Русская Стратегия

      "Обязанность развития производительных сил нации лежит на государстве более всего по отношению к племени или племенам, его создавшим. Как бы ни было данное государство полно общечеловеческого духа, как бы ни было проникнуто идеей мирового блага, и даже чем больше оно ей проникнуто, тем более твердо оно должно памятовать, что для осуществления этих целей необходима сила, а ее дает государству та нация, которая своим духом создала и поддерживает его Верховную власть." (Лев Тихомиров)

Категории раздела

История [1796]
Русская Мысль [253]
Духовность и Культура [329]
Архив [869]
Курсы военного самообразования [78]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 14
Гостей: 14
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    Лампада чистая любви. «Россия! встань и возвышайся! Греми, восторгов общий глас!..»

    Пушкин пишет о нерукотворном, то есть духовном памятнике «Я памятник себе воздвиг нерукотворный…» Поэт оставляет память не сколько о себе, но о том, какой должна быть наша душа пред Престолом Божьим! Ведь верующая и любящая душа становится выше всего земного и тленного. И вот даже это стихотворение-завещание А.С.Пушкина было… нагло изменено. Пушкинское «наполеонов столп» было заменено «Александрийским столпом». Нате вам, «Пушкин – борец с царизмом, он выше самодержавной власти»... Но, кто знает истинного Пушкина, тот не допустит и мысли, что Пушкин мог так думать на самом деле. При всем своем естественном, внутреннем и органичном свободолюбии души, поэт не стал бы умиляться своими особыми высотами. Помните его «Напрасно я бегу к Сионским высотам...». Это стихотворение – не признание Пушкина в непобедимости греха, нет, конечно. Это строчки предупреждения тем, кто не бежит ни к каким небесным высотам, особенно к Сионским, святым. Алчный грех погубит их: «путь грешника погибнет». Пушкин взывает к тем, кто только взялся за то, что идти к Сиону, памятуя о погоне греха за их душами, чтобы они, взявшиеся за орало и принявшиеся расчищать поле свей души от греховных терний, совершали этот святой труд в страхе Божием, в терпении и благодушии. Итак, не Александрийский, а наполеонов столп! Пушкин мог по-своему относиться к Царю – Александру I, видимо зная о причастности некоторых ему служивших и угождавших царедворцев  в убийстве Павла I, но Царь искупил свою  невольную вину в совершенном злодеянии, став по благословлению преподобного Серафима Саровского православным сибирским старцем – святым Федором Кузьмичем. Где в мире властелины становились затворниками и святыми Божиими людьми! Известно, что Вандомскую колонну в Париже украшает статуя Наполеона. Пушкин ни за что бы не стал писать «Александрийский столп», ибо это Божественный столп, увенчанный Ангелом с Крестом, а вот стать выше одного из завоевателей мира Наполеона в бронзе Пушкин захотел и посчитал обязанным сделать это, поправ дух милитаризма и разрушения Православия в лице одного из предтеч антихриста – надменного галла Наполеона Бонопарта. Поэт не покоряется насилию и клеветникам России – вот таково явное послание Пушкина. Он понимает, что далеко не все поймут его духовную поэзию, поэтому и пишет о «народной тропе» к своему нерукотворному памятнику, а не благоустроенной дороге к нему… Пушкин и не дал названия стихотворению, хотя везде прописано, что это «Памятник». Но дело не в памятнике, и даже не в Пушкине, а в том, что Святая Россия стояла, стоит и будет стоять, сильна Своей Святой Церковью. «Меня или другого любящего Святую Россию могут унизить, очернить, оклеветать и убить, но нерукотворную душу невозможно убить... И славны мы будем, пока стоит Слава Божия и слава Святой России и всякий верующий пиит». Вдохновляющая поэзия сегодня быстрее направит нашу душу к Богу, чем самая блестящая, но холодная проповедь.

    Вполне логично после этого упомянуть «Бородинскую годовщину» А.С.Пушкина. На Россию в 1812 году шла вся хваленная и цивилизованная. И что ж? Извлекла ли Европа уроки из поражения? Пушкин пишет, что нет. Вот и Гитлер забыл вместе с другими европейцами про «русский штык и снег». «Но вы, мутители палат,/Легкоязычные витии,/Вы, черни бедственный набат,/Клеветники, враги России!/Что взяли вы?..» И снова нехристианский и псевдохристианский (католический, протестантский и иной) хочет проверить Русь на прочность, забыв, что Руст сильна не материальной мощью, а верой в Христа.

     

    Сильна ли Русь? Война, и мор,

    И бунт, и внешних бурь напор

    Ее, беснуясь, потрясали -

    Смотрите ж: всё стоит она!

     

    «Россия! встань и возвышайся! Греми, восторгов общий глас!..» - это призыв и к сегодняшней Руси! Возвышайтесь русские люди не успехами и земными достижениями, но Богом, любовью и верой, и все остальное приложится.

    В стихотворении «Красавица» Пушкин явно изображает неземную красавицу, но кого – Святую Русь или Пречистую Богородицу?! Это тайна. «Все в Ней гармония, все диво, Все выше мира и страстей». Все остальное «в Ее сиянии исчезает»! Конечно, плотская красота, обрывающаяся смертью и тленом, не может так воздействовать на душу. Пушкин благоговеет богомольно «перед святыней Красоты»! А может это «Священная Свобода, Богиня чистая»!?! Но Россия, облаченная в такую Свободу, и есть Святая Русь!..

    На очень многие вопросы и современной нам жизни отвечает стихотворение Пушкина «Андрей Шенье». Оно раскрывает христианский путь не только французского поэта, но и самого Пушкина, да и всякого христианина. Все больше и больше раздается голосов за то, что на Черной речке состоялась не дуэль Дантеса и Пушкина, а казнь православного поэта. На убийце Дантесе была защита, о чем свидетельствуют два факта: 1) участники дуэли не были подвергнуты осмотру перед «поединком» и 2) медицинское заключение Дантеса красноречивее всех слов свидетельствует о том, что на нем была защита – мягкие ткани руки, которой он прикрывался были прострелены, а на теле не осталось никаких следов… Пушкин намеренно выбирает историю с казнью А.Шенье, чтобы показать губительность революционных идей и трагедию христиан в современном ему мире. Любая революция направлена против христианской Любви, кротости и смирения.

    За что же был казнен А.Шенье – «певец любви, дубрав и мира»? Да за то, за что был фактически казнен на подстроенной дуэли и Пушкин – он не разделял взгляды господствующей светской черни, в частности, салона Нессельроде, и оставался верен Божественной свободе. Известно, что король Франции испрашивал у Конвента письмом, исполненным спокойствия и достоинства, права апеллировать к народу на вынесенный ему приговор. Это письмо, подписанное в ночь с 17 на 18 января, составлено Андреем Шенье. «Казни – привычный пир народу», - отмечает Пушкин. Когда насилие захлестывает общественную и личную жизнь, то оно становится привычным и даже оправдываемым «во имя высших целей». Лира же юного певца поет совсем другое – «поет она свободу: не изменилась до конца!» Так и Пушкин: он в главном – вере и любви не изменялся всю жизнь до трагической развязки. Вся вина А.Шенье состояла в том, что он был роялистом – приверженцем священной монархии. Все посулы революции галлов остались на бумаге – стоило к власти придти проходимцам и горлопанам, как были попраны и вольность, и закон. Тоже самое случилось и в 1917 году в России. Убийцы и палачи встали у власти: «О, ужас! и позор!» Но вера Пушкина велика!!

     

     

    Но ты, Священная Свобода,

    Богиня чистая, нет, - не виновна ты,

                                                 В порывах буйной слепоты,

    В презренном бешенстве народа,

    Сокрылась ты от нас; целебный твой сосуд

    Завешен пеленой кровавой:

     

    Но ты придешь опять со мщением и славой, -

    И вновь твои враги падут;

    Народ, вкусивший раз твой нектар освященный,

    Все ищет вновь упиться им;

    Как будто Вакхом разъяренный,

    Он бродит, жаждою томим;

    Так - он найдет тебя. Под сению равенства

    В объятиях твоих он сладко отдохнет;

    Так буря мрачная минет!

     

    Вот разъяснением того, что Пушкин напишет в «Вакхической песне» - кто вкусил нектар Священной Свободы от Бога, тот его не променяет ни на что другое в мире! Томимый духовной жаждой, он будет вновь и вновь искать духовного, а не плотского.

    Читая пушкинское «Я плахе обречен» невольно вздрагиваешь, зная конец нашего поэта. Но Пушкин, все зная наперед, не дрогнул, не поник гордой головой перед убийцами, но дошел до конца. Исполнилось и следующее пушкинское: «Простите, о друзья! Мой безприютный прах/Не будет почивать в саду, где провождали/Мы дни безпечные в науках и в пирах/И место наших урн заране назначали…»

    Ясно, что в предсмертных раздумьях Шенье сам Пушкин, который просит не печалиться о нем и сожалеть о случившемся. Гораздо полезнее послушать, что говорит на поэт

     

    Но, други, если обо мне

    Священно вам воспоминанье,

    Исполните мое последнее желанье:

    Оплачьте, милые, мой жребий в тишине;

    Страшитесь возбудить слезами подозренье;

    В наш век, вы знаете, и слезы преступленье:

    О брате сожалеть не смеет ныне брат.

    Еще ж одна мольба: вы слушали стократ

    Стихи, летучих дум небрежные созданья,

    Разнообразные, заветные преданья

    Всей младости моей. Надежды, и мечты,

    И слезы, и любовь, друзья, сии листы

    Всю жизнь мою хранят. У Авеля, у Фанни,

    Молю, найдите их; невинной музы дани

    Сберите. Строгий свет, надменная молва

    Не будут ведать их. Увы, моя глава

    Безвременно падет: мой недозрелый гений

    Для славы не свершил возвышенных творений;

    Я скоро весь умру. Но, тень мою любя,

    Храните рукопись, о други, для себя!

    Когда гроза пройдет, толпою суеверной

    Сбирайтесь иногда читать мой свиток верный,

                                                 И, долго слушая, скажите: это он;

    Вот речь его. А я, забыв могильный сон,

    Взойду невидимо и сяду между вами,

    И сам заслушаюсь, и вашими слезами

    Упьюсь... и, может быть, утешен буду я

    Любовью…

     

    Свою музу поэт называет «невинной» и «верной», то есть то, о чем думал, мечтал, желал Пушкин не достойно той расправы, которую учинили над ним враги его лиры, не ведающие любви и сострадания. Пушкин призывает хранить написанное им, потому что его невинная лира способна творить чудеса. И впрямь – кто любит, тот и призывает любовь на себя, тот и любим! Тогда-то Пушкин с нами во веки веков! Примечательно, что поэт видит в результате чтения его стихов покаянные слезы людей и готов с ними разделить горе и страдания! И тогда придет Божественное утешение, ведь у людей все иначе – «о брате сожалеть не смеет ныне брат» и «в наш век, вы знаете, и слезы преступленье».

    Жизнь Пушкина, как он сам заметил в письме к жене, проходила «между пасквилями и доносами» (1834). Вот и на рукописи «Андрея Шенье» кто-то пометил «к 14 декабря» и донес начальству. Но никакого 14 декабря (о бунте декабристов) в стихотворении и в помине не было, тем более, что стихотворение было написано до выступления 14 декабря на Сенатской площади. Но врагам Пушкина было важно мутить воду и представлять поэта возмутителем и развратником. Н.П.Погодин записал в дневнике, что «Пушкина боялись все и ждали стихов...»

    А.Н. Башкиров

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: Духовность и Культура | Добавил: Elena17 (24.11.2017)
    Просмотров: 40 | Теги: Русское Просвещение, андрей башкиров, русская литература, Александр Пушкин
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 670

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru