Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3701]
Русская Мысль [367]
Духовность и Культура [550]
Архив [1477]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 5
Гостей: 5
Пользователей: 0

Друзья сайта

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Архим. Константин Зайцев. Подвиг русскости перед лицом зреющей апостасии. Ч.2.

    Заказать книгу можно в нашем магазине:
    http://www.golos-epohi.ru/eshop/catalog/128/15558/

    *   *   *
    Вот та атмосфера, в которой должен действовать свободный Русский человек, имея задание: явить в ней «подвиг Русскости». Вот та атмосфера, в которой ничто не может ничего изменить к лучшему вне «подвига Русскости».
    Время «политики» прошло: это касается и «русскости». Мы бегло касались вопроса восстановления Великой России - не мечтой ли является это в плане свободного мipa, который с Россией отождествляет СССР и живет клеветническим очернением России Исторической? Мечтательством является и расчленение России. Злостное то мечтательство, если имеется задание образовать отдельные государства, ибо этим путем упразднялась бы сама возможность восстановления Удерживающего, который не может быть ни белорусским, ни украинским; каковыми не может быть и Третий Рим. Утопическое то мечтательство, если расчленение мыслится, как начаток новой федералистической России, ибо нового Третьего Рима не благословит Господь, и вся мистическая природа преемственности Удерживающего оказывается упраздненной помыслами о такой будущей импровизации.
    Но и в мipe свободном время импровизаций прошло. Это по той простой причине, что время «идей» прошло - будь то политика, экономика, социальная жизнь, все едино. Первая Великая война была рубежом, которым завершилась живая жизнь человечества, проникнутая всяческим идеализмом. Да что говорить об общественном идеализме! Чувство самого элементарного братства, казалось бы, органически присущая человеческим общениям - разве сохранилось оно? Разве те, кто бегут из-за железного занавеса, горят мыслью об освобождении оставленных ими под ярмом братьев? А свободные «братья» - разве живет в них мысль об освобождении братьев подъяремных?
    Безнадежно слаба воля свободных братии, направленная на освобождение подъяремных. Но есть ли подлинная воля к собственному высвобождению у подъяремных?
    Означает ли то все безнадежность положения? Нет. Это означает только то, что в ином плане должно восприниматься освобождение - в каком, об этом мы говорили уже. Борьба идет с сатаной, который после упразднения Удерживающего не соблазняет, а уже властвует в мipe, и его связанность может быть восстановлена только с восстановлением Удерживающего. Только это поняв до конца, можно понять, как безнадежна всякая восстановительная борьба в современном мipe - вне «подвига Русскости».
    Не мечтательством ли является, однако, и эта надежда?
    Надо разобраться. Мечтательством можно назвать эту надежду в двух смыслах. Можно счесть упование на «подвиг Русскости» мечтательством, сочтя это средство негодным для того, чтобы можно было опрокинуть коммунизм. И можно счесть мечтательством надежду на то, что Россия способна в своем современном виде явить этот подвиг.
    Категорически надо отвергнуть первый вид скепсиса. Он законен для тех, кто чужд, органически и духовно, Исторической России. Но он не представим для чад Исторической России. Кто проникся подобным скепсисом - уже не является чадом Исторической России. Ведь не Господь лишил Русский народ его благодатной избранности, а Русский народ, оказавшись жертвой соблазна, сам, своевольно, изменил своему промыслительному назначению. Если Фатимская Божия Матерь открыла Западному христианскому мipy, что Русский народ пал, но в своем промыслительном назначении хранит мip, и призывала этот, остающийся еще свободным, мip к покаянию, открывая, однако, ему, что только «обращение» России способно спасти мiр от гибели, то в России было явление Державной Божией Матери, Которая засвидетельствовала, что под Ее покровом продолжает оставаться Русский народ и что, следовательно, как бы на весу остаются судьбы мipa - в зависимости от чего? Опамятуется ли Русский народ? Способен ли он снова стать оплотом мiровой жизни в своей верности Христу Истинному? Не Господь убрал Удерживающего, сочтя мiр созревшим для конца, фаталистически предопределенного. Господь попустил падение Удерживающего - со всеми отсюда вытекающими последствиями, чем не упразднена возможность восстановления Исторической России, а, тем самым, и продления жизни мipa.
    Вопрос, значит, стоит перед всем мiром - но обращен он непосредственно к Русскому народу: способен ли он духовно возродиться, найдя надлежащее воплощение своему исконному «подвигу Русскости», не раз из бездны подымавшему и на новую высоту возносившему Русскую национальную государственность, в ее служении Церкви?     
    Задумаемся над этим, вторым, вопросом.
    Прежде всего, надо отбросить смягчающие обстоятельства, которыми нередко как бы выгораживают Русский народ при оценке свершившегося. Падение есть падение - чем бы оно ни было вызвано. И восстание из этого падения не может быть поставлено в зависимость от каких-либо самооправданий. Восстание способно произойти только на путях покаяния. Вопрос духовного возрождения Русского народа, следовательно, сводится к чему? Способен ли Русский народ в такой мере покаянно оплакать свой грех перед Богом, чтобы этот грех оказался изглаженным милостивой Рукой Господа?
    Грех Русского народа своего зенита достиг в отказе от верноподданничества Царю. Русский народ не поднялся на Его защиту. Русская армия не встала на Его освобождение и на служение Ему. Можно как угодно дифференцировать вины отдельных людей и кругов общества: факт остается фактом. Попущено было Русским народом - и убиение Царской Семьи...
    Этот страшный грех повлек за собою невероятное духовное разложение и моральное падение Русского народа. О нем может представление дать одно из прошений келейного исповедания грехов, заключающее в себе мольбу к Богу о прощении Русского народа:
    «Народ Твой заблудший, страстьми обуреваемый, враждою и завистью снедаемый, соблазнам многим самохотнее предавшийся, Тебе изменивший и от веры Твоея святой отвергшийся, Ты, о премилосердный Господи, прости и помилуй. Милостию Твоей посети, изнеможение духа его уврачуй, прельщение обманов разжени, надлежащие соблазны ослаби. И вся ны благодатною силою Твоею защити и сохрани и сердцу нашему чуяти истину даруй».
    Как известно, Русский народ подвергся совершенно невероятным страданиям. Можно быть уверенным, что эти страдания пошли во спасение очень многим отдельным людям. Можно быть уверенным и в том, что эти страдания стали в немалой мере мученичеством. Можно быть уверенным, что это новомученичество озарило светом невечерним всю картину падения России, явив на фоне мрака, поистине геенского, светозарное, в малой степени нам открытое, возношение ангелами душ Русских людей в Царствие Небесное с венцами нетленными. Можно быть уверенным в том, что обрушившаяся на Русский народ беда, не поддающаяся никакому вразумительному изображению, отвела несчетное множество людей, готовых без оглядки отдаться разнообразным соблазнам удачливости, в безпримерной массовости возникшим на закате нашего Великодержавия, от духовной гибели, им угрожавшей. Все это был как бы заключительный Апофеоз, в угасающих лучах которого погружалась в прошлое Историческая Россия. То же, что зачиналось и росло, было царством зверя, которое покрывает лицо Русской Земли до сего дня. Способна ли Россия, десятки лет пребывавшая в лапах зверя, способны ли поколения, в ней возникшие и созревшие, покаянно осмыслить свое современное положение - обратиться к Богу, к Истинному Богу, пребывающему в Истинной Церкви и, осознав промыслительное назначение своего отечества, воззвать к Богу покаянным гласом с такой силой, которая бы уже знаменовала возрождение Русскости в ее исконном подвиге служения Церкви?    
    Этот вопрос может показаться фантастическим, поскольку внимание обращено исключительно на доступную, в той или иной мере, обозрению картину современной Русской жизни. Он становится реальным, если мы учтем ту двойственность жизни, которая для режима сатанократии является характерной.
    Для того чтобы не оказаться жертвой, заведомой, каких-либо иллюзий при оценке того, что происходит в советской России, надо отказаться от того, чтобы точно узнать, до конца понять и должным образом оценить этот мiр, в его подлинной сущности. Человечеству недоведомый опыт там совершается. Осознать его абсолютную разнокачественность по отношению ко всему, человечеством пережитому, может, в какой-то мере, только тот, кто оказывается участником жизни, в которой и ад и рай являются уже реальностями земной жизни, тогда как нормальная человеческая жизнь - отсутствует. Для верующего человека жизнь там получает характер своеобразного «послушания»: спасать свою душу в условиях формальной подневольности заведомому злу! Творить благое можно только в порядке выпадения из этой всеохватывающей подневольности, вследствие чего вся жизнь всех, за исключением тех, кто или окончательно предался злу, или, напротив, всецело исповеднически от него отшатнулся, ведется в двух раздельных планах. Рядом с жизнью «легальной», пронизанной злом, творится в самых разных формах некая куцая, растерзанная, отрывочная, но все же «обычная жизнь» - терпимая господствующим злом, но могущая в любой момент не только быть подавленной, но и влекущая самые тяжелые последствия. Помимо этой терпимости обыденной жизни приобретает живая жизнь и характер потаенности, самой разной формы, и доходит она до такого предела, который вне господства сатанократии не представим: муж таит от жены, невеста от жениха, родители от детей. Эта потаенность входит в сознание с такой силой, что, чтобы отучиться от нее, - надо школу свободной жизни пройти: привычка никому не доверять становится крепким достоянием сознания.
    Отсюда возможность самых невероятных вещей, как в смысле обнаружения отталкивающего зла под видимостью естественного добра (собственное ласковое дитя - шпион!), так и в смысле возникновения высокого добра под видимостью привычного, профессионального осуществления зла (спасение чекистом жертвы с риском для собственной жизни!).
    Во всей советской жизни, в целом, можно оттенить два контрастных процесса - максималистских: стопроцентная советизация одних, в предельной их лояльности и исполнительности в отношении господствующего зла - т. е. всецелое отдание себя злу; и стопроцентное выключение себя из советской жизни, как всецело преданной злу. По средине - масса, погруженная с большим или меньшим уклоном в одну или другую сторону в советский быт, отводящая душу в «терпимых» формах нормальной жизни, но находящая истинное утешение в некоем подполье, главным содержанием, конечно, имеющим - веру.
    Все стороны жизни легально являемые - вплоть до науки, искусства, веры - находятся не только под контролем, но и под непосредственным руководством сатанократии: свободы нет ни в чем, что носит характер легальности. Поскольку люди живут, проявляя свое нормальное человеческое естество - они живут нелегально. Прошло время, когда коммунисты свободно, то есть по убеждению, осуществляли свое злое дело, были, так сказать, «идеалистами» зла. Сейчас коммунистическая партия являет собою - если это не обманная видимость и не тупая послушливость! - сатанистов разного калибра, вдохновляющих сатанократический аппарат принуждения, агенты которого сами испытывают над собою, еще в большей и худшей степени, то же принуждение, которое осуществляют над другими. Террор и слежка среди самих сатанистов еще в худшей степени осуществляется, образуя подлинный ад, не знающий уже никаких просветов. Чем выше стоит человек в сатанократической иерархии, тем он в большей степени пронизан творимым им злом, которое терзает его хуже, чем он сам терзает людей - и это в тех же самых формах, в которых он их терзает. Это - своеобразная логика победоносного, торжествующего зла, которая, ныне впервые открытая человечеству, может быть в какой-то мере осознана только теми, кто отдался сатане.
    Если сопоставить мip, живущий под господством сатанократии советской, и мip свободный, то можно так сказать: мip свободный свободно идет по пути гибели, употребляя данный человеку дар свободы во зло - уходя от Бога и ставя себя на службу силам зла; мip, подневольный сатанократии, действием всех возможных способов принуждения и соблазна насильственно лишается возможности употреблять свою жизнь во спасение и буквально загоняется во власть силам зла.
    Где легче спасти свою душу? Ответ не может вызывать сомнения! Отсюда заключение. Свершившееся над нашим отечеством есть не отвержение его Богом, а, напротив, есть проявление того же избранничества, которое лежало на челе России во все ее историческое существование. Господь, снимая всякий покров обманный и прельстительный с сатаны, открывает максимально благоприятные возможности для спасения. В этих условиях вопрос, который мы сейчас обсуждаем, а именно не является ли мечтательством упование на то, что Господь откроет Русскому народу возможность явить снова «подвиг Русскости» во спасение и нашего Отечества в целом, и всего мiра, не является ни в какой мере утопическим. Конкретно этот вопрос получает такую формулировку: то страшное испытание, которому Господь подвергает народ, открывает его чадам возможность личного спасения - в формах нам недоведомых, остающихся тайной каждого отдельного человеческого существа - способно ли это испытание породить такое общенародное духовное состояние, при котором Русский народ в избранный Господом момент окажется в силах в ответ на призыв избранных Господом людей - едиными усты и единым сердцем явить всенародный покаянный молитвенный вопль о прощении общего окаянства, приведшего к катастрофе - и тем начать путь восхождения, образом. Господом предуказанным?  
       
    *   *   *
    Что происходит в России? Идет ли отбор «последних христиан», способных оказаться верными истинному Богу даже в преддверии Страшного Суда, ныне со все ускоряющейся быстротой приближающегося? Или пред нами опамятование массовое Русского народа, способное послужить Богу основанием для продления жизни России в ее исконном облике национально-государственного служения Церкви и тем самым и для продления жизни всего мipa с тем, чтобы отодвинуто было Второе Пришествие Господа нашего Иисуса Христа, в образе Судии-Мздовоздаятеля? Один Господь может дать ответ на этот вопрос. Но есть вещи, которые открывают нам возможность возрождение России не считать невероятным. Что под этим углом зрения существенно? Отметим основные факты.
    Коммунизм в России идейно выдохся.
    Советская власть опасается духовного возрождения масс.
    Советская власть констатирует достаточно часто бессилие своей борьбы с верой.
    Советская власть убедилась в опасности для нее самой даже т.н. Советской Церкви, что выразилось в беспримерном гонении на нее, вот уже несколько лет все с большей силой осуществляемом.
    На последнем обстоятельстве надо остановиться.
    Советская Церковь имеет два лика. Одним одна обращена к внешнему миру. Тут она является не только попутчиком и орудием Советской власти, но и сознательным выполнителем ее заданий – предельно злостных, о которых мы выше говорили. Что касается Советской Церкви в ее внутреннем бытии, применительно к каждому отдельному человеку, то она принадлежит, по самому своему существу, в определенной мере, к тому недоведомому нам опыту, никогда еще человечеством не испытанному, который не поддается ни точному знанию, ни окончательной оценке. Поскольку Советская Церковь отвечает своему заданию, то есть отдается в подчинение сатанократии, тем покупая свое «легальное» существование, она являет собой нечто предельно страшное. Это – подмена церкви, т.е. нечто существенно-антихристово. Но в каждом отдельном случае применительно к каждому отдельному служителю Церкви вопрос осложняется – и это не только применительно к делу спасения души данного служителя Церкви, но и применительно к тому, что получает верующий, приходящий к нему в храм Божий. То тайна Божия ведения. Что же касается того, что сейчас происходит в отношении церковно-служителей и деятелей Советской Церкви, то это можно, во многих, вероятно, случаях, уподобить «крещению кровью», которое ставилось в первохристианстве рядом с таинством крещения обычным: мученики за Христа, проливая, будучи язычниками, свою кровь за Христа, делали ее крещальной водой, вводящей их в Царствие Небесное.
    Тут мы соприкасаемся с проблемой мученичества, которое, чтобы быть спасительным, венчающим, должно быть «законным». Не всякое страдание есть страдание духовно очистительное! Ап. Петр (2 посл., гл. 4, 12-19) поучает: «Возлюбленные, огненного искушения, для испытания нам посылаемого, не чужайтесь, как приключения для вас странного, но как вы участвуете в Христовых страданиях, радуйтесь, да и в явление славы Его возрадуетесь и восторжествуете. Если злословят вас за имя Христово, то вы блаженны, ибо Дух Славы, Дух Божий почивает на вас. Теми Он хулится, а вами прославляется. Только бы не пострадал кто из вас, как убийца, или вор, или злодей, или как посягающий на чужое, а если как Христианин, то не стыдись, но прославляй Бога за такую участь… Итак, страждущие по воле Божией да предадут Ему, как верному Создателю, души свои, делая добро». Апостол Павел (2 Посл. Тим. 2, 5) писал: «Аще же постраждет кто, не венчается, если не законно мучен будет».  
    Два разбойника около креста символизируют двоякую направленность страданий – могут идти страдания во спасение, а могут идти и в гибель. Выразительна символическая значительность подножной дощечки креста, в ее направленности – вниз, в ад, с одной стороны, и вверх, в рай, с другой стороны. Тайна смерти нередко открывается Господом, как в ее световидности, так и в геенской иногда тьме. Но эта тайна обычно остается тайной при жизни, ибо нет фаталистического предопределения на путях спасения человека. Срыв возможен с самых предельных высот, и никто не ощущал силу своей боримой с помощью Божией греховности, как святые. Так и подъем возможен из самых предельных глубин. И одна только устрашающая «предопределенность» Господом нам возвещена: при подпадении под «грех против Святого Духа», под которым нельзя не понимать такую отданность сатане, когда в духовном смысле уже при жизни человека совершается т.н. смерть вторая, означающая погружение в тьму сатанинскую, в которой нет самой возможности покаяния. Сатана и аггелы его не способны на покаяние. Так себя отдали злу и те, которых Господь обозначил, как совершивших «грех против Духа Святого».
    Нельзя не сказать, что советская сатанократия являет максимально благоприятные условия для достижения стихий Зла такой высоты напряжения. В составе этой сатанократии видное место, под этим углом зрения, не может не занимать т.н. Советская Церковь, поскольку она становится сознательным, намеренным, демонстративным обнаружением под видом Ангела Светла сатанинской тьмы.  
    Наглядно господство зла в современной России. Но это не безнадежность. Потаенные силы Добра могут опрокинуть сатанократию в одно мгновение! «Спасительная катастрофа» - вот чего мы ждем!
    Если с одной стороны, как в образе разных форм подлинной Катакомбной церкви, так и в образе крещаемых кровью участииков Советской церкви, формируется некая духовная рать, то с другой стороны есть основание считать считать советские массы не безнадежными для отклика сочувственного, а, может быть, и восторженного, на обнаружение этой «спасительной катастрофы» - и это в составе не только нейтральных элементов, но и формально коммунистических. Есть основание думать, что недра советской психики таят в себе в этом отношении взрывчатый материал, сила, количество и качества которого, конечно, не поддается измерению.
    Трудно сказать, в порядке ли некой превентивной борьбы с этой «спасительной катастрофой» или независимо от мысли о ней, но советская власть в настоящее время, пусть и не с таким большим успехом, но все же устрояет некий «климат» в стране, допускающий «буржуазное», в современном его облике, времяпрепровождение. Трудно сказать, касается это, главным образом, центров или получает распространение более широкое, но несомненно заражается советская масса той заполненностью жизни суррогатами действительных ценностей, которые в свободном мipe съедает духовное существо человека. До последнего времени советский человек в этом смысле пребывает в условиях благоприятных: железный занавес закрывал от него «свободный» мip, свою свободу употребляющий на духовное самоедство. Советский человек продолжал иметь, пусть потаенное, но тем более духовно насыщенное, «нутро», которым, в сущности, жил. Можно себе представить, какой голод в этом отношении должен был возникать и крепнуть, и какая разрядка способна была бы произойти, дай ей возможность возникнуть «спасительная катастрофа». Картина освобожденных областей от советской сатанократии и быстрое, мгновенное, просто чудесное преображение их населения в «церковный народ» может служить примером того, что можно было ожидать на всем пространстве Росси в случае падения коммунизма.
    Повторяем: трудно судить о мере духовного разорения Русского народа, приносимого общением со свободным мiром, но несомненно, что разбазаривание духовных сокровищ происходит и в какой-то мере становится неким новым «климатом» советчины. К счастью, советский режим неспособен, по самой своей природе, к успешным положительным реформам, почему жизнь, если в какой-то мере и улучшается, то с такими срывами, которые способны к худшему приводить и уже, во всяком случае, чувство довольства не могут вызывать.
    Повторяем: у нас нет данных для оценки духовного обновления Русского народа. Есть ли это отбор «последних христиан» в преддверии Страшного Суда или это - массовое явление, которое может открыть действию Божия милосердия возможность явить себя - в формах, Одному Богу известных?
    Одно можно только сказать с уверенностью: нельзя себе представить высвобождение от ярма сатанократии - в форме «эволюции». Возможна только «спасительная катастрофа». «Губительная» катастрофа опрокинула Имперскую Россию. «Спасительная» катастрофа опрокинет советский режим, если опамятовался Русский народ. Силой вещей, аппарат советского гнета и террора окажется в параличе - пред лицом стихийного покаянно-благодарного и молитвенно-вдохновенного «обращения» России. Праздное, конечно, занятие - пытаться сейчас в какие-то конкретные формы вкладывать содержание этого мiрового события. Ясно одно: церковный характер будет оно носить. Второе крещение то будет, как новым крещением Церковь называет таинство покаяния. Так только «подвиг Русскости» может воссиять на российских просторах, возвращая возрождаемой Российской государственности ее прежнее значение - в формах, нам неведомых.
    Трудно думать, чтобы могло затянуться сосредоточие назревшего обновления - если, вообще, оно достигло должного напряжения - на сколько-нибудь длительное время. Развитие событий ускоряется - само время как бы готовится к своему упразднению, ожидающему его в новых зреющих формах бытия. Надо быть готовым ко всему.  

     

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (22.12.2020)
    Просмотров: 68 | Теги: россия без большевизма, архимандрит константин зайцев, книги
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1783

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru