
    Таким образом, соорудив знамя национал-социализма, Гитлер автоматически поставил перед собой задачу наполнить такой социализм содержанием, отличным от марксистско-ленинского социализма и ему это удалось.

    «Социалист — это тот, кто готов стоять за свой народ всеми фибрами своей души, кто не знает более высокого идеала, чем благо своего народа, кто кроме того понял наш великий гимн “Германия, Германия превыше всего” так, что для него нет на свете ничего выше Германии, народа и страны» (речь Гитлера от 28 июня 1922 г.).

    Есть мнение, что не бывает настоящего социализма без принципов национализма. Социальные блага для всех, не разбирая по критерию свой/чужой, неизбежно приводит к паразитированию чужих. Есть и такое утверждение, что настоящий национализм невозможен без социальной заботы о своей нации — что это за национализм, который не заботится о своих?

    Казалось бы — элементарная идея. Но первым ее в том или ином виде озвучил именно Адольф Гитлер. Другой вопрос, как он эту идею реализовал...

    Отто Штрассер в своей книге «Гитлер и я» цитирует Гитлера: «Национальный и “социальный” — два тождественных понятия. Быть социальным означает так построить государство и жизнь народа, чтобы каждый действовал в интересах народа и был настолько убежден в его благостности и безусловной правоте, чтобы быть в состоянии умереть за него!» Важно заметить, что Гитлер при объяснении названия своей партии замалчивает слово “социалистический” и заменяет его словом “социальный”».

    Спор о терминах — занятие изначально неблагодарное. Но давайте подумаем: может ли быть «не социальный социализм»? У меня представить не получилось. С другой стороны, может ли быть нечто социальное, но не социалистическое? Легко: «социальный» — это всего лишь «относящийся к социуму в целом». Социальная программа по формированию социального благополучия народа может продолжаться в любом буржуазном государстве неопределённо долго…

    Но позвольте! Государственная идеология должна относиться ко всему социуму, то есть к гражданам всей страны, не так ли? А национализм, как только что вспоминали, должен проявлять заботу прежде всего о СВОЕЙ нации! Таким образом, в контексте национал-социализма «социальный» и «социалистический» — действительно синонимы, то есть социальное благополучие для своей нации, социализм только для неё, но за счёт кого? Понятно, что при милитаризме нации это может быть возможно за счёт интересов других наций, в чём и может заключаться сущность национал-социализма! Особенно если убедить народ Германии, что только арийцы – исключительная раса!

    Или Штрассер считает, что Гитлер, говоря на тему национал-социализма, говорил не в рамках этого концепта? Достаточно тупая попытка трактовать такой социализм иначе или только в догматически-марксистском смысле.

    Вот и снова всплыло имя Штрассера... Точнее, двух братьев Штрассеров.
    И, прежде чем заняться разбором социализма Рейха, надо вспомнить эту страницу истории. Хотя бы потому, что сейчас кое-кто пытается утверждать, что именно у Штрассеров был «правильный национал-социализм», а у Гитлера «неправильный», милитаристский.
    Что забавно: говоря так, они пытаются свести национал-социализм к некоей догме: мол, такой вариант единственно верен, а все остальные есть ересь. Хотя понятно, что как социализм, так и национализм у разных народов будут проявляться по-разному, но суть будет одна - национал-социализм это социализм для одной правящей нации при игнорировании любой других. Если, конечно, не принимать во внимание, что американцы как нация – это весь народ США, а к такой нации, как советский народ, относились все граждане СССР. Хорошо, что пока ещё нет такой нации, как россияне… Или уже есть???


    Братья Штрассеры.

    Отто и Грегор Штрассеры (Strasser) родились в семье баварских чиновников. Старший брат Грегор Штрассер (5 лет разницы) станет в будущем одним из вождей германского национал-социализма, но ненадолго.

    Третий брат, Пауль Штрассер, ничем особым не отличился, но, что интересно, в своих мемуарах указал на значительное влияние отца в становлении мировоззрения Отто и Грегора. Петер Штрассер написал под псевдонимом Пауль Вегер идеологическую брошюру «Das Neue Wesen», где сформулировал основные принципы особого социализма, основанного на сочетании христианства и национального духа. Образно говоря, христианско-социалистические идеи в семье Штрассеров передавались по наследству.

    Отто Штрассер пошел добровольцем на фронт (и был самым юным добровольцем во всей Баварии). Там он честно заслужил Железный Крест и военный орден Макса-Иосифа.
    В 1919 году он основывает в Берлине «Университетскую ассоциацию активистов-социал-демократов». Но через год он выходит из социал-демократов по причине несогласия с политикой партии, критикуя ее за измену пролетарскому курсу и отказ от пункта о национализации в ее программе.

    К этому времени Грегор уже знал Гитлера и стал настойчиво звать брата в партию, но тот пока отказался примкнуть к национал-социалистам.
    После неудачного выступления 1923 года, когда Гитлер оказывается под арестом, Грегор Штрассер вместе с Людендорфом фон Графе фактически оказались во главе национал-социалистического движения. И, когда Гитлер вышел из тюрьмы, он поручил Грегору возглавить НСДАП на Севере Германии. Вот тогда Отто присоединился к брату.

    Национал-социалисты в Германии далеко не сразу стали единой партией. Так, Грегор Штрассер в 1925 году начинает курс на автономию северо-германских национал-социалистов относительно Мюнхенского руководства. При этом «северный нацизм» имел откровенно левацкий, по характеру подчеркнуто в интересах пролетариата.
    Во всех изданиях концерна «Кампф», принадлежащего Штрассеру, был взят очень радикальный тон. «Национал–социалистическая партия есть классовая партия созидательного труда» — написано в брошюре «Национальный или интернациональный социализм».

    Там же, на севере, впервые проявил себя Геббельс. В своей брошюре «Наци–соци. Вопросы и ответы для националиста» он пишет:
    «Нет ничего более лживого, нежели толстый упитанный буржуа, протестующий против идеи пролетарской классовой борьбы... Что дает тебе право чваниться в сознании своей национальной ответственности и выступать против классовой борьбы пролетариата? Разве вот уже почти 60 лет буржуазное государство не было организованным классовым государством, которое с железной исторической необходимостью родило идею классовой борьбы пролетариата?.. Не стыдно ли вам, упитанным гражданам средней Европы, отказывать недоедающим, голодающим, изможденным безработным пролетариям в праве на классовую борьбу? Да, мы называем себя государством рабочих. Это первый шаг. Первый шаг в сторону от буржуазного государства. Мы называем себя рабочей партией, так как мы желаем сделать труд свободным, так как для нас созидающий труд является движущим началом в истории, так как в наших глазах труд выше, чем собственность, образование, уровень благосостояния и буржуазное происхождение. Поэтому мы называем себя рабочей партией... Мы называем себя социалистами из протеста против лжи социального сострадания буржуазии. Мы не желаем сострадания, мы не желаем вашего народолюбия. Мы плюем на ерунду, которую вы называете “социальным законодательством”. Для того чтобы жить, этого недостаточно, а для того чтобы умереть, слишком много... Мы желаем иметь полную долю в том, что дало нам небо и что мы добыли трудом наших рук и усилиями нашего мозга. Вот что есть социализм!.. Мы протестуем против идеи классовой борьбы. Все наше движение есть один единый грандиозный протест против классовой борьбы... Но при этом мы называем вещи их именами: если в левом лагере 17 миллионов пролетариев видят в классовой борьбе свое последнее спасение, то только потому, что практика правого лагеря учила их этому в продолжение 60 лет. Это дает нам моральное право выступать против идеи классовой борьбы пролетариата, если сначала не будет принципиально разрушено буржуазное классовое государство и его не заменит новый социалистический лад немецкого общества».

    Мало кто знает, что Геббельс, прежде чем окончательно примкнуть к нацистам, довольно долго колебался между ними и Компартией Германии. Сейчас, из нашего времени, это выглядит довольно неожиданно.

    Гитлер, нуждаясь в финансовой поддержке промышленников, был крайне раздражен непокорным левацким крылом в партии. Он скупил акции издательства Штрассера и прекратил выпуск газеты, в результате чего социалисты остались без рупора своей идеологии. Гитлеру удалось соблазнить Грегора Штрассера постом шефа пропаганды, а потом и начальника организационного отдела НСДАП, а некоторых «леваков» попросту исключил из партии (гауляйтеров Силезии, Померании и Саксонии).
    Самое интересное произошло с Йозефом Геббельсом. История сохранила его требование «исключить из национал-социалистической партии мелкого буржуа Адольфа Гитлера» (за то, что поддержал идею о возвращении княжеских земель их владельцам — так что, честно говоря, за дело).

    На слете в Бамберге в 1926 году центральным был доклад Гитлера о политических принципах партии. Некоторые пункты Геббельс очень жестко критиковал (цит. по А. Васильченко, «Война кланов», запись из дневника Геббельса):
    «Говорил Гитлер. Два часа. Я был разбит. Кто он такой? Реакционер? Потрясающе неприличен и ненадежен. Русский вопрос: абсолютно мимо. Италия и Англия — естественные союзники. Ужасно! Наша задача — разгром большевизма. Большевизм — это еврейская уловка! Возмещение князьям! Оно должно оставаться в силе. НЕ затрагивал вопрос о частной собственности. Чудовищно!!!»

    Но уже через несколько месяцев самый рьяный революционер Геббельс переметнулся на сторону Гитлера, за что получил пост гауляйтера Берлина. «Гитлер блестяще говорил. Я преклоняюсь перед величием его политического гения», — писал Геббельс уже в апреле.

    В 1928 г. на службу к Гитлеру перешел Генрих Гиммлер, ставший рейхсфюрером СС. Лишь Отто Штрассер продолжал отстаивать свои принципы.
    Открытый разрыв произошел в 1930 г., когда одна из газет О.Штрассера поддержала забастовку на саксонских предприятиях, владельцы которых финансировали Гитлера. 22 мая 1930 г. между Гитлером и Отто Штрассером состоялся резкий разговор.
    «Если вы хотите сохранить капиталистический режим, — заявил Штрассер, — то вы не имеете права говорить о социализме...»
    В ответ Гитлер обвинил Штрассера и его сторонников в марксизме. 4 июля 1930 г. Отто Штрассер и его приверженцы демонстративно вышли из нацистской партии под лозунгом «Социалисты уходят из НСДАП!». В это же время Немецкая Коммунистическая партия опубликовала «Декларацию-программу национального и социального освобождения немецкого народа», что привлекло на сторону коммунистов большинство антигитлеровских элементов левого национализма, в том числе — и из штрассеровского движения.

    Далее наступил полный бардак — партии делились на фракции, люди шныряли туда-сюда из партии в партию, сам Отто пытался сблизиться то с нацистами, то с коммунистами...

    Крах Штрассера произошел в 1931 году. Манифестацию штрассерианцев разогнали штурмовики (причем охранная группа штрассерианцев просто отказалась выезжать выполнять свои обязанности, не приехав в Гамбург), и Штрассер обратился к коммунистам, чтобы иметь возможность провести собрание. Результат: присутствовало около тысячи человек, среди которых было менее сотни штрассерианцев. Коммунисты оплатили зал, напечатали плакаты. Не удивительно, что полицейский комиссар написал по этому поводу: «Успеха достигла только компартия, коммунисты обращались со Штрассером как со своим дворником».

    В дальнейшем Отто Штрассер образовал некий «Черный Фронт», который был немедленно запрещен, как только Гитлер пришел к власти, а его члены репрессированы. Отто Штрассер перебирается в Австрию, а с 1934 года в Чехословакию. В самой Германии антигитлеровские подпольные группы штрассеровцев действовали вплоть до 1937 года. Большинство были арестованы.

    В эмиграции Штрассер сотрудничал с союзниками и заявлял о полном пересмотре своих взглядов. «Народу Германии нужно народное сообщество... Ему нужна свобода в собственном доме, то есть демократическое самоуправление; ему нужна свобода за границей, то есть равные национальные права с другими народами. Народу Германии нужен новый политический, юридический и экономический порядок внутри страны; ему нужен мир в Германии, мир в Европе и мир во всем мире».
    Будущее Германии и всей Европы он видел в возрождении христианских ценностей, в восстановлении демократических свобод и замене «стремления к господству над другими народами духом европейского сотрудничества».

    Но было уже поздно и его идеи в Германии были отвергнуты всеми: нацистами, коммунистами, демократами.
    Но нас интересует не столько Штрассер лично, сколько штрассерианство — как политическая идея «альтернативного немецкого национал-социализма».


    Из книги Отто Штрассера «Гитлер и я».
    «В чем же состояли идеологические расхождения между левой фракцией и гитлеровской группой? Штрассеровцы выступали за социализм, но не за реформистский “сотрудничающий с капиталом социализм СДПГ” и не за “антинациональный социализм КПГ”, а за “национальный социализм”. Этот их “немецкий социализм” носил в соответствии с национальными традициями явно выраженный этатистский характер.

    Наиболее точную формулировку дал Геббельс в своей статье 1 сентября 1925 года в центральном органе НСДАП “Фёлькишер беобахтер” — “Будущее Германии должно принадлежать диктатуре социалистической идеи в государстве!”.
    В ней Геббельс, главный теоретик левой фракции, пропагандировал национально ориентированный революционный социализм, который через абсолютизацию идеи тоталитарной власти, идею мощного государства, разумеется, пролетарского государства, ревизовал интернационалистский марксизм. Интересно, что и Компартия Германии (КПГ) стала выдвигать внешне схожие лозунги пятью годами позднее, причем немедленно была подвергнута за них жесточайшей критике со стороны Льва Троцкого».

    Ну, что такое троцкизм — вы в курсе.
    А вот национал-социализм только пролетарским быть не может. Ведь в основе национализма — это и гордость за свою нацию, и забота обо всех представителях нации, кроме тех, кто намеренно идет против ее интересов. Конечно, очень часто крупный капитал предает национальные интересы (и в этом случае нужно применять санкции), но это уже вопрос тактики, а не стратегии.
    Впрочем, Штрассер это понимал и сам.

    Идеализм «фелькиш» предполагал отрицание классовой борьбы в рамках одного и того же народа. Вместо этого утверждалась идея «народной революции», общей для всех трудящихся и жертвами такой революции должна оказаться только крайне незначительная прослойка угнетателей и эксплуататоров. Любые конфликты между немцами внутри нации строго осуждались.

    Основными политическими требованиями Грегора Штрассера, руководившего «северными нацистами», являлись:
    • высокие промышленные и аграрные пошлины;
    • автаркия народного хозяйства;
    • самое интенсивное обложение посреднических прибылей;
    • корпоративное построение хозяйства;
    • борьба против «желтых» профсоюзов;
    • революционная оборона в союзе с СССР от империалистов Запада.

    По последнему пункту он писал в передовице «Фёлькишер беобахтер»: «Место Германии на стороне грядущей России, так как Россия тоже идет по пути борьбы против Версаля, она — союзник Германии».Собственно говоря, из-за таких вот цитат Штрассеры и выплыли из забвения: в пику гитлерофилам кое-кто поспешил вытащить из могилы «другой, правильный, дружественный к русским национал-социализм». Но — безотносительно «качества» — если понятно, что национал-социализм Гитлера не подходит русским, то зачем искать образец в другом, но тоже немецком? Что за западопоклонничество...

    Забавно, до чего доходила позиция «держать курс на сближение с Россией».
    Геббельс в своей статье «Беседа с другом-коммунистом» (!!!), опубликованной в «Фёлькишер беобахтер», пишет: «Мне нет необходимости разъяснять своему другу-коммунисту, что для меня народ и нация нечто иное, чем для краснобая с золотой цепочкой от часов на откормленном брюшке. Русская Советская система, которая отнюдь не доживает последние дни, тоже не интернациональна, она носит чисто национальный русский характер. Ни один царь не понял душу русского народа, как Лении. Он пожертвовал Марксом, но зато дал России свободу. Даже большевик-еврей понял железную необходимость русского национального государства».

    Когда я прочел это в первый раз, то перечитал три раза. Можно, наверное, спорить, когда Ленин пожертвовал Марксом (хотя я даже не могу предположить, в чем именно). Но вот что Ленин создал русское национальное государство — это уже ни в какие ворота не лезет… Может, имелось в виду, что он понял железную необходимость русского национального государства, и поэтому всеми силами старался его не допустить? Скажем, 27 июня 1918 года в «Известиях» было опубликовано специальное постановление советского правительства о необходимости борьбы с антисемитизмом. А о русских как и когда Ленин заботился?
    Добавлю, что пункт «автаркия народного хозяйства» был утопическим. Это — с трудом и потерями — может позволить себе Россия, а у Германии просто не хватит разнообразия ресурсов на своей территории.

    «Национал-социализм» противопоставлялся как либерализму, так и марксизму. Штрассер в отличие от Гитлера считал Маркса выдающимся мыслителем, давшим совершенно адекватный анализ периода дикого капитализма.
    Штрассер считал, что из марксизма следует удалить идею «диктатуры пролетариата», «пролетарский интернационализм» и упразднение частной собственности. Но ведь тогда не будет и самого марксизма! Останется только забота о благополучии нации на государственном уровне при власти национал-социалистической партии, где право на труд законодательно будет гарантировать право на достойные рабочего человека социальные условия жизни достойно труда!
    Резюме: «национал-социализм по Штрассеру» представлял собой эклектическую смесь отчетливо левых устремлений с национализмом, но на тот момент эта смесь для Германии оказалась нежизнеспособна.


    Существуют разные мнения на тему «был ли социализм в Третьем Рейхе».
    Ещё совсем недавно на эту тему в газетах было очень эмоциональное выступление «против», что в Рейхе никогда не было никакого национал-социализма, что создатель Рейха не Гитлер, а доктор Шахт, абсолютно гениальный министр экономики, именно он, а не Гитлер, вывел страну из кризиса.

    Присущее Шахту умение виртуозно устраивать финансовые дела проявилось в подготовке третьего рейха к войне. Печатание банкнот было лишь одной из его уловок. Он проворачивал махинации с валютой так ловко, что, как подсчитали иностранные экономисты, немецкая марка одно время обладала 237 различными курсами сразу. Он заключал поразительно выгодные для Германии товарообменные сделки с десятками стран и, к удивлению ортодоксальных экономистов, успешно демонстрировал, что, чем больше ты должен стране, тем шире можешь развернуть с ней бизнес. Создание им системы кредита в стране, у которой мало ликвидного (легко реализуемого) капитала и почти нет финансовых резервов, стало находкой гения или, как говорили некоторые, ловкого манипулятора. Изобретение им так называемых векселей “мефо” может служить тому примером. Это были векселя, выдаваемые Рейхсбанком и гарантируемые государством. Использовались они для выплат компаниям по производству вооружений. Векселя принимались всеми немецкими банками, а затем учитывались немецким Рейхсбанком. Они не фигурировали ни в бюллетенях национального банка, ни в государственном бюджете, что позволяло сохранить в секрете масштабы перевооружения Германии. С 1935 по 1938 год они использовались исключительно для финансирования перевооружения и оценивались в 12 миллиардов марок. Разъясняя однажды их функцию Гитлеру, министр финансов граф Шверин фон Крозиг робко заметил, что они были всего лишь способом “печатать деньги”.

    Бесспорно, “неизменная” партийная программа НСДАП провозглашала зловещие призывы национализировать тресты, справедливо делить доходы в оптовой торговле, “коммунилизировать универмаги, сдавая торговые места в них за невысокую плату внаем мелким торговцам” (пункт 16 программы), провести земельную реформу и отменить проценты на закладные, но промышленники и финансисты вскоре поняли, что в намерения Гитлера не входило считаться с каким бы то ни было ее пунктом, что радикальные обещания были включены в нее лишь для того, чтобы получить голоса избирателей. Экономическая модель Рейха может быть охарактеризована как военный национал-капитализм. Все псевдосоциалистические потуги были сделаны с целью создать максимально эффективную в условиях войны систему, сохранив при этом капитализм.

    А вот — не менее эмоциональное мнение «за»:
    «Вот скажите, между рядовым и генералом есть разница? А почему она не должна существовать между рабочим и фабрикантом? Это его завод, его производство. Все что он накопил, если это не вредило государству и народу, — его. Дело государства не отбирать нажитое, а следить за тем, чтобы зарплаты для рабочих были приемлемы, а цены не росли.

    Теперь обещанные примеры. Кто в Рейхе устанавливал тарифы? Думаете капиталист, как в любом “нормальном” обществе? Нет! Министерство экономики. И минимальную заработную плату тоже не капиталист устанавливал, а министерство при содействии Рабочего фронта (в составе которого были заводские комитеты, согласовывавшие все вопросы, возникавшие на том или ином предприятии между рабочими и владельцем). И цены были фиксированы специальными комиссарами по ценообразованию, так что “олигархи” не могли их взвинчивать по своему усмотрению. Известный певец бесконтрольного капитализма Л. Мизес писал, например, что немецкий национал-социализм гитлеровского варианта фактически превратил капиталиста в простого директора завода, лишив его хозяйственной самостоятельности. Это, конечно, преувеличение, но хорошо демонстрирующее ситуацию. Я не понимаю, зачем кого-то дожимать. Классический национал-социализм нашел прекрасный баланс между социализмом и капитализмом. При любом уклоне, будь то левый или правый, общество уже теряет право называться национал-социалистическим! Это будет либо социал-либерализм, либо государственный капитализм.

    А вот какими “всемогущими” были в Рейхе “олигархи”. “Олигарх” Тиссен (между прочим, не мелочь какая-нибудь, а “стальной король”, владелец крупнейших металлургических предприятий) был противником “прорусского” курса Гитлера в 1939-40 гг. и потому написал Гитлеру гневное письмо, а сам был вынужден бежать во Францию, а затем в Швейцарию. Гитлер взял, да и национализировал все предприятия Тиссена. Или концерн “ИГ Фарбениндустри”: руководство было “аполитичным” (по мнению партии). Взяли, да и сменили в 1936 г. директоров старых на директоров от национал-социалистической партии: Боша отстранили от руководства, ввели в правление Крауха, отправили на пенсию 3 директоров, заставили остальных вступить в партию и т.д. Концерн остался в частных руках, но его позиция по большинству вопросов стала равна позиции партии. Так что никаких “могучих олигархов”, руливших всем, в Рейхе не было и близко. Их к “рычагам” и близко не подпускали. Миф о том, что Гитлер был приведен к власти крупным капиталом и управлялся этим капиталом — это большевицкий миф!

    Как сами видите, мнения весьма разнообразны.

    https://proza.ru/2017/02/22/1508?ysclid=lnls2n7elf675584734

    Категория: История | Добавил: Elena17 (14.12.2023)
    Просмотров: 198 | Теги: вторая мировая война
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru