Русская Стратегия

      Цитата недели: "С ужасом внимает душа грозным ударам Суда Божия над Отечеством нашим. Видимо, оставил нас Господь и предает в руки врагов наших. Все упало духом, все пришло в отчаяние. Нет сил трудиться, и даже молиться! Нет сил страдать и терпеть! Господи! Не погуби до конца. Начни спасение! Не умедли избавления." (Свщмч. Иосиф Петроградский)

Категории раздела

История [1729]
Русская Мысль [248]
Духовность и Культура [321]
Архив [844]
Курсы военного самообразования [74]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

СВОД. НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Иван Шмелёв. МЯТЫЙ ПАР

    Все чаще  спрашиваешь  себя: пустеют люди? теряют  чувства,  утрачивают  способность − помнить? ожесточается,  усыхает человек?  И приходится  отвечать,  что да,  усыхает,  утрачивает  слух к голосу своего  «надсмотрщика» − совести,  теряет  навыки к благородству,  долгу,  любви,  даже к простой  жалости.  Это так,  какие бы случаи  исключительных душ  ни приводились.  Я сам знаю  чудесные примеры. Но если глядеть  на «большие  числа», −  печальный  вывод  неоспорим.  

    Не буду  уж говорить  о политике, о «мировом  лицемерии»:  в политике и всегда-то  было неблагополучно в  нравственно отношении,  хотя были  и  величественные деяния,  забываемые и  извращаемые  ныне.  В обыденную жизнь  всмотритесь.  Уж кому-кому,  как не нам,  охранять  божеский закон  любви к ближнему о со-страдании… ну,  хотя бы уж  из первичного соображения − «дам − и мне дадут»?  Все видали,  все испытали,  всего испили.  Нет, халдеем и равнодушничаем,  отмахиваемся,  стараемся «не  помнить», глушим голос  своего верного  надсмотрщика − совести,  совестливости даже.  Ознакомьтесь  с итогами  «сборов»,  с  мытарствами  лиц,  что-то  еще пытающихся  делать. Беднеем? Конечно,  не богатеем…  но беднеем  скорей  душевно. Что-то  еще даем, но эти  бесчисленные  балы,  вечера,  концерты  рассчитаны  на  приманку,  на «обмен», на − «дай − и получи». Подсчитайте,  сколько  впустую  разбрасывается  денег,  которые  для нужды и нужны!  За  помещения,  за налоги,  за «мелкие расходы».  За «прочее». И все  эти  расходы − вернейшие,  и без  них нельзя, но они  составляют  порой  свыше 60-70  проц.! Подсчитайте  и пораздумайте. 

    Возьмите  самое  важно* дело наше,  на все  оценки − заботу о наших  инвалидах. И что  же видим?  Явный укор, в глаза, − нам  укор. Инвалиды  наши − «на Божьей  воле», как  птицы  небесные, − и мы  можем  с горькой  усмешкой видеть,  как  извращением  евангельское: «о завтрашнем  дне  не помышляйте».  Завтрашнего  дня  нет  у инвалидов. Это  им облегчит,  конечно, награду  на небеси,  а нас,  если проснется  совесть,  раздавит беспощадно,  но не исправит упущенного, − нашего преступления.  Или  мы и бояться  перестали укоров совести? Инвалиды молчат…  но вдумайтесь в их молчание,  напрягите воображение,  поменяйтесь местами  с ними… − и вы узнаете все,  и ужаснетесь.  Я не буду приводить примеров, − страшно их приводить.  Вдумчивый  человек увидит.   Управляющие делами инвалидов − те же инвалиды,  и они так  совестливы-чутки, что…  хочется им сказать:  да  будьте  же,  дорогие,  властны и  требуйте!  Все,  ведь, у вас  права!..  Знаю,  они не согласятся: они − герои,  а герои не  требуют. И вот,  молчат герои. И мы −  молчим.  Мы что-то  делаем…  вразбивку и помаленьку. Позор!  Не додумались − в таком  деле!  Не  обложили себя  обязательным  налогом,  не связали  организацией.  А раздумать по  совести… −  совесть-то  у нас есть? − что бы  смогли  мы сделать!  

    Вспомнишь  детство  свое, Москву. На нашем  дворе,  сапожники-пропойцы,  оголтелый  совсем  народ… но  встретится вот такой сапожник  с каким-нибудь  «севастопольцем», −  тогда  они еще  водились, − или  со свежим, с «турецким  инвалидом»… −  так весь и засияет,  угощает махорочкой,  сам ему  сунет в губы,  если герой  безрукий,  тащит  его опохмелиться,  требует  «про войну».  Уличные  мальчишки  и не подумали  никогда смеяться  над инвалидом с «дрыгающей  ногой»,  а смотрели с плаксивым ртом,  и скажи им − «подай  ему», −  единственную  свою  монетку  отдали бы.  И отдавали. У нас,  помню,  таким героям − почетное место  было.  Помню и свои чувства.  Кто нас  в этом  воспитывал? Да те  же простые  люди,  тот же народ,  который  в турецкую  войну, «как-то  сам,  что-то понявши», пошел  воевать  «за христиан».  С одного  нашего двора  ушли двое  добровольцев,  без всяких  слов, − и всем  было все понятно.  Воротились − один без ноги, другой с двумя  турецкими пулями.  Просто,  без похвальбы: отбыли  душевную повинность.  Да, было что-то,  что теперь  испаряется  в мельканьи. 

    Да,  жизнь приняла  бег бешеный,  попала  в «систему  скоростей» и  мешает нам  вдуматься,  вчувствоваться,  вобрать в себя.  В мельканьи этом  мы легко забываем все.  Скоро не люди  будем, а так…  мелькатели.  

    Стыдно повторять  «детскую истину», что нельзя, позорно,  преступно  забывать тех,  кем когда-то  гордились; нельзя  выбрасывать  из души,  как «отработанный,  мятый пар»,  чудеснейшие  движения  души,  растеривать их  в мельканьях  жизни.  Нельзя  героев,  ныне беспомощных,  безногих и безруких,  слепых и  параличных,  больных,  затурканных… − считать  чем-то  вроде  «отработанного,  мытого пара», хоть  это и  отвечает  веку машинному,  веку  мельканий  и скоростей.  Страшен  наш век − борьба: мчащегося  железа и − тончайшей  материи духовной,  невидной глазу, − движений  сердца,  еще не  совсем  усохшего. Тут  уж вопрос  о человечности,  о том  важнейшем,  без чего  все и вопросы  рушатся: быть человеку  или − зверю.  Что уж  тут  думать о возрождении  России?  Не можем 6000  инвалидов  устроить сносно.  Какие  уж тут  думы о  160-миллионном  государстве?! Так  как же?   Признать  себя  полными  банкротами, пылью − во след  мельканью,  «отработанным,  мятым паром»?..   

     

    * важное 

     

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (08.09.2017)
    Просмотров: 55 | Теги: Иван Шмелев, россия без большевизма
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 637

    БИБЛИОТЕКА

    ГЕРОИ НАШИХ ДНЕЙ

    ГАЛЕРЕЯ

    ПРАВОСЛАВНО-ДЕРЖАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru