Русская Стратегия

      Цитата недели: "Вся наша русская культура, выраженная русским языком, корнями своими держится Православной Веры. Без Православной Веры жители России превращаются в русскоязычный народ, а русский человек в русского язычника. Да поможет нам Господь избежать эту жалкую участь." (Митр. Виталий (Устинов))

Категории раздела

История [1568]
Русская Мысль [240]
Духовность и Культура [286]
Архив [775]
Курсы военного самообразования [67]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Михаил Новосёлов. Письма к друзьям. Письмо десятое (1)

    2 января 1924 г.
    День пр. Серафима Саровского
    «Возлюбленные! огненного искушения, для испытания вам посылаемого, не чуждайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете» (1Пет.4:12-13).
    Этими словами апостола закончил, если помните, я свое седьмое письмо к вам, друзья мои. Ими же начинаю теперешнее мое письмо. Там слова эти не являлись итогом и заключением к целому письму, а скорее должны были послужить ободрением в противовес печальной теме письма и естественно грустным выводам из него. Сейчас же вышеприведенное слово апостольское должно ввести вас в самую суть предстоящей беседы, внося вместе с тем и сокрытый в нем дух христианского упования.
    Апостол увещевает христиан, внушает им, чтобы они не относились к «огненному испытанию» как к приключению для них странному, чтобы не чуждались» его, как чего-то для них неожиданного, им – христианам – не свойственного.
    «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» (2Тим.3:12), – подтверждает мысль ап. Петра другой первоверховный апостол Павел и добавляет: «злые же люди (по-славянски лукавые) и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь» (2Тим.3:13).
    Но раньше, чем апостолы, Сам Господь изрек непререкаемое слово о том, что Его последователи будут ненавидимы и преследуемы и что эта тяжелая участь будет их уделом именно за их верность и последование Ему – Христу Господу. Мысль о неизбежности гонений всякого рода за исповедание имени Христова Господь не раз высказывал в течение Своей земной жизни и выяснял причину этого, на первый взгляд многим кажущегося странным, явления.
    Посылая двенадцать Своих учеников на проповедь, Господь предупреждает их, что на них «возложат руки и будут гнать их, предавая в синагоги и в темницы, и поведут пред царей и правителей за имя Его» (Лк.21:12), что они будут «преданы родителями, и братьями, и родственниками, и друзьями, и некоторых из них умертвят, что вообще они будут ненавидимы за имя Его» (Лк.21:16-17).
    Вот чего, по слову Божественного Учителя, должны ожидать Его ученики от мира, в который Он посылал их с благою вестью спасения.
    В чем же причина этой ненависти, которую суждено было встретить благовестникам Христова мира и любви?
    Ответ на этот естественный вопрос дает Господь в Своей прощальной беседе с учениками: «Если мир вас ненавидит, знайте, что Меня прежде вас возненавидел. Если бы вы были от мира, то мир любил бы свое; а как вы не от мира, но Я избрал вас от мира, потому ненавидит вас мир. Помните слово, которое Я сказал вам: раб не больше господина своего. Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше. Но все то сделают вам за имя Мое, потому что не знают Пославшего Меня» (Ин.15:18-21).
    Дальнейшее разъяснение этой мысли мы находим в разговоре Иисуса Христа с Пилатом.
    Когда Пилат, призвав Иисуса, спросил Его: «Ты Царь Иудейский? Иисус отвечал ему: Царство Мое не от мира сего; если бы от мира сего было Царство Мое, то служители Мои подвизались бы за Меня, чтобы Я не был предан Иудеям; но ныне Царство Мое не отсюда». – Не отсюда, т.е. не от мира сего.
    На вторичный вопрос Пилата: Царь ли Он, – Господь отвечает утвердительно и при этом дает характеристику Своего Царства и его граждан: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы свидетельствовать о истине; всякий, кто от истины, слушает гласа Моего» (Ин.18:33, 36-37).
    Итак, причина ненависти мира ко Христу и его верным последователям та, что мир, «весь лежащий во зле» (точнее в диаволе: εν τω πονηροω254 (1Ин.5:19), не знает Бога (Ин.15:21, 17:25), чужд истины, составляющей существо Царства Христова (Ин.18:38, 1:17, 14:6; Еф.4:21). «Духа истины... мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его» (Ин.14:17).
    Беседуя с не веровавшими в Него Своими родственниками (братьями), Господь сказал им: «Вас мир не может ненавидеть, а Меня ненавидит, потому что Я свидетельствую о нем, что дела его злы» (Ин.7:7).
    Итак, свет истины, обличающий темные дела мира, невыносим для него, и мир естественно проникается злобою к носителям света, начиная с Самого Светодавца Христа, и пытается изъять их из своей среды.
    Если вы, мои дорогие, вчитаетесь в те места Нового Завета, где говорится о взаимоотношении Христова Евангелия и мира, то вы без труда усмотрите их коренную противоположность во всех областях жизни. Эту противоположность непрестанно и неустанно подчеркивают ближайшие ученики Господа, первые провозвестники Его Евангелия. Прислушайтесь к их голосам:
    «Мы знаем, что мы от Бога и что весь мир лежит во зле» (1Ин.5:19), – возвещает великий тайнозритель ап. Иоанн. «Не любите мира, ни того, что в мире, – увещевает тот же Апостол любви, – кто любит мир, в том нет любви Отчей. Ибо все, что в мире: похоть плоти, похоть очей и гордость житейская, не есть от Отца, но от мира сего» (1Ин.2:15-16).
    «Прелюбодеи и прелюбодейцы! не знаете ли, что дружба с миром есть вражда против Бога? Итак, кто хочет быть другом миру, тот становится врагом Богу», – пишет «двенадцати коленам, находящимся в рассеянии», праведный Иаков, брат Господень (Иак.4:4).
    «Мы приняли не духа мира сего, а Духа от Бога, дабы знать дарованное нам от Бога, что и возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святаго», – так противопоставляет в своем послании к Коринфянам ап. Павел мудрость Христову мудрости века сего (1Кор.2:12-13).
    «Никто не обольщай самого себя, – продолжает назидать Коринфян Апостол языков. – Если кто из вас думает быть мудрым в веке сем, тот будь безумным, чтобы быть мудрым. Ибо мудрость мира сего есть безумие пред Богом» (1Кор.3:18-19).
    «Смотрите, братия, – предостерегает Колоссян тот же Апостол, – чтобы кто не увлек вас философиею и пустым обольщением, по преданию человеческому, по стихиям мира, а не по Христу; ибо в Нем обитает вся полнота Божества телесно» (Кол.2:8-9).
    Как движущей и вдохновенной силой для христиан является «полнота истины» – Христос Господь, владычествующий над Царством не от мира сего Духом Истины, так двигателем и вдохновителем жизни мира сего является «лжец и отец лжи» (Ин.8:44.), князь этого мира – диавол, окутывающий мраком лжи область своего царства. Ап. Иаков, возвестив, что «дружба с миром есть вражда против Бога», делает отсюда вывод, вскрывающий внутреннюю сторону этого мира: «Итак, – говорит он, – покоритесь Богу; противостаньте диаволу, и убежит от вас» (Иак.4:4, 7).
    К постоянной борьбе с этим миродержцем призывают чад Христовых и другие Апостолы. «Облекитесь во всеоружие Божие, – наставляет Ефесян ап. Павел, – чтобы вам можно было стать против козней диавольских, потому что наша брань... против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф.6:11-12).
    Что же требуется для победы над этим миродержательным злом? Кто и при каких условиях может надеяться на успех в этой борьбе?
    На этот вопрос дает ответ возлюбленный ученик Господа, ап. Иоанн: «Всякий, рожденный от Бога, побеждает мир; и сия есть победа, победившая мир, вера наша. Кто побеждает мир, как не тот, кто верует, что Иисус есть Сын Божий... пришедший водою и кровию и Духом» (1Ин.5:4-6).
    Облекшийся во Христа и сочетавшийся с Ним в водах крещения, приявший Св. Духа в тайне миропомазания, углубляющий свое общение со Христом в достойном приятии животворящих Тайн Тела и Крови Христовых и делающийся чрез то обителью Св. Троицы, вот кто является победителем мира и князя его. Основывается же эта победа на предварительной победе Искупителя-Христа, изрекшего в прощальной беседе с учениками: «Идет князь мира сего, и во Мне не имеет ничего» (Ин.14:30)... «мужайтесь: Я победил мир» (Ин.16:33).
    Эта победа над миродержательным злом, вполне сказавшаяся после славного Воскресения Христова, сообщилась и тем, кто, отрекшись от отца лжи, сочетался с Победителем Христом и увидел в себе живущим Сына со Отцем и Духом (см. Канон ко св. Причащению, песнь 9, тропарь 2255, также 1-ю молитву св. Василия Великого ко св. Причащению256). «Дети! вы от Бога, и победили их***********************************************; ибо Тот, Кто в вас, больше того, кто в мире», – удостоверяет тайнозритель (1Ин.4:4).
    Борьба тьмы со Светом, отца лжи с Духом Истины, князя мира сего с Царем небесным, Владыкой царства премирного, началась на земле со времени наших праотцов. Тогда же изречено было Божие Слово, предопределившее на тысячелетия эту борьбу, равно как и течение ее: «И сказал Господь Бог змею: ...вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт.3:14-15).
    С особенной яркостью и силой сказалась эта положенная Богом вражда между князем мира сего и семенем жены, когда «тайна беззакония» (2Фес.2:7) столкнулась в мире сем с великой «тайной благочестия: когда Бог явися во плоти» (1Тим.3:16). Потерпев поражение в этом столкновении с Богочеловеком, князь мира сего обрушился со страшной силой на наследие Сына Божия, на Церковь Святую, «юже стяжа Христос честною Кровию Своею» (Деян.20:28).
    Эта последняя брань, разнообразясь по виду и содержанию, изменяясь в силе и напряжении, стихая в одних местах и разгораясь в других, оставляя одну область и переходя в другую, прошла века и дошла до наших мест и до наших дней, к которым с достаточным основанием приложимы слова Апокалипсиса: «Горе живущим на земле и на море! потому что к вам сошел диавол в сильной ярости, зная, что немного ему остается времени» (Откр.12:12). (См. в 8-м письме мысль митрополита Филарета о наших временах).
    Привыкши, в течение многих веков, к «мирному и благоденственному житию»257, под покровом православного государства, мы оказались совершенно не подготовленными к той, для большинства христиан неожиданной, духовной борьбе, к которой привела нас промыслительная десница Вождя и Подвигоположника нашего. Глухие к слову Божию и пророческим голосам, вещавшим о близости и неизбежности этой борьбы, слепые относительно событий, которые не то что говорили, а вопияли о надвигающейся грозе, охотно и легко обольщавшиеся грезами лжепророков «научного мировоззрения», которые убаюкивали нас пошлым и нелепым учением об автоматическом прогрессе, забыв слово апостольское, точнее Духа Святого, о том, что истинные христиане «не имут зде пребывающаго града, но грядущаго взыскуют» (Евр.13:14), мы так уютно и, казалось, прочно засели и устроились в здешнем граде, где со времени падения Адамова утвержден «престол сатаны» (Откр.2:13.), что нам и во сне не снилось того, что свалилось на наши в разных смыслах бедные головы. Когда все говорили: «Мир и безопасность»************************************************, тогда внезапно постигла нас пагуба» (1Фес.5:3).
    Потрясенные в наших политических и социальных верованиях и чаяниях, мы так растерялись, что подумали, будто и Церковь Христова должна сокрушиться под ударами ее врагов, как рушился под этими ударами тот государственный и общественный строй, при котором так недавно и так самоуверенно-покойно жили мы, среди которого и в союзе с которым жила наша Церковь, уподобляясь кораблю, стоящему на якоре в тихой, надежной пристани.
    Глубокое и для христианина преступное заблуждение! Заблуждение это изобличает в нем ложное отношение к Церкви – только как к организации, и организации человеческой, и неверие в Церковь, как живой организм Тела Христова. Не говоря уже о том, что здесь сказывается и просто научное невежество в области церковной истории, или, по крайней мере, забвение тех уроков, которыми полна история Церкви и которые надлежит чадам Церкви постоянно носить в душе своей.
    Какие же это уроки? Чему они учат нас?
    В одну из особенно значительных минут Своей земной жизни, когда злоба иудеев из-за воскрешения Лазаря дошла до решимости убить не только Иисуса, но и воскрешенного Им Лазаря (Ин.12:10.), Господь Иисус Христос изрек ученикам Своим – Андрею и Филиппу, сообщившим Господу о желании пришедших на праздник эллинов видеть Его, следующие знаменательные слова:
    «Пришел час прославиться Сыну Человеческому. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, павши в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода. Любящий душу свою погубит ее; а ненавидящий душу свою в мире сем сохранит ее в жизнь вечную. Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой. Душа Моя теперь возмутилась; и что Мне сказать? Отче! избавь Меня от часа сего! Но на сей час Я и пришел. Отче! прославь имя Твое.
    Тогда пришел с неба глас: и прославил и еще прославлю. И сказал Иисус народу: Ныне суд миру сему; ныне князь мира сего изгнан будет вон. И когда Я вознесен буду от земли, всех привлеку к Себе.
    Сие говорил Он, – разъясняет последние слова Господа евангелист Иоанн, – давая разуметь, какою смертью Он умрет» (Ин.12:23-28, 31-33).
    Господу ведома была злоба иудеев против Него, разжигаемая диаволом, детьми коего Он и называл их за их человекоубийственное и враждебное Истине настроение (Ин.8:41, 44); Он предвидел близость Богоубийства, задуманного Его врагами, озлобленными растущим с каждым днем нравственным влиянием Его на народ, – и вот случай с искавшими видеть Его эллинами, могущий вызвать еще большее негодование иудеев, побуждает Господа раскрыть ученикам и народу тайну приближающегося к Нему страдальческого и вместе славного подвига.
    Он говорит о предстоящей Ему славе (Ин.12:23) и тут же об отдании Своей жизни (Ин.12:24). Он обязывает Своих последователей принять путь креста и обещает им почет у Отца Небесного и жизнь вечную (Ин.12:25-26); душа Его возмущается в предвидении смерти и страшного преступления, имеющего над Ним совершиться, и в то же время Он молит Отца о прославлении Его имени (Ин.12:27-28); Он зрит позорную казнь, которой подвергнется по воле Отца – и вместе созерцает победу над князем мира сего и спасительное привлечение к Себе людей именно этой позорной смертию (Ин.12:31-33).
    Сколько глубоких, радостных и таинственных для плотского ума истин приоткрывают эти немногие строки Евангелия от Иоанна! Здесь указана Самим Господом безмерная цена нашего спасения в Церкви Христовой, которая созиждется на крови Богочеловека; здесь начертан путь креста, по которому во все века должны идти и пойдут истинные чада Церкви, «взирая на Начальника и Совершителя веры Иисуса, Который, вместо предлежавшей Ему радости, претерпел крест, пренебрегши посрамление, и воссел одесную престола Божия» (Евр.12:2); здесь возвещается поражение диавола и слава Иисусова, достигнутые крестом.
    Итак, крест – вот основа христианства, основа Церкви, сила, побеждающая мир и мироправителей тьмы века сего. Крест – путь Искупителя, он же – путь для Его учеников: Глава Церкви и члены ее неразрывно связаны между собою единством пути – единством страдания и славы, умирания и воскресения.
    Тайна креста, тайна страдания за имя Христово, как условие стяжания Царствия Божия, была прежде всего усвоена ближайшими учениками Искупителя, о чем свидетельствуют их писания и жизнь. Но совершилось усвоение этой коренной тайны Христова благовестия не сразу, ибо ветхий человек, вдохновляемый князем мира сего, естественно противится принятию этой тайны, и только Дух Святый изменил в апостолах ветхое самочувствие самоутверждения на новое – самоотречение.
    Тот самый Апостол, который, желая отвести Господа от крестного пути, в период своей ветхости говорил Ему: «Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою», и который заслужил за это суровый упрек от своего Учителя, сказавшего ему: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое» (Мф.16:22-23), этот Апостол, озаренный Духом, убеждает, как вы, надеюсь, помните, чад Христовой Церкви «не чуждаться огненного искушения ... как приключения для них странного, радоваться участию в Христовых страданиях» (1Пет.4:12-14.).
    Писания и жизнь другого первоверховного Апостола Павла преисполнены, можно сказать, раскрытием и выявлением тайны и силы крестной, неведомых и чуждых миру. «...Мы проповедуем Христа распятого, для Иудеев соблазн, а для Еллинов безумие, для самих же призванных, Иудеев и Еллинов, Христа, Божию силу и Божию премудрость... я рассудил быть у вас незнающим ничего, кроме Иисуса Христа, и притом распятого», – пишет он Коринфянам (1Кор.1:23-24, 2:2). «Я не желаю хвалиться, разве только крестом Господа нашего Иисуса Христа, которым для меня мир распят, и я для мира», – говорит он в послании к Галатам (Гал.6:14).
    Это устремление ко Христу распятому, сораспятие Ему, «ношение язв Его на теле своем» (Гал.6:17), вообще вседушное и всестороннее приятие крестного пути (см. 2Кор.11:23-29) соделало великого Апостола языков причастником силы Христовой в такой мере, в какой едва ли кому сообщалась эта сила. Приобщившись ей, он мог дерзновенно исповедать в послании к Филиппийцам: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Флп.4:13).
    И точно, только укрепляемый безмерной силой Христовой, мог святой Апостол переносить все то, что перенес он на своем изумительном жизненном пути. И посмотрите, с какою бодростью и почти радостью говорит он о испытываемых им неисчислимых скорбях:
    «Мы отовсюду притесняемы, но не стеснены; мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся; мы гонимы, но не оставлены; низлагаемы, но не погибаем» (2Кор.4:8-9).
    «Я благодушествую в немощах, в обидах, в нуждах, в гонениях, в притеснениях за Христа, ибо, когда я немощен, тогда силен» (2Кор.12:10).
    Как же относятся к своим обидчикам и гонителям св. ап. Павел и его сподвижники по оружию?
    «Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1Кор.4:12-13)*************************************************.
    Так говорят, так мыслят, так чувствуют, так живут новые граждане того «неотпадающего Царства», которое основал на «честной крови»258 Своей Искупитель Христос. Уже здесь, в пределах «мира сего»259, они таинственно изведены из этого мира и, соделавшись «новою тварью» (2Кор.5:17.), положили начало царству не от мира сего, живущему совсем иною жизнью, управляемому совсем иными законами, чем жизнь и законы мира. И, естественно, мир возненавидел этих новых граждан, как возненавидел он Основателя нового царства – Христа, и словом, и жизнью обличавших неправду этого мира (Ин.15:18-19, 8:9, 7:7).
    Но не страшит граждан нового царства эта идущая по пятам их ненависть. То, чем они живы, что составляет существо их нового бытия, находится за пределами, переступить которые бессилен мир в своей ненависти.
    «Кто отлучит нас от любви Божией: скорбь, или теснота, или гонение, или голод, или нагота, или опасность, или меч? как написано: за Тебя умерщвляют нас всякий день, считают нас за овец, обреченных на заклание (Пс.43:23). Но все сие преодолеваем силою Возлюбившего нас. Ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни Ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем» (Рим.8:35-39).
    Такое победный клич граждан «непоколебимого» (Евр.12:28) Царства Христова, возлюбивших своего победоносного Вождя «всем сердцем своим, всею душою своею и всем разумением своим» (Мф.22:37). Над входом во врата этого нового царства начертаны слова, определяющие сущность этого царства и условия вступления в него: а) «Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе» (Рим.14:17) и б) «Многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие» (Деян.14:22).
    За первыми гражданами, вступившими в это царство, Апостолами и мужами Апостольскими, последовал бесчисленный сонм мучеников, в течение почти трех веков заполнявших область царствия Божия, Церкви Христовой. Вместе со своими предшественниками – Апостолами они легли в основание Церкви, спаявшись своею кровию с краеугольным Камнем Церкви, Христом. И Церковь в своих чинопоследованиях ежедневно прославляет эту красу свою, этих мужественных исповедников Истины, своею кровью заливших отверзшуюся было на Церковь адскую пасть, своею смертью оправдавших и утвердивших во всем мире благую весть о вечной жизни.
    «Мученик Божественный лик, – молитвенно взывают чада Церкви, обращаясь к святым мученикам, – Церкви основание, благовестию скончание, вы делом Спасова глаголания исполнисте: вами бо врата адова на Церковь отверзшаяся заключишася, крове вашея литие идольския жертвы изсуши, заклание ваше породи церковное исполнение: безплотных удивисте, Богу венценосцы предстоите: Его же непрестанно молите о душах наших»260.**************************************************
    Такова сила, таково значение крови, проливаемой за Истину! На крови Сына Божия созиждилась Церковь, кровью сынов Божиих укреплялась и расширялась, превозмогая неисчислимые козни исконного врага Божия, князя мира сего.
    Обильно орошаемая мученическою кровью в течение трех веков, Церковь из «зерна горчичного» (Мф.13:31.) выросла в огромное, многоветвистое дерево, в ветвях которого находили приют многочисленные стаи словесных птиц. Пришло время – милостиво взглянул Господь на страдалицу Церковь и, оградив ее от любого миродержца, даровал ей покой рукою благочестивого императора Константина. Потухли костры, на которых жарились тела христианских мучеников; уничтожены страшные орудия мучений, созданные диавольской злобой; раскрылись темницы, где во множестве томились исповедники имени Христова; опустели каменоломни, где непосильным трудом и жестокостью приставленников измождались верные рабы Христовы, – мир и благоденствие настали для последователей Распятого.
    Милость Божия была вызвана, надо думать, крайним напряжением нравственных и физических сил христианского, церковного общества, очевидно, нуждавшегося, однако, в пережитом им «огненном крещении» (1Пет.4:12.).
    С наступлением, после Миланского эдикта261, мирного жития для исповедников Христовых, когда сам император всемирного царства вошел в ограду Церкви, как послушный сын ее, можно было подумать, – и многие думали – что «царство мира соделалось царством Господа нашего и Христа Его» (Откр.11:15). Но, увы, думы эти и чаяния не оправдались. Борьба князя мира сего с наследием Христовым не прекратилась, а лишь видоизменилась, – и едва ли к торжеству христианства.
    Милостью Божией, создавшей новые условия жизни для Святой Церкви, враг воспользовался, чтобы оразнообразить борьбу и перенести ее с периферии в центр, из внешней сделать внутренней, причем вместо одного бранного фронта образовалось два, которые утвердились в христианском обществе на многие века: в существе своем и видимости они дошли и до нашего времени, хотя и изменились в силе и напряженности борьбы.
    Когда христианство объявлено было государственной, т.е. господствующей религией в Римской империи, огромные толпы римских граждан ринулись и заполнили ограду Церкви по мотивам вовсе не религиозным. Это равнодушное к вере, теплохладное262 стадо корыстных душ, «искавших не Иисуса, а хлеба куса»263, быстро видоизменило состав церковного общества, внеся в него мирские эгоистические начала жизни, наполнив его мирским духом.
    Не мир стал царством Божиим, а царство Божие прияло в свое недро мир и вступило на путь обмирщения. Вот тогда-то души, действительно ревновавшие об Истине Христовой, жаждавшие спасения и искренно искавшие его, стали отходить от мира с христианской позолотой или, иначе, от христианства, помазуемого духом мира сего. «Видя беззаконие и пререкание во граде» и «не оскудевающую от стогн его лихву и лесть», эти боголюбивые души «удалились, бегая, и водворились в пустыне, чая Бога, спасающего их от малодушия и от бури» (Пс.54:10, 12, 8-9). Чистое христианство устремилось в места безводные и с трудом проходимые, где ранее обитали одни звери дивии, и немного прошло времени, как пустыни процвели, яко крины сельнии264.
    Но глубоко ошибся бы тот, кто подумал бы, что без особых трудов, потов создалось это процветание, что уклонившиеся от соблазнов мира уклонились и от борьбы, что с уходом в. места тихие, уединенные и безмолвные, они избегли козней диавольских и брани, воздвигаемой князем мира сего.
    Кто сколько-нибудь знаком с историей христианского подвижничества, тот, конечно, не подумает этого. Брань, открывшаяся в пустынях, была продолжением той брани, которую вели мученики на стогнах градов: только мученичество в пустыне стало более внутренним и добровольным, менее острым и более продолжительным. Хотя там не было видимого излияния крови (если не говорить о нередких избиениях пустынножителей варварами), производимого руками мучителей-человеков, зато там происходило пожизненное невидимое излияние ее в .борьбе с плотью и миродержателями тьмы века сего, нигде не разнообразившими так своих козней и не обнаружившими так своей ненависти к роду христианскому, как среди насельников пустынь.
    Известна классическая формула, определяющая существо подвижнического жития: «дай кровь и приими дух»265. В ней сказано самое существенное о подвижничестве: указаны путь и цель. И мириады воинов Христовых, разного пола и возраста, незримо излияли кровь свою для стяжания Духа Божия из любви к возлюбившему их Господу Иисусу. На этом фронте, если и бывали поражения в стаде Христовом, то в общем победа целые века оставалась за гражданами Царства Божия, к великому посрамлению главного «мироправителя» и клевретов его, изгоняемых из «безводных мест» (см. Мф.12и Лк.11:24) силою креста и имени Христовых (преп. Иоанн Кассиан266). Не то происходило на другом фронте – мирском.
    Я не буду касаться страшной и великой эпохи ересей, воздвигнутых и поддерживаемых отцом лжи*************************************************** в течение нескольких столетий. Потрясая иногда весь состав церковного тела богохульными учениями и одерживая нередко крупные частные победы, враг Истины терпел в конечном счете серьезные поражения.
    Но одновременно с этой борьбой на почве вероучения шла последовательная брань князя мира сего с носившими имя Христово в области повседневной жизни, личной и общественной. Здесь постепенно, но неуклонно враг захватывал все новые позиции, расширяя и углубляя сферу своего влияния в так называемом христианском обществе, в государственной церкви и христианском государстве.
    Сущность борьбы сводилась к подмене подлинного христианства подложным, живого – мертвым, сердечной веры – отвлеченной богословской мыслью, богодейственных богослужебных тайн – внешней культовой помпой, внутреннего подвига – лицемерной внешностью, скромного во имя Христова жития – удобствами жизни, духовного воздействия на тех «иже во власти суть» (1Тим.2:2) 267 – угодничеством пред ними и т.д., без конца.
    Христианство, которое получалось в результате этой борьбы, можно охарактеризовать словами, которыми ап. Павел определяет сущность христиан последнего времени: «имущий образ благочестия, силы же его отвергшиися» (2Тим.3:5). И главное – это повсюдное отступничество покрывалось («даже до сего дне» (Мф.28:15.)) христианским наименованием, а потому не мозолило глаз и не тревожило «христианской» совести.
    Чего враг не мог достигнуть насилием, он с успехом стал достигать путем многообразных подделок, имитаций, фальсификаций и компромиссов.
    Церковь не должна забывать, что она все-таки в мире, в мире нечестивом**************************************************** и, по существу, ей враждебном, который при всяком случае стремится и может дать ей почувствовать вражду свою. Ей, пока она находится в условиях мира сего, не должно мечтать о покое: она должна непрестанно воинствовать под знаменем креста.
     

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (01.07.2017)
    Просмотров: 87 | Теги: церковный вопрос, православие, михаил новоселов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Нужно ли в России официально осудить преступления коммунистической власти и запретить её идеологию?
    Всего ответов: 574

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru