Русская Стратегия


"Итак, на очереди главная задача - укрепить низы. В них вся сила страны. Будут здоровы и крепки у государства, поверьте, и слова русского правительства совсем иначе зазвучат перед Европой и перед всем миром. Дружная, общая, основанная на взаимном доверии работа - вот девиз для нас всех, русских!" (П.А. Столыпин)

Категории раздела

История [2133]
Русская Мысль [291]
Духовность и Культура [386]
Архив [981]
Курсы военного самообразования [93]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    Святая песнь М. Лермонтова. “Тайный молитвенник, и в жизни, и в поэзии”

    «СВОБОДНО МЧИТСЯ ПЕСНЬ МОЯ»

    М.Ю.Лермонтов

     

    «И месяц, и звезды, и тучи толпой/Внимали той песне святой» (М.Ю.Лермонтов). Вот так - если люди не послушают святую песнь великого христианского поэта, то ее слышит Бог и все безгласное творение Божье! Святое пение не может быть напрасным. Запоминается и воскресает к новой жизни только песнь, освобожденная от всего тленного земного. «БЫЛ ОН ВЕРНЫМ РЫЦАРЕМ МАРИИ МИЛОСТИ МАТЕРИ БОЖИЕЙ в молитве, исполненной религиозного пыла и душевной нежности…», - эти слова поэт и философ В.Иванов сказал в отношении поэта Михаила Лермонтова. Поэт Лермонтов был «целомудренно-замкнутым и девственно-скупым в излияниях веры и чувства», - отзывается выдающийся русский философ Н.Ильин. «Поэзия Лермонтова стала художественным выражением того стиха-молитвы, который служит формулой русского религиозного настроения, проникнутого надеждой, но без самоуверенности, а только с верой: да будет воля Твоя… И ни один русский поэт доселе не был способен так глубоко проникнуться этим народным чувством и дать ему художественное выражение, как Лермонтов» - это слова русского историка В.О.Ключевского.

    Как же после этого и нам не восхвалить гениального певца России и мира – Михаила Юрьевича Лермонтова! Ведь и он, по слову поэта А.Блока, «дитя добра и света, он весь свободы торжество»! Итак, не литературно-критическое исследование, а хвалебную песнь мы с любовью посвятим поэту-мученику.

    В любом практическом деле, и особенно в деле жизни, должна быть поэзия, причем поэзия Духа Святости. В святых добрых словах всегда есть поэзия, поэтому они так животворно действуют на нашу душу. Гениальные стихи Лермонтова насквозь пронизаны высшей поэзией. Наш долг – в ХХI веке наконец-то православно осмыслить то, что завещает Лермонтов России и миру, особенно сейчас, когда живое Слово почти не слышно, умолкают источники вод, иссякает любовь в сердцах. По Божественному Евангелию: «Если они умолкнут, то камни возопиют» (Лк. 19,40). «Человек не имеет возможности сделать тело из безобразного красивым. Но он может свою душу, даже если она опустилась до крайнего безобразия, возвести на самую вершину красоты и, таким образом, сделать ее приятной и привлекательной не только для добрых людей, но и для Самого Царя и Бога всех», - пишет Святитель Иоанн Златоуст. Поэзия Лермонтова -  это поэзия, возводящая душу от земли к Небу, это церковная, потому и народная поэзия, потому что без Православия, без Любви ее нельзя понять и принять. Поэтому столько и разночтений пламенных лермонтовских строк в этом жестоком холодном мире. И вот пламенная поэзия берется растопить льды безверия и недоверия, содействует реальному обожению человека.

    Как же нам понять гениального, то есть максимально правдивого в духовном смысле, Лермонтова? Лермонтов не просто запоминающийся органичный стихослагатель, но чистый сердцем и духом правый человек и поэт. Отсюда вывод - если мы далеки от чистоты сердца и в нас не действует Дух Божий, то мы Лермонтова не поймем и не откроем. Ведь он зрит одно Божественное по слову Псалмопевца: «И с Тобой ничего не хочу на земле» (Пс.72, 25). Об этом и знаменитый «Утес» Лермонтова! В житейской земной пустыни всякий христолюбец и есть такой непоколебимый и утвержденный Богом утес. Утешение можно и нужно ждать только от Бога. И вот прикровенно набегает Божественное – «тучка золотая» и утешает глубоко задумавшегося великана. Вот сила настоящей любви, которая жалеет всякого страдальца! И любовь оставляет неизгладимый отпечаток на нем! Утес не плачет ни о чем земном – что толку плакать о пустыни – он тихонько плачет о небесном посещении, которое там – «по лазури весело играет». Одинокий вроде бы утес, а не одинок же, поскольку удостоен веселого, хоть и временного посещения чудесным! И наши думы даже не об утесе – он-то справится со всем земным силой Божественной Любви, а о «тучке золотой» - о душе нашей, которой непременно надо прильнуть к святому великому, чтобы весело играть «по лазури» и не унывать никогда. Только взаимно утешая друг друга, мы приблизимся к Истине.

    Слишком много нагорожено слов о тайне поэта Лермонтова, но слишком мало сделано для того, чтобы понять и полюбить Божественного поэта Михаила Юрьевича Лермонтова. Между тем поэт Лермонтов ясно изрек: «Чего бы не было земного я не сделаюсь рабом». А ведь это ключ к духовному, а именно, христианскому пониманию гениальной лермонтовской личности. Кто не раб  преходящего и тленного, тот и в высшей степени свободен, тот становится подобен Ангелу Небесному и даже более того – уподобляется самому Богу! «Любовь к чему-либо земному есть смола, связывающая духовные крылья» (Святитель Василий Великий). Вот почему, слыша Лермонтова, томится и наша душа, «желанием чудным полна», так что «и звуков небес» не могут ей заменить «скучные песни земли». Таково воздействие святой, небесной поэзии на человека! Там, где тихая, смиренная поэзия, там Бог! И, наоборот, где нет духовной, воодушевляющей поэзии, там не может быть Бога, хоть бы это были тома стихов. Поэтому лермонтовская поэзия – это не что иное, как духовная милость Божия к нам грешным, чтобы мы не отчаялись на жизненном пути, но воодушевлялись и достигали Царства Небесного.

    Еще в начале ХХ века, накануне страшных разрушительных для русского народа событий 1917 года русский педагог, богослов, литературовед, религиозный писатель и поэт С.Н.Дурылин, который был учителем святых Царских дочерей, признавался в письме к Л.Л.Эллису: «Мои любимые книги были Лермонтов и жития святых». Запомним эти знаменательные строки, которыми знаменитый на всю Россию профессор ставит на одну полку русских святых Церкви и великого русского поэта! Лермонтов для него - «вечный возврат к себе, в свое «родное», в какую-то сердцевину». «Я верен себе вопреки себе: так же, как ребенком, отроком, я тянусь к Лермонтову, так же баюкает душу его «Колыбельная песня» (Дурылин. «Дневник» 10.12.1927 г. томская ссылка). Сергей Николаевич в «Судьбе Лермонтова» (1912) делает красноречивое «возрастное» сравнение М.Ю. Лермонтова с признанными корифеями мировой литературы: «Умереть двадцати шести лет - это значит быть Данте без «Божественной комедии», быть Гете без законченной 1-й части и вовсе без 2-й «Фауста», быть Пушкиным без второй половины «Онегина», без маленьких драм и «Медного всадника», Фетом без «Вечерних огней», быть Толстым без «Войны и мира» и всего последующего, быть Достоевским с «Бедными людьми», но без «Преступления и наказания» и «Карамазовых». Это значит - не быть вовсе Данте, Гете, Пушкиным, Фетом, Толстым, Достоевским. О М.Ю. Лермонтове должно судить в сравнении с двадцатишестилетними же Гете, Пушкиным, Достоевским, и тогда ни Толстому, ни Достоевскому нечего будет противопоставить своего лермонтовскому «Герою нашего времени». Более того, Дурылин величает Михаила Лермонтова «тайным молитвенником, и в жизни, и в поэзии (!!)… Ни у одного из русских поэтов поэзия не является до такой степени молитвой, как у Лермонтова, но эта молитва - тайная… Молитва его стыдлива, она боится, чтоб не нарушили ее одиночество, и она сознательно скрытна, затаенна, прикровенна». Великое признание! По мысли Дурылина, Лермонтов «весь религиозен: религиозный запах его прекрасен… Строчка Лермонтова - любая: из стихотворений 1838-1841 гг. - для меня религиознее всего Толстого... Над морем, водою, степью, горами, такими всегда синими у Лермонтова, вечно пылает, не сгорая, вечно-голубая горящая купина неба… Должно быть, он долго и много смотрел на небо, потому что в русской поэзии нет другого такого поэта тверди, как Лермонтов» «Самым религиозным русским писателем» считал Лермонтова и друг Дурылина, литературный критик и философ П.П.Перцов. «Его поэзия, — утверждал Петр Петрович, - самая весенняя в нашей литературе и самая воскресная. Отблеск пасхального утра лежит на этой поэзии, вся «мятежность» которой так полна религиозной уверенности». Дурылин с Перцовым были не одиноки в своей любви к Лермонтову. Выдающийся мыслитель  К.Н.Леонтьев (в монашестве Климент) писал с Афона: «Я очень люблю отыскивать у наших светских поэтов православные христианские мотивы. У Кольцова, у Пушкина их много. Но у Лермонтова больше всех.... «Молитва», «Ребенку», «Ветка Палестины», некоторые места из «...Купца Калашникова», из самого «Демона» могут выдержать самую строгую православную критику и благоухающей поэзией своей могут сделать иному сердцу больше пользы, больше пользы, я говорю, чем многие скучные проповеди»

    Все, кто признают существование Святой Руси и русских святых, а таких явное большинство, прекрасно осознают, что у такой Священной Родины есть и свои священные песни, и свои святые поэты. Святая Русь – это не географическое и иное человеческое понятие, но страна Христа и Пресвятой Богородицы, противостоящая мировому злу. Все, кто не согласны жить без Божественной Любви и составляют население Святой Руси. Это и есть святые люди! Ни, тем более, ли святы избранные поэты этого священного народа, что они решаются вопреки злобе и насилию противостоять святым, тихим словом. Святая Русь – это, прежде всего, Церковь Святая, Православная, Соборная и Апостольская, Которую ни то что люди, ад не может одолеть! Поэтому живая, действующая при посредстве Святого Духа церковность – то главное, что отличает духовную поэзию Руси от всего остального стихотворчества в миру. Если еще до сих пор великие русские поэты не прославлены в лике святых на земле, то это не их вина, а прямое следствие того, что с ними было проделано на земле ненавистниками и врагами Церкви. Но простой, верующий народ сразу признал в своих великих поэтических гениях святых пророков и верит им безукоснительно и даже больше чем иным блестящим церковным проповедникам, потому что тот же Лермонтов отдал не только свое сердце в стихах, но и саму душу и жизнь положил за небесное, святое.

    Семнадцатилетний Лермонтов пишет свой знаменитый «Парус». В нем с особой романтической силой проявляются основы миросозерцания и линия жизни поэта: душа человеческая – это чистый, белый парус, пускающийся в плавание по неспокойному житейскому морю, туману и пр.. Чего жаждет и ищет душа в стране земной, так «далекой» от небесного и святого? Каковы смысл и цель жизненного странствования человека? Зачем нужно покидать родное, привычное и испытывать игру волн и ветра свист? Лермонтов не дает прямого ответа, предпочитая, чтобы читатель сам работал сердцем и жизнью дал ответ на вопрос о смысле и цели жизненного плавания. Вполне понятно, что без испытаний и скорбей доплыть до желанной небесной пристани не удастся, ведь только в них проверяется верность и прочность нашей души. Но все же Лермонтов намекает, что душа «не счастья ищет и не от счастья бежит»?!.. Этим поэт показывает, что вовсе не эгоистическое счастье является первенствующим в жизни человека. Но что же тогда? Что еще надо, если и под парусом и над парусом все вроде бы благополучно: «А он, мятежный, просит бури,/Как будто в бурях есть покой!» Вот где гениальный поэт Лермонтов дает нам ключик к открытию смысла всего стихотворения и даже к пониманию цели жизни! Он намеренно выбирает слово «МЯТЕЖНЫЙ», чтобы посредством одного этого слова все и объяснить!! Мятежный по Лермонтову, значит НЕСОГЛАСНЫЙ СО ЗЛОМ И НЕНАВИСТЬЮ этого земного мира, НЕ ОБОЛЬЩАЮЩИЙСЯ временными земными скоропреходящими преимуществами. Лермонтов ясно видит одно Божественное – Оно повсюду – и под, и над, и сбоку - везде, но он просит бури поэзии (!) для того, чтобы в этом земном мире были попраны безсовестность, порок, грех, злоба, прежде всего, внутри человека, а такое без испытания и скорбей добиться невозможно. Душа Лермонтова, видя злобу и ненависть, просит не успокоения, но бури, Божественного воздействия Любви, взламывающей и хоронящей грех! Ведь сколько человеческих душ гибнет не только из-за пороков и грехов, но просто по безпечности пустившихся плавать по жизни без Бога на свой страх и риск.

    Итак, Божественным воздействием или бурей является, прежде всего, сама Поэзия!! И поэт только тот, кто способен передать эту Божественную бурю в стихах. Что это так Лермонтов с легкостью показывает всего одним стихотворением «Поэт», написанным им в 14 лет!  Лермонтов упоминает художника Рафаэля, который по вдохновению Свыше, написав «Пречистой Девы лик священный», после окончания работы «пред картиною упал». Вот так и поэт от Бога! Предстоя «пред ликом сияющей красы» (А.Фет), человек-творец пишет во славу Красоты и Гармонии. Многим темным душам это невыносимо и не нравится, так что они готовы уничтожить творца. Но поэт не может не исполнить свою миссию до конца. Не Поэзия зависит от поэта, а поэт от Поэзии, Свободной и Вольной, Которая, где хочет, там и дышит, и найдет для выражения Священного и Вечного нового Своего избранника, готового на все муки, лишь бы торжествовала Правда Божья. «Чуть мысль блеснет, как он пером своим прольет всю душу»! Поэт в буквальном смысле пишет своей кровью через боль, потому что иначе излить душу гармонично и величаво не получится. «Звук громкой лиры» весьма угоден Богу, ведь им изгоняются падшие духи и, слушающий его человек, способен измениться к доброму и исправиться. Лермонтов пишет, что Божественный поэт «и в тишине поет, забывшись в райском сне». Но поет он не отвлеченное и несбыточное, но то, что волнует каждую душу, отрывая ее от земли и вознося в горнее, райское.

    Написаны целые книги об «одиночестве Лермонтова». Иные утверждают, что де поэт был в своем одиночестве «между небом и землей»… Но так не бывает, ибо надо выбирать: либо Небо и отвержение земного с его тленом, либо земное, отвергающее Небо. Третьего не дано. В «Парусе» Лермонтов показал, что человеческая душа должна выбрать – мирской покой и восторг преходящим, либо прохождение через неизбежные скорби и волнения с бурями для верного достижения упокоения в Боге. Посреди других смертных людей человек будет неизбежно одинок, даже если внешне, в глазах других людей, будет «успешен» и «счастлив». Рождается и умирает человек один на один с Жизнью и смертью.

    Проблема духовного одиночества разрешима только в Боге, в любви к Богу и ближнему. Кто любит Вечного Бога, разве может быть одинок! Одиночество любого человека на земле, по Лермонтову, связано с тем, что «никто не хочет грусть делить». Кто стремится к мирским увеселениям, желая убежать от грусти, тот сильно ошибется и подвергнется двойной грусти. Мыслитель и поэт Лермонтов страдает, и эти страданья только накапливаются внутри, но не разрешаются пониманием со стороны. Сердце Лермонтова разрывается от рано вселившихся в нем страданий. Года уходят и приходят, «будто сны», «и вижу гроб уединенный,/Он ждет…» «ЧТО Ж МЕДЛИТЬ НАД ЗЕМЛЕЙ?» Страшно жить, не менее страшно умирать… Будущее неизвестно, «былое полно мук и зла» Надо всем сердцем прочувствовать духовную ситуацию – ведь если былое исполнено стольких страданий и мук, то и предстоящее, став былым, будет не менее, а то и еще более жестоким и злобным на земле… Остается одно – умереть, но умереть для этого мира злобы и греха! Впереди у поэта Лермонтова гроб, как символ не победы смерти над жизнью, что невозможно, но образ умерщвления ветхого в себе человека ради Царства Небесного, в Котором по Божьему обетованию не будет слез и воздыханий. Это не что иное, как гроб воскресения! Совершенно пророчески Лермонтов пишет о своей смерти, которой будут больше рады, чем его рождению. Возможно, Лермонтов настолько глубок, что он пророчествует о том, что не одними стихами, но даже смертью (о казни пишет сам поэт)  привлечет к Богу и Вечности!!.. Конечно, поэт Лермонтов знал, что и после гибели подвергнется невиданному унижению и клевете – его личность будет искажена в угоду человеческим целям, а стихи подвергнуты такому «анализу», что от них станет противно и страшно. Однако Лермонтов зрит дальше земного, где парит один Бог-Любовь, а с Ним ничего не страшно ни на земле, ни на небе. Лермонтов, будучи безпощаден к себе, и нам желает того же – ни в коем случае не обольщаться миром и тем, что в нем, но ясно видеть зло и поражать его делом. Лермонтов поражал его правдивым словом, действие которого сравнивал с действием кинжала.

    Христианский поэт - это безкомпромисный ополченец против зла. Это все равно что воин - Ангел Небесный, посланный на землю противостоять злобе до конца и поражать ее без устали. Поэтому-то духовный враг боится пламенного и искреннего слова больше, чем пули, потому что обезсиливает его еще до наступления Страшного Суда.

    Андрей Башкиров

    для Русской Стратегии

    http://rys-strategia.ru/

    Категория: Духовность и Культура | Добавил: Elena17 (12.01.2018)
    Просмотров: 131 | Теги: андрей башкиров, Русское Просвещение, русская литература, Михаил Лермонтов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 938

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru