Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3405]
Русская Мысль [352]
Духовность и Культура [513]
Архив [1433]
Курсы военного самообразования [101]

ПОДДЕРЖАТЬ НАШУ РАБОТУ

Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

Яндекс-деньги: 41001639043436

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 9
Гостей: 9
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Монархисты, Монархия и современность. Ч.1.

    В последнее время о монархистах появляется всё больше сообщений в СМИ, обсуждаются чьи то личности, их перспективы, политические проекты и т.д. При этом к самой Монархии, как форме организации политической власти в России, отношение остаётся вполне традиционно советским: дескать, «изжила себя», «история вынесла приговор этому режиму», «народ не поддерживает» и т.д. А когда кто-то говорит, что, дескать, ну есть же в мiре очень неплохо устроившиеся страны именно с такой формой правления, например Англия или Норвегия, то в ответ обычно намекают, что, дескать, «что можно Юпитеру – того нельзя быку», и тему сворачивают…

    Таким образом наличие монархистов, лучше – в полукарикатурном образе, пожалуй уже признаётся терпимым. Но чтобы что-то серьёзнее – вот этого, пожалуйста, не надо. Да, балы, рюшечки, и кофе в постель модели «а-ля Людовик XIV» – можете себе позволить, не возражаем. Но развлекайтесь этим, пожалуйста, в строго отведённых местах, в заповедниках ваших музейных усадеб, не более…

    При этом не меньшим вопросом для самих монархистов остаётся понимание сути: так что же такое монархия? Не так давно, одна дальняя родственница Святого Царя-мученика Николая II выразилась таким образом, что, дескать, «монархисты без монарха – это нонсенс». И все, в основном, без особых возражений это «съели», перенеся спор в область выяснения вопроса: кто более легитимный наследник нашего вдовствующего Царского Престола, а кто менее? Согласимся, что к самой сути понимания Монархии все эти выяснения, пусть и интересные сами по себе, не имеют никакого отношения.

    В последнее время появилось немало хороших книжек, посвящённых Российской Империи, Святой Царской семье и т.д. Но очень часто у авторов нет даже попытки объяснить саму суть явления: а что есть Монархия в подлинном смысле? При всей любви к великому Царю-мученику, Православной вере и Родине – такая задача ими чаще всего просто не ставится. Подразумевается, видимо, что это все и так понимают. А вот это как раз большой вопрос! И именно по этой причине – общего непонимания фундаментального понятия Монархии – кучка наёмных писак имеет возможность вдохновенно плести о монархическом строе свой вздор, который «независимые» СМИ методично прокачивают через народное сознание.

    А на самом деле всё довольно просто.

    Для монархиста (оговоримся: далее мы под этим термином будем иметь в виду именно нормального монархиста, а не сторонника того или иного «наследника престола» вообще – это вещи принципиально разные!) первым и решающим вопросом является источник власти.

    Так вот, для монархиста, единственным источником власти в мiре (и не только на земле) является Бог. В некотором смысле, вообще всё учение о Монархии – на этом можно было бы закрыть. Этого достаточно, потому что всё последующее развитие монархической мысли – прямо вытекает из этого совершенно ясного постулата, дальше нужно лишь включить собственный ум.

    Власть – это вообще одно из главных неотъемлемых Божественных качеств, суть отношения Творца к Своему творению. «Какою властью Он это делает?» - изумлялись на Христа еврейские первосвященники, видя, как Ему подчиняются и бесы, и стихии, и болезни, и сама смерть. Их изумление – как раз от незнания Бога. И для них, как мы знаем, незнание Истинного Бога кончилось и Его отвержением, и принципиально иным, чем у других народов, жёстким отвержением христианской власти во всей их последующей истории. Читающий да разумеет…

    Итак – вся власть у Бога. А уже Он, кому хочет, даёт от неё некоторую часть, для реализации власти как жизненно необходимого принципа иерархичности на земле, в народах. Земная царская власть есть – где более явная, где менее – проекция Божественного принципа устроения для Своего творения, одарённого разумом. Власть может быть дана как благая – в благословение народу доброму и Богу верному, так и злая, жестокая – народу строптивому и развращённому. Но любой, самый жуткий диктатор всегда был и всегда останется ничтожной пылинкой перед устами Божиими. Никак иначе.

    Легко заметить, что всё вышесказанное есть не что иное, как один из начальных элементарных постулатов православного вероучения. Не признающий этого положения – совершенно автоматически сам себя выбрасывает из Православного вероучения и, соответственно, из Церкви.

    Очень полезно проследить за тем, как каждая ересь непременно искажала этот догмат о Божественной власти и её земной реализации. Римский папизм потому и был назван «папизмом», что начал тянуть себе то, что ни в коей мере не может ему принадлежать – власть, как духовную, так позже и светскую. Недаром некоторые наши великие святые (взять хотя бы поздние творения Св. Иоанна Кронштадтского) так гневно обличали папизм, называя его вполне реальным предтечей антихриста.

    Сообщество протестантов, некогда принявших идею монаха-расстриги Лютера, что они уже «спасённые», а значит – святые, решили, что они уже здесь, на земле, имеют прямое отношение к «соцарствию» со Христом, обещанном в Св. Писании святым Его. А «соцарствие» – это есть не что иное, как получение определённой части царской власти. И именно отсюда, вначале, конечно, не вполне явно, началась формулировка тезиса «источником власти является народ», которая изначально, по своему происхождению, есть чисто еретическая идея, т.е. возникшая вовсе не в социуме, а именно в еретическом сообществе отпавших от Церкви. Эта формула стала уже позже, для порождённого протестантизмом безбожного социального романтизма, «альфой и омегой» всех социалистических лжеучений. Протестантизм сделал здесь своё главное дело: власть Божия осталась где-то там, на Небе, у далёкого «дедушки с бородой». А здесь, на земле, на власть могут претендовать наиболее успешные, ибо кто успешен – тот значит и «Богу угоден», как полагают в простоте сердца наши братья-протестанты. Таким образом, медленно, но верно – на землю стал возвращаться культ «золотого тельца» древних евреев, имеющий сейчас уже совершенно конкретное воплощение в мiровой банковской системе. Но то – другая история…

    Говоря о протестантизме, надо упомянуть и такую их современную повсеместную черту, как фактически полную индифферентность к политической системе в собственном отечестве, где бы они не жили. Как раз по этой причине именно в протестантских странах начался процесс глобализации и скрытый перехват политической власти из рук национальных правительств той силой, которую сейчас принято называть «мiровое правительство». И происходит это потому, что само духовное непонимание источника власти – приводит к совершенно искажённому пониманию идеи самой власти в принципе. Теперь для протестантизма сам смысл власти и формула её «идеальности», по сути, определяется принципом: «власть, которая наилучшим образом сохраняет мою собственность – и является наилучшей». Этот слом религиозного сознания, собственно, и привёл к разрушению традиционной монархической власти в странах Европы, а вовсе не «борьба пролетариата». Ибо протестантизм стал ждать и требовать от власти вполне утилитарных и прагматических решений. Любое решение высшей власти, ориентированное на вневременные и духовные ценности, как и на долговременное планирование государственного развития вообще, для протестантского сознания – нонсенс. Ибо власть, с точки зрения индивидуализированного духовного сознания протестанта, – не имеет к духовной жизни, как таковой, вообще никакого отношения. И именно в связи с формированием подобного сознания, когда к власти первично потребительское заземлённое требование охраны своего земного комфорта, – глобалисты, долговременное планирование как раз имеющие, получили возможность постепенно прибирать реальную власть в этих странах в свои руки…

    Не случайно особым анклавом среди нынешнего мiра стоит Британская монархия, которая, некогда создав собственный религиозный «эксклюзив» в виде англиканства, сохранила с ним вместе и иную, более высокую, степень церковно-государственного сознания. Британии нет смысла растворяться в «рынках», отказываться от независимости через отказ от собственной валюты, и т.д. И именно по причине более высокой степени подобного государственнического сознания – Британия остаётся доминирующей в англо-саксонском мiре. Хотя формально, с точки зрения экономической и геополитической – на то уже давно нет никаких оснований…

    Можно добавить, что имевшее место в Российской Империи преследование многочисленных протестантских сект, плодившихся в XIX веке, – имело своим основанием отнюдь не религиозное гонение, как таковое. Царская власть Империи была куда более религиозно терпима, чем об этом сейчас принято думать (для знающих тему – возможно, даже излишне терпима). Полирелигиозность востока и юга Империи – была очевидна, и ни малейших гонений на себя от властей не вызывала. Дело было в другом.

    Все те туземные религии (это их тогдашнее вполне официальное название) и магометанство – имели в своих учениях куда более верное представление о сути власти, чем помянутые протестантские секты. Как это, на первый взгляд, ни странно. Для них, с их «естественной религиозностью», Имперская власть, её происхождение свыше, а потому и неприкосновенность (!) – были непререкаемы. Да, они жили своим бытом, чуждым православной культуре, включая многожёнство. Потихонечку, в той степени, где это не вызывало напряжения в этих народностях, русская царская власть их приобщала к современным техническим и культурным благам цивилизации. Но парадокс в том, что при таком низком уровне (с нашей точки зрения) бытовой культуры, их государственническое мышление – было, по сути, верным. Это было от того, что оно, в данном случае, было предметом не религиозного реформаторского размышления, а человеческого естества. Они могли быть недовольны местной властью (что порою и было), но никогда не бунтовали против самого «Белого Царя», власть которого, в их представлении, имела основание не в их согласии с его политикой, и даже не в коллективной воле всего Великорусского народа, а именно свыше, от Бога (хотя представление о Творце у каждого из этих туземных народов и было своё).

    В то же время протестантские секты, все эти «пашковцы», молокане, духоборы и пр., имели сознание прямо противоположное. Из их среды, как вирусы, выходили именно разрушительные для государства идеи. Они именно в принципе отвергали над собою Царскую власть, распространяя о ней представление как о едва ли не «дьявольской». О необходимости её замены на «духовное братство свободных личностей» и прочие замечательные высокодуховные прожекты, представляющие из себя гармоничную смесь анархии и детского сада.

    Терпеть подобный подрыв народного сознания, хранившего свою веру Богу и Царю в простоте, Имперская власть не только не могла, но и не имела перед Богом никакого права. Подобные «прививки» народу, занимавшему 1/5 земного шара – быстро бы развалили Империю на куски, повергнув все её народы в хаос и страдания. Поэтому борьба с ними была безусловно правильной. К тому же примечательно то, как верно выяснило Третье отделение [отдел Департамента полиции, занимавшейся вопросами безопасности Империи, аналог контрразведки], что именно в этой сектантской среде и вербовали свою агентуру в России европейские страны и Оттоманская Порта, терпеливо готовившиеся к большой войне с нами весь XIX век. И потому очень показательна неизменная симпатия всей либеральной публики к этим гонимым сектам, чью поддержку, как обязательный образец «гражданской доблести», дал для примера всему петербургскому бомонду Лев Толстой…

    Так, вкратце, обстоит дело с отношением к власти католицизма и протестантизма.

    Интересно, что само происхождение власти как неземное, но данное свыше – было понятно даже таким далёким и от Истинного Бога, и друг от друга древним цивилизациям, как Китай, Египет и Америка. У них же начинается и первое мифотворчество о власти: верховные правители, как бы они не назывались, начинают вести своё происхождение «с неба», от неких его «обитателей», а каста жрецов – начинает этот процесс обслуживать, себя, любимых, при этом не забывая. Но происходило это не столько потому, чтобы фараоны со жрецами могли «безпрепятственно угнетать трудящиеся массы», как об этом позже будет городить марксизм, сколько потому, что человеческая душа всё-таки не до конца утрачивает знание о своём происхождении и о духовном мiре. И даже из ложных теорий, как в данном случае, верит той, которая больше, чем другие, напоминает об утраченной правде…

    Короче говоря, монархист – это именно тот, который верит и понимает, что вся власть – у Бога, во Святей Троице славимого. И только Он Сам так, как захочет, передаёт её часть, а правильнее сказать – некоторое её продолжение, тому на земле, кому считает нужным.

    Здесь необходимо коснуться намеренно легкомысленного понимания цитаты из Писания «нет власти не от Бога» (Рим.13;1), которую как-то подозрительно легко превратили в формулу «всякая власть от Бога», и теперь ею, уже скоро целый век, жонглируют все, кому нужно что-то скрыть, себя оправдать или кого-то запутать. Но Божественное Откровение – это не алгебра, и убирание из фразы двух отрицаний – не даёт «плюса». Вырванная из принципиального понимания Церковью Божественной абсолютной власти – она превращается в словесную погремушку, которой пытаются оправдать всё, что заблагоразсудится, а более всего собственные трусость и конформизм. Как известно, все ереси произошли из Священного Писания – выбирали (αἱρέω – «выбираю» - греч.) одно, при этом выкидывая другое. Совершенно то же самое видно и в обращении с этой цитатой.

    Необходимо уточнить, что эти слова Ап. Павел завершает примечательным образом: «…, существующие же власти от Бога установлены» (Рим.13;1). Это также важно понять правильно: на тот момент вообще не было в ойкумене (вселенной) иной формы государственной власти, кроме монархической. И именно отсюда, по этой причине, оба первоверховных Апостола пишут в посланиях своим ученикам, чтобы они молились о царях (1 Тим. 2;2) (1 Петр. 2;17). Совершенно верно указывали либеральные обладатели богословских дипломов, что, дескать, «как можно было за них, языческих царей, молиться, когда они были даже некрещёные?». Конечно. Но апостол же пишет здесь именно о Божественном установлении, а не о персоналиях, которые на тот момент были действительно гонителями Христианства.

    Но и это ещё не всё. Есть, и допустимо вполне, понимание этих слов таким образом, что Апостол призывает христиан молиться о будущем Царе христианском, о том грядущем времени Константиновской эпохи, которое и тогда уже, разумеется, было в плане Божия домостроительства Церкви на земле. Т.е. о том времени, когда царская власть земная, как необходимый и богодарованный Божественный принцип – также получит своё освящение свыше Святым Духом, как его получили ранее сами Св. Апостолы в день Святой Пятидесятницы, который является, собственно, днём рождения Церкви.

    И совершенно естественно, что вначале должна была родиться сама Церковь Божия, чтобы уже она, впоследствии, в купели крещения освятила Духом и саму власть земную, наполняя её как совершенно новыми смыслами, так и совершенно несравненными Божественными дарами. Помазание на Царство – и есть здесь та самая «монаршая Пятидесятница».

    В этом отношении понятно некоторое каноническое отступление при принятии из Европейских деноминаций, отпавших от Святого Православия, супруг для Русских Царей. Их, при обязательном (и непременно добровольном!) восприятии Православия, не крестили заново (как обязательно надо крестить любого – хоть мiрянина, хоть епископа, обратившегося от ереси), а лишь мvропомазывали. В данном случае это отступление от общего правила объясняется отнюдь не человекоугодием перед «сильными мiра сего», а именно признанием за королевскими детьми, пусть даже и не Православной веры, некоего, осторожно говоря, изначального освящения через рождение в семье монарха (или, если угодно, предизбрания). Надо лишь понимать, что это рождение, в таком качестве, совсем не означает ненужности обретения Истинной веры – Православия, и никак не спасает человека «само по себе» для вечности, как бы он не был хорош.

    Устроение человеческого ума, потерявшего веру во Христа, таково, что он непременно должен найти внешнего виновника в своих бедах и несчастьях: свою вину такой человек если и признаёт, то в самую последнюю очередь. И удобнее всего, оказывается, видит он всё зло окружающей жизни именно во власти, которая в данное время и в данной стране всегда находится на виду. Это тем более легко, что почти всегда можно найти для того повод: близость к власти даёт её исполнителям на местах лёгкий способ для любых злоупотреблений и всегда можно найти того, кто этим пользуется. Но вместе с тем, тысячелетняя история оставила нам совершенно однозначный опыт: избиение власти под предлогом «освободится от зла» – практически всегда, в сухом остатке, приводила к ещё большим несчастиям, крови и разорениям, чем до начала этой «освободительной» борьбы. И всё потому, что подлинная борьба со злом начинается в принципе не отсюда

    Бог не является источником зла или «благословляющим» зло, но попускает ему быть, когда его творит человек. При этом творящий зло – не может перейти в нём некоей таинственной границы, которую всегда хранит Промысел Божий. Разлитие в мiре зла – есть непостижимая тайна Божественных правосудия, долготерпения и предвидения. Вся природа зла – чужда человеческой душе, а победа любого зла – временна и совершенно призрачна. Человек всегда, в любом состоянии ума и здравия, может выбрать добро и отказаться от зла. Именно это и оставляет его человеком, до каких бы тяжких грехов он не дошёл. Творящий зло – творит его от невидения над собой Бога и от собственной слепоты. Злодей всегда в момент злодеяния забывает о том, что над ним есть власть и суд. Причём Суд не земной (цену которого в наше время часто можно выразить в цифре с несколькими нулями), а именно подлинный и по определению неподкупный – Небесный. В некотором смысле, сознательно творящий зло – всегда в этот момент представляется себе самому источником «абсолютной власти», в данное время и на данном месте, разумеется. И не имеет значения, кто это зло творит: уголовник в лесу над подростком, или «законно избранный» глава государства над страной.

    В одном современном греческом пророчестве, есть такое место: «…Сильные мiра сего будут выступать перед народом и притворяться, что безпокоятся, что жалеют простых людей, будут встречаться друг с другом и принимать меры по решению экономических проблем. Но, в то же время, тайно, они будут делать всё возможное, чтобы довести граждан и экономику до полной разрухи. Чтобы привести людей в отчаяние, превратить их в животных, готовых на всё ради куска хлеба. Тот, кто сможет причинить больше вреда, получит большую награду. Их хозяева, слуги тьмы, уверяют их, что всё уже находится под их контролем и их ждёт вечная власть…» [это пророчество относится примерно к 2007-2008 гг., т.е. ещё до известного греческого экономического кризиса – А.М.]. Не беря на себя смелость комментировать это пророчество или настаивать на его непременной истинности – необходимо признать, что само описание духовной слепоты и прельщения властью элиты здесь дано совершенно точно. Именно неведение подлинного источника власти, Бога, – и ставит сильных мiра сего в столь жалкое и незавидное положение. А потому, надо всеми их самоуверенными планами по установлению своего всемiрного «мiрового порядка» – христианин может лишь посмеяться…

    Итак, эти слова Ап. Павла (Рим.13;1) вовсе не есть признание «благословенности» любого людоеда, дорвавшегося до власти. Такое понимание противоречит не только подлинному смыслу греческого подлинника данного послания («несть бо власть, аще не от Бога» (церк.-слав.) – т.е. буквально: «то не есть власть, если она не от Бога») и здравой логике, но и самой истории Церкви и России. Ведь если бы было не так – то какой был смысл, например, в освобождении Руси от монголо-татар? Признали русские князья, как например Св. Вел. Князь Александр Невский и его потомки, власть татар? Признали! Ну, и всё, не дёргайтесь…

    Но было же совсем иначе. И Свт. Алексий, митр. Московский и Прп. Сергий – готовили освобождение Руси, молились об этом, и благословили на войну с захватчиками. Они что – не были христианами, не знали этих слов Ап. Павла? Осмелимся предположить, что они были гораздо лучшими христианами, чем мы сейчас. А заодно – не были трусливыми приспособленцами. И не разглагольствовали о том, какой замечательный татарский режим, и как он благодетелен для церковной жизни. А ведь по сути так и было: церковные земли при татарах неприкосновенны и не облагаются вообще никаким налогом! Не платят оброка и все там живущие и работающие. На них – строго архиерейское (или игуменское) управление, лишь церковный суд (даже не княжеский!) и нога татарского численника не может на них даже ступить. Ну, чем не «благодать»? О таком режиме благоприятствования в нынешней РФ Церковь может лишь мечтать! Если придерживаться существующего ныне прагматического подхода, что главное – это безпрепятственное функционирование церковной организации, то следует признать именно татаро-монгольское иго идеальным периодом для Русской Церкви.

    Но наши великие святые видели это всё иначе. И именно потому, что прекрасно знали, что источником власти является Бог, а не хан Золотой Орды, как бы тот благосклонно не относился к покорённой Руси и её Церкви (а временами было и так). Святые прекрасно понимали – так же, как и мы сейчас – что власть безбожных «поганых» это лишь временное явление, и наказание Земле Русской за её грехи, за её междоусобное разделение, за увлечение земными благами, за остывание душ к Отечеству Небесному. И они именно вере, молитве, единению и жертвенности учили своих учеников, понимая, что лишь преодоление прежних грехов приведёт к освобождению Отечества. А отнюдь не одно накопление грубой физической силы, которое при оккупации невозможно.

    Для всех христианских святых только тот властитель являлся благословенной властью, который сам, и непременно всенародно, признавал источником своей земной власти Одного лишь Истинного Бога. И это было совершенно одинаково для православного Рима, Византии, Сербии или Руси. А потому служение и послушание Царю от подчинённого ему народа – невозможно без самого искреннего и усердного служения самого Царя Истинному Богу, в Троице славимому. Это и есть единственный критерий власти, которая «от Бога». Это повторимся, та власть, которая Самого Бога безпрекословно признаёт своим источником.

    И поэтому все формы «благословений» власти, не признающей Бога своим источником, от каких бы церковных чинов они не исходили – есть нелепица, мягко сказать, и лишь льстивая карикатура на великое таинство освящения Церковью благословенной Свыше земной власти…

    Больше по этому вопросу и добавить нечего.

    В связи с этим, стоит упомянуть о некоторых идеях «поставления в цари» нынешнего президента, которые, необходимо подчеркнуть, исходят вовсе не от монархистов, а от вполне далёких от веры в Бога «традиционалистов-консерваторов» – так их, для порядка, условно назовём. Хотя большая часть таких вбросов исходит на самом деле от либеральных СМИ, провоцирующих обсасывание этой темы в заведомо идиотском виде.

    Необходимо сказать, что осуществление таких планов не только по сути ничего не изменит, но скорее ухудшит ситуацию. Ибо принесёт с собою не освящение верховной власти благодатию Божией, а одно лишь изменение внешних форм. То, что сейчас власть пытается делать на своём месте, тормозя общие распад и разрушение, то, видимо, и является той мерой, которая ей отпущена. Безусловно хорошо уже то, что пресечён розыгрыш в рулетку верховной власти в России каждые 4 года, за что Запад так и обозлился. Но изменить саму парадигму сознания «корпорации власти», и развернуть её в противоположную сторону, на служение к Богу, а не интересам «мiрового сообщества» и собственной выгоде – президенту, совершенно очевидно, не по силам. И не потому, что он слаб или плох, а потому, что это изменение должно пройти сквозь всю народную толщу, действительно изменить умы и сердца пусть и небольшой, но, безусловно, лучшей части народного моря.

    Здесь характерен пример Св. Князя Владимiра, «Красного солнышка». Апостол Руси обращается к народу, зовя его ко крещению во Христа: «Кто не крестится – тот не друг князю!» При этом Князь заранее обратил ко Христу и крестил большую часть своей боевой дружины, понимая, что лишь крепко держа в руках власть можно отважиться на такое решение: всегда найдутся любители выхватить власть из рук во время народного смущения. И народ внял княжескому зову, зная честность и прямоту любимого князя.

    Открытое и честное обращение к народу здесь было первичным и чрезвычайно важным для всей последующей истории не только Руси, но и всех судеб Христовой Церкви. История знает несколько примеров обращения ко Христу благочестивых царей, которые сами по себе приняли Христа, но личная вера которых так и не изменила судьбу их народов. Спасши себя – они так и не стали апостолами для своих подданных. Это и благочестивый царь Авгарь Эдесский, который, по преданию, звал к себе жить Христа, Которого гнали иудеи в Палестине, и Римский император Филипп, принявший Христианство и убитый вскоре Декием, и индийский царь Авенир с сыном царевичем Иоасафом и иные, как правило уже забытые, христиане во власти. Но именно подлинное преобразование жизни подчинённого народа силою своей земной власти, разворот этого народа ко Христу – и есть высший подвиг для земного царя. Это и есть ситуация, когда высшее земное служит высшему Небесному. Вот то его истинное предназначение Свыше, ради которого ему и была промыслительно дарована от Бога, Которого сам царь прежде мог и не знать, высшая власть над народом.

    И Св. Князь Владимiр исполнил своё служение Христу и народу во всей возможной полноте.

    А нынешняя власть, как в РФ, так и везде, привыкла обходиться вовсе без народа. От народа требование одно: чтобы не дёргался и не лез к власти, ничего больше (да чтобы налогов побольше платил). Время прямого и, главное, честного обращения к народу – ушло, похоже, навсегда. И то не удивительно, ведь те, кто в нынешнее время персонифицируют собой власть в мiре – в подлинном смысле «властью» не являются: их поставили вполне определённые силы, перед которыми они и держат ответ. Этот разрыв более всего виден из того, что «народ» (этот «источник власти», как издевательски называют его современные конституции) не имеет представления о том, что в действительности происходит в собственной стране. И чем больше разрыв между властью и народом – тем меньше народу позволяют знать картину происходящего, тем наглее «независимые» СМИ навешивают ему на уши и глаза свою информационную лапшу…

    Власть, не понимающая своего источника, оказывается в весьма интересном положении: иллюзии о самой себе. Поясним.

    С юности человек часто обуреваем разными «мнениями». Поначалу, человек думает о себе, что он красив и неотразим. Потом думает про себя, что он умён, в отдельных случаях – он уверен, что талантлив и т.д. Когда такое мнение становится неуправляемым и неконтролируемым – человек со стороны становится смешным, нормальные люди, которые в состоянии к себе относится критично, начинают такого несчастного просто жалеть, ведь фактически человек становится больной.

    Сказанное в не меньшей степени относится и к власти. Земная власть, которая не признаёт Бога своим источником, а признаёт своё бытие вытекающий из «самое себя», своих «талантов» или «народного доверия» – впадает в одну из самых тяжких и трудно излечимых иллюзий: она думает, что властвует, что свободна в своих решениях, и имеет возможность что-то кардинально изменить. Но не тут то было!

    У нас часто слышится волшебное слово «конституция», его стараются даже писать с большой буквы. При этом, можно хватать практически любого и задавать простой вопрос: что это? И практически все начнут мычать нечто неудобовразумительное и лопотать общеизвестные фразы про «основной закон». Закон чего? «Э-эээ…»

    Почему, наконец, Св. Царь-Мученик Николай Александрович, в обстоянии вокруг себя такого количества врагов и заговорщиков, когда у него требовали именно этой «конституции» – её не дал, предпочтя смерть свою и своей равноангельной семьи. Ведь сколько потом всяких высокородных ничтожеств в воспоминаниях «о минувшем», сопливо оплакивая потерянное ими беззаботное бытие в Империи, обвиняли Царя в упрямстве и слабоволии, даже не понимая, что одно исключает другое!

    Здесь уместно вспомнить гениальную сцену из «Капитанской дочки», когда схваченный офицер Гринёв стоит перед Пугачёвым со своим добрым слугой-дядькой: «Батюшка Пётр Андреич! – шептал Савельич, стоя за мной и толкая меня. – Не упрямься! Что тебе стоит? Плюнь да поцелуй у злод… (тьфу!) поцелуй у него ручку». Я не шевелился. …я предпочёл бы самую лютую казнь такому подлому унижению…» Гринёв не целует, ожидая смерти… Эта сцена выписана Пушкиным неспроста, он писал её уже совершенным христианином, он то хорошо понимал, что значит здесь «ручку поцеловать», кому поклониться. Именно в этот момент – Гринёва спасает Бог, именно поэтому он впоследствии не погибает и остаётся жив, а потом ещё и счастлив, после подавления бунта самозванца. Здесь Пушкин сам, уже незадолго до собственной кончины, в такой необычной форме исповедует свою верность Богу, крестному целованию и Государевой власти, над чем так зло и легкомысленно посмеивался в юности. За какой же идеал поэт теперь вместе с юным Гринёвым готов умереть перед этим зверем-мужиком? Что здесь так хорошо понимал Пушкин, отказавшийся поклониться и очевидной силе и «воле народа»? Пушкин, один из образованнейших людей эпохи, конечно же очень хорошо знал, что такое «конституция», которую с оружием требовали на Сенатской площади его друзья юности.

    Дело в том, что «конституция» – это некая мифологизированная абстракция, которая делает источником власти некий «общественный договор» между подвластными и властвующими, отбирая власть у Бога и фокусируя её в этой внешней, вынесенной подальше от людских страстей, математической точке. В этой ситуации главная подмена состоит в переходе от вопроса «зачем?», на вопрос «как?». Ибо если источник власти Бог, то земная жизнь отвечает на вопрос «зачем?». Если Бога от смысла земной жизни «исключить», а функцию земной власти видеть именно в том, что она устраивает жизнь подданных, как комендант в общаге – то жизнь уже будет отвечать именно на вопрос «как?»: как прокормить?, как устроить справедливо?, как оградиться от дилетантов и злоупотреблений?, и т.д.…

    Так, постепенно, конституция становится вполне законченным идолом, которым целое общество повязано: оно сносится с его мнением, как с живым реальным существом. «А так можно?» - «Нет, по Конституции – нельзя!»; а «по этому вопросу – Конституция говорит то-то…»; «Конституция является гарантом…» (!?), и т.д. Начинают выдумываться в честь этого идола церемонии, даже особый день праздника, который почему то упрямо приходится именно на декабрьские сатурналии, и прочее. [напомним: сатурналии – древнеримский праздник рабов, которые в дни празднества как бы уравнивались в правах с господами, их одевали в господские одежды и господа даже служили своим рабом. Аналогии напрашиваются недвусмысленные… - А.М.] Есть этому идолу и «жертвоприношения», только уже не в виде свиньи или крови младенцев, а в виде судеб людей и даже целых народных слоёв, которые переламываются именно потому, что так «записано в Конституции». Хотя всем может быть понятно, что зло и нелепость от этого – совершенно очевидны. Всё то для светского государства, не признающего над собой религии и власти идолов, – должно бы было выглядеть довольно дико, но тем не менее – это повсеместно. Что это?

    Причём всем прекрасно ясно, что этот идол – фикция, сколько бы не изображали трепет перед кворумом его «верховных жрецов» – Конституционным судом – все ветви власти. Народ прекрасно чувствует, что всё это – цирк Шапито в базарный день. Что толку обсуждать неприкосновенность конституции, когда всем давно ясно, что единственным гарантом всего и вся, нынешней мерой всех вещей, является сила? В наше продажное время – сила денег.

    Вопрос: «что в день конституции празднуете?» – не праздный. С одной стороны – некий день рожденья идола, понятно: есть повод выпить. С другой стороны – это победа закона, точнее – сатурналий, над благодатью. И вовсе не просто так этот идол конституции был поднят как главное антимонархическое знамя. Это идол чего? Формально – равноправия, одинакового суда для всех – вот чего (по римской мифологии при Сатурне – все были равны, не было рабства и собственности). А монархическая власть, освящённая Христом – это совсем иной закон: закон милости, а значит – благодати.

    Дело в том, что помиловать может только тот, кто обладает реальной самодержавной властью. Кому её не дано – не может миловать. Потому что «простить», по самой логике вещей, может только тот, перед кем виновный виноват, если же перед тобой лично виновный не виноват – то безсмысленно и твоё ему «прощение». Только Законодатель может простить нарушение закона, или же тот, кого Законодатель Свыше на подобное служение поставил.

    Известно, что отношение сатаны к Богу исчерпывающе описывается одним словом: зависть. Он завидует Богу во-первых как Творцу – ибо не может создать чего бы то ни было из ничего, и, во-вторых, как Вседержителю – ибо Бог владеет всем Своим творением абсолютно и безраздельно. И уж совсем сатане ненавистна и непостижима Божественная Любовь – как отношение Творца к Своему творению. Сатана и его последователи усвоили способ реализации своей маленькой власти в принципе совершенно противоположный – это насилие, то есть – способ демонстрации своей силы. Ибо только так может проявить свою силу тот, кто имеет её ограниченной и конечной. Тому, Кто Сам является источником силы и силы безграничной – нет никакой нужды её демонстрировать, этим самоутверждаться. Ему это делать просто не перед кем, ибо Он не имеет никого Себе равным, Ему не с кем этою силою мериться. Потому и сказал Иисус апостолу, взявшемуся защищать Его мечом, когда пришли арестовывать Его в Гефсимании: «Или думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?» (Мф. 26;53) Иудейские первосвященники, насмехаясь у Креста над Христом, именно уже как состоявшиеся законченные дети диавола, требовали от Него той самой, единственно понятной им, демонстрации силы. Но наступала другая эпоха, Нового Завета, когда явление силы Божией внешней – перешло в саму душу человека, наполнило сам храм человеческой души.

    Представление о силе в Ветхом Завете и Новом принципиально различно. К слову, многие наши «красные» патриоты так хулят Христианство именно потому, что их представления целиком находятся в ветхозаветной иудейской системе понятий: им тоже «для победы» нужна именно демонстрация силы – другая сила, внутренняя, им просто не знакома. На словах они нападают на сионизм. Различие его с иудаизмом им, как правило, понятно очень плохо, зачастую они их просто путают. В этом кругу в обиходе даже специальный идиотический термин – «иудеохристианство». Факт печален: сами они от иудаизма, со своим безбожием, ушли недалеко. И именно поэтому победить в борьбе за власть им не дано по определению: они просто не знают, что такое власть и где её изначальный источник. И в «конституцию» они играются точно также, как и все враги России…

    Конституция – это увод источника власти в тень. При абстрактной декларации «причастности к власти всех» – она даёт возможность для неограниченных манипуляций с властью от имени народа, когда власть персонально не принадлежит, якобы, никому. Самое же удобное здесь то, что какие бы безобразия далее не происходили – во всём всегда будет виноват именно народ, сам «выбравший» себе такое руководство. С одной стороны – отчасти это так. Но – лишь отчасти. Драматизм ситуации именно в безвыходности из навязанной логики этого адского лабиринта: «Ну, раз это правительство плохо – так выберите себе другое!..» И так можно безконечно гонять по спирали вниз, так и не понимая, что именно исключение из жизни народа Бога – приводит к этой постоянной катастрофе. А вовсе не неспособность народа выбрать, наконец, того, кого нужно: эдакого «отца народа», знающего по своей жизни сызмальства «народные чаяния»…

    На деле конституция оказывается началом того внешне безличного управляемого хаоса, которым удобно сокрушать непокорные народы. Ибо ею достигается самое главное, с точки зрения определённых сил, завоевание: ответственность власти перед Богом – растворяется как дым, а вводится чрезвычайно удобная формула ответственности её «перед народом». Удобна эта ложь потому, что всегда можно указать в раздробленном народе некую часть, во имя которой делается то или иное безчиние, ибо всегда легко соблазнить себе в союзники тот или иной слой или этнос из народа, что-то им посулив. Если в случае Монархии власть есть совершенно явный и персонифицированный инструмент водительства Божия над народом – то в случае конституционного строя власть, оставаясь всё тем же инструментом, оказывается совершенно непонятно в чьих руках, причём не несущей перед Богом (да, на практике – и перед народом!) никакой ответственности…

    И здесь, на противоположности этих состояний, появляется хитренькая карикатура на оба эти строя под названием «конституционная монархия». При этом гибриде источником власти оказывается народ, а король «царствует» не «милостью Божией», но «милостью народной». Здесь уже решительно всё ставится с ног на голову: король не обладает властью, а потому – и не должен ни за что отвечать. Никакого водительства Божия через такую коронованную персону в принципе происходить не может, да и реальных рычагов власти он не имеет. Здесь король «работает» эдаким председателем Конституционного суда, не более. Демократия напялила на свою харю королевскую маску, пытаясь спрятаться от Бога, как Адам в кустах сада Эдемского после грехопадения. Недаром Свт. Филарет говорил, что готов ещё признать некие плюсы парламентского строя, но никогда не сможет признать лжи конституционной монархии. [другой пример: «лучше уже революция русская и безобразная смута, нежели конституция… Первую ещё можно побороть вскоре и водворить порядок в земле; последняя есть яд для всего организма, разъедающий его постоянною ложью, которой русская душа не принимает». Письма Победоносцева к Александру III. т. 1, стр. 249].

    Таким образом Св. Царь-Мученик Николай II, отказываясь подписать масонам конституцию, отказывался именно от утверждения на Руси этой самой подлой и богоборческой формы правления, которая была на то время измышлена. Подлинный подвиг Государя (непонятый до сих пор большинством нашего верующего народа) состоит именно в том, что он не отдал этой святыни земной власти, полученной им свыше от Бога, – «псам», изменникам-заговорщикам и богоненавистникам. Получил Царь власть от Бога, а отняли её у Царя люди-богоборцы, но высшего Божиего дара он не дал им на поругание, не сбросил с себя Креста.

    Ибо, если бы отдал, – а тогда он, безусловно, в прекрасных условиях закончил бы свою жизнь «мирно и счастливо», среди роз Ливадии, – то на нём бы в принципе закончилась власть Помазанников Божиих. А потому, что он со своей Святой семьёй взошёл на свою Голгофу, моля Бога простить свой неверный народ – власть Помазанников лишь прервалась. Разница – безмерна.

    Вот главный смысл подвига Государя, а вовсе не в том, что он лично был примерный христианин. Оставаясь «лично» добрым христианином – Царь мог отдать богоборцам полученную от Бога власть им на поругание, его Бог не лишал свободы воли. Но именно этого он и не сделал, вызвав на себя и близких всё бешенство сатанистов, домогавшихся у него именно этого.

    Важно понимать: кроме Самодержавного Царя – такого подвига именно в принципе никто не мог совершить. Именно в этом смысле святость Святого Царя-Мученика Николая II для нас – совершенно исключительна и не может идти ни в какое сравнение с остальными новомучениками ХХ века. Своей жертвой он сохранил потенциальную возможность будущего воскресения на Руси именно самого института Царской власти как Божия водительства. Лишь за его мужество у нас осталась надежда на возстановление – сначала в духовном смысле, а затем и в земной силе – России, как «подножия Престола Божия», сильного и независимого государства. Но повторимся: он оставил нам именно надежду на возстановление, ибо само это дело – возможное, несомненно, лишь при помощи Божией – должно и может быть совершено именно руками людей, понимающих, от чьей власти спасает народ власть Богопомазанника.

    Смысла Царского подвига народ в 1917 не понял вовсе за исключением нескольких святых, и потому должен был испить горькую чашу за своё предательство: другого лекарства не было. То, что аристократия и христиане со своим духовенством за свою измену Помазаннику Божию заплатили самую большую цену – то совершенно логично: они более других обязаны были понимать смысл царского служения. Кстати, гений Пушкина ещё и в том, что он впервые в «Капитанской дочке» прямо-таки пророчески выводит образ предателя гвардейца-офицера Швабрина – это собирательный образ всех изменников Престолу из аристократии, пошедших «за народом», в котором поэт показывает и их будущую «славную» судьбу. Гениальность поэта в выписывании этого антигероя изумительна, до Пушкина подобного образа русская литература не знала...

    Внешнее отсутствие Царя – не снимает с нас, христиан, обязанности размышлять об этом вопросе может быть даже больше, чем ранее, во времена благие…

    Тайных сатанистов февраля вскоре сменили явные, потом опять пришли тайные, но суть власти в России с уходом Царя более пока не менялась. И изменится она только с нашим общенародным пониманием духовных смыслов свершившихся сто лет назад событий и с появлением соответствующих от нас плодов…

    Надо оговориться, что эту опасность воскресения России – прекрасно понимают наши «партнёры». Недаром, в 1 главе импортной конституции РФ образца 1993 г. (а глава относится к «неизменяемой части»!), говорится: «РФ – Россия есть демократическое федеративное правовое государство с республиканской формой правления.» (1 ст., 1 п.) (выделено А.М.). Авторы её, похоже, думали, что нацепив народу наручники и кинув ключик от них в море – они решат свою извечную проблему с Россией и Русским народом…

    Сравнивая Русь Св. Князя Владимiра с нынешним положением в РФ, где на глазах стало вылезать из щелей совершенно маразматическое язычество – пошлейший и глупейший синкретический новодел, истерично антиправославный, оплачиваемый «волхвами» заокеанского «обкома» – понимаешь, что нынешняя РФ никаким продолжением христианской Руси Х века вовсе не является. Потому и все идейки о нынешнем «короновании» президента нужны единственно для того, чтобы в очередной раз из Монархии сделать карикатуру. А заодно и выставить самого коронуемого на посмешище. Видимо, серьёзные изменения произойдут лишь позже, если Русский народ изменит своё сознание и станет достоин исполнения проречённых о нём пророчеств. Тогда появятся новые вожди и, главное, то народное покаяние о содеянном в прошедшем веке, которое одно лишь даст возможность явиться будущему Царю, грядущему Помазаннику Божию, которого ждёт каждое страждущее христианское сердце…

     

    Александр Махотин

    Фото автора.

    Опубликовано в № 2 газеты «Самодержавная Россия», март 2013 г.

    источник

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (28.04.2020)
    Просмотров: 200 | Теги: монархизм, русская идеология, александр махотин
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1696

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru