Русская Стратегия

      Цитата недели: "Люди, не способные в задачах дня помнить задачи будущего, не имеют права быть у кормила правления, ибо для государства и нации будущее не менее важно, чем настоящее, иногда даже более важно. То настоящее, которое поддерживает себя ценой подрыва будущего, совершает убийство нации." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1640]
Русская Мысль [241]
Духовность и Культура [304]
Архив [805]
Курсы военного самообразования [70]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 60
Гостей: 60
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    М. Н. Петров. Начало сплошной коллективизации новгородской деревни. 1930 год. Ч.1.
    http://luxfon.com/pic/201303/2560x1600/luxfon.com-24135.jpg
    За первое советское десятилетие послеоктябрьский режим установил полный контроль почти во всех сферах экономической и социальной жизнедеятельности общества. Вне прямого контроля оставалась одна область — единоличное сельскохозяйственное производство. Настал и его черед. События конца 1929 — первой половины 1930 г. по стремительности, жестокости и бесчеловечности занимают особое место в истории коренной ломки традиционного сельского уклада. 
    Происходившее в эти месяцы в Новгородском и Боровичском округах Ленинградской области явилось отражением процессов, захвативших всю страну. Начальный этап сплошной коллективизации новгородской деревни привлекал внимание исследователей.1)При существовавших условиях общественной жизни в основе этих работ не могли не лежать материалы, направленные на однозначное подтверждение программных партийных выводов и положений официальной истории КПСС, восходящих к краткому курсу истории ВКП(б), о том, что перевод деревни к обобществленному хозяйству означал «великую революцию», глубокий поворот «в экономических отношениях, во всем укладе жизни крестьянства», что определило их ограниченность и неоправданную идеологизацию.
    Источниковой базой данной статьи послужили в основном ранее не публиковавшиеся документы из Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга (ЦГАИПДСПб.), Государственного архива новейшей политической истории Новгородской области (ГАНПИНО), Государственного архива Новгородской области (ГАНО). Директивы Ленинградского обкома ВКП(б) и облисполкома, постановления и решения их бюро, секретариата и президиума по исследуемому вопросу позволили установить связь между решениями ЦК ВКП(б), ЦИК и СНК СССР и действиями местных партийных и советских учреждений. В фондах Новгородского и Боровичского окружных комитетов ВКП(б) и исполнительных комитетов Советов рабочих, крестьянских и красноармейских депутатов изучены распоряжения райкомам партии и райисполкомам о подготовке и проведении массовой коллективизации и ликвидации крестьянских хозяйств, отнесенных к категориям кулацких, отчеты и статистические данные, докладные [261] записки и пр., направленные в областной центр. Материалы майских 1930 г. окружных партийных конференций дают возможность уяснить, каким образом послушно изменялась политика местных властей в зависимости от «генеральной линии» ЦК. Исследованы фонды 19 райкомов ВКП(б) и соответствующего количества райисполкомов Новгородского округа и 13 — Боровичского: материалы пленумов, районных партийных конференций, общерайонных партийных собраний и активов, постановления, информационные сводки о проведении и темпах коллективизации, протоколы крестьянских собраний по организации колхозов, данные о распределении конфискованного имущества выселенных крестьян и т. д. В фонде статистического отдела Новгородского окрисполкома изучены регистрационные карточки на сельскохозяйственные артели, позволившие сделать выводы об их экономическом положении. В фонде окружного бюро колхозов содержатся сведения о кредитовании коллективных хозяйств и кадрах специалистов, многочисленные письма на имя И. В. Сталина и М. И. Калинина в редакции центральных газет с жалобами на практику проведения коллективизации и такие документы, пересланные из Москвы на рассмотрение местных властей. Определенные фактические сведения почерпнуты в областной газете «Ленинградская правда» и окружных газетах «Звезда» и «Красная искра».
    Как известно, сигнал к форсированной коллективизации деревни был дан И. В. Сталиным в статье «Год великого перелома», опубликованной в праздничном номере газеты «Правда» 7 ноября 1929 г. Через три дня начал работу пленум ЦК ВКП(б), определивший программу переустройства деревни, позже конкретизированную в постановлении ЦК ВКП(б) от 5 января 1930 г. «О темпе коллективизации и мерах помощи государства колхозному строительству» и заключавшуюся в волюнтаристской задаче «коллективизации огромного большинства крестьянских хозяйств».
    В действительности же подготовка к массовой коллективизации началась ранее сталинской статьи и опубликованных в то время партийных решений. Подготовка массовых акций до обнародования соответствующих официальных документов являлась в те годы обычной практикой. Еще в сентябре 1929 г. бюро Ленинградского обкома ВКП(б) пришло к заключению, что «новгородская организация чрезвычайно медленно перестраивается для проведения энергичного социалистического наступления» и заменило руководство в ряде районов.2)Перестановка явилась способом закрепления руководящих кадров, способных безоговорочно проводить новую линию ЦК ВКП(б).
    Так же заранее были доведены директивы по охвату коллективизацией крестьянских хозяйств. На заседании правления Новгородского окружного бюро колхозов 17 октября 1929 г. его председатель С. П. Уфимцев огласил «контрольные цифры строительства колхозов по районам на 1930 г.». Правление определило рубежи: до 1 октября 1930 г. следовало организовать до 439 коллективных хозяйств из 6546 крестьянских дворов с общей земельной площадью 90 191 га, причем 10% составляли бы коммуны, 50 — колхозы и 40% — ТОЗы. Ставилась задача в тот же срок организовать 26 укрупненных колхозов с 1472 [262] дворами на 19 628 га земли. 11 ноября контрольные цифры по крупным хозяйствам были утверждены.3)
    С декабря 1929 г. директивы по коллективизации приняли безоговорочный характер. Пленум Новгородского окружкома ВКП(б) категорически потребовал: «Темпы коллективизации на 1929—1930 гг. определить не ниже, чем в 20% всех крестьянских хозяйств округа» с объединением к 1 октября того же года не менее 24.5 тыс. крестьянских дворов.4)Еще «энергичнее» были планы бюро Боровичского окружкома ВКП(б), одобрившего объявление Боровичского района районом сплошной коллективизации с объединением 68% крестьянских хозяйств при полном обобществлении средств производства и рабочего скота. В обком ВКП(б) был направлен обширный перечень мероприятий по проведению в округе сплошной коллективизации.5)Авантюристические планы получили поддержку местных функционеров, хотя и были высказаны здравые мысли об отсутствии детальных планов колхозного переустройства деревни.
    Курс партийных комитетов поддержали и развили послушные им органы местного управления. Новгородский окрисполком подтвердил установку на коллективизацию в 1930 г. не менее 20% крестьянских хозяйств и определил два района сплошной коллективизации — Погощский (60%) и Крестецкий (45%). Окрисполком потребовал создать 28 укрупненных колхозов с охватом жителей целых деревень, расширить посевные площади наполовину с повышением урожайности на 15%.6)Принятые партийным и исполнительным комитетами решения поражают безапелляционностью, а за показными «точными» цифрами скрывалась полнейшая неподготовленность местных властей к планировавшейся акции.
    Ни экономически, ни организационно, ни морально новгородская деревня не была подготовлена к переводу индивидуальных крестьянских хозяйств «на рельсы крупного общественного производства». Числившиеся к лету 1929 г. в Новгородском округе 92 коллективных хозяйства поддерживались исключительно государственными дотациями и не могли служить образцами для крестьян-единоличников. Две трети из них были мелкими, объединяли менее десятка крестьянских дворов. Колхозы отличались низкой урожайностью и продуктивностью скота, слабой производственной дисциплиной, в них полностью отсутствовали подготовленные руководители и специалисты.7)
    В отличие от таких коллективных хозяйств добрый пример в единении хозяйственных усилий крестьян показывала кооперация. За годы нэпа, опираясь на солидную дореволюционную экономическую базу, опыт финансовой и организаторской работы, кооперативные объединения получили на новгородских землях значительное развитие. Например, на 1 октября 1929 г. только потребительская кооперация в [263] Новгородском округе имела 101 сельское общество с 79 697 пайщиками или объединяла 22.7% населения;8)членами потребительской кооперации в Старорусском районе являлись 50.1% населения, в девяти льноводческих кооперативах состояли 4505 членов, в одиннадцати молочных — 998 человек (для сравнения: десять колхозов в районе объединяли 90 крестьянских хозяйств, или 0.75% их общего числа).9)Дальнейшее развитие кооперативных форм ведения хозяйства при определенной поддержке со стороны государства имело бы завидные перспективы.
    Однако подобное положение не отвечало политическим устремлениям режима, и в середине декабря 1929 г. в районы была направлена директива о переводе машинных, мелиоративных, животноводческих и иных производственных кооперативных объединений на уставы колхозов,10)а 27 января 1930 г. президиум Леноблисполкома принял решение «О ходе реорганизации сельскохозяйственной кооперации»,11)означавшее ее огосударствление, крах кооперации как объединения крестьян на добровольной основе и конец кооперативного движения как творческой работы крестьянских масс области.
    В январе 1930 г., до и после опубликования отмеченного постановления ЦК ВКП(б), в новгородских районах состоялись пленумы и бюро партийных комитетов, принявшие курс на форсированное проведение коллективизации. Уже 3-4 января пленум Крестецкого района ВКП(б) обсудил вопрос «о социалистическом наступлении в деревне и борьбе с кулачеством». 3 января бюро Подцорского райкома ВКП(б) объявило «поход за коллективизацию» в срок до 1 марта того же года. Состоявшийся на следующий день пленум Старорусского района партии потребовал «решительных и быстрых темпов коллективизации» с охватом в весеннюю компанию не менее 12% крестьянских хозяйств района. Пленум Солецкого райкома ВКП(б) 9 января поставил главной задачей коллективизировать за весну 26.9% крестьянских хозяйств; взятые обязательства были подтверждены на собрании актива Солецкой районной парторганизации.12)Ни экономические, ни организационные возможности не учитывались, хотя на осуществление коллективизации в потребляющей нечерноземной зоне, куда относилась Ленинградская область, постановлением ЦК было «отпущено» время до конца пятилетки, т. е. до конца 1933 г.
    Согласно директиве Новгородского окрисполкома, планы коллективизации к 10 января 1930 г. были доведены до каждого сельсовета, определены опорные пункты будущих колхозов и началось создание в них инициативных групп из числа советского, батрацко-бедняцкого и середняцкого актива.13)В начале января собрание жителей деревень Гостцы и Веретье Бронницкого района приняло решение организовать колхоз «Ленинский путь» с обобществлением земли, орудий труда, рабочего скота, надворных построек и фуража, установило вступительный и [264] паевой взносы. В колхоз вступили 16 крестьянских хозяйств и на основе «Учредительного договора на организацию колхоза» в середине января артель была зарегистрирована райземотделом.14)В том же районе были зарегистрированы колхозы «Имени юбилея т. Сталина» в деревне Красные Станки, в который вошли 18 дворов, «Красная Дубровка» в деревне Хотоли из 15 дворов, «Холынская новь» из 10 дворов и др.15)
    Проявлялась и крестьянская осмотрительность. На собраниях крестьяне деревень Марково, Иванково и Пестрецово Боровичского района приняли решение воздержаться от организации сельхозартели, «дабы иметь время ознакомиться более тщательно с устройствами и правилами» коллективных хозяйств и «подождать, посмотреть, как люди будут жить». Собрание жителей села Боровенка Окуловского района приняло короткое решение: «Одобрить политику партии и власти», но от создания у себя артели до поры до времени воздержаться.16)Однако такие «мирные» собрания становились все более редкими.
    Из центра и Ленинграда давил тяжелый пресс директив с требованиями увеличить темпы коллективизации. В феврале 1930 г. президиум Леноблисполкома потребовал расширить число районов сплошной коллективизации. В свою очередь такие же требования выдвигали окружные и районные власти. Газета «Звезда» призывала завершить весеннюю кампанию ударными темпами.17)Начавшаяся невиданная гонка за проценты охвата крестьянских хозяйств не могла не привести к самым тяжелым последствиям.
    Выполняя директивы, президиум Новгородского окрисполкома 27 февраля 1930 г. к районам сплошной коллективизации кроме Подгощского и Крестецкого отнес дополнительно Волотовский, Солецкий, Медведский, Полновский и Чудовский, обязав коллективизировать за весну не менее 55% крестьянских хозяйств в каждом районе.18)Поддерживая «инициативу» сверху, на следующий день председатели сельсоветов Волотовского района выступили с обращением до 1 апреля организовать в каждом сельсовете «мощный колхоз» и полностью завершить коллективизацию района в текущем году. Был составлен план организации в Волотовском сельсовете колхоза им. Сталина, в который вошли бы 510 дворов из 569;19)план был одобрен, но не реализован.
    Партийные комитеты определяли общую линию на форсированную коллективизацию. Бюро Боровичского райкома ВКП(б) приняло решение не позже 15 марта 1930 г. «в основном коллективизировать район». Пленум Солецкого райкома ВКП(б) за два дня до решения окрисполкома поспешил отнести район к районам сплошной коллективизации, и обязал коммунистов и комсомольцев первыми вступить в колхозы.20)На первый план выдвинулись требования значительно перевыполнить контрольные показатели, объединить в колхозах как можно большее число индивидуальных крестьянских хозяйств. [265]
    Секретарь Бронницкого райкома ВКП(б) Храбров, посылая уполномоченного в деревню, напутствовал: «Без колхоза обратно не являйся». Выполняя задание, районные посланцы избрали один метод воздействия на крестьян: угрозы и принуждение. На собрании жителей деревни Луньшино Подгощского района уполномоченный Дроздов заявил: «Я вам рассказывать не буду, кто желает — записывайтесь в колхоз, а кто не желает — тому завтра билет: туз бубновый». Один из работников Медведского райисполкома вызывал середняков, рисовал две дороги и пояснял: «Одна дорога в колхоз, другая — в Соловки, куда хотите, туда и идите». Что собой представлял Соловецкий лагерь особого назначения ОГПУ, в стране уже были достаточно наслышаны. За отказ вступить в колхоз уполномоченный Маловишерского райземотдела Тимофеев распорядился лишить хлебного пайка семьи бедняков М. Захарова, И. Крылова и др. В деревне Любницы Черновского района при организации колхоза «Завет Ильича» инспектор райисполкома Титов, председатель сельсовета Кириллов и председатель колхоза Яковлев силами милиции арестовали десять крестьян.21)За отказ от вступления в колхозы сельсоветы переселяли крестьян на худшие земли, массовый характер приобрела практика искусственного ограничения индивидуального землепользования. Через милицию взыскивались паевые взносы с крестьян, вздумавших выйти из колхоза. Широко применялась конфискация имущества.
    Зачастую это имущество не передавалось в неделимые фонды колхозов, а попадало в руки людей, стоявших ближе других к власти.22)Широкий общественный резонанс получили события в Польском районе, признанные даже по тем временам вопиющими. Райисполком обратился в районный народный суд с ходатайством о выселении из поселка Пола лиц, лишенных избирательных прав как «бывших крупных торговцев». 5 февраля 1930 г. послушный суд, не имея никаких законных оснований, принял решение о выселении в течение суток за пределы Ленинградской области около 80 человек с полной конфискацией их имущества. В числе значившихся в судебном решении были 69-летний А. Ф. Богачев с шестью членами семьи, 75-летний С. Б. Борисов с семью домочадцами, 62-летний М. Горышин с восемью иждивенцами и подобные «крупные торговцы». Но вместо передачи имущества колхозам председатель райисполкома Ф. Лашков, секретарь райисполкома Щербаков, секретарь райкома ВКП(б) С. Васьков, ответственные работники Бульба и Пробкин сразу же после выселения «лишенцев» захватили их дома со всем имуществом и вселились в них, а члены партии Порываев и Заборщиков перевезли доставшуюся долю к себе.
    Преступления скрыть не удалось, и Новгородский окружной комитет ВКП(б) вынужден был принять постановление «о грубейшем искажении политики партии» руководством Польского района и 18 февраля провести районный партактив. Проштрафившиеся руководители были освобождены от занимаемых должностей, но под суд не пошли. Их персональные дела передали в окружную контрольную комиссию [266] ВКП(б). Комиссия учла, что все эти коммунисты являлись рабочими-выдвиженцами и ограничилась наложением партийных взысканий.23)
    Зато к крестьянам, отнесенным к категории кулаков, применялись самые жестокие репрессии. Принятыми в январе 1930 г. постановлениями Леноблисполкома кулаки лишались права пользоваться землей, заключенные с ними договоры ликвидировались с немедленным взысканием задолженности по кредитам.24)4 февраля 1930 г. бюро Ленинградского обкома ВКП(б) подробно обсудило вопрос «о практическом проведении мероприятий по ликвидации кулацких хозяйств в районах сплошной коллективизации Ленинградской области» в связи с принятым 30 января постановлением ЦК. Предписывалось отменить договоры об аренде кулаками земли и найме рабочей силы, предупреждать попытки самоликвидировать хозяйства и не разрешать им выезд за пределы деревни, определить порядок конфискации имущества и выселения, распорядок жизни в «кулацких» поселках и т. д. Полномочному председателю ОГПУ в Ленинградском военном округе предлагалось до 18 февраля завершить подготовку оперативного плана по «изъятию активных контрреволюционных элементов». Ответственность за проведение «изъятия» возлагалась на окружные «тройки» в составе секретаря окружкома ВКП(б), председателя исполкома окружного Совета и начальника окротдела ОГПУ.25)
    Аналогичные решения приняли окружхомы и райкомы партии, исполнительные комитеты местных Советов. Пленум Новгородского окружкома ВКП(б) потребовал создать при сельсоветах батрацко-бедняцкие группы, которые должны были стать «боевыми отрядами социалистического переустройства сельского хозяйства, отрядами боевого наступления на кулака, отрядами ликвидации кулачества как класса на основе энергичного развертывания сплошной коллективизации».26)Фактически такое решение означало возврат к методам «военного коммунизма» и подмену конституционных выборных органов власти чрезвычайными. Директива Боровичского окружкома ВКП(б) по раскулачиванию и выселению27)противоречила даже формальным требованиям об увязке раскулачивания с созданием колхозов и требовала представлять дело так, будто инициатива исходила не сверху, а якобы от собраний менее обеспеченных слоев деревни. Новгородский и Боровичский окрисполкомы потребовали немедленно составить списки хозяйств, подлежащих выселению.28)
    План ликвидации кулачества по Боровичскому округу (который не был округом сплошной коллективизации) был утвержден секретарем окружкома ВКП(б) В. С. Волцитом 14 февраля 1930 г. Согласно плану, срочно, за неделю, следовало провести собрания по выселению крестьян, отнесенных к одной из трех категорий кулаков; подчеркивалось, [267] что списки будут заведомо утверждены райисполкомами в любом случае и поэтому предлагалось немедленно проводить конфискацию имущества. Выселяемым разрешалось оставлять не более 500 р. на семью. На собраниях следовало задним числом вынести постановления о раскулачивании и выселении уже раскулаченных и сосланных крестьян. План определял следующее количество хозяйств по районам, подвергаемых репрессиям.29)

    Таблица 1
    Хозяйства, подлежащие выселению

    Районы Кулацкие хозяйства с индивидуальным сельхозналогом Хозяйства лишенцев
    Районы сплошной коллективизации
    Бельский
    Бологовский
    Боровичский
    Валдайский
    Кончанский
    Минецкий
    Мошенской
    Ореховский
    93
    13
    166
    204
    68
    75
    134
    108
    65
    80
    120
    160
    50
    60
    80
    80
    30
    20
    80
    100
    10
    10
    20
    10
    Прочие районы  
    Окуловский
    Опеченский
    Рождественский
    Торбинский
    Угловский
    Город Боровичи
    73
    33
    79
    115
    72
    5
    22
    33
    40
    40
    50
    -
    10
    20
    5
    20
    15
    -
    По округу 1338 880 350

    Таким образом, две трети крестьянских хозяйств, отнесенных к кулацким, подлежали выселению. Обращают на себя внимание цифры: если количество индивидуально обложенных хозяйств соответствовало реальности, то «круглые» цифры подлежащих выселению явно произвольны. Следует также отметить, что высылке подлежали бывшие кулаки, ибо ранее принятыми постановлениями ЦИК и СНК СССР запрещалось эксплуатировать чужой труд и брать землю в аренду.

    М.Н. Петров. Начало сплошной коллективизации новгородской деревни. 1930 год. Ч.2.


    Категория: История | Добавил: Elena17 (04.08.2016)
    Просмотров: 291 | Теги: преступления большевизма, россия без большевизма, геноцид русских
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 637

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru