Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4702]
Русская Мысль [477]
Духовность и Культура [843]
Архив [1655]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 7
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    Национал-социализм Гитлера и социализм в СССР. Ч.4.

    Семья в нацистской Германии.

    В 1937 году безработица была побеждена. Уровень жизни вырос, и, как следствие, рождаемость также выросла.
    Примечание. Важно понимать, что уровень жизни — это не единственный фактор, который влияет на рождаемость. Так, уровень жизни в современной Европе высок, а рождаемость падает; наоборот — наибольшее количество детей в семьях неразвитых народов, живущих традиционным укладом. Но во времена Рейха уклад был вполне традиционен, и фактор уровня жизни содействовал увеличению рождаемости.
    Стимулировали в Рейхе рождаемость вполне логичным методом: давали льготную ссуду от государства. 1 июня 1933 года было законодательно установлено предоставление брачного займа.
    Вступающие в брак получали беспроцентную ссуду — 1000 марок (при средней зарплате 145), которую выплачивали по 1% в месяц.
    Далее за каждого ребенка списывали 25% ссуды.
    15 сентября 1935 года было принято правительственное постановление относительно субсидии на детей в случае невысоких и средних доходов семьи. 9 декабря 1940 года было принято постановление относительно предоставления субсидии на третьего и каждого следующего ребенка независимо от уровня доходов — вплоть до достижения детьми 21 года.
    За третьего и четвертого дополнительно платили единовременно 100 марок и затем ежемесячно 20 марок (а по ссуде надо было выплачивать 10 марок в месяц). За пятого ребенка и последующих платили ежемесячно по 100 марок.
    Ну и другие льготы многодетным, государственные награды (как и в СССР был орден «Мать-героиня»).

    Но особенно впечатляет подход в строительстве жилья: была прекращена постройка одно- и двух-комнатных квартир. Только квартиры не менее 3-х комнат! Малокомнатная и малометражная теснота препятствует рождаемости — детям негде жить, играть, да и заводить новых сложно, не имея отдельной комнаты… Когда в СССР или в РФ правительство рассуждало подобным образом?

    Политика Рейха была связана с расширением территории — lebensraum. Новые земли надо было заселять, а также контролировать «унтерменшей» на захваченных территориях.
    Понятно, что с такой доктриной неизбежны были как расовая политика, так и курс на увеличение рождаемости «чем больше, тем лучше».
    Было принято, что в каждой немецкой семье должно быть четверо детей, а лучше — еще больше. Из таких требований неизбежно вытекала желательность ранних браков.
    Но и этого было недостаточно: основные программы стимуляции рождаемости в семьях были актуальны для замужних женщин, а война приводила к дефициту мужчин.
    Приказ Гиммлера от 28 октября 1939 года содержал прямой указ рожать вне зависимости от семейного положения:
    «Выходя за границы, вероятно, в остальном необходимых гражданских законов и обычаев, высшей задачей немецких женщин и девушек хорошей крови (также и не состоящих в браке) может быть желание — не из легкомыслия, а по глубочайшей нравственной причине! — стать матерью детей отправляющегося на фронт солдата, о котором только одной судьбе известно, вернется ли он на родину или погибнет за Германию…»
    Уместно также вспомнить высказывания того же Гиммлера по поводу разрешения многоженства, но эти проекты не обсуждались на серьезной уровне, и мы не будем их затрагивать.
    Вернемся к внебрачным детям. С одной стороны, Рейху нужно было как можно больше немцев; с другой стороны — внебрачных детей не все рисковали заводить.
    Во-первых, моральные стандарты традиционного общества никак не могли одобрить «разврат».
    Во-вторых, по гражданскому законодательству, не менявшемуся со времен Бисмарка, внебрачный ребенок не мог наследовать за отцом и имел целый ряд поражений в правах.
    Так что для реализации программы поощрения материнства необходимо было принимать специальные меры.

    Программа «Лебенсборн».

    «”Благо общности предшествует личной выгоде” — эта формулировка определяет образ мыслей нашей программы» — писал Готтфрид Федер.
    В этом духе и действовала программа «Лебенсборн».

    Она подразумевала, грубо говоря, селекцию немцев — рождение детей от наиболее расово чистых родителей и обеспечение наилучших условий для таких детей и их матерей.
    Приказ Гиммлера от 13 сентября 1936 года:
    «Организация “Лебенсборн” призвана служить нуждам СС и всего Рейха в деле отбора и воспитания расово ценных детей. Организация “Лебенсборн” находится под моим личным контролем, целью программы являются:
    1.Медицинская помощь биологически ценным семьям, несущим чистые гены.
    2.Размещение на время беременности генетически ценных матерей в специальных родильных домах программы “Лебенсборн”, где за ними будет осуществлен максимальный уход.
    3.Дополнительная забота о рожденных детях в будущем.
    4.Забота об их матерях».

    В домах Лебенсборна часто жили во время беременности жены офицеров СС — их-то родословные уже были проверены.
    Но также эти заведения служили приютом всем нуждающимся матерям-одиночкам и их детям — при условии их расовой ценности.
    Дома Лебенсборна создавались в Германии (9), Австрии (3) и на территории покоренных стран: больше всего в Норвегии (9), по одному в Люксембурге, Польше, Бельгии, Франции, Нидерландах.
    Пропаганда противников Рейха представляла дома Лебенсборна чуть ли не борделями, куда забегали эсэсовцы-производители. Но это была именно пропаганда.

    Слово Екатерине Геронтиди:
    «Все кочующие из статьи в статью слухи о борделях, в которых кроткие белокурые немки занимаются сексом со зловещими СС-овцами (зачастую еще и против своей воли), не что иное, как отголоски общественного возмущения по поводу выгораживания девиц сомнительной нравственности.
    Действительно, во многом программа Лебенсборн была ориентирована именно на них. Как сказала глава Лиги Немецких Девушек (BDM) Ютта Рюдигер (Jutta R;diger), “До этого рождение ребенка вне замужества было крайне постыдной вещью. Многие девушки предпочитали совершить самоубийство. Но здесь женщины могут родить в мире и покое, за матерью и ребенком присмотрят, а после помогут найти работу, которая даст им возможность содержать ребенка”.

    По данным весьма приблизительной статистики, большая часть детей в домах Лебенсборна была рождена незамужними матерями, хотя и многие из жен эсэсовцев использовали их как комфортабельные роддомы. Созданные там условия были действительно отличными: отсутствие проблем с питанием даже в довольно тяжелые военные годы, комфортные палаты, профессиональный уход доброжелательного персонала. Но было бы ошибкой предполагать, что для попадания в этот “рай материнства” было достаточно простого желания беременной.
    После подачи заявления будущую мать проверяли на предмет “правильности расы” почти так же требовательно, как и желающего вступить в СС. (Правильнее было бы сказать, как желающую выйти замуж за эсэсовца, что было, учитывая патронов организации, логически абсолютно объяснимым). Необходимо было предоставить документы, подтверждающие чистоту крови матери и отца, желательно до того самого пресловутого 1800 года, и заполнить анкету с множеством вопросов, например, о наследственных болезнях и подробностях зачатия. Любая попытка сокрытия данных каралась автоматическим отказом. Именно в результате этих проверок отсеивалось более половины желающих.
    Прошедшие контроль помещались в один из домов Лебенсборна под опеку медсестер и акушерок. С ними проводили регулярные политические занятия, кормили по специально разработанному сбалансированному меню (например, Гиммлер обосновывал необходимость есть овсянку на примере английской аристократии), и даже разрешали по особым случаям принимать посетителей-мужчин, правда, согласно специальной директиве рейхсфюрера, персонал должен был следить за тем, чтобы им “можно было предложить чашку кофе, но нельзя было дать возможность для интимной близости”…

    Аналогом церемонии крещения в христианстве в Лебенсборне была процедура наречения именем, проводимая офицером СС перед своеобразным алтарем, украшенным факелами, свастикой, флагами и портретами Гитлера. Называли детей именами, практически всегда имевшим древнегерманское происхождение, подчеркивающее арийскую кровь.
    Дети эсэсовцев получали при рождении серебряные кубки и ложки, произведенные на специальной фабрике недалеко от Мюнхена. За каждого четвертого ребенка, произведенного на свет, их матерям, помимо материнского креста, вручался серебряный подсвечник с выгравированной надписью “Ты только звено в бесконечной цепи поколений”. …
    Матери могли оставить ребенка себе или отдать на усыновление. Лебенсборн гарантировал анонимность этого решения для широкой общественности. Женщин запрещено было фотографировать, а документы о рождениях и усыновлениях снабжались грифом особой секретности и хранились отдельно от обычных записей актов гражданского состояния. По мере приближения границы фронта они перевозились подальше от зоны боевых действий, пока не были собраны в самом первом Лебенсборне, в Штайнхеринге. Именно там большая часть бумаг была не то сожжена сотрудниками перед приходом союзников, не то выброшена в реку. … Именно поэтому возникает и большой разброс в общих цифрах. Несмотря на грандиозные планы Гиммлера, что за год Лебенсборн поможет спасти как минимум 100 тысяч жизней от абортов, всего за все время существования проекта по оценкам ученых через него прошло 20 тысяч (максимальная цифра, которая называлась — 90 тысяч) детей.»

    Есть сведения, что во время Великой Отечественной войны Гиммлер приказал ввозить расово приемлемых детей из оккупированных стран, затем воспитывать их как немцев.
    Из Энциклопедии Третьего рейха:
    «После войны были обнародованы документы, которые пролили свет на наиболее ужасные аспекты программы “лебенсборн”: помимо селекционной работы в Третьем рейхе осуществлялась оптовая торговля похищенными иностранными детьми. Во время 2-й мировой войны Гиммлер информировал руководство программы “лебенсборн” о том, что желательно ввозить “расово приемлемых” детей из таких оккупированных стран как Польша, Франция, Норвегия, Югославия и Чехословакия. В исполнение его приказа детей с арийской внешностью отбирали путем многочисленных проверок, привозили в Германию и помещали в центры идеологической обработки, а затем направляли для адаптации в “расово благонадежные” немецкие семьи. В рамках программы “лебенсборн” несколько сотен тысяч детей были отняты от своих семей».

    К этому можно относиться по-разному.
    Во-первых, информация об этом появилась только после окончания войны, а тогда что только немцам не приписывали. Во-вторых, за десятилетие существование проекта через «Лебенсборн» прошло максимум 90 тысяч детей, а тут — за время войны несколько сот тысяч.
    Итак, с одной стороны мы видим неподдельную заботу Рейха о матерях и детях, что похвально. А с другой стороны?

    Отношение рейха к детям и женщине.

    Как и мальчики, девочки с детства состояли в молодежных организациях, причем, как говорится, добровольно-принудительно.
    С 10 до 14 лет — «Юнгмедель», с 14 до 18 лет — «Лига немецких девушек».
    Каковы же были принципы воспитания?
    «Мы никогда не будем выдвигать принципиальные требования о равноправии мужчин и женщин нашего народа. Мы будем увязывать интересы женщины с насущными потребностями нашего народа.» — Гертруд Шольц Клинк, главный референт национал-социалистического женского союза, 1935
    «Национал-социалистическое движение по своей сути есть мужское движение. Если мы уберем женщин из общественных сфер жизни, то это не значит, что мы хотим их обидеть. Наоборот, мы хотим вернуть им их собственные честь и достоинство. Всегда их высшим предназначением и занятием считалось и считается быть женой и матерью.» — Йозеф Геббельс, 1934
    «С самого начала войны я работала в берлинском агентстве новостей “Трансоцеан”, которое занималось фабрикацией пропагандистских материалов. Оно должно было делать из немцев — “людей повелителей”, из молодых мужчин — “героев, готовых погибнуть за фюрера и народ”, из девушек — “рожающих матерей и приносящих жертвы”, из матерей — “вдов, которые гордятся гибелью своих мужей, сыновей и братьев”.» — Герда Цорн, год рождения 1920
    Наглядно, не так ли?
    Забота Рейха о женщинах — это не забота о прекрасной половине человечества, а забота о самках человеческого биологического вида, предназначенных исключительно для рождения детей. Жизнеобеспечение маток, вот и все…
    Еще для наглядности — такой подход был с самого начала:


    Речь рейхсминистра, начальника штаба СА Эрнста рема перед дипломатическим корпусом и иностранными журналистами 18 апреля 1934 года. Цитируется по: «Германский национал-социализм», серия «Этническая история», Выпуск 5, М., изд. «Паллада»,1994.

    «Самая маленькая ячейка общества — это семья, объединение людей, связанных узами крови. Семья вырастает в родню, родня в клан, а клан в народ. Народ — это почва, семья — сад, а ребенок — растение. Брак — это полное завершение обоих супругов, исполняющих свой долг по продолжению рода. а не просто соглашение между ними.
    Ведущая роль в браке принадлежит мужчине. Истинно нордическое верховенство заключается в том, чтобы лидер видел в ведомом равного партнера. По этой причине нордическая семья представляет собой товарищество, а не вынужденное состояние с того самого к времени, как были определены права отцовства. Супруги различаются не своей ценностью, а выполняемыми ими функциями. Мужчина должен идти на войну, на работу и на смерть, в то время как женщина без устали трудится дома. Их различные обязанности дополняют друг друга. Мужчина приносит себя в жертву, сражаясь в битвах, чтобы защитить свой народ, а женщина приносит себя в жертву, борясь за сохранение своего народа. Мужчина героичен, а женщина бесконечно терпелива. Ни один из супругов не трудится ради себя одного. Скорее оба трудятся для полного исполнения смысла брака.
    Они должны уважать и беречь друг друга, ибо каждый из них видит, что его партнер выполняет задачу, поставленную перед каждым из них Природой. (Так сказал об этом Гитлер в 1934 г. в Нюрнберге.) Несмотря на всю свою любовь, немецкая женщина никогда не отдает себя без остатка, никогда не становится «собственностью» мужчины, как это происходит на Востоке. Одна глубинная часть ее остается недоступной мужчине. Вот почему она всегда пользуется уважением своего мужа и своего фюрера.
    Женщина — помощница мужчины, она делит с ним его радости и печали. Она борется вместе с ним и является его советчицей. Она не просто украшение, объект его любви, мать его детей или его кухарка. В германском законодательстве говорится только о родительской, а не об отцовской любви.
    Развод необходимо рассматривать с точки зрения цели брака, а не с личных точек зрения супругов.
    Развестись в семье, где есть дети, должно быть максимально трудно, в то время как развод для бездетной пары должен быть легким, особенно если предполагается новый брак с целью улучшения расы.
    В браке должна быть только общая собственность, а полное разделение собственности, практикуемое сегодня, должно быть отменено. Жена должна получать прибыль от прироста собственности и страдать от ее конфискации.

    Вступающий в брак породняется не только с дочерью или сыном, но со всей родней. Браки между кланами образуют народ и нацию. В буржуазное время центром вещей была сделана отдельная личность и семья потеряла свое значение. Укреплялся индивидуализм, проповедовавший «освобождение» женщины. Иметь много детей стало неудобным, и люди упивались своей «свободой». Тесные семейные узы слабели. Для взрослой дочери семейная жизнь потеряла смысл, т.к. она покидала дом и на весь день отправлялась на работу. Это привело к постепенному упадку семьи. На сцене появилась мужеподобная работающая женщина. Девушка, которая весь день трудилась на фабрике, в конторе или в магазине, придя домой, чувствовала себя смертельно усталой и подавленной и не хотела заниматься домашней работой. Ей хотелось разыскаться, даже весьма сомнительным образом. Душа женщины медленно угасала. Распущенные нравы городов легко разрушали женственность. Женщина лишилась своего естества, и внутри ее поселились сомнения.
    Но хуже всего была потеря желания стать матерью. Брак стал рассматриваться ею как способ удовлетворения сексуальных потребностей, и дети оказались не нужны. Третий Рейх возвращает женщину к ее священному очагу, а не к горшкам и кастрюлям, как хотелось бы буржуазии. Народное государство удаляет женщину из общественной жизни не для того, чтобы дискредитировать ее, ко затем, чтобы вернуть ей ее честь. Третьему Рейху нужны женщины, которые осознают, что будущее немецкого народа и государства заключено в них.»

    Как видите — курс на «домострой» был с самого начала. Личность женщин никого не интересовала.
    Тем не менее, отношение к женщинам не было неизменным.

    Как думаете, в каком году в Германии женщины получили право участия в выборах?
    Кто не знает — вряд ли догадается. В 1919-м. А на предыдущих выборах, в 1912 г., право голоса имели лишь 22,2% населения Германии.
    Так что бюргерский мир однозначно относил женщин к людям второго сорта.
    И, хотя в 1919 году женщины получили право участия в выборах, в действительности их участие в политике, культуре или науке было крайне редким явлением. В университетах обучалось смехотворно малое количество студенток. О женском спорте вообще не могло идти речи.
    Гитлеровский Рейх «выключил» начавшееся было движение женщин Германии к свободе (не путать с таким мерзким явлением, как феминизм) и вернул направленность воспитания к традиционному «Дети, кухня, церковь». Разве что христианство заменили на «национальную церковь Рейха» с идеологией национал-социализма.
    Наглядная иллюстрация: в 1933 году было введено ограничение на количество обучающихся девушек в высших учебных заведениях. Их доля не должна была превышать десять процентов.

    Официальная пропаганда Рейха пыталась компенсировать недовольство такой политикой (правда, она была у незначительной части населения, но у более развитой) заботой о женщинах.
    Перед началом войны Гитлер заявил: «Мне было бы стыдно быть немецким мужчиной, если бы в случае войны на фронт пришлось бы отправиться хотя бы одной женщине. Мы скажем „нет“ мужчинам, которые стали настолько трусливыми и жалостливыми, что свое поведение они оправдывают рассуждениями о женском равноправии. Это не женское равноправие. Природа женщины не создана для этого. Она создана для того, чтобы излечивать раны мужчин. Вот женское предназначение».

    Однако по мере приближения линии фронта к границам Рейха идеализм отметался жесткой необходимостью.
    Потребность в людских резервах для давно проигранной войны заставила фюрера забыть о собственных убеждениях. С 1943 года женщины и девушки направлялись для прохождения штабной службы в военно-воздушные силы и войска связи. А в 1944 году они стали «исключительно на добровольной основе» служить в боевых частях — в батареях противовоздушной обороны. Более пятидесяти тысяч женщин до конца войны отправились на армейскую службу, и часть из них погибла во время боевых действий, в том числе — и от бомбардировок наших союзников.

    Вот, собственно, и всё, что мне хотелось здесь сказать, а выводы, господа-товарищи, делайте сами.


    P.S. «Я знаю, как немецкий народ любит своего фюрера. Я хотел бы поэтому выпить за его здоровье». Иосиф Сталин, 24 августа 1939 года.

    Этот тост Сталин провозгласил на банкете, устроенном в Кремле в честь немецкой делегации, которую возглавлял министр иностранных дел Германии Иоахим фон Риббентроп, после заключении договора о «дружбе» между Советским Союзом и фашистской Германией, называемого «Пактом Молотова-Риббентропа».

    Второй тост Сталин произнес за Гиммлера, «человека, который обеспечивает безопасность германского государства». Представляя гостю Лаврентия Берию, Сталин шутливо сказал: «Это наш Гиммлер».

    После захвата Гитлером половины Европы Сталин послал фюреру поздравительную телеграмму, в которой говорилось о «головокружительных победах вермахта».

    Гитлер высоко оценил отношение Сталина к его персоне и в честь шестидесятилетия Сталина прислал в Москву телеграмму:
    «Господину Иосифу Сталину. Москва. Ко дню Вашего шестидесятилетия прошу Вас принять мои самые искренние поздравления. С этим я связываю свои наилучшие пожелания, желаю доброго здоровья Вам лично, а также счастливого будущего народам дружественного Советского Союза. Адольф Гитлер».
    Эта телеграмма была опубликована в газете «Правда» за 23 декабря 1939 г.

    На поздравление Гитлера Сталин ответил: «Дружба народов Германии и Советского Союза, скрепленная кровью, имеет все основания быть длительной и прочной». («Правда», 25 декабря 1939 г.)

    Чудовищно, но Сталин так верил в эту «дружбу», что на письмо Черчилля, написавшего Сталину о близящемся нападении Германии на Советский Союз, Сталин не ответил, а осведомил об этом письме самого Гитлера.

    Может быть такая «дружба» вождя СССР и фюрера Германии и поспособствовала скорому развязыванию Второй мировой войны с реками крови народов Советского Союза и многих других стран мира?

    Категория: История | Добавил: Elena17 (17.01.2024)
    Просмотров: 94
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 2025

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru