Русская Стратегия

      "Белая идея, по внутреннему существу своему не только глубоко нравственная, но даже религиозная идея. Она знаменует собой борьбу не только за Национальную Россию, но за вечные, общечеловеческие начала... Это брань Света с тьмою, Истины с ложью, Добра со злом, Христа с его противником Антихристом." (Митр. Анастасий (Грибановский))

Категории раздела

История [1974]
Русская Мысль [266]
Духовность и Культура [355]
Архив [933]
Курсы военного самообразования [87]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

НАШИ ПРОЕКТЫ

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    Олег Елшин. Воскрешение (фрагмент из романа «Раскаленная крыша»)

    …И снова полет. Он помогал оторваться от земли, прикоснуться к небу, преодолеть время, растянуть его, сделать бесконечным. Пока ты не приземлился, не попал в привычную суету, не коснулся пыли городов, цивилизации или пекла раскаленных крыш - ты вечен, и путь твой бесконечен. Конец не виден, он скрывается далеко за океаном, за полюсом, за материками, сменяющими друг друга. А над головой только голубое небо и больше ничего… Куда они летели, он не знал, но сказочное ощущение полета захватывало его всецело, хотелось не спускаться, смотреть не вниз, а только вперед и ввысь. Что произойдет дальше, было не важно…

    Кто-то в стае, заметив вдалеке самолет, позвал остальных за собой. Все мигом облепили воздушное суденышко, оседлали его, и теперь сходили с ума. Заглядывали в иллюминаторы, в лобовое стекло пилотов, прыгали с крыла на крыло, бегали по борту, танцевали. Кто-то проник в салон и пытался невинно приставать к пассажирам. Их никто не видел, поэтому они могли делать все, что угодно. Илья с Юной тоже ненадолго проникли туда, и пошли по длинному проходу. Люди не обращали на них внимания, они ели, пили, разговаривали, смотрели кино. Или спали, закрыв черной тряпкой глаза - эти не любили летать, а их души спокойно находились рядом, оберегая сон своих тел. Вдруг Юна подошла к женщине, на руках у которой был младенец. Ему было лишь несколько месяцев от роду, видимо, это был первый полет в его жизни, и ему все не нравилось: Неприятный гул давил на уши, малыш был застегнут в комбинезон, который сковывал движения. А так хотелось расправить крылья…, нет, руки, улечься на землю, поползти, почувствовать свободу. А тут ненавистный комбинезон и куча незнакомых людей, которые на него даже не смотрели. Лишь изредка оглядывались, думая – почему он столько времени орет, когда же он наконец угомонится? Юна с Ильей замерли перед малышом, а тот продолжал заходиться истеричным плачем. И тут случилось невероятное. Внезапно он широко раскрыл глаза и замолчал. Потом Илья увидел, что маленький человечек куда-то внимательно смотрит. Куда? Малыш смотрел прямо на него. Он видел его. Илья улыбнулся, тот тоже широко раскрыл беззубый ротик и с восторгом залопотал, Илья протянул руку. Маленькая ручка тоже потянулась навстречу. Малыш точно его видел. Это было чудом. Но как?

    - Он видит тебя, - произнесла Юна. – Пока он не научился говорить, жить в своем мире - он не потерял связь. Человек уже родился, но он с нами, с космосом. Пока он часть огромной вселенной, поэтому ему так тесно в этом самолете.

    - А что потом?

    - Потом человек забудет обо всем и будет жить. Просто жить. Здорово?

    - Да.

    А стая уже звала за собой. Они покинули борт самолета, заметив в небе другой, и бросились к нему. И снова и снова. Мчались в разных направлениях, с одного материка на другой, летели над бесконечными пустынями и горами, крошечными городами, потом повернули в сторону океана. Как долго продолжалось это безумие – неизвестно. Где было солнце – непонятно. Сколько времени было на планете, и было ли оно вообще? А кто придумал это время? Тот, кто не может его преодолеть! И сейчас, когда они легко пересекали часовые пояса, как тоненькие полоски на глобусе, времени больше не существовало. Да и быть его не могло. И расстояний тоже…

      И снова прыжок с борта на борт. Снова они мчались. Куда? В никуда. В неизвестность. Эти невесомые существа, как бабочки, облепили огромное белое туловище самолета. А Илья, устроившись на крыле, заглядывал в иллюминатор. Люди. Снова люди. Пассажиры. А вот его любимое место - 14F. Не думал, что придется еще раз посмотреть через этот иллюминатор, только с другой стороны. На его месте сидел толстый господин. Он предавался невинному занятию - обжорству. Недавно закончил законный обед, но поняв, что голоден, теперь доставал из пакетов снедь - булочку, нарезанные куски колбасы, сыра, листики зелени, огурчики, помидоры. Все это любовно превращая в огромных размеров бутерброд. В его взгляде было столько любви к этому занятию, что оторвать глаз от этого зрелища было невозможно. А внизу открывалась взорам изумительная панорама: Они летели над материком, горы сменялись холмами, где по склонам извивались прозрачные чистые реки, вот уже равнина завладела всем пространством вокруг, невинные облачка мчались рядом, пытаясь развлечь пассажиров причудливыми формами и фантазией природы. Вот начали спускаться сумерки. Было невероятно красиво, солнце напоследок еще отбрасывало последние лучи, прощаясь с этим днем. Внизу начинали загораться огоньки городов, дорог. Местность превращалась в гигантскую освещенную карту…

    Но господину было на это наплевать. Он сидел на месте 14F и ел. Вернее, собирался это делать, завершая трапезу чудовищным сооружением-бутербродом, который воистину представлял собой произведение искусства. Иначе и не назовешь. Как могло поместиться на одной булочке содержимое нескольких пакетов, было непонятно. А глаза обжоры искрились жадным огнем, они светились от счастья и предвкушения. Он все оттягивал ту минуту, когда вопьется зубами в свою жертву и… победит. Конечно же, победит! До последней крошки! Но пока только любовался, словно до этого ничего подобного не ел, и теперь готовился к главному событию в своей жизни. Вот он открывает рот и наступает решающий момент…

     

    Чудовищный грохот отбросил стаю на большое расстояние. Словно металлической плетью ударили по борту. Все в изумлении смотрели на самолет, который в воздухе разламывался на части. Из него вываливались чемоданы, сумки, ящики с посудой, человеческие тела. А следом за ними человеческие души. Они не поспевали за своими хозяевами. Они теряли их на лету. В небе появился еще один самолет. Он был маленьким, окрашенным в зеленый цвет, а под брюхом у него были видны пушки. Самолет покачал крыльями, пилот махнул рукой удаляющимся вниз обломкам, потом в рацию что-то сказал. Через несколько секунд сделал крутой вираж, развернулся и полетел обратно. Видимо, свою миссию он уже выполнил. А багаж, люди, вернее, то, что от них осталось, фрагменты самолета уже достигли земли. Все было кончено…

    Илья в ужасе стоял посреди поля, покрытого снегом, и смотрел на дымящиеся останки. Юна была рядом. Изуродованные чемоданы, из которых выглядывали простые дорожные вещи, изуродованные куски обшивки, изуродованные тела. Игрушки. Как же без них? Как можно не взять в дорогу любимого мишку, который долетит, правда, немного обуглившись, потеряет лапку, а теперь будет сидеть на куче металла, озираясь по сторонам – что это было? Что за игра? Кто ее придумал? Зачем?

    В голову почему-то пришла идиотская мысль – где-то здесь должен находиться тот самый бутерброд, вернее, то, что от него осталось. Мужчина с места 14 F так и не успел его съесть… А вот и вороны. Они всегда знают, куда им лететь. И шаги. Снова знакомые шаги. Стая собралась поблизости, молча за всем наблюдая, а еще здесь находились сотни людей, вернее, душ, которые там, наверху, потеряли свои тела. Они растерянно шатались из стороны в сторону, удивленно озирались, ничего не понимая. Но помощь подоспела вовремя. Тяжелые шаги замерли, и все увидели огромную фигуру. Сегодня тетка была изыскано одета. На ногах были видны синие туфли, необъятную фигуру обтягивала синяя форменная одежда, на голове синяя пилотка. В руке у нее появилась табличка на высокой палке, где было написано: «Рейс номер…». Потерянные существа мигом кинулись к ней, собралась огромная толпа. Все что-то говорили. Тогда она дала табличку мальчику лет десяти, который с гордостью принял ее и поднял над головой. Дальше тетка протянула руку, все мгновенно построились. Теперь они напоминали длинную процессию - как сидели в самолете, так и стояли, соблюдая свои места – по шесть человек в ряду, а посередине оставался длинный проход. Тетка пошла по нему. Напоминала она большую мамку, а эти были, словно дети, которых нужно было пересчитать. Так она шла по проходу, огромными пальцами аккуратно прикасаясь к головам. Подсчет был окончен, и она вернулась к началу процессии. Кивнула мальчику, тот вернул ей табличку, и все сдвинулись с места. Они шли длинной ровной шеренгой. Дальше, еще дальше. Поднялись на небольшую возвышенность, спустились с нее, потом снова поднялись. Все напоминало большую гусеницу, пеструю и мохнатую, у которой было сотни лапок. Она четко ими передвигала, двигаясь вперед. А дальше показался высокий холм. Тетка отошла в сторонку, давая процессии пройти, мягко подтолкнула последнего, и гусеница устремилась на вершину. Выше, еще выше. Гусеница ползла все быстрее, наконец, достигла верхушки и, не останавливаясь, полетела. У нее появились крылья, во мгновение она превратилась в большую желтую бабочку, которая медленно широко размахивала ими, поднимаясь в небеса. А впереди ее ждало солнце, яркое и горячее. Еще немного, и бабочка скрылась с глаз, слившись с его ослепительным сиянием. Тетка, стоя у подножия холма, стащила с головы пилотку, скомкала ее и бросила на землю, потом разорвала ненужный плакат, разломала о колено палку, отшвырнув ее далеко в сторону, в последний раз посмотрела на солнце и ушла, тяжело громыхая ступнями…

     

    - Осторожно! – воскликнула Юна, схватив Илью за руку, и они взмыли на несколько километров. Остальные последовали за ними. В это же мгновение огромный шар появился неподалеку. Это было месиво из искаженных тел, в нем находились существа, которые смотрели в одну точку, скандируя на разных языках: - Это они!!!

    Шар был гигантских размеров. Он быстро приближался и угрожающе рос.

    - Выше! Еще выше! – снова закричал кто-то. И снова они ринулись к небесам. Наконец чудовище, гомоня на разные голоса, тяжело прокатилось под ними, исчезая вдалеке. Стая могла вернуться на землю.

    - Такого огромного КаДе я еще не видел, - крикнул Ворчун.

    - Что это? – не выдержал Илья.

    - Ваша ложь! А становится она все больше.

    Все опять посмотрели на шар, ползущий по земле.

    - Скоро это месиво опутает всю планету, - продолжал Ворчун.

    - Я не понимаю, - пробормотал Илья.

    - Мощный информационный вброс. Сейчас по всей земле покатится этот шарик, обитатели сетей поселятся в нем, отдадут души, и будут слепо верить, что этот самолет взорвали люди, которые живут за тем холмом.

    - Может быть, они и сделали это? Откуда нам знать?

    - У них нет самолетов. Даже аэродром, который там находится, теперь в руинах, – пояснил Ворчун.

    - Значит, это не они.

    - Это знаем только мы, а всем скажут, что те люди сбили самолет ракетой с земли.

    - Что потом?

    - Потом их будут убивать, а идиоты по всему миру будут горланить, веря во все, что им скажут, и, как ослы, кивать головами.

    - Но зачем?

    - Затем, что кому-то в этом регионе нужна война. Раньше здесь люди столетиями жили в мире. Но если кому-то нужна война, ее нужно просто придумать… Это ваша ложь, - повторил он.

    Они долго смотрели на месиво, которое, как желе, перекатывалось по поверхности земли, становясь все больше. Оно уже откатилось на многие километры, но все еще было видно. Казалось, очень скоро оно станет больше Земли и закроет весь горизонт.

    Стая не улетала. Все робко ходили между останков и обломков, зачем-то пытаясь запомнить весь этот ужас. Наверное, есть вещи, которые забывать нельзя. Все держались друг друга, в эти страшные минуты они хотели быть вместе. Потом медленно побрели по полю, где недавно шла война. Всюду были видны разрушенные дома, разбитая брошенная техника, иногда попадались останки людей, которых даже не похоронили. Ночью начался обстрел. Стреляли с двух сторон. С одной – из небольшого селения снаряды летели в сторону холмов, вскоре там засверкали яркие вспышки, а потом артиллерия начала ответный огонь. Так продолжалось несколько часов. Ранним утром появилась вереница машин. На одних были красные кресты, на других начертаны неизвестные буквы на латинском языке. Оттуда выскочили люди с фотоаппаратами и начали снимать. Они пунктуально, шаг за шагом, исследовали место крушения, не забыв навести объективы камер на виднеющиеся вдалеке склоны холмов, потом заскочили в машины и покинули это место. Никого не забрали – изувеченные тела их не интересовали.

    И снова стая бродила по израненной, истерзанной земле. Все молчали, глядя по сторонам, вбирая в себя кровавую правду, а мимо пролетали, проплывали, катились все новые шары. Их было много. Очень много. Слышалось лишь одно: - Это они… они… они…

    Вдруг все замерли, заметив огромную фигуру. Она. Снова она. Одета тетка была в теплую телогрейку, а на ногах ее были валенки. Навстречу стае шел Ворчун.

    - Зачем она здесь? – спросила Юна. – За кем снова пришла?

    - Там еще двое.

    - С самолета?

    - Нет.

    - Кто они?

    - Пойдем отсюда, - проворчал Ворчун.

    - Я хочу знать, кто они.

    Ворчун промолчал.

    - Я должна это знать.

    А неподалеку сидели молодая женщина и совсем еще юный парень, рядом с которым лежало бездыханное тело. На нем была военная форма.

    Женщина положила голову парня себе на колени и гладила ее. Что-то приговаривала, а тот плакал.

    - Кто они? – повторила Юна.

    - Сегодня погибли… Женщину взяли в плен… Потом… Тебе это нужно? – вдруг заорал он.

    - Да! – спокойно ответила Юна.

    - Да иди ты! – воскликнул Ворчун. Молчание нарушила тетка. Говорила она спокойным привычным тоном, ковыряя носком валенка красный снег:

    - Женщину несколько месяцев назад взяли в плен. Издевались, насиловали. Этот парень был среди них. Ночью ее пристрелили. Он и сделал это. Устала, милая. Больше не смогла. При ночном обстреле и его убили. Вот и встретились. Теперь нянчится с ним, как с ребенком…

    - Я не понимаю, зачем тебе все это нужно? Тебя это касается? – заорал Ворчун на Юну. - Лезешь во всякое…

    - Этой нужно, - пробубнила тетка. – Ее касается все.

    - Нянчит, как ребенка, - прошептала Юна, глядя на тех двоих.

    - Почему она делает это, ты знаешь, дьявол ее побери? – воскликнул Ворчун.

    - Потому что этот мальчик ничего так и не понял, сначала ему давали читать не те книжки, потом заплатили деньги и отправили сюда. А теперь он не знает, зачем погиб, - просто ответила Юна. И от этой простоты стало жутко.

    - Ладно, вставайте, - очнулась техничка. Очень скоро эта троица исчезла.

    - Все, хватит! – воскликнул Ворчун.

    - Да, - ответила Юна.

    - Уходим отсюда! Эй, полетели!

    - Уходим, - повторила она.

    - Давайте же! Собирайтесь! Все здесь?

    - Все! – ответили ему.

    - Вперед! – он лихо махнул шарфом, обмотав им шею, и исчез. Стая последовала за ним. Юна почему-то стояла. Илья тоже замер, недоуменно на нее глядя. Юна неотрывно куда-то смотрела, и он не понимал, куда..

    - Пойдем! – наконец, воскликнул он. Ему не терпелось увести девушку отсюда.

    - Пойдем, - ответила она, вдруг сказала: - Нет. Ты уйдешь один.

    - Что?

    - Ну, что еще? – раздался нетерпеливый возглас Ворчуна. – Сколько можно ждать? – рядом снова появились люди из стаи – они не хотели бросать их в этом месте.

    - Больше не нужно ничего ждать, - сказала Юна, и тут все замерли. Неподалеку появился расплывчатый силуэт. Он медленно приближался. Наконец все увидели женщину. Она была настоящая, живая, только вела она себя странно. Напоминала сумасшедшую. На ней была надета порванная телогрейка, на ногах виднелись домашние тапочки, голова была непокрыта. Но не это было главным. Ее глаза. Они были пустыми. Взгляд ничего не выражал. Женщина шла, покачиваясь, проваливалась в снег, спотыкалась, падала, поднималась, снова падала…

    - Ты с ума сошла? – послышался возглас Ворчуна. – Да она же…

    Но Юна направилась к ней.

    - Что случилось? – воскликнул Илья.

    - Хоть ты ей объясни!

    - Что? Что объяснить? – не понимал он.

    - Ты не видишь? Раскрой глаза!

    И тут Илья понял все – женщина была беременной. Небольшой живот поднимался под рваной телогрейкой, которая была расстегнута. Женщина почему-то не заботилась даже о ребенке, хотя стояли холода. А Юна продолжала идти.

    - Как ты мне надоела! – прошептал Илья.

    - У ребенка нет будущего! – закричал Ворчун. – Эту… изнасиловали. Она подруга той, которую только что увели. Ее просто пожалели, отпустили. Вышвырнули, когда увидели, что она… Мать даже не узнает отца ребенка. Никогда не узнает. Он убийца! Что вы молчите? Скажите ей.

    Юна успела отойти на небольшое расстояние, вдруг повернулась и тихо сказала:

    - Ребенок ни в чем не виноват.

    - Она избавится от него в ближайшие дни! Ты не понимаешь? – кричал Ворчун.

    - Ребенок не виноват, - повторила девушка. Вдруг спросила:

    - Кто-нибудь…, - замерла, - нет, это мое. МОЕ! – и вдруг улыбнулась. Она стояла, улыбалась, а в глазах блестели слезы. Девушка была счастлива.

    - Останови ее! – крикнул Ворчун, - толкнув Илью, потом сам кинулся к ней, вдруг упал на землю. Илья сбил его с ног. - Стоять! – воскликнул он.

    - Ты идиот? – не понял Ворчун.

    - Это ее выбор.

    - Ну, ты…

    - Что с ней будет?

    - Через несколько дней вернется к нам, вот и вся история, та ненормальная от нее избавится, это точно, - прошипел Ворчун.

    - А что бывает с детьми, к которым не приходит душа?

    - Рождаются мертвыми. Сам не понимаешь?

    - Понимаю.

    - А вы, господа? – Ворчун посмотрел на окружающих, еще недавно таких жизнерадостных созданий. – Никто не желает? Чего молчите? Кто из вас достоин?... Нет таких? Конечно! Могло ли быть иначе?

    Все стояли обескураженные, молча отводя глаза.

    Тем временем Юна приблизилась к женщине, а та замерла. Опять этот странный ритуал. Ненормальная что-то почувствовала, словно могла видеть Юну. Потом небольшая пауза, которая могла показаться вечностью. Вдруг женщина подняла руки и отмахнулась, как от наваждения. Она ничего не хотела. Она все знала, понимала, но не хотела, и это было заметно. Сорвалась с места и кинулась прочь. Юна догнала ее, на мгновение остановилась, оглянулась, посмотрела на людей стаи, весело махнула рукой и… исчезла. Исчезла навсегда. Спустя тысячелетия она обрела свою новую жизнь…

    Все долго молчали, провожая взглядом женщину. Та прошла сотню метров, открыла дверь полуразрушенного дома, которая отчаянно заскрипела, и скрылась в своем жилище. Она тоже вернулась в свою жизнь. В жизнь, которая была на нейтральной полосе между двух огней.

    - Уходим отсюда! – скомандовал Ворчун, собираясь ретироваться, - ничего, через несколько дней девочка будет с нами. Пошли!

    Вдруг посмотрел на Илью и замер…

    - Ты что?... Что с тобой? – изумленно воскликнул он.

    - Господи, как вы мне все надоели! – воскликнул тот.

    - Ты куда собрался?... Эй!... Ты в своем уме! Ты идиот?

    - Такой же, как и вы! – произнес Илья, а глаза его горели. Он что-то хотел сделать. Он должен был что-то сделать. Наконец, он был к этому готов! А люди стаи с удивлением на него взирали.

    - Ну, ты даешь! – прошептал Ворчун.

    - Да идите вы все! – крикнул Илья и… исчез. Исчез совсем.

    ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ:

    Категория: Духовность и Культура | Добавил: Elena17 (18.01.2018)
    Просмотров: 55 | Теги: олег елшин, голос эпохи, русская литература
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 828

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru