Web Analytics


Русская Стратегия

"Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба Русского народа за свободу и достойную жизнь на земле - продолжается. И ныне нам более чем когда-либо подобает верить в Россию, видеть ее духовную силу и своеобразие и выговаривать за нее, от ее лица и для ее будущих поколений ее творческую идею." И.А. Ильин

Категории раздела

История [3006]
Русская Мысль [338]
Духовность и Культура [476]
Архив [1336]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Владимир МАКСИМОВ. Обыкновенный демофашизм

    Только цитаты:

     

    «Я ненавижу эту державу, кровожадную, как хорек, шершавую, как устав караульной службы, и однозначную, как дубинка омоновца».

    «У нас народа лишь десятая часть, а все остальное — тупая и бессмысленная чернь».

    «Всю жизнь я пыталась поднять народ с колен, но он рожден ползать».

     

    Все — из В. Новодворской.

    Читаешь и диву даешься: посмотреть на нее, послушать — всем Бог обнес, поди ж ты, претензий на трех Лимоновых и на двух Солженицыных с избытком. А вот еще один красавец, сорвавшийся с демократической цепи:

     

    «До тех пор, пока в России не будут стоять памятники, например, немецким, итальянским, французским, румынским солдатам, погибшим здесь во время войны, и у них не будут лежать цветы, мы не излечимся как нация».

     

    Автора? Знакомьтесь: Юрий Афанасьев, бывший председатель нашего гитлерюгенда, то бишь пионерской организации СССР. Видно, стосковался по единомышленникам. Думаю, в порядке исключения надо бы позволить ему воздвигнуть один такой монумент. У него под окнами.

    Последнему, хотя и несколько своеобразно, возражает столь же демократический мыслитель игумен (?!) Иннокентий Павлов в «Независимой газете»:

     

    «Когда же наш народ можно будет считать имеющим здоровую нравственную основу? (Слушайте, слушайте! — В. М.) Отвечу со всей определенностью: когда вырастет поколение, которое не будет прощать ничего, никому, никогда».

     

    Браво, игумен: открытие в современном богословии, прямо скажем, почти эпохальное! Только договоритесь же наконец между собой, залетные, чем же нам все-таки лучше излечиваться — мытьем или катаньем?

    Но слово поэтам. Какое же историческое аутодафе без их лирического аккомпанемента:

     

    «Россия должна быть уничтожена… Россия — утопия, страна, населенная призраками и мифами».

     

    Это начинающая энтузиастка в журнале «Даугава». А вот откровения зрелого мастера в «Подмосковных известиях»: «Для меня это был финал детектива. Я наслаждался этим. Я терпеть не мог этих людей, и даже в таком положении никакой жалости у меня к ним совершенно не было. И, может быть, когда первый выстрел прозвучал, я увидел, что это заключительный акт. Поэтому на меня слишком удручающего впечатления это не произвело».

    Это он о расстреле Белого дома. Вот уж воистину: «Надежды маленькой оркестрик под управлением любви».

    Но если читатель наивно полагает, что наши прозаики здесь оплошали и безропотно уступили пальму первенства стихотворцам, то он глубоко и непростительно ошибается. Судите сами:

     

    «Вселенная (то есть Россия.—В. М.), в которой обитают герои, нравственно индифферентна. В ней нет никакой эстетической структуры. Мертва здесь и так же гадка, как и палач».

     

    Интересно, о ком это? О Сахарове? Пастернаке? Мандельштаме? Махоэлсе? Ахматовой? Марченко? Богатыреве?

    Хотя далее поклонник этой прозы из лос-анджелесского еженедельника «Панорама» охотно разъясняет:

     

    «Автор соскребает хрестоматийный глянец с портретов классиков. Гоголь и Достоевский у него — такие же негодяи и антисемиты, как и все окружающие».

     

    Нам остается только поаплодировать как нашедшему себя в Америке молодому прозаику, так и его рецензенту.

    Но коли уж высокая литература себя особо в выражениях не ограничивает, то сопутствующая ей публика и вовсе пустилась во все тяжкие. Один кричит по телевидению, что Россия одурела, другой утверждает, будто сегодня «требуется не трубка мира, а ЧК», третий и на ЧК не надеется, а спешит взять закон в свои руки и решать проблемы персональным самосудом: «буду резать, буду бить» (цитата из демократической «Сегодня»), а четвертый, теперь уже коллективный, в «Известиях» прямо требует от правительства: «Хватит говорить… Пора научиться действовать. Эти тупые негодяи (т. е. их политические оппоненты. — В. М.) уважают только силу».

    А какие имена под этим! Сплошь гуманисты, правозащитники, радетели за униженных и оскорбленных.

     

    Вслед за этим к солистам присоединяется слаженный хор: «Боюсь, что Россия еще не готова к демократии»

    (Хазанов. Телевидение «Останкино». Январь 1994 года).

     

    Вот так, легонько, с мягкой иронической ухмылочкой подводим теоретический базис под вполне твердую диктатуру.

     

    «Между прочим, «Русская тоска» — тоска отверженной историей большой нации по историческому воплощению»

    (Сергей Носов. «Русская мысль». 10–16.02.94. Париж).

     

    Жив курилка Лебядкин, хоть и назвался Носовым! Помните: «Я желал бы называться князем де Монбаром, а между тем я только Лебядкин, от лебедя, почему это? Я поэт, сударыня, поэт в душе и мог бы получать тысячу рублей от издателя, а между тем принужден жить в лохани, почему, почему, сударыня? По-моему, Россия есть игра природы — не более!»

    Этому Носову вместе с его издателем «Р. М.», прежде чем о России печаловаться, в зеркало бы на себя посмотреть!

    Мало? Могу добавить:

     

    «Россию сегодня настигло великое историческое возмездие. За гонор на пустом месте, за глупость, за фанатизм, за все. Марксизм недаром вопреки надеждам самого Маркса пророс именно в России. Народ, попавшийся на эту удочку, не вызывает ни доверия, ни уважения»

    (Л. Иванов. «Новое русское слово», 1994 год, Нью-Йорк).

     

    Оставлю судить читателю, чего в этом бреде больше — глупости, невежества или разнузданной спеси московской Дуньки, выпущенной наконец-то в Европу.

    Ей в унисон вторит другая Дуняша, еще только мечтающая попасть в европейские кущи:

     

    «В свое время из японцев и немцев имперские замашки выбили силой. Ах, как это пошло на пользу обеим нациям. Нам не посчастливилось. Нас никто не захватил».

     

    У Дуняши есть имя. Запомните — Александр Кацура. Писатель, видно, очень крупный, коли весьма привередливая «Независимая газета» отводит ему половину газетной полосы. Я, к примеру, о такой чести даже мечтать не могу. Пробовал, не получается: уровень Капуры мне, судя по всему, не по плечу.

    И вот еще:

     

    «Россия — заповедник для бандитов»

     (Л. Нуйкин. «Новое русское слово». 24.03.94).

     

    Вы думаете это о преступности, захлестнувшей страну благодаря теоретическим усилиям таких, как он? Нет, это о политической оппозиции. Хотя что ж с него взять, его отношению к оппозиции обучали в Академии общественных наук ЦК КПСС. Затянись брежневская эпоха до сих пор, ему бы в сусловском аппарате цены не было.

     

    «О великий русский народ! Ответь наконец на вопрос Юрия Карякина. Ты что действительно окончательно «сдурел» или на тебя нашло лишь временное затмение?»

     

    Ну чем не Фома Опискин?

    Цитирую по первоисточнику:

     

    «Я знаю Русь и Русь меня знает: потому и говорю это. Пусть изобразят этого мужика, пожалуй, обеременного семейством и сединою, в душной избе, пожалуй, еще голодного, но довольного, не ропщущего, но благословляющего свою бедность и равнодушного к заботе богача. Пусть сам богач в умилении души принесет ему, наконец, свое золото; пусть даже при этом случае произойдет соединение добродетели его барина и, пожалуй, еще вельможи. Селянин и вельможа, столь разъединенные на ступенях общества, соединяются, наконец, в добродетелях, — это высокая мысль! А что мы видим? С одной стороны, незабудочки, а с другой — выскочил из кабака и бежит по улице в растерзанном виде? Ну что, скажите, тут поэтического? Чем любоваться? Где ум? Где грация? Где нравственность? Недоумеваю!»

     

    Но шутки шутками, а как бы все эти прелестные Дульцинеи, спятившие от ненависти к собственному народу, не обернулись в недалеком будущем для России новыми бургомистрами, старостами, полицаями и старателями зондеркоманд, всегда готовыми заступить на трудовую вахту у заслонок газовых крематориев: уж больно жаждут варяжских хозяев!

    Вдобавок к этому стоит еще полистать «эмигрантскую» «Русскую мысль» или послушать по «Свободе» передачи о России некоего господина Парамонова, чтобы окончательно понять, почему незатейливый Владимир Вольфович Жириновский от выборов к выборам набирает все больше и больше сторонников.

    Заранее предполагаю возражения снисходительного читателя: что, мол, с них взять с этих интеллигентов, у них испокон веков чувство впереди рассудка поспешает. Но вот вам сентенция матерого государственного мужа, недавнего цековского мальчика на побегушках: «Россия выпала из истории».

    Разрешите представить: Анатолий Чубайс. Откуда он выпал сам, остается только догадываться.

    В связи со всем сказанным я бы посоветовал многочисленным профессиональным антифашистам современной России, которых с каждым днем становится у нас все больше и больше, не выискивать в мало кому известных националистических листках и листовках грозные приметы фашистской угрозы, а лучше читать, слушать, смотреть наши самые что ни на есть демократические, интеллектуальные и респектабельные средства массовой информации. Все, что я процитировал выше, — из них.

    Говорят, в свое время Луначарского попросили предложить надпись к спроектированному тогда памятнику Достоевскому. Утверждают также, что достаточно циничный нарком просвещения среагировал буквально на ходу: «От благодарных бесов».

    Убежден, что нынешние победители в России могут смело позволить себе туже самую эпитафию к тому же самому памятнику.

    И еще: если это демократия, то что же тогда фашизм?

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (04.10.2019)
    Просмотров: 101 | Теги: владимир максимов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1507

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru