Web Analytics


Русская Стратегия

"Святая Русь. Это слово вышло из недр русского народа. Сам Господь его так назвал. И нельзя никому приписать это название - оно вышло из стихии, из сердца русского молящегося человека. Да, существует Святая Русь, и если она займёт больше места в России, тем скорее Россия снова вернётся в свой прекрасный удел на земле, когда она будет светлой страницей для всех народов." Митр. Виталий (Устинов)

Категории раздела

История [2885]
Русская Мысль [331]
Духовность и Культура [467]
Архив [1291]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 8
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    П.И. Ковалевский. Психология русской нации. Ч.1.

    Приобрести книгу "Русский национализм и национальное воспитание" в нашем интернет-магазине: http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15504/

    Что такое нация?

    Нация – большая группа людей, объединенных между собой единством происхождения, единством исторических судеб и борьбы за существование, единством физических и душевных качеств, единством культуры, единством веры, единством языка и территории.

    Национальный – присущий, свойственный нации. Национальность – совокупность свойств и качеств, характеризующих данную группу и отличающих ее от других наций.

    «Человеческий род делится на части, объединенные каждая стадным чувством, общностью языка и общими физическими признаками, как видимыми признаками их единокровия. Этими свойствами являются: общая литература и идеалы, одинаковые законы и привязанность к определенной территории… Расовый инстинкт является расширением семейных уз… Расовый инстинкт связывает между собою отдельных единиц одной и той же нации, но разобщает нации одну от другой»[1].

    Остановимся на отдельных признаках и проявлениях нации и посмотрим, насколько каждый из этих признаков обязателен для определения нации.

    1. Единство происхождения. Единство происхождения показывает, что все лица данной нации происходят от одного корня, от одного рода, быть может, от одной семьи. Всякая нация состоит из нескольких народностей, проявляющих единые существенные свойства и отличающихся незначительными оттенками в отношении языка, выговора, фигуры, нравов, обычаев и проч. Так, например, между русскими, по говору, можно легко отличить петроградца, москвича, ярославца, уфимца и т. д. Еще большая разница между великороссами, малороссами и белорусами. Тем не менее это одна нация, один народ, происходящий от одного славянского корня, имеющий в основе своего рода одних предков – скифов и сарматов.

    Вся эта великая русская нация состоит из множества отдельных единокровных племен, которые существовали сотни лет и развивались под влиянием особых местных условий, почему и представляют некоторую ничтожную разницу между собой.

    Если рассмотреть отдельно эти племена, эти народности, то окажется, что и в этих племенах проявится некоторое разнообразие. Отдельные роды, живущие на дальнем расстоянии друг от друга, выработали в течение сотен лет и тысячелетий свои особенности, нисколько, однако, не изменяя своих коренных национальных духовных и физических свойств. Так, например, в Малороссии мы можем находить различные отличительные оттенки в языке, нравах, обычаях полтавцев, черниговцев, киевлян, екатеринославцев, запорожцев и проч. Тем не менее все эти мелкие поселения явно показывают, что все они малороссы, все они русские, все они славяне. В ничтожной разнице их свойств виновны внешние условия жизни, которые не смогли, однако, вытравить из них никаких родовых унаследованных свойств, характеризующих данную нацию.

    Идя дальше, мы останавливаемся перед единицей нации – семьей. Естественно, что основой нации является пара – муж и жена, муж, жена и дети.

    Муж и жена дали детей. Эти дети получили от своих родителей наследственно свойства физические и качества душевные и неизбежно, в силу мирового закона, явились во всем им подобными. В силу того же естественного закона свои духовные, физические качества они передали своим детям, третьему поколению, которое было подобно как своим родителям, так и своим прародителям.

    Таким образом, нисходящие поколения в силу естественного закона наследственности сохраняют подобие и все свойства своих предков и дают направление свойствам и качествам развивающейся от них нации. Из этого следует, что основные национальные свойства данного народа сохраняются наследственно и являются органическими. Почему они и представляются столь стойкими и незыблемыми.

    Такому сохранению наследственных родовых свойств много способствует и другое обстоятельство.

    Обычно первые роды жили отдельно, в более или менее замкнутых пространствах. Такое положение родов вело к тому, что семьи совместно живущих родов бранились между собой, то есть давали потомство со свойствами и качествами, присущими основному роду, чем и закрепляли свои родовые национальные свойства.

    Наследственность в данном случае является консервативным началом национальных свойств, проводя их из семьи в род, из рода в племя, из племени в народность и нацию. Она является деятелем, объединяющим отдельных лиц нации и создающим основной признак нации – единство происхождения ее членов.

    Откуда взялись наши предки – скифы, сарматы и славяне, – трудно сказать. Возможно, и даже весьма, что наша прародина – подножие Кавказа, где еще в мифические времена скифский князь Прометей похитил у богов огонь и осветил светом разума и познания жизнь своих собратьев. Эти первые шаги наших предков показывают, что великий русский народ еще в колыбели своего бытия имел представителей, своим умом приближающихся к богам и давших начало такой великой стихии, как огонь, без которого невозможна никакая культура. Такое величие нации в ее колыбели находит себе подтверждение и в дальнейшей жизни нации, породившей такого великого гения, как Петр Великий, равного которому не видел мир. А будущее еще покрыто мраком неизвестности, но его нужно считать тысячелетиями…

    Каждый родившийся на свет уже в своем рождении несет на себе физические и душевные свойства своих предков, ибо он их получил по наследству. Он несет в себе все исторические судьбы их прошлого, ибо они выработали и физические и душевные свойства его предков и его самого. Он становится с первых дней своей жизни рабом преданий, сказаний, поверий и велений своего племени и своей нации, ибо он в них растет и воспитывается. Он становится рабом языка своей нации, ибо первые звуки его речи будут речью его нации. Поэтому, естественно, он станет их защитником, их пособником, их охранителем, – ибо он явится защитником, пособником и охранителем только самого себя. Эти качества и свойства являются его органической принадлежностью. Каждый такой отдельный человек органически связан и с территорией своей нации, ибо она во многом влияла в выработке тех особенностей, которые характеризуют нацию. Эти все органические принадлежности лица являются основой и его прав на все эти лежащие в нем качества и привилегии.

    Таким образом, единство происхождения является для нации важным ее проявлением – важным, но не неизбежным. Существуют ныне нации, которые имеют не один основной корень, и тем не менее они составляют нацию sui generis. Таковы итальянцы. Они между своими предками имеют римлян, этрусков и проч., и это не мешает им ныне составлять единую нацию. Хотя, вероятно, этой неодинаковостью коренных национальных свойств итальянцев объясняется та резкая разница, которую представляют итальянцы во внешности, характере, языке и нравах в различных провинциях Италии.

    Во всяком случае, единство происхождения нации не является ее патогномоническим исключительно важным проявлением, обязательно необходимым для нации.

    2. Единство исторических судеб и борьбы за существование. Каков бы ни был сам по себе предмет, но его бытие во многом зависит от среды, в которой он живет и существует. Это одинаково важно как для неодушевленных, так и для одушевленных предметов и человека.

    Каков бы ни был сам по себе человек, но на созидание его как единицы, как неделимого, помимо унаследованных им свойств, влияют также среда: климат, почва, природа и люди. В понятие среды должно входить и питание, и воспитание, и образование, и свойства окружающей природы, и все те деятели, которые составляют окружающий мир. Иной организм и характер создается у жителя полей, чем у жителя гор, лесов, взморья и проч. Точно так же иной человек создается в климате жарком, умеренном и холодном. Несомненно, влияние природы в созидании человека играет весьма важную роль – роль почти столь же важную, как наследственность.

    Что говорится об отдельном человеке, то должно сказать и о семье, роде, племени, народности и нации.

    Если велико влияние в созидании нации природы, климата, почвы, то еще больше это влияние в воздействии окружающих людей, питания, воспитания, образования и международных отношений. Разумеется, для воздействия на отдельного человека требуются десятки лет, для воздействия же на семьи и рода – сотни лет, а для воздействия на племена, народности и нации – тысячелетие.

    Тем не менее воздействие внешней обстановки и среды на человека, семью, род, племя, народность и нацию слишком велико. Почему и замечено, что единство исторических судеб и единство борьбы за существование составляет один из важных факторов в образовании особенностей нации. Это воздействие не может уничтожить наследственность, но может значительно ее видоизменить. Зато совокупность единств наследственности и исторических судеб и борьбы за существование создает великую крепость нации.

    3. Единство физических и душевных качеств. Совместное воздействие наследственности и окружающей природы, в широком смысле слова, создает в массе людей одинаковую физическую внешность и одинаковые духовные качества. Это то, что, по мнению Бауэра и других, составляет национальный характер. Естественно, этот национальный характер или эти национальные особенности могут видоизменяться во времени и пространстве. Особенности русских IX и XIX вв., бесспорно, могут разниться между собой, но несомненно и то, что основные особенности нации остаются неизменными. Лучшим тому доказательством служат второстепенные отличия великороссов, малороссов и белорусов. Великороссы больше всего оставались под игом монгольским. К их крови достаточно добавилось крови ассимилированных ими финских народов. Поэтому, естественно, тип великоросса представляет собой некоторую своеобразность[2]. Малороссия подверглась игу польскому. Малороссы ассимилировали большое количество печенегов, половцев, торков, берендеев и прочих, и это, в свою очередь, не могло не отразиться на их физическом и духовном образе. Наконец, белорусы находились и отчасти ныне находятся под игом польским. Они поглотили в себя значительную долю литовской и латинской крови, что опять‑таки не могло не сделать их несколько своеобразными.

    Тем не менее эти три народности не отдельные нации, а только разновидности одной великой русской нации со всеми основными свойствами, присущими этой нации.

    Еще более удивительно, что полутысячелетнее стремление онемечить и вытравить русские основные черты у русских Галичины, Буковины и Угорской Руси доныне остаются тщетными и эти несчастные страдальцы доселе остаются коренными русскими.

    Это единство духовных и физических сил – великое начало в деле национального бытия и составляет важнейший признак нации.

    4. Единство культуры. Народ, живущий около 2 тысяч лет, имеет свои нравы, обычаи, песни, сказания, литературу, науку, искусство, промыслы, производство, торговлю, хозяйство, политику, быт и проч. Все это составляет культуру. Единство наследственного происхождения, единство исторических судеб и борьбы за существование, единство физических и духовных сил – все это дает одинаковые результаты условий жизни, одинаковую культуру. Поэтому весьма естественно, что нация, имеющая свою историческую судьбу и борьбу за существование, свой физический и духовный облик, будет иметь и свою собственную культуру. Так оно и на деле.

    5. Единство веры. В огромном большинстве случаев исповедание веры является предметом выбора самой нации, соответственно нравственным свойствам и духовному влечению нации, и только в редких случаях оно является путем насильственного навязывания. Исповедание православия русскими произошло не потому, что так того хотел князь Владимир, а князь Владимир принял и ввел православие на Руси потому, что оно соответствовало нравственному духу русских славян. (Основные нравственные черты русских славян: смирение, любовь, милосердие, сострадание и самопожертвование. Те же начала христианства проповедовала и православная религия. Поэтому русские приняли православие именно потому, что в их натуре лежали основные начала православного христианства.) Поэтому же православие было принято всеми русскими без борьбы и насилия. Только под тяготением страшного материального и нравственного гнета и ига поляков и их верных слуг – иезуитов часть белорусов и ничтожная часть малороссов должны были перейти в католицизм. Поэтому для русских православная вера является твердыней и важным признаком их самостоятельного национального бытия, ибо ничтожная часть русских католиков является подневольными католиками.

    Тем не менее вера не может служить вообще важным национальным признаком, ибо мы видели, что многие нации исповедуют различные религии, как немцы, армяне и прочие, и это им нисколько не мешает принадлежать к своим нациям.

    6. Единство языка. Язык вырабатывается не только в доисторический период бытия нации, но еще в период ее формирования. Поэтому он является весьма ранним проявлением данной нации и, несомненно, охватывает всех ее членов. Могут быть, однако, редкие случаи, когда часть нации отрывается от своего целого, живет в своеобразных условиях, почему жизнь ее идет иным путем, чем ее целого, и язык получает иное проявление, тем не менее корни его как для целого, так и для части остаются общими. Вот почему язык является важным проявлением нации и служит ее серьезным отличительным признаком. Нация может исчезнуть. От нее остаются только ничтожные отпрыски, и тем не менее своеобразный язык этих мелких остатков свидетельствует о самостоятельности бывшей нации. Таких примеров мы имеем очень много на Кавказе. Так, удинов насчитывается всего только сотни, и тем не менее, по мнению очень компетентных ученых, этот остаток по языку является представителем исчезнувшей нации. Еще больше таких примеров мы имеем в Дагестане. Там нередко отдельные аулы являются представителями исчезнувших наций, и самостоятельность этих наций свидетельствуется полной самостоятельностью языка. Таковы, например, дидойцы и другие дагестанцы.

    Несмотря на такую важность и серьезное значение языка для нации, есть, однако, нации, которые потеряли свой язык и живут языками тех народов, среди которых они селятся. Таковы евреи. Древнееврейский язык непонятен современным евреям, они пользуются особенным жаргоном или языками тех народов, среди которых живут. И тем не менее они составляют нацию, и нацию очень крепкую и стойкую.

    7. Единство территории. Каждая нация должна иметь свою родную территорию, на которой она возникла, развивалась, получила свои особенности, сжилась с ней и породнилась. От этой основной нации могут отрываться части, переселяться в другие места, но их родина всегда для них остается родиной. Оттуда они получают поддержку, одобрение и усиление. Миллионы русских переселились в Америку, и тем не менее они остаются русскими, считают Россию своей Родиной, живут ее верой и языком, радуются ее радостями, гордятся ее успехами и скорбят о ее несчастьях и неудачах.

    Тем не менее есть нации, которые существуют как таковые и не имеют своей родной территории. Таковы армяне, таковы цыгане, таковы евреи.

    Однако территория имеет важное значение для нации. Те же армяне всеми силами стараются создать себе территорию. Десятки тысяч их переселились из Турции в Закавказье, чтобы там создать в известных местах сплошное поселение и свою родную территорию. Не стесняются они и в средствах для выживания с занятых мест русских переселенцев, туземцев‑грузин и туземцев‑татар. И все это делается с единственной целью – создать себе территорию. Это видят все. Это знают все. Не видит и не знает этого только одна кавказская администрация, страдающая особенным дальтонизмом глаз и совести…

    Цыгане не стремятся к созданию своей территории, так как они не слишком культурны. Цыгане – номады. Им территория и государственность не нужны…

    Евреи лишились своей родины, территории. Лишившись территории как таковой, они нашли себе объединителя в своей религии. Их святой закон является им и религией, и родиной, и объединителем…

    Тем не менее это их не удовлетворяет. Недостаток родины, недостаток своей территории для них великое несчастье. Различными способами они пытались создать себе родину, то путем засилья, то путем переселения. Но ни тот ни другой прием им не удается.

    Путем засилья они хотели создать себе родину то в Белоруссии, то в Галичине, то в Угорщине, то в Румынии… Но всюду их замыслы предугадываются и расстраиваются.

    Не менее неудачными являются и попытки евреев переселиться на новые земли: Уганду, Канаду, Палестину…

    И тем не менее евреи без родины, без территории – нация.

    Говоря о нациях, не имеющих своей территории, мы должны оговориться, что хотя они и нация, но тем не менее они являются неполноправными нациями. Живя в чужом государстве и на чужой территории, эти нации существуют в этом государстве на положении иностранцев, и в случае противонационального поведения по отношению к державной нации они могут и должны быть выселены из данного государства. Их присутствие в государстве терпимо. Но если они вздумают производить недопустимые поступки, то державная нация без церемонии может попросить их оставить территорию. В этом отношении особенно важно иметь в виду такое положение евреев, которые не имеют права даже частного личного обладания землей и подлежат ограниченной черте оседлости.

    Между тем эта именно неполноправная нация позволяет себе выходки, опасные для ее положения.

    Недавно в еврейском «Рассвете» было напечатано:

    «Их заставляют заучивать наизусть стишки вроде «Птичка Божия не знает», описывать зиму и лето, рассказывать про полевые работы и прочее, между тем как их надо было бы обучать специально языку купли‑продажи, ремесла, разговору с заказчиком, простейшей торговой корреспонденции. В Одессе, в бойком торговом ряду на Александровском проспекте, где и христианский средний класс покупает мануфактуру и готовые платья, почти все приказчики евреи, почти все они говорят по‑русски прескверно, и от этого ничуть не страдают интересы ни их, ни хозяев.

    Дети в еврейской школе должны изучать и русский язык. Но дети в еврейской школе отнюдь не должны изучать арифметику, географию и прочее на русском языке. Языком образования, языком культуры должен стать еврейский. Русский язык должен изучаться постольку, поскольку он практически нужен в житейском обиходе.

    При перемене системы останется тот выигрыш, что хоть этот прикладной язык дети будут знать как следует. Они не сумеют декламировать: «Птичка Божия не знает». Но они сумеют написать: «Г. Иванову. Милостивый государь! Причитается с вас за пару брюк 8 рублей, каковые доверяю получить подателю. С почтением портной такой‑то». Скромно полагаю, что это важнее».

    Не подлежит никакому сомнению, что эта выходка евреев – дерзость. Если бы эта дерзость была проявлена поляком, финляндцем и проч., то это была бы дерзость нации, об отношении к которой нужно было бы подумать, ибо сдвинуть нацию с ее территории не так легко. Но в данном случае была дерзкая выходка со стороны неполноправной нации, живущей в стране на положении иностранца, а потому в будущем ей нужно подумать, что подобные дерзости не всегда могут быть безнаказанными. Если до поры до времени к подобным неприличным выходкам державная нация относится со спокойным презрением, то в будущем она может попросить этих иностранцев оставить страну, на пребывание в которой они не имеют права.

    Таким образом, определение нации производится совокупностью проявлений, а не отдельными какими‑нибудь признаками.

    «Нация» – слово иностранное. Русский язык не имеет слова, которое точно передало бы значение слова «нация». Слово «народ» или шире слова «нация», обозначая народонаселение государства, или уже слова «нация», обозначая низший слой народонаселения государства, простой его класс. Мы надеемся, другие работники на ниве русского национализма изобретут слово, могущее заменить настоящий барбаризм.

    Национализм – это проявление уважения, любви и преданности, до самопожертвования в настоящем, – почтения и преклонения перед прошлым и желание благоденствия, славы, величия, мощи и успеха в будущем той нации, тому народу, к которому данный человек принадлежит.

    Национализм складывается из двух проявлений – национального чувства и национального самосознания.

    Национальное чувство есть прирожденная принадлежность физической и душевной организации. Оно инстинктивно. Оно обязательно. Национальное чувство прирождено нам так же, как и все другие чувствования: любви к родителям, любви к детям, голода, жажды и т. д.

    В основе национального чувства лежит проявление высшего мирового закона – закона тяготения или закона притяжения. Самым простейшим проявлением его служит притяжение и отталкивание частичек мирового эфира. Таким образом, оно современно мирозданию. Проявлением этого чувства является соотношение небесных тел друг с другом, стремление животных к подобным себе и т. д.

    В человеческом обществе прообразом его является любовь к родителям, семье, деревне, округу и, наконец, ко всему своему народу. Любовь к Родине имеет свое проявление в душевных заболеваниях, в форме болезненной тоски по Родине (ностальгия).

    Таким образом, национальное чувство – явление животное, стадное, органическое и прирожденное.

    Но кроме унаследованности в образовании этого чувства играют немалую роль и окружающая среда, воспитание.

    Каждый новорожденный воспринимает впечатления от близких окружающих предметов. Так создаются его первые познания. Так создается первый познавательный материал.

    Ребенок знакомится с матерью, отцом, домашними, домом и всем окружающим. Но этого мало. Предметы его чувствования, предметы его восприятия становятся ему близкими, становятся ему дорогими, его любимыми… Эта любовь к отцу, матери, семье, дому есть первое проявление национализма. Национализм маленького ребенка ограничивается домом и домашней обстановкой.

    С течением времени ребенок растет, знакомится с деревней, городами, людьми, природой и проч., и все это ему становится милым, дорогим, родным. Еще проходит время, юноша и девушка изучают историю страны. Они переживают все ее несчастья, страдания и потери и соболезнуют всему тяжелому, зато успех, величие, слава и победы несказанно радуют их. Герои нации его родные. Все прошлое нации ему настолько дорого и мило, что дороже настоящего, ибо оно создало настоящее и служит основой для будущего. Юноша гордится своей нацией и готов отдать за нее свою жизнь, как его предки отдавали ее за будущее нации.

    Так создается национализм путем воспитания.

    Но такое созидание совершается не у одного человека, а у многих лиц данной нации, почему все эти лица дороги друг другу, являются близкими и родными. Они все сродни – национально сродни. Они все объединены одной любовью ко всему своему, ко всему родному, как прошлому, так и будущему и настоящему.

    Таким образом, воспитательный национализм не есть явление личное, индивидуальное, а общее коллективное. Это делает национализм сильнее и могущественнее.

    Национальное самосознание есть акт мышления, в силу которого данная личность признает себя частью целого, идет под его защиту и несет себя саму на защиту своего родного целого, своей нации. Профессор Казанский говорит, что национальное самосознание есть вид общественного самосознания народа. Оно есть сознание солидарности наших личных потребностей и задач с известной народностью, то есть с известным культурно‑историческим общественным телом. Это есть сознание единства основных начал жизни и необходимости взаимного содействия для преследования общих целей, которое проникает весь народ и отдельных его членов[3].

    Национализм в большей или меньшей степени присущ каждому человеку, и чем больше он развит у человека, тем большая цена этому человеку. Вот что говорит по этому поводу завзятый западник В. Белинский: «Человеческое слово – великое дело, – но тогда, когда он француз, немец, англичанин, русский. Без национальности человечество было бы мировым логическим абстрактом, словом без содержания, звуком без значения»[4].

    Национализм, несомненно, развивается непроизвольно и бессознательно. Тем не менее у различных лиц и в различные времена он развит бывает не одинаково. Бывают случаи, когда национализм вспыхивает очень ярко во всех слоях общества, и бывают жизненные моменты, когда он подавлен. Во времена монгольского ига национализм в России был подавлен, напротив, после Смутного времени он вспыхнул и оживился. Во времена крепостного права рабам было не до Родины и не до нации, напротив, после 17 октября национализм вспыхнул очень ярко во всей России.

    Наивысший, чистейший и наиболее яркий национализм развивается в тот момент, когда все члены нации пользуются одинаковой свободой и одинаковым правом. Такое положение порождает и одинаковую любовь, и одинаковую преданность, и одинаковую гордость, и одинаковое самопожертвование Родине.

    В самом деле, можно ли было требовать одинаковой любви и самопожертвования во время крепостного права от крестьян и помещиков. Дворяне‑помещики жертвовали собой за свое господство и за свое владычество, а крестьяне… крестьяне за владычество помещиков и свое рабство. Поэтому национализм крестьян‑рабов был очень слаб.

    Вот почему во всех государствах вспышки революции всегда шли рука об руку со вспышками национализма, ибо в то время граждане получали одинаковую свободу и одинаковые права, почему все они проявляли и одинаковую любовь к нации и Родине.

    У нас после 17 октября 1905 г. произошла резкая вспышка национализма. Высочайший манифест даровал желанные свободы и равные права.

    Но что дано верховною властью, то постепенно, шаг за шагом, стало урезываться современной бюрократией. Новое вино было влито в старые мехи. Свободы остались на бумаге, права – в воображении. Национализм стушевывается. Надвигаются угрозы, заставляющие подумать о многом…

    Кроме того, в последнее время и у нас в России выдвигается новое вредное начало – капитал. Капитал состоит в руках евреев, банков и кулаков. Для банковских деятелей, спекулянтов, кулаков, составителей синдикатов нет ни нации, ни Родины, ни государства. Для них – только капитал. Для капитала нет ни чести, ни гордости, ни блага нации. Капитал интернационален и космополитичен. Еще недавно пролетарии проповедовали космополитизм. В настоящее время пролетарий разумный стал строго национальным, например в Германии. Русский пролетарий – раб евреев и других проходимцев, а потому и космополитичен, потому он и космополитичен, что является рабом евреев и других космополитов‑капиталистов. Известна одна нефтяная фирма, которая очень щедро субсидирует пролетарское движение русских рабочих. Интересно: потому ли она скапливает миллионы, чтобы поддерживать пролетарское движение, или потому мутит пролетариев, чтобы копить себе миллионы?

    Прежние помещики, имея рабов, своей кровью защищали Отечество. Нынешние капиталисты не желают жертвовать своей кровью. Они не прочь на боевом поле видеть дворян и крестьян, но не для защиты нации, а для защиты своих капиталов. Не в интересах евреев и капиталистов поддерживать национализм. Напротив, они всеми способами стараются затушить, ослабить и унизить его. Господами являются капиталисты, а вся остальная масса превращается в рабов. Возможно ли ожидать оживления национализма при нарождающихся синдикатах и других орудиях порабощения?..

    Все вышесказанное рисует собой тот вид национализма, который представляет собой естественный национализм, или народный. Но кроме этого естественного национализма существуют и другие виды и формы национализма, каковы: бюрократический национализм, державный и подъяремный национализм, фальшивый национализм, проявляемый наружно париями, по своему существу антинациональными, сепаратистский национализм и др. Мы остановимся здесь на рассмотрении только двух первых форм.

    Бюрократический, или правительственный, или чиновничий национализм. Каждое государство, пока его народы находятся на низкой ступени культуры, ведется главой государства и его правительством. В этом случае правительство является проводником, вершителем и исполнителем сознательного национализма. Оно является опекуном несовершеннолетних, головой взрослых граждан, и на нем лежит долг вести дела государства в интересах той нации, которая создала государство и держит его, – нации державной. К сожалению, эти правительства, эти чиновники очень часто забывают о нации и ее интересах, а всю свою деятельность направляют на свои личные интересы и интересы своих присных. Их деятельность, их государственная политика сплошь и рядом являются не только не национальной, но прямо‑таки антинациональной. К несчастью, бывают случаи, когда и правители увлекаются и заблуждаются настолько, что действуют не в интересах, а во вред своей нации и своего государства. Россия знает у себя таких правителей. В этом отношении остаются незабвенными слова великого русского гражданина и славного историка Карамзина, который осмелился сказать и написать императору Александру I: «Не клянутся ли государи блюсти целость своего государства?» – когда тот решил было не только восстановить Польшу, но и придать ей часть Малороссии, Белоруссии и Литву… И до сего дня мы оплакиваем ложные и вредные шаги этого государя по отношению к Финляндии… Я не стану распространяться о зверском правлении Бирона.

    Но даже в царствование великого царя‑националиста Александра III было много чиновников, футлярный национализм которых жил на их пользу, а не на пользу государства.

    Только 17 октября 1905 г. дало нам право быть самими господами себе, блюсти свои национальные интересы и проверять деяния правительства с точки зрения национальной политики. Вот прошло уже 10 лет, и мы видим, что многие из правителей слишком слабо выполняют волю монарха. Они слишком медленно спешат с осуществлением тех свобод нации, которые дарованы императором. Трудно сказать, что ими руководит в этом случае. Из желания не осудить я позволю себе сказать, что причина такого правительственного направления, скорее всего, кроется в том, что новое вино налито в старые мехи. Людям старого воспитания трудно отказаться от своей власти и тяжкого для граждан произвола. Напрасно они думают, что народный контроль представителей народа – Государственная дума – пустое слово. Нет, это выражение воли народа.

    Точно так же и постепенно усиливающийся произвол слишком является тяжелым для народа и грозит возникновением тех черных дней, кои всем нам слишком памятны.

    Воля монарха в даровании свободы зиждилась не только на великой любви его к народу, но и на глубоком знании и понимании этого народа. Истинным истолкователем этой воли являлся поставленный монархом великий мученик за Родину и славный национальный гений П.А. Столыпин. Это был не только исполнитель народного национализма, но его созидатель и направитель… А ныне по многим отделам государственные дела опять во власти бюрократизма, ныне не только не полезного, но вредного и опасного.

    Национализм державный и подъяремный. Очень немногие государства составлены из одной нации. В огромном же большинстве случаев государство составляется из нескольких наций, причем одна из этих наций является господствующей, державной, а другие ей соподчиненными, подъяремными. Господствующей, державной нацией является та, которая основала, создала и держит государство. Она осталась победительницей – она и господствует. Ее победили бы, и она подчинилась бы. Так это было и с нами во времена монгольского (в Великороссии) и польско‑еврейского ига (в Малороссии и Белоруссии). В России державной господствующей нацией является русская нация. Все остальные нации, составляющие Русское государство, являются ей соподчиненными[5]. Такую державность русской нации дают: права крови, пролитой ее сынами, права исторических судеб, права имущественные, права самосохранения, права культурного превосходства и, наконец, права победителя. Все это ставит русских в России в такие условия, что они в ней хозяева и господа, а все остальные нации, сохраняя неприкосновенными все свои основные национальные особенности, должны, однако, согласовать свою жизнь так, чтобы не нарушать интересов, а даже способствовать национальным интересам державной нации. Всякие нарушения, противодействия и вред по отношению к державной нации нетерпимы и недопустимы, ибо такое противодействие идет во вред самому государству.

    Всякий инородец, сохраняющий свою веру, свой родной язык (в доме), свои традиции, но всю свою душу отдающий на пользу державной нации, ведущей государство, является истинным сыном России и пользуется всеми правами русского гражданина. Он является равным любому члену державной нации и приемлется ею, как таковой. Разве Цицианов, Чавчавадзе, Мадатов и многие другие были чем‑нибудь обижены сравнительно с другими детьми России? Нет, они были, есть и будут любимы и почитаемы наравне с нашими кровными, такими как Скобелев, Макаров, Кондратенко и др.

     

    [1] Спурель X. Патриотизм с биологической точки зрения. М., 1914. С. 25.


    [2] Ковалевский П.И. История России с национальной точки зрения. Изд. 2‑е.


    [3] Казанский П.Е. Народность и государство. 1912.


    [4] Белинский В. Собрание сочинений. Т. II. С. 122; Т. III. С. 766.


    [5] См. об этом подробно: Ковалевский П.И. Русский национализм. Изд. 3‑е.


    [6] Ковалевский П.И. Кавказ. Народы Кавказа. 1914.


    [7] Грот К.Я. Австро‑Венгрия и Карпато‑Дунайские земли. 1914.

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (10.07.2019)
    Просмотров: 61 | Теги: русская идеология, РПО им. Александра III, петр ковалевский, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1446

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru