Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4702]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 19
Гостей: 16
Пользователей: 3
mvnazarov48, АЛЕКСАНДР24, Elena17

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    "Дело глухонемых" — их расстреляли 24 декабря 1937 года



    «Заменить меру наказания на высшую для инвалидов и ограниченно годных к труду»

    В 1937 году, в разгар Большого сталинского террора, в Ленинграде завели «Дело глухонемых». За участие в «фашистских террористических организациях» 35 человек расстреляли, 19 осудили на 10 лет лагерей

    «Весь такой контингент пострелял и возиться с ним нечего»

    Когда в январе 1938 года Леонид Заковский сменил должность начальника Ленинградского управления НКВД на аналогичную в Москве, он сразу заявил новым подчиненным:

    «надо будет пересмотреть все дела по всем осужденным инвалидам на тройке и их пострелять».

    При этом Заковский добавил, что он в Ленинграде (как переименовали большевики Санкт-Петербург) «весь такой контингент пострелял и возиться с ним нечего». И уже в феврале 1938 года распорядился переменить меру наказания на высшую для инвалидов и «ограниченно годных к труду» в тюрьмах Москвы и Московской области.

    А в Ленинграде при Заковском, в самом начале карательной операции, в августе 1937 года возникло так называемое «дело террористической группы глухонемых».

    Как уголовное дело сделать политическим

    В разгар карательной операции 1937-1938 годов в местные органы НКВД сверху поступали разнарядки на количество «врагов», которые были оперативно пойманы и обезврежены. В поисках «врагов» добрались до Ленинградского союза глухонемых.

    Арестованы оказались организатор и председатель «Ленинградского союза глухонемых» Николай Дейбнер, организатор и режиссер-постановщик «Петроградского театра глухонемых «Пантомима» Михаил Тагер-Карьелли, художник-ихтиолог Зоологического института Академии Наук СССР Владимир Редзько, корреспондент газеты Леноблотдела ВОГ «Ударник» и журнала «Жизнь глухонемых», учительница вечерней школы для глухонемых Мария Минцлова-Пиотровская, председатель ленинградского областного отдела ВОГ Эрик Тотьмянин, фотограф-ретушер и неоднократный чемпион по шахматам среди глухих города, призер Первой Спартакиады в Москве Израиль Ниссенбаум, а также рабочие, спортсмены, художники…

    Созданная властью атмосфера страха в стране, а тем более в колыбели революции Ленинграде, к сожалению, нередко провоцировала людей на доносы. Так, для создания «Дела глухонемых», повод, во всяком случае, как это написано в деле, подал один из членов общества глухонемых, – не в меру бдительный Эрик Тотьмянин, художник-скульптор, председатель ленинградского областного отдела ВОГ.

    Он сообщил в ОБХСС о том, что некоторые глухонемые подрабатывают продажей художественных открыток на железнодорожных вокзалах и в пригородных поездах.

    По советским законам это считалось спекуляцией и каралось как уголовное преступление.

    Неясно, впрочем, просили «органы» Тотьмянина написать такое заявление, согласно обычной практике, либо оно было написано по его инициативе.

    Начальник Ленинградского отдела борьбы с хищением социалистической собственности и спекуляцией (ОБХСС) Управления милиции Ян Краузе сообразил, что из скучной уголовщины можно сделать громкий политический процесс, и, таким образом, заявить о собственной политической бдительности.

    «Могли любого забрать, и — прощай, жизнь»

    Первые аресты среди глухонемых были сделаны во время генеральной репетиции спектакля по пьесе Островского «Как закалялась сталь», который участники драмкружка общества глухонемых готовили к 20-летию Октябрьской революции.

    В театре при обыске был обнаружен реквизит — спортивные рапиры, и органы госбезопасности тут же объявили это «хранением оружия».

    Давид Гинзбургский, бывший в те годы заместителем по культмассовой работе директора Ленинградского дома просвещения глухонемых (ДПГ), а впоследствии собиравший материалы о деле своих осужденных товарищей, вспоминал о том событии в театре:

    «…Двое в штатском подошли к сцене и, не предъявляя документов, спросили: «Кто тут Тагер-Карьелли?». Кто-то из нас прочел вопрос «с губ» спрашивающего и показал пальцем. Взяли и увели. А мы просто остолбенели и потрясенные, разошлись…

    Через пару дней вечером к нам в Домпросвет пришли двое, показав на этот раз документы, потребовали провести их в кабинет, где работал Тагер. И начался обыск, в шкафах костюмерной увидели шпаги и рапиры, проверяли остроту, а они были спортивные.

    Один копался в письменном столе, другой, встав на стул, брал толстые книги, их сильно встряхивал и бросал на пол. Я сделал замечание: «Зачем бросаете? Пожалуйста, кладите на стол». Другой, сидя у стола, взял бумагу и написал: «Молчи, иначе мы тебя туда заберем».

    Я понял, что шутки плохи, и замолчал. Вот тогда такая была власть у молодчиков, могли любого забрать, состряпать обвинение – прощай жизнь…
    »

    Улика — открытки из сигаретных коробок

    У одного из задержанных в театре был найден в квартире старый браунинг и патроны к нему. Но основной «уликой» оказались немецкие открытки с изображением Гитлера, обнаруженные у рабочего фабрики «Скороход» глухонемого Александра Стадникова, которые попали к нему от жившего с ним в одном доме немецкого коммуниста Альберта Блюма, политэмигранта из Германии, также глухого, работника швейной мастерской.

    Такие открытки обычно вкладывались в коробки немецких сигарет – их как раз курил Блюм (в СССР портреты руководителей коммунистической партии и идеологическую символику также печатали на самых разных товарах).

    Блюма тут же объявили резидентом гестапо. Это произошло за два года до подписания пакта Молотова – Риббентропа (1939), потому следователю и удалось выдать за улики открытки с тем, кто с 1939 по 1941 считался даже «другом» Советского Союза.

    54 глухих человека были арестованы в период с августа по декабрь 1937 года. 35 из них были подвергнуты жестоким пыткам. Из воспоминаний Давида Гинзбургского:

    «В ходе допроса следователи спрашивали арестованного: “Кто твои друзья?” и, узнав новую фамилию, ночью забирали того человека, объявляли врагом народа и приписывали 58-ю статью (контрреволюционная деятельность – прим. авт.).

    Допросы велись через специальных переводчиц. Глухонемых насильно заставляли подписывать протоколы, в которых записывалось совсем не то, что они «говорили».

    За это обещали освободить из-под стражи. Получалось так, что, признавая вину, сами себе записали высшую меру наказания
    ».

    Выживший в лагерях и совсем недавно ушедший из жизни М. С. Роскин рассказывал, как осенью 1937 года сосед по камере, старый политзаключенный, дал ему дельный совет – предупредить всех, чтобы называли своими знакомыми и друзьями только тех, кто уже арестован.

    Это удалось – двери камер в «Крестах» открывали для проветривания и, стоя у открытых дверей, можно было «говорить» языком жестов, видным через глазок камеры напротив. Благодаря этому дальнейшие аресты вскоре прекратились».

    В итоге все арестанты по «Делу глухих» были обвинены в создании фашистско-террористической организации, связанной с германским консульством в Ленинграде, в вербовке новых членов этой организации в ленинградской оборонной промышленности, в осуществлении диверсионно-шпионской работы.

    Организация глухонемых людей якобы «подготовляла террористические акты в отношении руководителей ВКП(б) и Советского правительства 1 мая и 7 ноября 1936 года на Красной площади в г. Москве и на площади Смольного в январе 1937 г.

    Распространяла фашистские фотоснимки и контрреволюционную фашистскую литературу, полученную из Германии через германское консульство
    ».

    Особой тройкой УНКВДЛ Ленинградской области 19 декабря 1937 года все участники «Дела глухонемых» были осуждены за участие в антисоветской фашистской террористической организации, якобы созданной агентом гестапо Альбертом Блюмом (немецким коммунистом) среди глухонемых Ленинграда.

    Тех, кто более других пострадал при допросах, на ком следы пыток было невозможно скрыть, приговорили к высшей мере наказания и расстреляли 24 декабря 1937 года.

    Остальных приговорили к 10 годам заключения в лагерях.

    Отложенная реабилитация

    Карательная операция завершилась в ноябре 1938 года решением Сталина и его Политбюро. Ежова заменили Берией. Но еще до ее окончания начали арестовывать тех чекистов, кто должен был ответить за перегибы.

    Например, первоначальный план по «первой категории» (расстрел) для Ленинграда и области составлял 4000 человек. А за полтора года в Ленинграде и по ленинградским предписаниям убили 45000 человек.

    Заместителя Ежова Заковского арестовали в апреле и расстреляли в августе 1938 года.

    В 1939 году очередь дошла и до изобретательного начальника ОБХСС Яна Краузе, он был арестован Особым отделом НКВД за «грубые нарушения социалистической законности и фальсификацию, проводимую им в оперативно-следственной работе». «Дело глухонемых» было пересмотрено. Оставшиеся в живых пострадавшие в ходе этого дела были в 1940 году освобождены из лагерей и подтвердили, что допросы велись с различными нарушениями и насилием.

    Так Самуил Абрамзон заявил, что все 18 человек, с которыми он был вместе, подписали протоколы под принуждением.

    Георгий Гвоздев заявил, что он никаких показаний не давал – его ударили в затылок рукояткой револьвера, после этого он подписал протокол, не читая.

    Все расстрелянные по этому делу были реабилитированы только в 1955 году.

    «Расстреливали по заранее утвержденным планам»

    Описание «Дела глухонемых» пошло в 5-й том книги памяти «Ленинградский мартиролог», вышедшей в 2002 году. Ее составитель, руководитель Центра «Возвращенные имена» при Российской Национальной библиотеке Анатолий Разумов рассказывает:

    — Я уже работал над 3-м томом «Мартиролога». Ко мне в Публичную библиотеку пришел Давид Львович Гинзбургский – тот, кто выжил, его не тронули власти в период репрессий. Он немножко слышал, поэтому мог и немного говорить. Давид Львович рассказал мне о «Деле глухонемых», показал собранные им материалы о всех своих пострадавших товарищах, принес фотографии…

    Это дело особенно тем, что позволяет говорить именно о расстрельных планах рабоче-крестьянской милиции.

    «Дело глухонемых» было организовано Отделом по борьбе с хищениями социалистической собственности, которому надо было найти своих шпионов и тому подобных «гадов».

    Давид Гинзбургский говорил, что все началось с доноса руководителя Ленинградского общества глухонемых Эрика Тотьмянина на своих товарищей – о том, что они торговали открытками в электричках.

    Но я противник «теории доносов», здесь тоже много неизвестного, ведь и донос мог быть подложным или написанным под давлением следователей – тому примеров очень много в те времена.

    Дела формировались следователями. Расстреливали во время Большого сталинского террора по заранее утвержденным планам. Я считаю, что в данном случае Тотьмянин не имеет прямого отношения к тому, во что вылилось это дело.

    Освобождение органами тех, кто не признал своей вины на допросе и остался в живых, — не заслуга системы правосудия как таковой. Террор ведь продолжался. Просто выносили меньше расстрельных приговоров, заменяя их лагерями, так как слишком много народу уже поубивали.

    А после войны на два с половиной года была отменена смертная казнь. Почему это произошло? Не потому, что стали мягче относиться к «врагам», а потому, что страна потеряла огромное количество людей.

    И, несмотря на это, послевоенный террор был страшным, так как в лагеря и в вечную ссылку загоняли многих из тех, кто должен был выйти и уже вышел. Вплоть до самой смерти Сталина в 1953 году.

    «Папочка, я снова здесь!»

    Расстрелянные по «Делу глухонемых», как и многие другие убитые большевиками в Ленинграде, сегодня погребены на Левашовском мемориальном кладбище (бывший спецобъект госбезопасности) в Санкт-Петербурге, где теперь создан мемориал жертвам политических репрессий. В 2008 году Всероссийское общество глухих установило там и особый памятник.

    На Левшовском кладбище родные погибших рабочих «Скорохода» Александра Стадникова и Георгия Золотницкого установили памятные доски. Когда расстреляли последнего, его дочери Татьяне было три месяца. В Книге посетителей кладбища она оставила такую надпись:

    «10–13 мая 2003 года.

    От г. Екатеринбурга. Дочь, Татьяна Георгиевна Слатюхина (Золотницкая – дев. фам.). Добрые люди и в т. ч. Гинзбургский Д. Л., который выяснил судьбы глухих 54 человек, в т. ч. моего отца Георгия Семёновича Золотницкого (расстрелян 14.10.1937 г., здесь захоронен). Огромное Вам спасибо за заботу и внимание и за память о погибших.

    Папочка! Я снова здесь! На этот раз до свидания. Папочка, я осталась одна. Нет мамы – умерла 1991 году, не знала, что тебя расстреляли.

    Юра был у тебя. Умер в 1996 году. Держусь!

    Позвонила в колокол, чтобы ты услышал, знаю, что ты глухой, но ты почувствуешь. Пока».

    * * *

    В Церкви мы много говорим о новомучениках и исповедниках Российских. Для большевиков эти наши соотечественники были классово или идейно чуждыми. Но так называемое «Дело глухонемых» – одно из многих, показывающих, что у большевистского режима не было своих, в любой момент чужим и врагом мог оказаться любой, даже самый лояльный режиму человек.


    https://www.miloserdie.ru/article/zamenit-meru-nakazaniya-na-vysshuyu-dlya-invalidov-i-ogranichenno-godnyh-k-trudu/

    Категория: История | Добавил: Elena17 (25.12.2023)
    Просмотров: 128 | Теги: преступления большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru