Web Analytics


Русская Стратегия

"Святая Русь. Это слово вышло из недр русского народа. Сам Господь его так назвал. И нельзя никому приписать это название - оно вышло из стихии, из сердца русского молящегося человека. Да, существует Святая Русь, и если она займёт больше места в России, тем скорее Россия снова вернётся в свой прекрасный удел на земле, когда она будет светлой страницей для всех народов." Митр. Виталий (Устинов)

Категории раздела

История [2888]
Русская Мысль [331]
Духовность и Культура [469]
Архив [1294]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    П.И. Ковалевский. Национальное воспитание. Ч.2.

    Приобрести книгу "Русский национализм и национальное воспитание" в нашем интернет-магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15504/

    Не менее, если не более важно в школе, в воспитательном отношении и ручной труд, ручные работы.

    На съезде по вопросу «о нравственном воспитании» в Англии в 1909 г. было высказано, что ручной труд у шведов занимает в школе видное место в ряду предметов, воспитывающих характер. Истинная цель его – не ремесленные навыки, но влияние на умственный и нравственный облик ученика, восстановление равновесия и гармонии между его физическими и духовными способностями. Развивая физическую ловкость, сметливость, сообразительность, ученик в то же время напасается уверенностью в своих силах, умелостью верно ценить свои знания, когда они должны быть приложены «к делу», любовью к созданию своих рук. Ручной труд поощряет в нем стремление к творчеству, научает самостоятельности и находчивости в трудном положении, внушает ему уважение к всякого рода работе и искореняет предрассудки людей, живущих умственным трудом, в отношении их к ремесленникам. А это служит, в свою очередь, важным фактором в деле сближения классов и уничтожения социальных перегородок[1].

    Я в этом отношении иду гораздо далее и расширяю ручной труд на степень всякого профессионального труда. По моему мнению, профессиональный труд имеет громаднейшее воспитательное значение.

    Профессиональное образование и знание вселяют уверенность в личной материальной обеспеченности, создают сознание личной независимости, господство над окружающей природой, чувство самоуверенности и собственного достоинства, личной обеспеченности, уважение к собственности, поддержку, взаимную помощь и добрые отношения к соседу и согражданину.

    В образование народа должны быть введены такие начала, которые самому народу показали бы всю важность и всю необходимость образования их детей именно по программе национального воспитания и образования. Наш великий народный гений, покойный профессор Менделеев, давно уже проповедовал ту великую истину, что образование нашего народа должно быть реальным. Это значит: нашим детям нужно дать точные и серьезные знания той природы, которая вокруг нас и у нас под ногами. Это важно для того, чтобы мы умели использовать и употребить на свои нужды всю окружающую нас природу. Для чего рядом с изучением окружающей нас природы нашим детям нужно дать и познания, как ею пользоваться, и показать на деле эти самые способы пользования.

    До сих пор Государственная дума настойчиво проводила всеобщее обучение грамотности в народе. Это хорошо. Но этого очень мало. Умение читать, писать и считать – хорошо. Но это умение хорошо, если есть что считать. Грамотность должна быть не целью, а средством для приобретения познаний. Сама же по себе грамотность часто бесполезна, скоро забывается, и потраченное на нее время пропадает.

    Наш народ слишком беден. Но этого мало, он видит, что другие люди живут на такой же земле, как и он, но они умеют извлекать из нее такую пользу, что они богатеют. А он не знает, как это сделать. Долг, важнейший долг национальной школы – просветить его в этом отношении. Дать народу познание ближайшей природы: чернозема, глины, леса, озера, реки и проч. и дать сведения, как использовать его злаки, траву, разведение скота, птицеводство, глиняное производство и т. д. и т. д.

    Поэтому национальная партия всеми своими силами должна заботиться об устройстве школ для народа не грамотности только, а профессиональных школ по потребам природы, и притом таких школ, где бы они на деле научились все это делать лично. Эти познания дадут насущный кусок хлеба простому человеку. Они поднимут его благосостояние. Они дадут ему широкий круг мышления. Они укажут путь правильной жизни. Они породят любовь к собственности. Они создадут идею о Родине. Они разбудят любовь к Родине. Они откроют глаза на пользу, проводимую национальной партией. Они дадут в руки национальной партии весь народ. Они заставят инородцев уважать и быть благодарными той стране, которая дает им благо и благополучие.

    Такая профессиональная школа привлечет к себе не только русских, но и татар, и армян, и грузин, и всех других инородцев и объединит их, и свяжет общими интересами и ассимилирует русской культурой.

    Повсюдное введение профессиональных школ соответственно природным богатствам на месте – дело нелегкое. Но зато важное и серьезное. Для края лучше иметь одну профессиональную школу, чем десять школ грамотности.

    Для того же, чтобы эти школы были истинно полезны, нужно, чтобы комитеты изучили природу, нужды и потребности каждой местности. Разумеется, для этого национальные отделы должны войти в сношение с земствами, городами, учреждениями и проч.

    Если местные нужды могут быть удовлетворены местными средствами – благо. Если нет – дело Центрального комитета исходатайствовать в министерствах устройство ферм, птичников, огородов, мастерских и проч. Ныне времена иные, и министерства постепенно теряют свою прежнюю закваску – делать наоборот тому, о чем вы просите.

    Изучение народных богатств, народных нужд и способов их исправления – дело не новое. Еще Крижанич во времена Иоанна Грозного[2] указывал на это и требовал поднятия народного благосостояния, дабы избавиться от инородчиков и остаться национальными. Он требовал изучить природные способности, таланты и нравственные качества народа по сравнению с другими народами, – природу, среди которой населению приходится жить, ее богатства и недостатки, жизнь народа с точки зрения богатства и бедности, – способы наилучшего пользования как талантами народа, так и богатствами. Земледелец кормит и богатит и себя, и ремесленника, и торговца, и болярина, и краля. Но по недостатку предприимчивости, отсутствию необходимых для того знаний и другим причинам земледелие у нас недостаточно развито. Необходимо назначить особых чиновников, «углядников», на обязанности которых лежало бы исследовать почву, определять ее плодородие и указывать населению наиболее выгодные в каждой местности способы пользования землей. Эти же «углядники» должны подыскать наиболее подходящие места для постройки мельниц, крутяных заводов и т. п. Далее, правительство должно снабжать население земледельческими орудиями по низким ценам и даже отпускать их в кредит. Должно способствовать развитию других отраслей хозяйства: пчеловодства, шелководства, табаководства, виноградарства, виноделия и проч. Добиться экономической независимости России, чтобы не было надобности покупать за границей такие товары, которые могут быть производимы с успехом внутри страны. Правительство должно взять на себя борьбу с праздностью, установляя за нищенство и тунеядство суровое наказание до ссылки в Сибирь включительно. Правительство должно поощрять домашнюю кустарную промышленность и содействовать развитию новых отраслей промышленности: производства бумаги и шерстяных изделий, изделий из кожи, металла и проч. А для этого есть и надлежащее средство: «отказаться от употребления заграничных изделий…» У нас иностранцы являются хозяевами положения, они прекрасно знают условия рынка и пользуются этим знанием, обесценивают наши товары и навязывают нам по высоким ценам ненужные и малоценные вещи… Иностранным торговцам должна быть торговля «запрещена совершенно»[3].

    Это говорилось 300 лет назад. Увы, это можно сказать и сегодня…

    Для успешнейшего выполнения этого дела требуется: тесная связь Центрального комитета национальной партии с ее отделами; связь отделов с земскими и городскими учреждениями; изучение отделами естественных богатств различных мест; изучение отделами местных нужд и потребностей; главное – устройство профессиональных школ. Но этого мало. Рядом с изучением, познанием и умением различных производств народ должен иметь под рукой мелкий кредит, дабы он немедленно мог применить на деле свои познания.

    При таких условиях профессиональные школы дадут народу знания, благосостояние, спокойную трудовую жизнь и уважение и преданность тем лицам и той партии, которая поведет это дело и будет им руководить.

    Такая система привяжет весь народ к государству, без различия веры и нации, и толка. Такая система будет способствовать ассимиляции народностей малокультурных, как лопари, чуваши и проч. Такая система объединит государство, такая система сама собой, без всякого насилия, национализирует государство.

    Партия, ведущая такую систему, не по названию, а на деле будет партией национальной, но для того она, безусловно и непоколебимо, должна быть партией народной.

    Государство – это народ. Его благо должно стоять на первом месте. Благо народа – благо государства. Партия, заботящаяся о благе народа, есть партия национальная, а партия национальная неизбежно должна быть партией народной.

    Чисто национальным в деле физического воспитания юношества будет также спорт. Россия и в этом отношении представляет многообильную и плодотворную почву. В России есть места приморские, приозерные, приречные, горные, степные и т. д. и т. д. Во всех этих местах должно развить и воспитать соответствующий спорт. Особенно у нас плохо развита любовь к мореплаванию, катанию в лодках под парусами на реке и озерах, плавание, рыболовство и т. п. Недостаточно развиты также путешествия в горах Кавказа, Урала и проч., верховая езда на юге России, езда на оленях, собаках и проч. на севере, на лыжах, буерах, коньках и проч. Разумеется, лучше, если каждый из этих видов спорта развивается и прививается там, где тому благоприятствует природа, но весьма полезно предпринимать по праздникам образовательные поездки в различные части России, чтобы на месте знакомиться и совершенствоваться в тех видах физических упражнений, которые на месте почему‑либо малодоступны. На этих путешествиях зиждется соревнование и совершенствование не только организма, но и видов спорта или упражнений.

    Насколько народный спорт может быть важен в государственном деле, показывает факт, приводимый профессором А.Г. Елчаниновым[4]. При осаде Троице‑Сергиевой лавры нашему славному тогда полководцу Скопину‑Шуйскому не хватило конницы, чтобы парализовать действие поляков, обладавших наибольшим количеством конницы. И вот «эта борьба со столь опасной нам польской конницей облегчена 4‑я тысячами лыжников, оказавших нам неоценимые услуги…».

    Особенно же полезны в смысле национального воспитания народные игры. Их нужно проводить в жизнь очень настойчиво и старательно и стараться развивать и совершенствовать. Из народных игр иногда создаются целые системы гимнастических упражнений, которые затем становятся достоянием и богатством всего мира. Такова шведская гимнастика, таково и чешское сокольство. Россия наша очень велика, имеет много своеобразных игр как чисто русских, так и инородческих. Как те, так и другие – это наши русские родные. Мы должны их знать и изучать, и, быть может, от этого создастся нечто наше русское, самобытное. Нужно из всего и всюду брать то, что нам полезно и пригодно.

    Полезны также танцы, песни и музыка. Песни часто воспроизводят историю прошлого, геройские подвиги наших предков и проч. Музыка, пение и народные танцы в народных школах должны быть обязательными. Это развивает любовь к своему, родному, это связывает с народностью. Россия имеет много прекрасных мелодий малороссийских, польских, грузинских, армянских и т. д. Есть много также и народных инструментов, как балалайка, гусли, кобза, гармоника, зурна и проч.

    Изучение музыкального инструмента также не лишено значения. Прежде балалайка считалась принадлежностью приказчиков, дворников и лакеев в обществе горничных, сидящих на завалинке с неразлучными семечками, а ныне в руках господина Андреева – это инструмент, восхищающий культурные народы.

    Никоим образом не следует пренебрегать музыкой и пением наших братьев инородцев. Ведь они тоже наши братья по Родине. Чем больше мы будем заимствовать друг у друга, тем станем ближе друг к другу, и натянутые формальные отношения должны уступить место доверию, взаимной поддержке, уважению и братской привязанности.

    Не следует в деле воспитания детей забывать и других наших братьев славян: чехов, болгар, сербов, галичан и проч. Есть и у них много такого, что нам может пригодиться. Припомните время после войны за освобождение Болгарии. В России, кажется, не было ни одного деревенского мальчика или девочки, кто не умел бы мурлыкать «Марицу». И как это роднило нас с болгарами… Не менее нам близки и наши братья поляки… Пора начинать забывать прошлую вражду нашу и учиться уроками истории покойнее и рассудительнее. Если прежде славянские племена могли враждовать между собой, то теперь – время опомниться. Пред нами восстал враг, грозящий не отдельным славянским племенам, а всему славянскому племени. Пора нам сомкнуться и составить одно целое…

    Многие из физических приемов воспитания служат и нравственному воспитанию. Песни, музыка и танцы много способствуют физическому воспитанию, но еще больше – нравственному и эстетическому, и этическому. В них проявляется дух народа, его нравы и жизнь, его история, его подвиги, его герои. Из этого воспитания будет черпаться материал и содержание для будущих поэтов, музыкантов, скульпторов, живописцев, историков и даже натуралистов.

    Особенно важны в этом отношении экскурсии с целью изучения природы, исторических памятников, нравов, обычаев, спорта и т. и.

    2) В нравственном воспитании на первом месте должна стоять наша православная религия во всех ее разветвлениях. Православная религия есть то начало, которое объединяет нас, русских, в одно нераздельное целое и отделяет от западных народов. Нет слов, между нами и нашими братьями поляками лежит прошлое, но не это прошлое нас так сильно разделяет, как фанатический римский католицизм. И наши братья много заблуждаются, считая, что они своей борьбой с нами в Холмщине служат себе. Нет, они служат больше Риму, чем себе. Один из поляков, господин Немоевский, вполне подтверждает мое предположение. Вот что он говорит: «Вопрос о Холмщине далеко не так прост, как кажется с первого раза. За что мы воюем на этот раз: за Варшаву, или Рим, за Польшу, или католицизм? Отстаивая это дело, мы своими руками делаем новый раздел Польши». Не таково отношение к нам наших братьев чехов‑гуситов… Русский народ всегда отличался крайней веротерпимостью и рядом с православием свободно давал жить и католикам, и протестантам, и магометанам, и евреям, и язычникам, только не старообрядцам. К счастью, ныне старообрядцы получили право гражданства. Православная религия, как господствующая, имеет право на пропаганду вне пределов своей церкви, остальные же религии пользуются свободой исповедания и правом проповеди в пределах своей церкви.

    После Бога, отца и матери наибольшая любовь должна проявляться к своему народу и своей Родине. В этом отношении руководители школы, преподаватели и воспитатели должны, безусловно, быть русскими, нелицемерно проникнуты сами и приучать к тому детей любовью, уважением, преданностью и самопожертвованием к Родине.

    Вот что говорится в генеральном плане Московского воспитательного дома, составленном по приказанию Екатерины II И.И. Бецким: «Буде начальники сего дома хотят, чтобы дети научились добродетели, должно им, прежде всего, учителей и приставников учить добродетельными и примера достойными. Нужно, чтобы приставники были из Российских. Можно ли, чтобы сии дети признавали иностранных родителями своими и оказывали им, как долг велит, любовь и дружбу?.. Всякое дело, особенно воспитание детей, надо делать надежными русскими руками и не очень полагаться на услуги, иногда сомнительные, чужих людей». «Наши учебные заведения, – говорит И.П. Корнилов, – должны жить одною жизнью со своею церковью, государством и народом. Верховная власть, управляющая судьбами государства, и православная церковь должны управлять и народным образованием, указывать ему твердое и определенное направление и ограждать от всяких вредных и враждебных направлений. Педагогические персоналы наших училищ должны состоять из благонадежных православных русских людей и лишь из таких иноверцев, которые известны не только своею педагогическою опытностью и знаниями, но и любовью и преданностью России и которые могут служить живым укором для наших народоотступников, считающих разные исторические начала грубостью и отсталостью… Для подъема в России учебно‑воспитательного дела необходимо, чтобы персонал воспитывающих и обучающих состоял из надежных русских православных людей. Школы – суть учреждения национальные. Русские школы должны свято хранить и культурно развивать те живущие в нашем народе православные и славянские начала, на которых зиждется русская семья, общество и государство. Только русские наставники в состоянии выполнить такую национальную задачу школ».

    На международном съезде в Англии в 1909 г. по вопросу о нравственном воспитании швейцарец Латур и другие высказали следующее.

    Никакие системы, никакое программное преподавание морали и Закона Божия не заменяли личного влияния одного человека. Судьба будущего каждой нации в руках отдельных лиц; лица эти – учителя народных школ, которые сеют то или иное нравственное начало в сердца детей. Учителя могут быть благодетелями человечества, но могут и погубить целое поколение. Потому следует, безусловно и без всякого колебания, отвергать всякого кандидата на роль воспитателя, если существует малейшее сомнение в его нравственных качествах, его характере и пригодности для обязанностей нравственного воспитания…

    Начальники школы, воспитатели и преподаватели, позволяющие в школе проповедовать противное державной и господствующей русской народности, как бы они ни были умны и образованны, нетерпимы в школе и немедленно беспощадно должны быть удалены из нее.

    «Всякий народ, – говорит наш славный оратор Плевако, – создавший путем многострадального и трудового исторического подвига свое собственное имя, свое Отечество, воплощает в величайшие святыни своей жизни – в религию, государственность и право отпечаток своей духовной личности… Россия создана русским народом. Ему, вложившему во все устои своего строя народное миросозерцание, принадлежит право требовать, чтобы охрана этих устоев поручена была не тем, кто только знает, а тем, кто верует, кто насквозь пропитан началами народности, т. е. теми особенностями, под преломление которых принимаются культурной нацией блага общественного развития».

    Республиканская Франция ставит обязательным положением, чтобы заведующий и обучающий персонал народных школ принадлежал к французской нации. По закону 30 октября 1886 г. это требование абсолютно. Публичная народная школа республиканской Франции, провозглашающей универсальный идеал всеобщего братства народов, не допускает аспирантов учительского звания из членов религиозных конгрегаций потому, что часть этих конгрегаций принадлежит не к французской нации, а к немецкой, итальянской и проч.

    Знания всегда могут быть пополнены, а любовь, преданность и самопожертвование Родине не пополняются впоследствии. Германский учитель не потому победил Францию, что все эти учителя были образованны, а потому, что его все учителя были национальны и патриотичны. Таков должен быть учитель и русский. Если он не таков, ему нет места в школе. Лучше невежество, согретое любовью к Родине, чем образование, связанное с презрением и неуважением к нации.

    «Всякое государство, – говорит Хомяков, – обязано отстранять от воспитания все то, что противно его собственным основным началам». Как только Эльзас и Лотарингия были присоединены к Германии, французские учителя были удалены из школ и заменены немецкими. При императоре Александре I как только поляк Чарторыйский получил власть в Литве и Белоруссии, так немедленно все русские учителя были немилосердно изгнаны из школ и заменены поляками. С большим удовольствием я позволю себе привести здесь слова великого нашего педагога И.П. Корнилова относительно требований, какие должны быть предъявлены русской школе: «Во‑первых, наши учебные заведения должны жить одною жизнью со своею Церковью, государством и народом. Верховная власть, управляющая судьбами государства, и православная Церковь должны управлять и народным образованием, указывать ему твердое и определенное направление и ограждать от всяких вредных и враждебных влияний. Духовные и светские власти и представители местных обществ должны вести учебные заведения в определенном законном направлении… Во‑вторых, школы должны служить не одному только умственному и научному образованию, но в равной мере и религиозно‑нравственному и физическому воспитанию. В‑третьих, педагогические персоналы наших училищ должны состоять из благонадежных нравственных русских людей и лишь из таких иноверцев, которые известны не только своею педагогическою опытностью и знаниями, но и любовью и преданностью России…» Далее тот же автор говорит: «Для подъема в России учебно‑вспомогательного дела необходимо, чтобы персонал, воспитывающий и обучающий, состоял из надежных русских православных людей. Школы суть учреждения национальные. Русские школы должны свято хранить и культурно развивать те живущие в нашем народе православные и славянские начала, на которых зиждется русская семья, общество и государство. Только русские наставники в состоянии выполнить такую национальную задачу школ».

    Проповедуя, однако, народную любовь и преданность русским детям, никогда не следует оскорблять и детей других наций, входящих в состав нашей Родины. Нужно относиться к ним дружески и любовно, как к братьям, и не давать заметить нашего господства победителя. Это они знают и без нас хорошо. Но, зная это, они должны видеть с нашей стороны такие отношения, какие существуют между братьями одной семьи. Само будущее должно установить отношения уважения к более сильному и защитнику, а не чувство злобы и ненависти покоренного и попираемого.

    История России должна быть известна всем ученикам, но история не формальная, а история духа русской нации, ход ее развития, разрастания и совершенствования. Каждый ребенок должен знать все, прежде всего о своем селе, своей губернии, русской нации и народностях всей России, а затем о наших братьях‑славянах, а там уже обо всем свете.

    Наш первый долг – проникнуться всем своим русским сердцем и во всю глубину своей души своей страной, и наш второй долг, столь же важный, – умение ценить славу и подвиги предков и достойно увековечить их словом и делом (А.Г. Елчанинов).

    Между тем у нас, русских, познания истории своей Родины очень и очень недостаточные и неосмысленные. Еще А.С. Пушкин это отметил: «Россия слишком мало известна Русским; сверх ее истории, ее статистики, ее законодательство требуют особых кафедр. Изучение России должно будет преимущественно занять в окончательные годы умы молодых дворян, готовящихся служить Отечеству верою и правдою, имея целью искренно и усердно соединиться с правительством в великом подвиге улучшения государственных постановлений, а не препятствовать ему, безумно упорствуя в тайном недоброжелательстве».

    К тому ли еще ведет незнание отечественной истории… К сожалению, находятся люди, которые умышленно задерживают умы этих невинных детей и направляют их на путь анархии и революции.

    Великое воспитательное воздействие на детей в школах оказывают художественные произведения живописи, скульптуры и проч., а также и памятники русской старины, музеи, предания, нравы и обычаи народа, с которыми должно знакомить детей как по оригиналам, так и по копиям. Весьма важно также знакомство с памятниками народным героям и известным историческим событиям, только не такими памятниками, как Александру III на Знаменской площади или Гоголю в Москве. Нужно иметь гражданское мужество требовать, чтобы это издевательство было снято и вместо них поставлены действительные памятники, достойные имени народных героев.

    До сих пор мы воспитывали наших детей геройскими подвигами греков и римлян, как будто бы у нас нет своих героев. У нас не только не меньше героев, а напротив, имеется гораздо более видных и более достойных нашего почитания. Но ставить за образец наших народных героев в школах, где могут быть дети инородцев, следует так, чтобы они являлись великими и в глазах наших детей, и в глазах детей инородцев.

    3) Общественное национальное воспитание должно состоять в проведении в жизнь во всех местах государства и во всех слоях общества духа любви, преданности и блага русской национальности и Отечества. Этому должна служить вся государственная администрация, все государственные и общественные учреждения, пресса, литература и все гражданские стороны жизни.

    Основным и незыблемым положением должно служить следующее: все высшие государственные должности и все места начальников учреждений должны быть заняты людьми русскими, искренно проникнутыми духом национализма.

    Еще в царствование Алексея Михайловича Крижанич писал: «Лучше отдавать высшие должности самым худым людям из своего народа, чем самым лучшим из иностранцев, – лучше тиран из народа, чем сладчайший Давид из инородников». Ибо невозможно, чтобы человек любил чужой народ больше, чем свой.

    Всех русских людей должно невидимо спаивать одно чувство – поддержать друг друга русского и подать ему руку помощи. Это не должно говориться, но это должно пониматься и приводиться в жизнь столь же твердо и неуклонно, как это делают поляки, немцы, армяне, евреи и т. д.

    Лица с антинациональным направлением из русских нетерпимы на должностях, ибо они будут служить не на пользу, а во вред Родине. Особенно такие лица нетерпимы в ведомстве просвещения. Точно так же недопустимо сослужение в одном ведомстве многих лиц из инородцев одной и той же национальности, для которых интересы личные ближе, чем интересы государства. Образцом тому может служить Владикавказская железная дорога, виновники Цусимы и многие другие учреждения, даже в настоящий момент переполненные поляками, немцами, евреями и проч.

    Как ни странно сказать, а должно, что, находясь в младенческом состоянии национального самосознания, мы должны твердо решиться иметь гражданское и национальное мужество отстаивать открыто свое национальное достоинство против наглых и открытых выпадов, оскорблений и унижений, изливаемых инородцами и русскими выродками или продажными людьми на нашу Родину и на наш народ. По мере того как мы становимся скромнее и сдержаннее, наши враги становятся наглее и дерзче. И это естественно. Кто не умеет себя защищать, тот невольно дает прямой повод к нападению. Уже Карамзин ясно формулировал нашу слабость – стеснение открыто защищать и отстаивать себя. «Мне кажется, – говорил он, – мы излишне смиренны в мыслях о народном своем достоинстве, а смирение в политике вредно. Кто сам себя не уважает, того, без сомнения, и другие уважать не будут». Результаты этой нашей слабости уже успели сказаться во всех областях. Посмотрите, как поляки, чехи и другие славяне уважают своих поэтов, своих ученых… А у нас… Еще недавно русские диссертации отличались необыкновенно обильным количеством цитат и полным перечислением всех имен русских и иностранных… А теперь, с входом в профессорский состав значительного количества инородцев, иностранные цитаты и имена так же обильны, а русские сплошь и рядом замалчиваются, особенно если писания ученых не имели красного оттенка.

    На днях я взял прекрасную книгу нашего выдающегося молодого военного ученого профессора А.Г. Елчанинова[5] и нашел в ней следующее место: «В нашей военной Академии мы занимались более 50 лет одним иностранным военным искусством, и только незабвенный Д.Ф. Масловский проложил, всего менее 25 лет назад, дорогу изучению военного искусства русского. Мы доходили до взглядов, что война портит войска, до отрицания боевых достоинств кавказских войск, потому что они не имели педантства того времени… Мы увековечили шефами в частях множество иностранцев, а в то же время имя Петра Великого дали всего 1 полку и то лишь в 1904 г., а имена Елизаветы, Екатерины, Александра I не носят у нас ни одна еще часть, не говоря уже о многих простых смертных, – вождях‑героях, даже бывших при жизни шефами тех или других частей. В последнее время мы тронулись в этих отношениях сильно вперед, но все же надо еще многое сделать, дабы вернуть наши ратные силы, нашу военную науку – на исконный, сложивший Россию, народный наш русский путь…» Вообще, вся книга проникнута глубоким знанием дела, настоящим пониманием сущности его и беспредельной любовью и преданностью России… И эта книга нам говорит, что и в военном ведомстве что‑то неладно и оно требует большой чистки в духе русской дистилляции…

    И какой бы мы области ни тронулись – всюду одно и то же – падение национального духа и низкопробный индифферентизм и интернационализм.

    Вот почему важно, чтобы и наука, и пресса наша открыто и громко исповедовали национальный символ веры и давали сдержанный, покойный и веский отпор наглым нападкам врагов нашей народности и нашей Родины, особенно тех, кто состоит на службе и питается на счет нашей же Родины.

    Нужно, безусловно, твердо установить, чтобы промышленность, торговля, труд и кредит были национальными. Как промышленность, так и торговля могут быть национальными двояко: первое – промышленность и торговля могут находиться в руках лиц данной нации, и второе – промышленность и торговля должны служить интересам данной нации. Весьма важно, чтобы и то и другое в государстве находилось в руках державной, господствующей русской нации. Нет слов, и соподчиненные нации могут вести промышленность и торговлю, но поощрение государства должно касаться только лиц державной нации, никаким образом не поддерживая иностранцев и враждебных инородцев, как, например, евреи.

    Особенно же важна национализация капитала[6]. «Капитал, как промышленный, так и торговый, это – живое воплощение экономической и социальной власти, и поэтому передача его инородцам равносильна передаче им командующего положения над державным народом на всем поле его личной, хозяйственной, политической и духовной жизни. Кто владеет капиталом, тот в наш капиталистический век владеет всем: фабриками, заводами, магазинами, землею, монополиею минеральных богатств, всеми источниками дохода и обогащения, жизнью и благополучием масс, владеет нашим трудом и заработком, командует нашей волей, располагает печатью, формирующей нашу психику. В его руках общественная мысль и воля, участь каждого гражданина, судьба государства и народа. Он есть настоящий властитель мира. Деньги – это узел мировой жизни…»

    Нужно ли добавлять, что государственный кредит, то есть капитал, даваемым государством в кредит, должен исключительно и безусловно идти в руки державной нации и ни под каким видом не в руки инородцев, особенно жидов. Капитал, даваемый государством жидам, есть капитал, направленный против интереса и пользы государства, а потому Государственная дума должна всеми своими силами стремиться к тому, чтобы на будущее время государственный кредит был исключительно и безусловно национальный, то есть в руках лиц державной нации. Что же касается прошлого, то должно стремиться к неукоснительному постепенному изъятию русского капитала из рук жидов и других инородцев.

    Зато мелкий кредит лицам русской нации должен быть возможно расширен и поддержан, что даст возможность поднять экономическое положение трудящейся массы и общее благосостояние империи.

    Трудно перечислить все условия жизни, при которых должно поддерживать русское национальное достоинство. Каждый из нас должен это делать всегда и при всех случаях.

    С точки зрения пользы Родины важно, чтобы земские и общественные учреждения чутко относились к потребностям народа, особенно в деле воспитания детей. Весьма важно, чтобы народные школы превратились в национальные профессиональные школы. Так, в областях, где преобладает земледелие, основой народной школы должно быть изучение почвы, ее обработки, наилучшего ее использования, а уже пособием и средством к этому познанию должна быть грамота и изучение книг как касающихся сельского хозяйства, так и познаний Родины.

    Там, где есть глина и где занимаются горшечным производством и проч., дети должны начать свои занятия с глиняного производства и рядом с этим заниматься грамотой как пособием к изучению производства, а также познанием Родины. Таково же должно быть отношение и к другим видам производства.

    Для этого должны быть в земстве надлежащие учителя, образцы и средства. Грамотность должна быть не целью, а средством к познанию.

     

     


    [1] Ковалевская И.В. Вопрос нравственного воспитания.

     

    [2] Ошибка автора. Юрий Крижанич (1617–1683) жил гораздо позднее. (Примеч. ред.)

     

    [3] Вальденберг В.Э. Указ. соч.

     

    [4] Елчанинов А.Г. К 300‑летию осады Троице‑Сергиевской лавры.

     

    [5] Елчанинов А.Г. Ведение современной войны и боя. 1909.

     

    [6] Гофштеттер И. Национализация государственного кредита.

     

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (26.04.2019)
    Просмотров: 105 | Теги: РПО им. Александра III, петр ковалевский, русская идеология, Русское Просвещение, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1447

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru