Web Analytics


Русская Стратегия


"Перестали понимать русские люди, что такое Русь; она есть подножие престола Господня. Русский человек должен понять это и благодарить Бога за то, что он русский." Св. прав. Иоанн Кронштадтский

Категории раздела

История [2728]
Русская Мысль [322]
Духовность и Культура [448]
Архив [1223]
Курсы военного самообразования [101]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Русская военная доктрина. П.Н. Краснов. Душа армии. Толпа. Психологическая толпа

    Монархическая трагедия. Генерал Краснов - приобрести книгу

    Человек шел по мосту через реку, остановился, плюнул в воду и смотрит. К нему подошел другой, третий… Образовалась толпа.

    На улице продавец выхваляет новоизобретенные запонки. Кругом стоит толпа народа, слушает его и смотрит на него.

    Под словом «толпа» разумеют собрание личностей, какова бы ни была их национальность, профессия, пол и каковы бы ни были причины их собрания.

    Толпа у театра, толпа на скачках, толпа на вокзале — это все будет толпа, но она получит совсем новое психологическое значение тогда, когда станет подчиняться особым законам. До этого — будет, так сказать, механическая толпа, простая людская пыль. Люди стоят вместе, но их души, их мысли, их чувства не слиянны. Каждый живет своими думами, своими заботами и толпа не едина. Постояла и разошлась.

    Генерал Головин в своем «Исследовании боя» пишет: — «Всякое собрание, будь оно импровизированное (случайное) или заранее организованное, может обратиться в психологическую толпу. Изыскивать средства для невозможности образования психологической толпы бесполезно, потому что толпа может образоваться везде, необходимы только известные условия.

    Изучение этих условий составляет важнейшую задачу коллективной психологии, которая еще мало разработана.

    Попробуем посильно установить, хотя бы в самых общих чертах, природу этих условий.

    Во-первых, все, что уменьшает рассудочные и волевые способности человека, вполне понятно, является благоприятными условиями для объединения индивидуумов в толпу. Сознательная личность индивида исчезает, исчезает вместе с этим и его индивидуальность. Значение чувств увеличивается, а последние и составляют спайку индивидов толпы.

    Во-вторых, все, что односторонне ориентирует мысли, в особенности же чувства. Благодаря этому получается объединение, которое и составляет характерную черту психологической толпы.

    В-третьих, все, что влияет на усиление восприимчивости человека к внушению, так как внушение есть тот фактор, который обусловливает соединение людей в толпу…"[9]

    «В такой психологической толпе «сознательная личность» теряется, — пишет далее генерал Головин, — моральные и умственные особенности индивидуума исчезают, и он становится зависящей частицей одного целого — одухотворенной толпы.» [10]

    «Есть две стороны жизни в каждом человеке, — пишет гр. Л.Н.Толстой, — жизнь личная, которая тем более свободна, чем отвлеченнее ее интересы, и жизнь стихийная, роевая, где человек неизбежно исполняет предписанные ему законы.» [11]

    По мере образования из толпы механической толпы психологической, личности, образующие толпу, теряют сначала разум, способность правильно рассуждать, потом теряют волю и отдаются исключительно чувству. С этого момента толпа становится восприимчива ко внушению, становится в высшей степени подражательной, легковерной и импульсивной, т. е. возбудимой. От слов она быстро переходит к делу, идет, бежит, кричит и так же быстро утихает, чтобы воспламениться снова. Она подобна сухим листьям, взметаемым вихрем. Они летят, крутятся, падают и снова вздымаются ветром.

    Личность в толпе стирается, исчезает. Людьми владеют не разум и воля, которые различны у разных людей, но чувства, инстинкты и страсти, а чувства, инстинкты и страсти у всех людей одинаковы.

    Густав Лебон говорит, что между великим математиком и его сапожником может существовать целая бездна, с умственной точки зрения, но, с точки зрения характера, разница эта часто оказывается нулевой и ничтожной.

    Макс Нордау пишет: — «Соедините 20 или 30 Гете, Кантов, Шекспиров, Ньютонов и предложите их решению или суждению практические вопросы минуты. Рассуждения их, может быть, будут различны от суждений обыкновенного собрания, но, что касается выводов, они ни в чем не будут отличаться от выводов обыкновенного собрания…»

    Русский народный разум еще ярче выразил ту же мысль в поговорке:- «Мужик умен, да мир дурак».

    В толпе личность стирается. Ее поступки становятся подобны поступкам пьяного. А пьяные профессора, ученые, офицеры так же способны бить зеркала в ресторанах и дебоширить, как загулявшие купчики и мастеровые.

    Толпа — дикарь или, еще скорее, толпа — дитя. Она переменчивая, жестокая и наивная, как дитя.

    Образованию из толпы обыкновенной — толпы психологической способствует все, что влияет на усиление восприимчивости человека ко внушению.

    Религиозное чувство людей, собравшихся на общее моление, усиленное пением, колокольным звоном, одинаковым настроением, создает атмосферу, где единая личность теряется и является одухотворенная толпа, которою владеет единое общее чувство. Эта толпа может дойти до экстаза, до галлюцинаций. Эту толпу можно одинаково бросить и на подвиг, и на преступление. В дни объявления великой войны в июле 1914-го года громадные толпы народа, узнав, что Государь приехал в Петербург, двинулись со всех сторон, не сговариваясь, с крестными ходами, с хоругвями и иконами, с пением гимна и «Спаси Господи люди твоя» к Зимнему Дворцу. В этой толпе смешались люди всех сословий, состояний, верований и убеждений. Они объединились в одном чувстве и создали психологическую толпу. Люди дошли до экстаза. Многие становились на колени на камнях площади, клялись в верности Государю. Эта толпа немного спустя взметнулась, как листья в порыве ветра, и кинулась громить здание германского посольства и стягивать тяжелые каменные фигуры с его крыши. Она упивалась своею мощью, и она была наивна и жестока, как дитя.

    И та же толпа, ибо это были те же Петербуржцы, три года спустя, бушевала под красными знаменами, требуя отречения того самого Государя, перед которым она стояла на коленях на камнях Дворцовой площади.

    Торжественные патриотические манифестации, парады, ожидание Государя способствуют образованию психологической толпы. Человек в толпе становится невменяем, как и самая толпа всегда невменяема. В «Войне и Мире» гр. Толстого мы находим превосходное описание того, как толпа перерождает благовоспитанного,

    скромного и тихого мальчика Петю Ростова, как в ней, под влиянием колокольного звона и все нарастающего чувства патриотизма, разум и воля покидают Петю Ростова и им владеет только чувство. Петя пошел в Кремль посмотреть Государя Александра I, приехавшего в Москву после объявления войны французам в 1812-м году.

    «…Только что Петя очутился на площади, он явственно услыхал наполнявшие весь Кремль звуки колоколов и радостного народного говора.

    Одно время на площади было просторнее, но вдруг все головы открылись, все бросилось еще куда-то вперед. Петю сдавили так, что он не мог дышать, и все закричало: «Ура! ура! ура!..» Петя поднимался на цыпочки, толкался, щипался, но ничего не мог видеть, кроме народа вокруг себя.

    На всех лицах было одно общее выражение умиления и восторга. Одна купчиха, стоявшая подле Пети, рыдала, и слезы текли у нее из глаз.

    — Отец, ангел, батюшка! — приговаривала она, отирая пальцами слезы.

    — Ура! — кричали со всех сторон.

    С минуту толпа простояла на одном месте, но потом опять бросилась вперед.

    Петя, сам себя не помня, стиснув зубы и зверски выкатив глаза, бросился вперед, работая локтями и крича: «Ура!», как будто он готов был и себя и всех убить в эту минуту; но с боков его лезли точно такие же зверские лица с такими же криками ура!.."[12]

    Все, что односторонне ориентирует мысли и в особенности чувства, способствует образованию психологической толпы. Лет пять тому назад на заводах Парижа была забастовка. Толпы рабочих стояли на набережной Сены подле заводских корпусов. Их мысли были одинаковы: — забастовка, борьба с капиталом. Их чувства были одинаковы: — ненависть к фабриканту и месть всем тем, кто мешает им в борьбе. Толпа стояла мирно, но она уже была готова мыслью и чувством, одинаково направленными, на взлеты, на невменяемые поступки.

    Вдруг из одного из заводских корпусов вышел какой-то человек и побежал вдоль набережной Сены. Кто был этот человек?.. Зачем он побежал?.. Никто не знал.

    Кто-то сказал: — «это штрейкбрехер».

    И вся толпа с криком кинулась за ним. Люди хватали камни и кидали в бегущего. Его окружали. В отчаянии он кинулся в Сену и поплыл. Толпа сгрудилась на берегу и кидала в него камнями, пока не забила насмерть и он не утонул.

    Человека убили. Но за что, никто не знал.

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (29.01.2019)
    Просмотров: 76 | Теги: русская военная доктрина, петр краснов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1358

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru