Web Analytics


Русская Стратегия

"Если нашему поколению выпало на долю жить в наиболее трудную и опасную эпоху русской истории, то это не может и не должно колебать наше разумение, нашу волю и наше служение России. Борьба Русского народа за свободу и достойную жизнь на земле - продолжается. И ныне нам более чем когда-либо подобает верить в Россию, видеть ее духовную силу и своеобразие и выговаривать за нее, от ее лица и для ее будущих поколений ее творческую идею." И.А. Ильин

Категории раздела

История [3011]
Русская Мысль [338]
Духовность и Культура [476]
Архив [1338]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 10
Пользователей: 2
Elena17, mvnazarov48

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Владимир МАКСИМОВ. Страна негодяев

    Как стремительно раскручивается время! Вспомните предостережение, высказанное Станиславом Говорухиным в его «Криминальной революции»:

     

    «В стране происходит криминальная революция. Вернее, она завершается. Победой революции может считаться окончательное построение уголовно-мафиозного государства».

     

    С тех пор минуло не более года, а эта, казалось, эмоциональная сказка становится нашей реальной былью.

    На днях обозреватель польского телевидения спросила меня с будничной интонацией в голосе:

    — Как вы относитесь к предложению депутата Государственной думы Артема Тарасова передать власть мафии?

    Даже я, человек, что называется, видавший виды и давно переставший чему-либо удивляться, слегка поперхнулся от неожиданности:

    — Как, уже?

    — Только что…

    Репутация этого, извините за выражение, депутата украсила бы послужной список доброй дюжины отпетых рецидивистов, поэтому меня ошарашила не столько его откровенность, сколько его решимость сказать это открыто, вслух, не стесняя себя никакими тактическими или стратегическими соображениями. Утверждаю, такого в истории человечества еще не было: преступный мир официально заявляет свое право на власть. В общем, приехали!

    Впрочем, артиллерийская подготовка к этому победному штурму началась не сегодня и не вчера. Сразу после триумфа ельцинской контрреволюции в августе 1991 года, успеху которой в немалой, если не в решающей степени способствовала российская уголовщина, на страницах периодики, на экранах кино и телевидения замельтешили, отмеченные печатью Уголовного кодекса РСФСР имена и лица в качестве примера «делать жизнь с кого» и всяческого подражания. Как говорится теперь, они ужинали страну, они ее и танцевали.

    Преступность нарастала лавинообразно. Страна стремительно вооружалась, словно готовилась к военной осаде, информированная хроника в средствах массовой информации стала напоминать сводки с мест боевых действий, число жертв этой необъявленной бойни неуклонно приближалось к цифре времен окончания Великой Отечественной войны, органы правопорядка, вместо того чтобы противостоять преступному разгулу зачастую сами выходили на большую дорогу делить с бандитами сферы влияния и добычи.

    В конце концов, осознав свое полное бессилие перед криминальным беспределом, власть запросила у него унизительного пардону. Некто полковник Донцов, занимающий в московской мэрии пост Начальника Управления по борьбе с организованной преступностью, первым выкинул белый флаг. Цитирую по той же «Криминальной революции» Говорухина:

    «Мафия бессмертна, — заявляет полковник, — ликвидировать ее никогда не удастся».

    Вывод полковника: с мафией можно и нужно договариваться.

    Это был первый предупредительный звоночек. Затем начался сплошной одобрительный перезвон. И, конечно же, первой в него включилась наша вконец изолгавшаяся, испохабившаяся, искрутившаяся от лакейского сервилизма интеллигенция, главным образом либеральная. Сатирики и пародисты, барды и стихотворцы, прозаики и живописцы, эстрадные певцы и доктора рыночной экономики бросились наперегонки славить профессиональных мокрушников и вчерашних барыг, прозревая в них будущих государственных мужей, покровителей искусств, движителей технического и научного прогресса.

    Российских сирен колониальной демократии дружно поддержали их эмигрантские коллеги по зарубежным «голосам» и «тамиздату», давно и прочно оккупированным интеллектуальной рванью из бывшего СССР, неизменно способной возносить или топтать все, на что ей укажет ее заокеанский патрон.

    Этот слаженный хор как бы авансом заверял новых хозяев жизни в своей услужливой готовности тискать для них романы, ставить о них фильмы, спектакли и концертные представления, лишь бы успеть ухватить хоть малый огрызок с их блатного стола. Прости меня, Господи, но этим ларечникам от культуры, испившим когда-то из ее целительных источников, нет и не будет прощения за их гнусное предательство по отношению к ней!

    У одного такого интеллектуального наперсточника я недавно совершенно случайно побывал в его мастерской. Вот уже много лет ее хозяин числится чуть ли не главным плакальщиком и печальником по унижаемой басурманами России. Его аляповатыми олеографиями на эту тему увешаны все наши дипломатические предбанники от Москвы до Нью-Йорка. Двухэтажное жилище мастера-патриота в центре Москвы битком набито предметами — церковной утвари, главным образом иконами. Иконы всех размеров, школ, конфессий висят, стоят, высятся здесь штабелями. Сколько же надо было этому страждущему заступнику поруганного Отечества ограбить российских храмов и частных заначек, чтобы сколотить себе такую коллекцию, уму непостижимо, полстраны, не меньше! Говорят, правда, что все собрание он уже завещал государству. Тоже неплохо придумано; сначала украсть, а потом увековечить себя в памяти потомства в качестве дарителя.

    Вот такая у нас с вами теперь интеллигенция. Воровская. Поэтому немудрено, что она так легко, так безболезненно находит общий язык с нашим профессиональным жульем в бизнесе, во властных структурах, в криминальном подполье, не стесняется прилюдно хвастаться дружбой с блатными авторитетами, пользоваться их покровительством, наивно полагая, что за широкой, в лагерных татуировках спиной этих великодушных паханов, они вольготно и припеваючи доживут свой бесславный век, а, может быть, чем черт не шутит, и детям их на молочишко останется.

    Судя по всему, на те же сомнительные милости возлагает нынче надежды и растерявшаяся от собственной беспомощности власть.

    Но, господа, беспредел, увы, есть беспредел. Явление это универсально по самой своей природе. Однажды укоренившись в обществе, оно наподобие раковой опухоли поражает в конце концов организм целиком. В том числе и его криминальную область. Мафия в ее традиционных формах просто-напросто не успевает структурироваться, чтобы претендовать на сколько-нибудь устойчивое влияние. В ней нынче разгорелась война без правил, тотальное взаимоистребление, мотивированное лишь сиюминутными интересами очередных неофитов.

    Сегодня сами воровские авторитеты вынуждены признать, что уже не контролируют ситуацию. Рыба, как известно, гниет с головы. Власть, попирающая собственные законы и не убоявшаяся пролить кровь своих подданных, порождает на всех уровнях общества атмосферу вседозволенности, в том числе и на уровне криминальном. Знающие люди свидетельствуют: как в местах заключения, так и в преступной среде на воле анархический произвол принял столь тотальные формы, что справиться с ним отныне не представляется сколько-нибудь возможным даже самому преступному миру.

    Так что в случае реализации восхитительной идеи Артема Тарасова Россию ожидает беспрецедентная в истории гражданская бойня. Нет, совсем не та, какой мы ожидаем, с «комиссарами в пыльных шлемах», с «красными» и «белыми», с тачанками и застенками ЧК, а с кровавой междоусобицей всех против всех, по простейшему лагерному принципу: «Ты умри сегодня, я — завтра» или по еще более простейшему — ковбойскому: «Боливар не вынесет двоих».

    Этот разрушительный процесс не мог бы приобрести столь смертоносных масштабов без мощной и целенаправленной поддержки извне. Видимо, контролирующий его «мозговой трест» Запада уверен, что разыгрывает абсолютно беспроигрышную карту. На первый взгляд может показаться, что это действительно так. В самом деле, навязывая России дорогостоящие кредиты, Запад по криминальным каналам, только уже в частном порядке, возвращает их на счета тех же банков, то есть те же деньги продолжают «работать» в интересах собственной экономики. В результате облагодетельствованной кредитами стране остаются лишь практически неоплатные долги и сомнительное удовольствие причислять себя к «цивилизованному человечеству». Никакая благотворительность в жестокие законы рынка не вписывается. Дружба дружбой, а табачок врозь.

    К сожалению, если это, конечно, может нас с вами утешить, Запад осуществляет эту нехитрую комбинацию из трех пальцев не только с нами, но и со всеми нашими недавними собратьями по социалистическому содружеству в Центральной и Восточной Европе. Приманивая их приобщением к общечеловеческим ценностям, Европейскому Союзу и НАТО, Запад тем не менее не упускает возможности выкачать из них всяческие ресурсы, в первую очередь людские и финансовые.

    Совсем недавно я принимал участие в симпозиуме фонда Фальцманна в Варшаве. Фонд занимается анализом механизма иноземного разграбления Польши. Поразительно, что создали его не политики или экономисты, а ученые — физики профессора Иржи Прстава и Мирослав Даковский.

    Сам Фальцманн, тоже в прошлом ученый, волею обстоятельств оказался ответственным работником Контрольного управления польского правительства, где столкнулся с актами чудовищного грабежа национального достояния и первым публично рассказал об этом соотечественникам. Надо полагать, это не понравилось тем сильным мира сего, которым его разоблачения мешали продолжать свой экономический разбой. Ученый вскоре умер, тридцати восьми лет от роду, при так и не выясненных до сих пор обстоятельствах. Смерть его была недвусмысленным предупреждением тем политическим романтикам, которые осмеливаются открыто выступать против воровского всесилия, в том числе и автору этой статьи.

    На симпозиуме выступили представители самых разных взглядов и убеждений: бывший юридический советник «Солидарности» Людвиг Станискис, один из наиболее известных лидеров этого движения, Анна Валентинович, начальник Контрольного управления правительства Лех Качинский, гости с Запада и с Востока. Но все они тем не менее пришли к единодушному выводу: если не остановить катастрофическое развитие событий, с «цивилизованным рынком» и подлинной независимостью в ближайшее время можно будет распроститься навсегда.

    Как и следовало ожидать, симпозиум оказался почти в полной информационной блокаде. Западные кукловоды происходящего в посткоммунистических странах спектакля прекрасно изучили законы массового сознания в современном мире: чего не было в печати и по телевидению, того не было.

    Молчание это тоже способ цензуры. Может быть, даже самый эффективный.

    Но в отличие от прочих наши средства массовой информации давно уже не молчат. Открыто и прямо, не боясь ни Божеского, ни человеческого суда, они во всеуслышание заявляют: «Ворюги нам милей, чем кровопийцы», «С мафией необходимо договориться», «Только мафия способна навести порядок в стране» и, наконец, «Вся власть мафии!»

    И все же я продолжаю утверждать, что расчет на очищающую благодетельность мафиозной диктатуры иллюзорен. Иллюзорны и надежды Запада на ее стабильную долговечность. Получив всю полноту власти, она, как и ее предшественники окажется не в состоянии эту власть реализовать, ибо у нее нет никаких инструментов для такой реализации, кроме ножа и автомата Калашникова, а этого добра и у нынешних навалом. Только все равно ничего не получается.

    Вынужденная ежедневно и ежечасно защищаться от напиравших на нее снизу поклонников «дольча вита» за государственный счет, она — эта диктатура в конце концов превратится в кровавый гнойник, который рано или поздно вскроется и разольется по всему миру, возвещая человечеству наступление новой, постхристианской цивилизации — цивилизации криминальной, то есть эпохи Дьявола, всеобщего распада, гибели человека как мыслящего существа, созданного по образу и подобию Божию.

    Уже заканчивая эти заметки, я услышал по зарубежному радио изложение статьи некоего профессора Николая Злобина, опубликованной в газете «Нью-Йорк таймс». В ней он призывает американское правительство немедленно установить контакты с российской мафией, поскольку она, по мнению нашего профессора, она одна в состоянии сегодня обеспечить дальнейшую демократизацию России. Разумеется, «демократизация» здесь лишь кокетливый эвфемизм слова «капитуляция». Спешит, торопится догадливый профессор услужить будущим хозяевам, боится, как бы не обскакали. Желающих-то теперь — пруд пруди!

    Признаться, когда я слушаю, смотрю или читаю нынешних апологетов мафиозной революции, я, задыхаясь от ярости, мысленно кричу в белый свет, в пространство вокруг себя, в собственную душу наконец:

    — Будьте вы прокляты, будьте вы прокляты, будьте вы прокляты, монстры от культуры, предавшие за валютную полушку свой собственный народ и жертвенные идеалы русской интеллигенции. Верю, еще при вашей жизни настигнет вас заслуженное возмездие и, очень надеюсь, от рук тех самых паханов, которых вы навязываете нам сегодня в качестве пастырей и поводырей. Но если все же случится чудо и Россия вырвется из поставленного вами капкана, то я желаю вам в вашей будущей тюрьме оказаться в одной камере со своими нынешними героями, чтобы вы испытали на собственной шкуре все прелести уголовной демократизации. Что ж, по делам вору и мука!

    И все же я убежден, им не дано превратить Россию в страну негодяев. В этой стране еще достаточно нравственного здоровья и духовных сил, чтобы преодолеть угрожающее ей историческое забытье. Надо только опомниться, прийти в себя от дьявольского наваждения, осознать, наконец, что нас уже хоронят, и не позволить засыпать себя с головой. Поднимайтесь, соотечественники, пока не поздно, пора подниматься, иначе нас уже никто и никогда не подымет до самого Страшного Суда. Вспомните взыскующие слова большого поэта: «И если ты гореть не будешь, и если я гореть не буду, кто осветит нам тьму?»

    Уверяю вас: кроме нас с вами некому.

     

    1994

     

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (11.10.2019)
    Просмотров: 113 | Теги: владимир максимов
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1509

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru