Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4062]
Русская Мысль [425]
Духовность и Культура [623]
Архив [1544]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Иван Шмелёв. УБИЙСТВО. Ч.3.

    Борцы за  освобождение  народа,  еще не выбравшие  костюмов,  в которых  им  приятнее  всего будет  устраивать  жизнь и счастье народных масс,  только  еще  в пути,  стали искать  позиций. Они стали  производить  дознания-анкеты,  како кто верует.  Воистину,  это были  еще  политические  младенцы. Три (!)  анкеты  успели  они  провести на пути от  Иркутска  и до Москвы, и всякий  раз  менялись  их партийные группировки, (а посему  и их  «линия  поведения»),  и всякий раз  нарождались  партийные  из  беспартийных,  социалисты-революционеры  из народников-социалистов,  интернационалисты  из социал-демократов,  максималисты  из просто  социалистов-интернационалистов,  левые из  менее  левых,  левые крайние,  до…  анархистов.  Правда,  это были  рядовые работники,  многие из них −  просто  тихие и добрые  люди,  обремененные семьями,  страшно  уставшие,  которым  только  бы  доткнуться  до угла  тихого  и благостного, но они  неудачно  попали  в кипево,  в  бучило  всяких  брожений, и,  так как  положение  обязывает,  они не  могли не  завертеться.  И завертелись. Правда,  многие  из них  не могли  бы сказать  о России двух  связных слов,  не вычитанных  из  прокламаций и листовок,  и отчетливо  знали  разве только  «Пауки и Мухи»  Либкнехта,  смутно-«коммунистический  манифест»  Маркса и Энгельса и твердо  две-три  революционных  песни,  в которых  ни одним  звуком  не говорится  о любви к родине и об  ответственности перед ней,  в которых нет: „Allonsenfansde la  Patrie“, а есть  только одно: ненависть, ненависть  и ненависть; есть  беспредметное, с ножом,  с  топором,  с дубиной и кувалдой, «вперед!» (на врага  внутреннего), есть  подтасованная  схема  жизни, в которой  две краски − белая  (красная), для «рабочего» и черная,  для «деспота» и иже  с ним  пребывают; в которой  только  два положения − сосущий  пот-кровь и «сосомый»,  в котором  одно и  одно: желчь-злоба. 

    Я не знаю, какая  тупая и узкая, от злобы  слепая  голова  могла  сочинить эту  пошлую  российскую  «марсельезу»,  эту песню  недалекой,  животной злости, −  не злобы, − эту  гнусную  песню  с балаганными  полотнищами  «деспота, пирующего  в роскошном дворце,  тревогу  вином  заливая!» −  где  вся жизнь  величаво-страшная  и громадная в творчестве и сложнейшей  борьбе  и завоеваниях  сведена  для понимания масс  (и их  разжига!)  к «твоим  потом  жиреют  обжоры»,  к «бей-души  их,  злодеев проклятых»,  к − «смерть  паразитам трудящихся масс!»  Но она  очень  удачно  попала  в точку,  создав  это  пустопорожнее (и самому  народу  смешное,  но иногда  «удобное»)  и мелкотравчатой − «попили  нашего  поту-кровушки»,  с каковым  отпуском всех  грехов и пошли православные  «работать»,  как со  знаменем и  щитом,  на поток,  разграбление  и насилование  всего  решительно,  чего душа  добивалась.  Но она  удивительно  отвечала  всему нищенскому багажу  делателей революции,  не исключая и  их вождей,  что они  вскоре  так блестяще  и доказали,  усвоив  себе  занятие: мешать  непременно всему,  что могло бы  втащить  жизнь хотя бы  на плохенькие рельсы,  и всемерно  способствовать  валиться  в прорву  еще не свалившимся  частям  ее, чтобы  прочистить  дорогу  главным  гробовщикам и насильникам,  которые,  изнасиловав и ограбив,  пришпилив  к жертве  красный ярлык  «отдана на позорище»,  под чем надо  понимать  − костер  для будущего  всемирного пожара, − теперь  пытаются  поиграть  в государство,  недвусмысленно  заявляя,  что они  «немножко ошиблись»,  что первый опыт  не совсем  удался; что  надо,  видите ли,  опять создавать  капитализм  и культуру,  обыкновенную  буржуазную культуру,  которую они  имели  неосторожность   выкорчевать и сжечь; что надо уметь  и торговать  и торговать;  что нужно  идти  путями  кооперации,  которые они  также  взорвали  и перепахали,  что…  одним словом,  надо все  начинать  сначала.  Как будто  никогда  не было  России,  которую они убили,  ее особливой,  ее бесценной  культуры,  которая  пошла  уже  рыть  себе  торные пути на Запад,  восхищая  его, весь мир,  и которую  они  испепелили  на ее родине,  отняв  ее  у более  чем стомиллионного  народа,  который  только  начинал  познавать  ее.

    Но я опять  отвлекся. 

    Шел  поезд  «освобожденных»,  и уже  на первых  значительных  остановках  началась словесная  музыка,  «сибирская  увертюра», вскоре  разразившаяся  потрясающей  оперой-монстр,  во всероссийском  масштабе. 

    Безответственные,  не постигающие  еще,  какая  страшная  каша  начинает  вариться  в великом  котле  российском,  не перевалив  и Урала,  но уже  заряженные  десятки лет тому назад  созданными  революционными лозунгами,  лежавшими  по подвалам,  как  обракованный,  сбыта  не находящий товар, эти  насвистанные  попугаи,  которым раз  навсегда  «вожди»  забили  в затылок  клинья,  раз навсегда  надвинули  на глаза  шоры,  посылали и посылали трескучие  и гнилые  слова:  долой  войну  навязанную  буржуазией  империализма!  братайся  с немцами! грабь  ограбивших! не  верь интеллигенции, прихвостню  буржуазии!  углубляй и питай  ненависть!  вставай-подымайся,  не повинуйся никакой власти,  кроме власти  пролетариата!  истребляй  офицеров,  продукт господства  буржуазии,  этих  купеческих  и помещичьих  сынков!  отбирай землю,  фабрики, заводы,  банки!  и т. д.   Всю эту ложь-правду,  весь этот  лелеемый  багаж  подполья и продукт злобы,  зависти и тоски,  и умственной  ограниченности,  накопленной годами  жизни  на воле,  в которой  не удалось найти          причала  и удачи  по бездарности  ли или  слабоволию,  или  вследствие  увеличения  непродуманными  перспективами,  захватившими  дух  у людей с воробьиным  мозгом, − весь багаж  этот,  сдобренный  желчью  и муками подневольной  жизни  в глуши сибирской,  они,  слепые рабы «вождей», мавры  от революции,  не прочитавшие вдумчиво  ни  одной страницы  истории своей родины,  многие  даже  вовсе  не имевшие  этой  родины никогда,  не имевшие  ни малейшего  понятия  о сложных  законах,  которыми  управляется  жизнь человечества,  видевшие  перед  собой  только  первую поросль  русского  леса, − посыпали  и посыпали  они штампованными речами,  сдобренными  жаром и блеском  глаз,  взмахами  рук,  биением  кулаками в грудь,  слезами,  обещаниями,  хрипами,  обмороками. 

    Помню,  как один из них,  бывший ткач  из Иваново-Вознесенска,  с деревянным лицом  кретина,  но с крепкими скулами и шишковатыми кулаками,  впоследствии  сделавшийся видным  деятелем подвальных казней,   вытвердивший  на последний десяток  пустопорожних,  оскомину набивших фраз,  которые  для него  были  лишь звуками   сотрясающими, в роде, например:  «адеологические постройки», «результат  классовой  дифференции»,  «эксплоторская  индеология», − начал свой путь  строителя  «оазиса» будущей  мировой  революции  с того,  что купил  в Иркутске  десять  фунтов  зернистой  икры,  (де-шево,  по два руьля!),  потребовал себе,  не  в пример  прочим,  отдельное купе  2 класса (многие требовали отдельные купе!) и  с женой и сынишкой  ел  столовыми ложками эту икру,  закусывая сладкой плюшкой  и запивая  мадерой.  Бросал икру перед большой станцией,  вытирал локтем губы, и, еще  прожевывая  сладкую  плюшку,  становился  на площадке вагона,  имея  шустрого  герольда  с ревущей  глоткой: 

    −  Товарищи  и граждане!  Сейчас к вам  будет  держать  речь  бывший  политический каторжанин,  три года томившийся  за  ваше светлое  будущее  в казематах  Верхнеудинской  каторжной тюрьмы,  представитель  от рабочих  Иваново-Вознесенского  района!  Ура товарищу!..  

    − Ура-а-а! − товарищ − любитель икры  и печальник народный,  прочистив горло, начинал  неизменно  одно и то же:  

    − …интеллигенция  на тонких ногах  и широкозадая  буржуазия  будут приходить  к вам  в овечьих  шкурах и петь  соловьиные песни! будут  дуть  в ухи,  что наша революция  совершилась и кончен разговор! Мы,  представители  мирового пролетариата,  отлично знаем,  что это есть  иксплоатация  и адеалогия  класса!  Они   боятся,  что пролетариат  вырвет у них  сладкие куски,  пышные столы  с питиями  и явствами! Но мы должны  вырвать  змеиное жало! И я зову  вас  создать  великий  оазис… мировой  революции! Не верьте  и не ждите!  Кидайте  ружья,  протягивайте  через окопы  братскую  руку  жертвам  мирового  империализма,  берите землю  у помещиков-кровопийц,  а всем,  приходящим  к вам в шляпах и брюках, ломайте  ноги!  

    Это было в сибирских  просторах,  но это  уже  начиналось  всюду − вливание гнилой  крови  в организм  народа,  лишь начинающего  приобщаться  к гражданской  свободе  и к пониманию  своего  национального образа. 

    Эти призывные слова, не встретившие  отпора  у представителей других  политических  течений − долбивших и долбивших каждый свое,  вплоть до  полусумасшедшего  «анархиста-чревовещателя»,  совавшего из  окна вагона  черное знамя  с коленкоровыми  черепами и костями,  по которому было нашито  упрощенное  до  идиотизма − «Хлеб и Воля!» − были бы забавны и только,  были бы знамением  пустоголовости и  пустодушия  болтунов,  если бы они,  слова эти,  не  отвечали,  как вода губке,  серым  многотысячным толпам,  которые  планомерно  двигались  (только что) к  фронту  делать очень важное,  в исторической  перспективе,  может  быть,  не совсем  ясное для народа,  но естественно  выдвинутое  жизнью дело,  корни которого таились  глубоко-глубоко  в прошлых ошибках ли,  или  в прошлых  событиях,  но которые (корни)  нельзя было  оборвать  без  потрясений  неисчислимых.               

    Бьющие по такому  доступному  массам  и такому  желанному − по своекорыстию и по страху за жизнь,  − эти речи  оставляли  народные толпы  в  брожении,  в воспалении сразу и больно  начинавшей  действовать прививки. 

    А поезд  все шел и шел,  а товарищи  подкреплялись дарами   народа, − икрой,  окороками и маслом,  грудами солонины  и флагами,  трубами и  ура-ми,  качаньем  солдатских рук,  сразу вдруг  зачесавшихся, вдруг  зарядившихся  кулаками  − для приятной работы − грабить  кем-то  награбленное,  где-то  (везде?)  без охраны  лежащее, − лицами и ртами,  благодарно  орущими: 

    − Ослободители!..  борцы  вы наши!!.. Ура-а-а!..   

    Сотни  поездов,  там и там  в российских просторах,  с разливающимися шире и  шире, чарующими,  заповедными − теперь все  можно, гу-ляй! − неслись  и неслись  к сердцу  России,  в Москву и в Питер,  где уже  начинали  бурно работать  лаборатории  ядовито  гнилых прививок,  оборудованные  интернациональными  доцентами  и экстраординарными  профессорами  от революции,  по инструкциям  заслуженных  профессоров,  собирающихся  двинуться  из-за  немецких окопов,  в запломбированных  вагонах, − профессоров-магов,  у которых  уже было  все  разработано  т был наготове план: «зажечь и  перевернуть  мир».  

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (10.03.2017)
    Просмотров: 447 | Теги: россия без большевизма, Иван Шмелев, русская идеология
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1850

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru