Русская Стратегия

      Цитата недели: "Никогда, никакими благодеяниями подчиненным народностям, никакими средствами культурного единения, как бы они ни были искусно развиваемы, нельзя обеспечить единства государства, если ослабевает сила основного племени. Поддержание ее должно составлять главнейший предмет заботливости разумной политики." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1547]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [280]
Архив [766]
Курсы военного самообразования [66]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 7
Гостей: 6
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » История

    И.Б. Иванов. СТРУКТУРА, СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ПОДПОЛЬЯ. Ч.2. (фрагмент из книги "Русское Подполье")


    Приобрести книгу в нашем магазине

    Стратегия и тактика борьбы любой подпольной организации определяется исходя из её целей, задач, политических условий, в которых приходится действовать, наличных сил и средств. ВСХСОН вошёл в историю как военно-политическая организация, готовившая вооружённое свержение коммунистического тоталитаризма. Именно подготовка вооружённого восстания и была впоследствии вменена в вину руководству социал-христиан следователями КГБ. 

    В обвинительном заключении КГБ по делу социал-христиан тщательно отмечались типично военная структура Союза и его нацеленность на приобретение оружия. И найденный у подпольщиков пистолет с боевыми патронами такую нацеленность якобы подтверждал. Зафиксирован чекистами и факт проведения социал-христианами разведывательных  мероприятий, направленных на изучение системы охраны объектов, в которых располагались органы власти [i].

    В другом документе по делу ВСХСОН отмечается, что руководители подполья имели список важнейших объектов и учреждений Ленинграда и якобы «принимали меры к приобретению топографической карты Ленинграда и установлению адресов генералов Ленинградского Военного Округа»…[ii] В том же документе имеется упоминание о том, что при обысках у И.В. Огурцова и М.Ю. Садо обнаружена специальная военная литература по тактике ведения боя и приводится краткий перечень книг: «Боевые действия ночью», «Тактическая внезапность», «Мотострелковый взвод в бою», «Психология солдата», «Боевые действия стрелковых подразделений в городе» и др. [iii]

    Конечно, ВСХСОН мыслил себя как боевую организацию и не исключал возможности перехода борьбы в вооружённую фазу, находясь в психологической готовности к такому варианту развития событий. И нужно отметить, что большинство членов Союза имело неплохую военную подготовку: многие прошли действительную срочную военную службу, прослужив по три-четыре года в Советской Армии, Пограничных Войсках или в Военно-Морском Флоте. Другие, как, например, Е.А. Вагин и В.И. Платонов имели звания лейтенантов запаса. В рядах подпольщиков оказались даже бывшие курсанты спецшколы МВД – Л.И. Бородин, В.Ф. Ивойлов. Сам глава организации, Игорь Огурцов, был офицером запаса, а Михаил Садо, отвечавший в ВСХСОН за безопасность и боевую подготовку, в своё время служил в элитном 345-м парашютно-десантном полку 105-й гвардейской воздушно-десантной Венской дивизии, принимал участие в многочисленных учениях и совершил около двадцати прыжков с парашютом. 

    Таким образом, почти все члены ВСХСОН – это люди, умевшие держать в руках оружие. Но социал-христиане вовсе не были наивными романтиками, полагавшими, что многомиллионная партия, опирающаяся на сильнейший в мировой истории полицейский карательный аппарат может быть свергнута группой героев-заговорщиков. Такая задача в условиях Советского Союза шестидесятых годов никакому Партизанскому корпусу, даже многочисленному и хорошо вооружённому, была не по силам. Поэтому стратегия борьбы ВСХСОН была рассчитана не на скорое выступление и быстрый успех, а на относительно длительную перспективу.

    В своей Программе социал-христиане сумели верно оценить динамику развития коммунистической тоталитарной системы и пришли к выводу о том, что коммунизм уже исчерпал свою потенциальную силу – в обозримой перспективе компартию ожидал неизбежный крах. А решающая схватка с партийной бюрократией и её охранными отрядами (КГБ) – полагали подпольщики – произойдёт в период обвала тоталитаризма.

    Существовала опасность, что в этот критический момент в обескровленной стране не окажется организованной силы, способной возглавить и повести борьбу с терпящей крах партийной бюрократией. Это грозило обернуться новыми бедами: расчленением страны, тотальным ограблением народа партийной верхушкой, злокачественной трансформацией коммунизма в некую иную антинациональную форму. 

    Исходя из этого, ВСХСОН считал своей задачей подготовку национальных кадров для предстоящей борьбы и будущего государственного строительства Свободной России.  Социал-христиане понимали, что России понадобятся духовно здоровые, политически чистые, идейно подготовленные, национально мыслящие люди, способные в нужный момент стать той моральной и политической силой, которая решительно покончит с коммунизмом и не допустит его злокачественной трансформации. Только такая сила могла в будущем последовательно провести декоммунизацию страны и максимально безболезненно осуществить реформы по выведению её из духовного, политического и экономического кризиса.

    Свою перспективную задачу члены ВСХСОН видели в том, чтобы  в момент социального взрыва влиться в волну стихийного народного антикоммунистического движения, дать этому движению правильные ориентиры и подготовленные кадры. Они предполагали, что по мере нарастания кризиса системы часть партийной бюрократии станет лавировать и, спасая себя, вынуждена будет начать игру в демократию. В результате могут открыться возможности для легальной деятельности. В этой ситуации ВСХСОН, выйдя из подполья, немедленно включился бы в открытую политическую борьбу. И социал-христиане вели подготовку к такому развитию событий: в частности, ими была разработана вторая Программа ВСХСОН, в отличие от первой, подпольной, специально предназначенная для действий в легальных условиях. Впоследствии об этой второй Программе на суде по делу ВСХСОН не будет сказано ни слова – КГБ её засекретит и скроет! (Наличие второй Программы, с одной стороны, свидетельствовало о готовности оппозиции к ведению легальной политической работы, а с другой – подчёркивало, что никаких методов, кроме борьбы нелегальной, тоталитарный режим оппозиции не оставлял).

    Теоретически переход Партизанского корпуса к вооружённой борьбе предполагался только в случае новой вспышки гражданской войны или раскрытия подполья чекистами. В этих случаях Партизанский корпус должен был обрушить свои удары на вооружённые карательные отряды партии. Впрочем, реальную боевую инфраструктуру для ведения таких действий подпольщики лишь только начинали создавать… В отдалённой же перспективе Партизанский корпус рассматривался руководителями ВСХСОН как ядро будущей Гражданской гвардии.

    Особо важным подпольщики считали установление контактов с потенциальной оппозицией в Армии и на Флоте. А о наличии в военной среде антипартийных настроений в ВСХСОН знали или догадывались. Социал-христиане исходили из того, что Армия является естественным патриотическим институтом всякого государства, подлинным гарантом территориальной целостности и независимости страны. В отличие от КГБ – политической полиции. Ведь Армия и спецслужбы не только решают разные задачи, но преследуют и разные цели. Армия, как часть народа, ориентирована отстаивать, прежде всего, интересы национальные. В то время как главной целью тайной политической полиции является удержание правящего клана у руля власти.

    Неслучайно партийная верхушка всегда стремилась держать Армию под своим неусыпным контролем, время от времени проводя в войсках крупномасштабные кровопускания и чистки или устранения отдельных военачальников, вызывающих её подозрение. (С наибольшим размахом система превентивного подавления потенциальной оппозиции в Армии проводилась в конце 1930-х годов, а в начале XXI века в Российской Федерации она привела к тому, что Вооружённые Силы стали напрямую подчиняться генералам КГБ-ФСБ и их «гражданским» ставленникам, до чего не дошёл даже сверхподозрительный Сталин).

    Руководители ВСХСОН надеялись, что в критический для страны момент лучшие представители Армии сбросят с себя партийные путы и перейдут на сторону народа – встанут на защиту национальных, а не партийных интересов.

    Опыт народного антикоммунистического восстания 1956 года в Венгрии свидетельствовал, что надежды эти вполне обоснованы. Ведь было известно – многие воины Венгерской Народной Армии (ВНА), в том числе представители офицерского корпуса, активно поддержали восставших.

    Более того, когда советский Особый корпус генерала Лащенко, а затем войска под командованием маршала Г.К. Жукова были брошены на подавление восстания в Венгрии, выявились случаи отказа солдат и офицеров Советской Армии стрелять в венгерский народ. А некоторые советские военнослужащие… переходили на сторону повстанцев с оружием в руках! Характерно, что это были отнюдь не представители национальных меньшинств из Советского Союза, а именно русские солдаты [iv], что дало повод известному испанскому писателю и мыслителю Сальвадору де Мадариаге заявить: «Мы узнали, что многие советские солдаты перешли в ряды венгров и сражались на их стороне против Советов. Ничто не может больше заклеймить поведение Запада, как тот факт, что единственными иностранными добровольцами в рядах венгерских бойцов за свободу являлись эти русские солдаты Советской Армии»…[v]

    О русских воинах-антикоммунистах, их мужестве и самоотверженности, с восторгом говорили и сами венгры. Вскоре после кровавых событий в Будапеште, один из венгерских антикоммунистов так писал о солдатах Советской Армии, восставших против коммунистического насилия: «(Солдаты) оккупационной армии сражались на стороне венгров, твёрдо зная участь, которая постигнет не только их, но и оставленные ими на родине семьи. Сражались за свободу, из чувства справедливости к незаслуженно караемым венграм, из любви к ближнему, благородства и храбрости. Мы – венгры, никогда не забудем того, что вместе с нами боролись за свободу сыны одного только другого народа – русские» [vi].

    Выдающуюся роль русских воинов, поддержавших венгерский народ в борьбе против общего врага – красного тоталитаризма – отмечал и национальный герой Венгрии кардинал Йожеф Миндсенти. После того как повстанцы освободили кардинала из тюрьмы, где его держали местные коммунисты, Мандсенти заявил, что венгерскую революцию сделали юноши, девушки, рабочие, воины венгерской армии и русские солдаты [vii].

    И.В. Огурцов назвал антикоммунистическое восстание 1956 года в Венгрии «прелюдией к освобождению всех народов, порабощённых коммунизмом». Это событие было близко социал-христианскому подполью как по времени, так и по духу, поэтому совершенно естественно, что обобщению венгерского опыта в Программе ВСХСОН уделялось должное внимание. И, конечно, сердца русских подпольщиков находились  на стороне народа, поднявшего оружие против своих поработителей. Как свидетельство этого среди членов ВСХСОН ходило раннее (1962 г.) стихотворение Михаила Коносова «Венгерская лирика» – быть может, не столь совершенное по форме, но искренне и горячо выражающее сочувствие восставшим*.

    Именно патриотическая позиция Вооружённых Сил – считали социал-христиане – в момент краха тоталитарного режима сможет спасти страну от территориального развала и катастрофических социальных потрясений, уготовленных ей партийной бюрократией. А значит, к этому времени нужно успеть вооружить и сплотить Армию национальной идеологией.

    Имел ли ВСХСОН реальные возможности для установления контактов с военными кругами? Да, такие пути открывались, в частности, через семейные связи подпольщиков. К сожалению, на практике в этом направлении социал-христиане успели сделать очень мало. Но последующие исторические события – отчаянный поступок младшего лейтенанта Виктора Ильина, в 1969 году пытавшегося у Боровицких ворот Кремля стрелять в генерального секретаря ЦК КПСС Брежнева, возникновение на Балтфлоте подпольного офицерского «Союза борьбы за политическую свободу», восстание «Сторожевого» и т.п. – подтвердили, что ВСХСОН верно угадал наличие оппозиционных настроений в некоторой части Армии и Флота и действовал в нужном направлении, пытаясь нащупать выходы на потенциальных союзников среди военных. 

    Таким образом, свою практическую деятельность ВСХСОН сосредоточил, прежде всего, на накопление сил, отбор и привлечение новых единомышленников, их идеологическую подготовку и духовное воспитание.

    В преддверии 1967 года Игорь Огурцов задумывается над необходимостью усовершенствования организационной структуры ВСХСОН, придании ей большей гибкости: состав организации постоянно увеличивался, весьма существенно расширялась её география, росли технические возможности – всё это открывало новые перспективы. В это время возникает мысль о привлечении к работе организации – разумеется, в приемлемой для этого форме – более широкого круга людей, входивших в окружение подпольщиков и выражавших сочувствие идеям ВСХСОН. Предполагалось наладить издание печатных органов Союза – журнала и бюллетеня «Социал-христианское Отечество».

    Подходя к четвёртому году существования своей организации, подпольщики стали планировать и проведение «внешних» акций. Так, к ноябрю 1967 года, когда в Советском Союзе должны были состояться грандиозные торжества по случаю 50-летия большевистского переворота, ВСХСОН готовился издать и широко распространить в Ленинграде и в нескольких других городах листовки под заголовком: «50 лозунгов освобождения»**.

    Но эти планы социал-христиане осуществить уже не успели…

     

     


    * «Венгерская лирика» и «Адмирал Колчак» упомянуты на стр. 54 Обвинительного заключении КГБ по «Делу семнадцати», как «враждебные стихотворения», а также в тексе Приговора судебной коллегии по уголовным делам Ленинградского городского суда от 4-5 апреля 1968 г. В обоих документах отмечается, что летом 1965 г. эти стихотворения были переданы автором Михаилу Садо в целях помещения в подготавливавшийся к выпуску журнал ВСХСОН.

     

    ** В некоторых материалах советских карательных органов этот документ, написанный И.В. Огурцовым, иногда ошибочно именуется: «46 лозунгов освобождения».

     

     


    [i]  Там же, С. 78.

    [ii]  Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного суда РСФСР №78-с8-1. 1968 г., С. 8. 

    [iii]  Там же.

    [iv] Братья по крови. Буэнос-Айрес: Издание Аргентинско-Русского Антикоммунистического Института Культуры, 1958. С. 52, 62–64.

    [v]  Там же, С. 45.

    [vi]  Там же. С. 64.

    [vii]  Пушкарёв Б. Две России. М., Посев, 2008. С. 386.

    Категория: История | Добавил: Elena17 (05.09.2016)
    Просмотров: 248 | Теги: россия без большевизма, игорь иванов, всхсон
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 571

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru