Русская Стратегия

      Цитата недели: "Кто не знал ещё недавно, что наше государство есть государство Русское – не польское, не финское, не татарское, тем паче не еврейское, а именно Русское, созданное Русским народом, поддерживаемое Русским народом и не способное прожить полустолетия, если в нём окажется подорвана гегемония Русского народа? Теперь эту азбучную истину забыли чуть не все." (Л.А. Тихомиров)

Категории раздела

История [1647]
Русская Мысль [241]
Духовность и Культура [304]
Архив [810]
Курсы военного самообразования [71]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 31
Гостей: 30
Пользователей: 1
Elena17

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Духовность и Культура

    А.Н. Башкиров. Не изменяй себе, Великая Россия! 2. "Век без души".

    http://ftutchev.ru/images/illustr/0142.jpg

    Чего бы не касается Тютчев, будь то вопросы добра и зла, веры и неверия, света и тьмы, жизни и смерти, даже Запада и Востока, все у него выходит запоминающее цельно, убедительно, мощно, и, с другой стороны, необычайно проникновенно, единосущно, лирично, умилительно. Такой сплав всеобъемлющего и самого малого, макромира с микромиром, их разнообразное сочетание и соединение просто потрясает. Это не какой-нибудь доморощенный псевдомистицизм и так сегодня распространенные человеческие фантазии, больше напоминающие магию и оккультизм, а самые настоящие духовные прозрения, направленные на немедленную помощь человеку. Стоит только взять томик поэта Тютчева, и займутся внутри и вовне таинственные видения, «и древностью повеет вдруг из дола!», оживет Серьезная, Молящаяся Матерь-Русь, и непрошенные слезы хлынут из глаз… «По всемогущему призыву/Свет отделяется от тьмы, /И мы не звуки - душу живу,/В них вашу душу слышим мы» (Тютчев «Ю. Ф. Абазе»). Вот главное в поэте – в душе своей сначала отделив свет от тьмы, явить свет людям! И, как сказано, – слышать души! Сегодня более слышат звон монет, чем трепет души и звоны колоколов. Кому звон злата дороже России, тот не может быть русским человеком, хоть бы и в графе национальность у него была соответствующая запись. Так что, приступаешь читать Тютчева не без некого страха – в его стихах действующий словом Бог.

    Не менее важны идеи Тютчева, которые впоследствии гениально разовьет Ф. М. Достоевский, - о бесовстве революции в России и взаимоотношениях Запада и России. Тютчев прекрасно отдавал отчет в том, что он, скорее всего, не будет услышан в своем Отечестве, но отступаться поэт не собирался. Человек, высказавший правду от Бога, может быть спокоен, он уже свое дело сделал. Если Пушкин и Лермонтов обнажили язвы и болезни современного им общества, которое оторвалось от народа и встало во враждебное к нему отношение, то Тютчев в полной мере осознал всю опасность создавшегося положения, когда если не принять срочных мер, то зло накроет целиком России подобно злобному цунами. Гибель Пушкина и Лермонтова была знаковым для всех: те, кто готовил сценарии революции в России показали, насколько они уже сильны; патриоты же искали выхода из революционных сценариев, в глубине души понимая, что все страны, рано или поздно столкнутся с мировой революционной заразой, единственная цель которой – поразить христианство и ее оплот – Россию. Схватки революции с Самодержавием, увы, было не избежать. Но как минимизировать результаты такого глобального противостояния? К сожалению, время показало, что мир пошел по самому кровавому пути. То, что сотворили безбожники во время французской революции, было детскими шалостями по сравнению с тем геноцидом, какой был запущен в действие против народов и христиан всей России. Это еще одно доказательство того, что зло всегда идет до конца в человекоубийстве. В оценке революционного движения и влияния Запада на него, Тютчев не питал никаких иллюзий. Что лично от него зависело, он все делал и даже более того. Будучи цензором высокого ранга, Тютчев запретил выход в России «манифеста коммунистической партии» на русском языке. «Кому надо, пусть читают на немецком», - многозначительно отвечал поэт. Действительно, зачем Святой Руси «призрак коммунизма», шатающийся по Европе? Другое дело, что призраки при определенных обстоятельствах быстренько обращаются в самых настоящих монстров и пощады уже не будет никому…

    Тютчевское свободомыслие укоренено не на зыбком песке человеческих прописных истин, а, как и у всего здравомыслящего народа, на камне исповедания Иисуса Христа. Если в конституции можно внести поправки, то Закон Божий неизменен и неотменим. Жизнь без Бога-Любви – ад, в котором один безбожники поджаривают других на раскаленных страстями сковородках взаимной ненависти, злобы и убийств. Никакие  самые обоснованные и хлесткие теории о человеческих «правах» и «ценностях» не создадут ничего нового, кроме хорошо организованного всемирного ГУЛага или, по Достоевскому, «маравейника». «Управляющая демократия» - этот тот же миф, как и доморощенный «коммунизм». Вне Христа мир, кроме гипертрофированного материального развития (да и развития ли, если миллионы голодают до сих пор?!), ничего такого особенного не произвел. Зато оправдание греха и порока стало обычным явлением. Людей приучают привыкнуть к самым омерзительным грехам. И все для того, чтобы разлучить человека с Богом. Ведь Бог призывает человека стать выше греха и сделать царем свою душу.

    Итак, понимая, что ополчение антихристианской тьмы, разумеется, маскирующейся для обольщения под «свет и свободу», против России и битва с Христолюбивой Россией лишь дело времени, наши поэты стремились все сделать от них зависящее для разоблачения истинных планов и идей черного антихристианского легиона. Одно доброе, святое слово, как Давид, противостоит сатанинскому Голиафу и поражает его в главу. Тютчев известен своими предапокалипсисными предчувствиями, которых сегодня столько, что можно отдельную «науку» из них учреждать. А в то время в Императорской России мало кто смог выразить свою тревогу не только за Россию, но и за судьбу всего мира. Поэт не просто кожей осознал, что мир лежит во зле, но что мир безбожный готовит окончательное восстание на Творца, что антихристианство всех видов и мастей готовит, как пели революционеры, «последний и решительный бой». Тютчев стал обращаться к совести тех, от кого еще зависело, если не отвратить зло, то хотя бы замедлить его воинствующее наступление. «Анархия всюду, порядка нигде», - с горечью замечает поэт в статье «Революция и Россия». Злу то и надо, оно мастер ловить рыбку в мутной воду устраиваемой им анархии и торжестве человеческой правды над Божией Истиной. В «Зараженном воздухе» поэт пишет:

     

                                              Люблю сей Божий гнев!

     

    «Век без души» - век, зараженный человеческим грехом. И если мир не очищается от греха с помощью Святой Православной Церкви, то в нем люди собирают угли над своими головами, и все когда-нибудь вспыхнет и займется Божиим гневом так, что мало не покажется.  Христос призвал не любить мира и того что в мире. Во всем тленном, самом красивом, нет небесного исхода. Самое красивое из земного призвано лишь напомнить человеку о нетленной Красоте – Боге, Который спасает в мире то, что принадлежит Любви Божией. Зло попущено Богом, чтобы бы, видя злое, люди устранялись от него и прилеплялись к доброму, Божественному и Всесовершенному. В этом состоит принцип духовной свободы и разрушение самовластья. Разумность человека определяется его отношением к выбору между добром и злом, жизнью и смертью. Финал в руках человека, а не Бога. Поэтому никакой судьбы нет. В каждую минуту человек может осознавать себя по отношению к добру и злу совершенно свободно, но от правильности выбора зависит жизнь человека: либо добрая, либо злая. Когда Тютчев пишет, что любит «…сие, незримо/Во всем разлитое, таинственное зло», то отнюдь не означает, что поэт любит само это зло. В отличие от других Тютчев понимает устроение мира Божией Премудростью, когда «в цветах», «в источнике, прозрачном, как стекло» (вспомним рубцовское – «вода прозрачнее стекла»), и во многом другом земном, что сегодня воодушевляет и радует глаз человеческий, сокрыто преходящее и его финал – неизбежное разрушение. На земле ничему нельзя доверяться полностью, кроме Бога. Вот вывод, который должен сделать любой из смертных, чтобы тем успешнее и плодотворнее наследовать совсем иное не от мира сего бренного – воскресение и нетление. Земля – лишь форма, а главное содержание – душа человеческая. Что из того, что душа не видима, - все бессмертное невидимо пребывает, что служит только доказательством серьезности и основательности Бессмертного Бога Творца, Которого «никто никогда не видел», да и, слава Богу, а то бы умер тут же. Слепой тоже не видит солнца, но по действию тепла солнечного определяет и верит несомненно, что солнце существует. Так и мы, ощущая в себе злобу, раздражение, гнев и прочие непотребства, сразу узнаем, что на нас действует мысленный враг наш – диавол, а по спокойствию, умиротворенности и любви души определяем, что она в состоянии Божественном, вполне Ангельском и добром. Опытно, а не в разговорах, человек знает, что если поддаться злобе и разделениям, то беды не оберешься. И, наоборот, любя, примиряя и прощая, достигнешь самого Царства Небесного.

    Помимо бренности мира, лежащего во зле, и нередко кичащегося «победами» над добром, Тютчев находит конкретный образ мирового зла: «В самом небе Рима» - смерть!.. Здесь Рим не столица Италии, а тот самый новый Вавилон, отступник от Православия, Рим земной, пышноцветение которого будет ему поставлено в грех. Россия в этом смысле, как Третий Православный Рим, сохраняет во всей чистоте Апостольское Христианство. В такую Россию – Небесный Рим и призывает верить Тютчев. Чем чревато иноверие и многоверие? Поэт дает четкий и однозначный такой ответ:

     

                                       Ложь, злая ложь растлила все умы,

                                       И целый мир стал воплощенной ложью!

     

    Да, страшная картина и печальная. Такова расплата людей за их приверженность своей или чужой правде, а не Истине Христовой:

     

                                       О, этот век, воспитанный в крамолах,

                                  Век без души, с озлобленным умом,

                                  На площадях, в палатах, на престолах,

                                       Везде он Правды личным стал врагом!

     

    Корень зла скорее не в том, что мир предался лжи, это было с самого начала падения еще первых людей, но что очень много людей стали более падки на злое, чем на доброе. Весьма многие из смертных объективно стали на сторону зла, неважно в мыслях, чувствах или делах, а, значит, врагами Правды Божией. Буду не отвергать Бога, но и праведником зачем становиться, себе дороже, – так рассуждают сегодня. Намерены без стяжания, без алтарей стать своими Богу. Мол, дома помолимся, сами с усами, мы хорошие и… происходит неизбежное охлаждение души  к Богу и к исполнению заповедей Божиих, а потом и падение.

    Правда ушла на Небо, а на земле господствует грех. Это правда, но это не значит, что Небо отменено и нужно удариться в грех во все тяжкие. Наоборот, как воин, видя смертельного врага, не расслабляется, а собирается с духом, так и христианин, зная тайну беззакония, ведая, что беззаконие убивает, готовится к сражению с ним. Вот и Тютчев , никого не боясь, утверждает:

     

                                     Хотя б она сошла с лица земного,

                                     В душе царей для Правды есть приют

     

    Все этим и сказано! Если хочешь царствовать над своим грехом и вообще злом, то прими в душу Царство Божие – Правду от Бога и будешь Божиим. Так что Тютчев – это самый настоящий царь с его «торжественным» правдивым словом! «Века веками передают» не только Слово Божие, но и слово Ломоносова, Державина, Батюшкова, Кольцова, Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Майкова, Фета, Блока, Есенина, Клюева, Рубцова и многих других правдивых подвижников духа. Сила Божия в Правде совершается, и эта Правда от Бога снисходит по благодати в ответ на мольбы человеческие в земное, тленное и преображает человека в нетленное и вечное.

    Состояние современного праведника все более становится похожим на пребывание библейского Лота среди развратников и нечестивцев. Чистое сердце не может не болеть среди пучин греха, ставшего если не нормой, то обычным явлением. Но одновременно страдающее сердце способно извлекать такие звуки, которые слышит земной и небесные миры. И вот еще что: поскольку человеческая жизнь проходит «среди колебаний и сомнений многотревожных лет, при этой смеси безобразной бессильной лжи, так ненавистной для души», то редкие избранные решаются на подвиг преодоления тягот и скорбей, вполне доброхотно презирая мир. Но весь парадокс и заключается в том, что, не смотря на то, что в мире «Все гуще мрак, все пуще горе,/Все неминуемей беда…», те из людей, кто презрели мир греха, те и веселятся о Христе (блаженствуют!) и тому, что вторым Его пришествием окончательно установится всеобщее ликование праведников, а грешники постыдятся, как это правдиво изображено Тютчевым

     

                            Страдай, томись, злодей, ты жертва адской мести!

                            Твой гроб забвенный здесь покрыла мурава! -

                            И навсегда со гласом лести

                            Умолкла о тебе молва!

     

    Мысли Тютчевы не просто поразительны и заразительны. Они обладают таинственной энергией высекания даже в окаменевших душах спасительных чувств. Подобно Моисею Тютчев открывает в безводных, скальных породах человеческой души источники воды живой. Христианские стихи, словно небесная манна, оживотворяют странников на путях, пролегающих через житейские миражи и греховные пустыни, выводя в обетованную землю спасения. Тютчеву подсильно все! Он творит, как хочет, вернее, как ему шепчет Слово Небесное. По Тютчеву мы не просто живем и существуем, но, слушайтесь: «И мы плывем, пылающею бездной/Со всех сторон окружены». Но ведь ясно, что «пылающая бездна» не может быть небытием, что это пылает Сам Бог – Огонь, все сущее содержа Безначальным Светом. Если бы стало возможно изобразить библейскую «Книгу Бытия» в самой совершенной поэтической форме, насколько она возможна человеку, то такая задача, пожалуй, была по плечу Тютчеву. Но тому же Тютчеву по силам отобразить самые малейшие, тонкие и важные движения человеческой души. Так ведь и душа наша что, как не та же Божественная бездна, сотворенная Богом для Вечной Жизни!.. Важно другое, что тютчевские миры приближают человека к Богу, они не оторваны ни от Церкви, ни от действительности, какой бы ужасной последняя не была.

     

                                    Дух жизни, силы и свободы

                                    Возносит, обвевает нас!..

                                    И радость в душу пролилась,

                                    Как отзыв торжества природы,

                                    Как Бога животворный глас!

     

    Такое ощущение, что поэт Тютчев живет посреди огромного храма и имеет, вернее даже заслуживает своей огненной душой, счастливую возможность подняться на крыльях веры выше всех житейских дрязг и суеты. В этом дивном полете он нам и показывает все земное и небесное! Для поэта Россия сродни Святой Матери. Она дороже кровного материнства, ибо Святая Родина-Мать не умирает, а с земной матерью приходит горький час временного расставания и разлуки. Стихи Тютчева – это как бы огромный памятник России-Матери во всем Ее величии и смирении, в славе и в кротости, в бессмертии и в жертве за всех сыновей и дочерей всей земли. Россия-Мать у Тютчева - Богопокровительница всего народа жившего, живущего и призванного жить ради Царства Небесного. Непризнание и отвержение Святого Церковного Материнства уже привел к исполнению одного из тютчевских пророчеств:

     

                                     Из переполненной Господним гневом чаши

                                     Кровь льется через край, и Запад тонет в ней.

                                     Кровь хлынет и на вас, друзья и братья наши! –

                                     Славянским мир, сомкнись тесней…  

     

    Запад, виновный в развязывании двух последних мировых войн; Запад, погрязший в многоверии и прославлении общечеловеческих ценностей; Запад, влюбленный по всем статьям только в самого себя, этот самый Запад и пьет горькую чашу гнева Божия до дна. Но это преступное пролитие крови касается и всех других, спрятаться и отсидеться никому не удастся. Известно, что поэт Тютчев не относил себя ни к «западникам», ни к «славянофилам», что и понятно. Но зато он явно за славянский мир, который мало общего имеет как с Западом, так и с русским намеренно выпяченным патриотизмом. Славянский мир – это мир Православного Христа. А во Христе Воскресшем нет русских, западников, славянофилов, чехов, евреев, немцев и т.д.. Славянский мир всегда более в духовном стремлении своем был объединен во Христе, чем в чем-нибудь ином земном. По тютчевски можно сказать так, что противостоят друг другу не Запад и Россия, а Запад и Славянский мир Христов. В чем же состоит единение мира? Как объединить грешников всех стран? Тютчев ясно отвечает – только Любовью во Христе может быть реально объединен мир. Как бы не считали себя хорошими грешники всех стран и народов, они не смогут «ни за какие коврижки» объединится, разве что в самом последнем уродстве и низости.

     

                                      «Единство, - возвестил оракул наших дней, -

                                      Быть может спаяно железом лишь и кровью…»

                                      Но мы попробуем спаять его Любовью, -

                                      А там увидим, что прочней… 

     

    Все и сказано! Сказано, что все объединяемое Любовью Божией не умрет и перейдет в Жизнь Вечную, а все остальное разрушится до основанья. И, право, стоило ли так бесноваться кое-кому и перечить Любви-Богу?!..

    Иногда и сегодня можно слышать: «Мы теряем страну! Мы…» Но Святое не может потеряться и никуда не девается, если мы сами в том не будем виновны. Святое скрывается о грешников и наступает ад. А как же иначе? И долгим, наряженным стяжанием Любви приходится потом людям усваивать Ее доверие и благость. Самое страшное, по Тютчеву:

     

                                       И чувства нет в твоих очах,

                                       И правды нет в твоих речах,

                                       И нет души в тебе…

     

    Всех, кто не принимает бездушие и ложь, поэт призывает:

     

                                        Мужайся, сердце до конца!

     

    И это вполне в духе Евангелия: «Претерпевшие до конца, спасутся»!

     

                                         И нет в творении Творца!

     

    И это вполне в духе Церкви, Которая учит искать Бога не в тварном, преходящем, а через сотворенное видеть Несотворенного Бога! Поэтому сильно ошибаются те, кто уповает на творение и природу. Сказано даже: «Проклят всякий, надеющийся на человека»! А все потому, что тварное второстепенно и подлежит изменению, а Бог вечен и неизменен в Любви, впрочем, как и в наказании тех, кто сознательно идет против Любви, сея бездушие и смерть. Кто молит у творения спасение, тот глуп и несчастен:

     

                                          И смысла нет в мольбе!

     

    Что толку молить звезды, луну, солнце, дерево, ветер, как это делали и делают идолопоклонники? Что толку молиться на тот же кусок золота и радоваться ему, если он и всякая вещь под солнцем, все вообще тварное, вместе взятое, –  не более, чем прах и тлен? Нет в этом никакого смысла. А вот умолять Творца видимого и невидимого очень даже нужно и спасительно для души и для страны. Нет хуже жизни – преклонения перед всем земным, ибо такая жизнь не имеет смысла. Смысл имеет, по слову Чудотворца Серафима Саровского, одна только жизнь во Христе, цель которой – «стяжание благодати от Бога». Если нужно и полезно, Бог, если порлезно, тебе гору золота даст. Но об этом Бога не молят. Молятся Богу о смирении, здравии, спасении и всякому доброму делу.

    Как видим, Тютчев не моралист. Поэт говорит, что вот вы живете, молясь не на иконы и звоны Церкви, а что вам приятно и услаждает, так зря вы этим занимаетесь, ничего не получится, смысла в этой работе нет. Тютчев никого не винит, желая всем в разум Истины Христа придти:

     

                                            Не их вина: пойми, коль может,

                                            Органа жизнь глухонемой!

                                            Увы, души в нем не встревожит

                                            И голос матери самой!

     

    Не почитая родную мать, не почитая Родину-Мать, а, самое главное, не почитая Матерь Божию, человек обращается в скотину, подобие культурной и на кое-что способной обезьяны, смысла существования которой нет: побегал, пошумел такой «человек» и нет его…

    Нам скажут, хорошо вам вещать о Любви, когда

     

                                             Все упорнее усилья,

                                             Все назойливее зло…

     

    «Никому нельзя верить!» - только и раздается со всех сторон. Но такой веры и нет – веры в человека! Верить-то надо в Бога, Богу поверять свою душу, а не под прикрытием Бога «обтяпывать» свои дела и строить жизнь. Оттого и упорнее и все назойливее зло, что оно не находит в людях сопротивления себе. Вина целиком ложится на человека. Своего высшего проявления духовное зло находит в так называемых предтечах антихристовых, гениях не в добре, а в зле. Тютчевская характеристика завоевателя Наполеона убийственна:

     

                                                 Он сам – могучий южный демон

     

    Но демон или бес – не человек, а человек может уподобиться демону, если преуспеет во зле и в обожествлении себя самого:

     

                                                  И с высоты, как некий бог,

                                                  Казалось, он парил над ними

                                                  И двигал всем и все стерег

                                                  Очами чудными своими…

     

    Тут явно от Лермонтова, от написания им своего демона. Но Тютчев идет дальше – он дает портрет антихриста – человека погибели, который объявит себя богом и потребует поклонения себе. Разумеется, кто не сделает этого, тот будет уничтожен. Как видим, ничего нового зло не придумало в осуществлении человекоубийства.

    Очень характерно описанием Тютчевым двух противостоящих сил – французской в данном случае, завоевательной и русской, защищающейся и освободительной. Если у Наполеона:

     

                                                   Победно шли его полки,

                                                   Знамена весело шумели,

                                                   На солнце искрились штыки,

                                                   Мосты под пушками гремели…

     

    то у народного любимца фельдмаршала Кутузова:

     

                                                    И так победно шли полки,

                                                    Знамена гордо развивались,

                                                    Струились молнией штыки,

                                                    И барабаны заливались.

     

    И тут же в видении «со всех сторон нагрянули они,/Иных времен татары и монголы…» (Рубцов) с флагами, на которых крестная смерть всем непокорным: а вот уже пылят июньские дороги и весело шагают эсэсовцы с закатанными по локоть рукавами, а с них каплет невинная человеческая кровь: фашистов сменяют псы-рыцари с мечом в одной руке и с распятием в другой… У всех одна цель – закрестить Русское Небо и обратить христиан в рабов. Мать – Россия, сколько ударов Ты вынесла за свою долгую, страдальческую Жизнь. Это по Тебе Голубице били, не жалея, черные коршуны, над Тобой, надсадно каркая, кружилось воронье. Твоих сынов и дочерей расстреливали и распинали на месте, Твои храмы грабились, осквернялись и разрушались всеми без исключения завоевателями. Поэтому вся Мать-Россия в крестах и в памятниках… Но все выдержало русское сердце, не помнящее зла. Тютчев писал: «Если вы встретите ветерана наполеоновской армии, напомните ему прошлое и спросите, кто из противников, с которыми он воевал на полях Европы, были наиболее достойны уважения, кто после отдельных поражений держался гордо, - можно поставить 10 против 1, что наполеоновский ветеран назовет вам русского солдата… Пройдитесь по департаментам Франции, где вражеское вторжение 1814 года оставило свой след, и спросите жителей этих провинций, какой солдат из войск противника постоянно проявлял величайшую человечность, строжайшую дисциплину, наименьшую враждебность к мирным жителям, безоружным гражданам, можно поставить 100 к 1, что вам назовут русского солдата». Боевым русским офицером в кампанию 1814 года был великий поэт Руси Константин Батюшков. Он был тяжело ранен и дважды награждался орденом. Тютчеву в это время всего девять лет, но, по словам И. Аксакова, «в нем рано зажглась та упорная, пламенная любовь к России, которая дышит в его поэзии и которую потом уже никакие житейские общества не были властны угасить».

    С точки зрения непрерывных войн, которое ведет человечество, вся его история – сплошная цепь насилия и страданий, когда больших, когда меньших. Особенно это ощущают чистые поэтические души, которые переживают, как свои, и внешние трагедии и личную судьбу:

     

                                       Дни сочтены, утрат не перечесть,

                                       Живая жизнь давно уж позади,

                                       Передового нет, и я, как есть,

                                       На роковой стою очереди

     

    Из-за того, что напористое зло в мире доминирует, жизнь честного, вдумчивого человека обращается в настоящий кошмар, и, если бы не помощь Божия, то мир давно бы погиб, подобно Содому и Гоморре. «Выпадают минуты, когда жизнь внезапно прерывает философские рассуждения и начинает вас задирать, как скверный бретер… В этом-то и состоит истинная трагичность человеческого бытия. В обычные времена ужасная жизненная реальность дозволяет мысли свободно порхать вокруг нее, но едва та проникнется чувством безопасности и верой в свою силу, эта реальность внезапно оживает и одним ударом своей лапы ломает ей хребет…», - замечает в письме к Гагарину Тютчев 2.05.1836 г. (Мюнхен). Мир погибнет из-за сумасшествия людей в отвержении христанской святости. И он уже гибнет, и осознавая, что гибнет… усиливает яростные нападки на Христа и его последователей. Поэтому христолюбцы не обольщаются видимым, считая себя странником и пришельцем на земле плача и страданий, и все свою душу устремляют в невидимое, которое неотменимо наступит, хочет того человек или нет:

                                            

                                  Но долго ль страннику томиться в заточенье.

                                                 Когда на лучший мир покину дольный прах,

                                                 Тот мир, где нет сирот, где вере исполненье,

                                                 Где солнцы истины в нетленных небесах?..

     

                                  Тогда, быть может, прояснится

                                                 Надежд таинственных спасительный предмет,

                                  К чему душа и здесь еще стремится

                                  И токмо там, в отчизне, обоймет...

     

                                  Как светло сонмы звезд пылают надо мною,

                                                 Живые мысли божества!

                                  Какая ночь сгустилась над землею,

                                  И как земля, в виду небес, мертва!..

     

                                  Встает гроза, и вихрь, и лист крутит пустынный!

                                  И мне, и мне, как мертвому листу,

                                  Пора из жизненной долины, -

                                                 Умчите ж, бурные, умчите сироту!..

     

    Помните знаменитое рубцовское восклицание: «Я - лист!» или «Ох, замети меня, метелица, замети!» Мир греха и  человеческих прав гонит праведников, сживает их с лица земли и тем готовит себе ужасную участь. Лучше быть сиротой на земле для зла, чем его общником. Это духовное сиротство ведет к усыновлению Богу и спасению. Мы одиноки без Бога, а с Богом мы наследники настоящих, истинных, нетленных благ. Это постоянно бьющаяся мысль у поэта Тютчева. Много что рухнуло в мире, казавшееся незыблемым и даже вечным, но иное дело пламенные и светлые стихи – вечные спутники лучших в мире людей, этой «соли земли», без которой все давно бы сгнило и истлело до конца. Несомненно, что после всей нашей современной информационной каши, читать любого великого русского поэта – это самое настоящее счастье. После массовой безликости и просто одурачивания, тютчевское слово – целебный бальзам. С Тютчевым легче дышать, легче мыслить, легче жить и есть за что умирать. Кто умрет за журнал или газету, да за тот же современный книжный магазин? Но, зная Пушкина, Лермонтова, Тютчева, Блока, Есенина, Рубцова,  хочется жить по-другому и умирать совсем за другое, например, как пишет Рубцов: «За старинный плеск ее паромный,/ За ее пустынные стога…» Кто бы из нас еще умер за это? А ведь Рубцов говорит о Матери-Родине, Святой и Верующей, Молящейся за каждого из нас.

    Требует отдельного изучения и осмысления тема духовной связи двух великих корифеев русской поэзии – Батюшкова и Тютчева. Не умолкают обвинения Батюшкова в  «отвлеченном мифологизме» его стихов, «эпикурействе» и прочем надуманном. Критикам поэтов-гениев для оправдания своих претензий всего лучше было бы написать нечто сравнительное со стихами того же Батюшкова. Но тогда бы они… перестали заниматься ерундой. Тютчев неожиданно для многих, и это после Пушкина и Лермонтова, поддержал линию русской поэзии на легкость, глубину и многоплановость в тех формах, которые наиболее соответствуют передаче сложного поэтического замысла. Так, если бы кто сегодня стал, но опять-таки ввиду конкретно поставленных поэтических задач, использовать образы древнегреческих героев и персонажей, то что бы в этом, скажите, было плохого. Снял же кинорежиссер Кончаловский фильм об Одиссее, и никто его не осудил за это. Как снял и зачем – это уже другой вопрос, но сам факт примечателен. Ранний Тютчев, как и его предшественник Батюшков, не отказывается от переводов зарубежных поэтов и от того, чтобы ввести в стихи персонажей Древней Греции и Рима. И сделано это блестяще! Пример, стихотворение Тютчева «Еще в полях белеет снег», переложенное на известнейший романс, завершающийся так:

     

                                     Ты скажешь: ветреная Геба,

                                     Кормя Зевесова орла,

                                     Громокипящий кубок с неба,

                                     Смеясь, на землю пролила

     

     Не следует исключать и того, что оба поэты прибегали к мифологическим «богам» и героям вполне с понятной только им целью – скрыть под ними то, что нельзя выразить обыкновенно, напрямую. Вспомните, сколько врагов нажил Батюшков из-за того, что посмел современных литературных творцов наделить, кроме своего имени, именем того или иного мифического персонажа. Так он добился большего эффекта и точности. Но не это даже главное. Суть в том, что и Батюшков, и Тютчев показали себя истинными всеевропейцами, которыми ничто из культуры других народов Европы не чуждо. Жаль, что большинство Европы до сих пор понятия не имеет ни о Батюшкове, ни даже о Тютчеве, как великих, в том числе и для них, поэтах.

     
    Категория: Духовность и Культура | Добавил: Elena17 (23.06.2016)
    Просмотров: 126 | Теги: Русское Просвещение, андрей башкиров, русская литература
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 606

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru