Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4340]
Русская Мысль [467]
Духовность и Культура [720]
Архив [1599]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 4
Гостей: 4
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Н.П. Кусаков (Чурилов). Как перед потопом. В СВЕТЕ СКАЗАННОГО

    Революция началась тем, что общественная и государственная мысль современного нам человечества склонилась к неверию ценностям, до тех пор понимавшимся как сущность и смысл человеческой жизни. Эти ценности были отвергнуты и попраны, и на их место были поставлены новые принципы. Человек переменился в самом себе, и с этим возникла надобность ‒ переменить порядок общественной и государственной жизни.

    До тех господствовал христианский порядок, учрежденный в царствовании Равноапостольного Императора Константина Великого ‒ Ordo Imperium Romanum Christianum. На  его месте оказался поставлен Novus ordo seclorum  ‒ Новый Вековой Порядок.  Эта переоценка совершалась постепенно, в веках и прежде всего во внутреннем человеке, где он тайно говорит со своим сердцем (Сравн.: Рим. 6, 22), совершилась же она, эта переоценка, и вышла наружу во время событий, критической осью которых была Английская революция (1649–1688).

    Английская революция оказалась во главе шествия Революции Всемирной. В колее Английской революции шествовали: Революция Сев. Американская (1775), Французская (1789), Центрально-Европейская (1848), Китайская (1911) и Русская (1917), с чем замкнулось кольцо Революции Всемирной.

    В Русской революции произошло падение оплота всего Православного Христианского мира, ибо Российская Империя была par excellence державой Православной и Христианской в принципах как своей внутренней, так и международной жизни, и было весьма справедливо мнение, полагавшее, что Россия несет на себе долг "удерживающего", упоминаемого в Послании св. Ап. Павла (2 Фес. 2,7). Венцом торжества Всемирной Революции весьма справедливо считают создание Организации Объединенных Наций (1945), единогласно признанным авторитетом главенства этого учреждения надо всей политической, общественной и религиозной жизнью всех стран всего мира. Революция торжествует. Весь мир верит, что государственная власть исходит от народа.

    Последним звеном в цепи революции, последовательно охватившей весь мир, была революция в России, как ее предчувствовал и предсказал русский политический мыслитель, философ и поэт-лирик Ф.И. Тютчев, записка которого приведена в начале настоящих очерков. [Имеется в виду статья "Россия и революция". ‒ Ред.]  События революции в России обнажили, что собственно цель переворота, происшедшего в годы от 1905-го до 1917-го, лежала не в устранении власти династии Романовых, а в ниспровержении в России христианского порядка государственной и общественной жизни, унаследованного Россией от Византии и Рима в культуре, установившейся там со времени Равноапостольного Императора Константина Великого. Порядок этот сохранялся на Руси со времени Крещения и с особенной силой утвердился во время царствования Князя Иоанна III (1462‒1505), названного в русском народе Великим, в понятии о том, что Москва это есть Третий Рим.

    Против этого порядка революция и борется.

    Как приходилось слышать среди русского общества, вся затея революции состоит в том, чтобы из России сделать Америку. Революция не спешит, но к своей цели движется неуклонно, беспощадно сметая на своем пути всё, что препятствует ее цели. С тех пор, как на Руси прозвучало слово о Третьем Риме, это слово сочетается с продолжением, вводящим в некое страшное и неизвестное будущее.

    Первый Рим пал. Второй Рим пал. Третий Рим стоит, Четвертому не бывать. Если не явится Четвертый Рим после падения Третьего, то спрашивается, ‒ что же будет? Эта мысль внутренне побуждает ум и сердце и совесть русского человека заботиться о том, чтобы Москва как Третий Рим не погибла, чтобы она восстала из руин и вновь служила, как о том говорил русский философ И.В. Киреевский, провозвестником Православного Христианства для всего мира. Но что же мы видим сегодня?

    Третий Рим, Москва, столица Св. Православной Христовой веры, провозвестник этой веры для всего мира, в нынешние дни близящегося конца ХХ века от Рождества Христова, этот Третий Рим сокрушен враждебными силами Всемирной Революции. Не стало Удерживающего!.. Революция победила. Россия разрушена. Русский человек побежден и обесчещен, как жалкий нищий, и революционные силы торжествуют свою победу. В жизнь вступает третье поколение русской крови, не видавших славы своей родины. Опишет ли чье-то сердце страдания русского народа, русского человека, русского сердца, страшные судьбы, низвергшиеся на Россию в годину власти врагов России и русского человека, начавшейся с падением власти Русского Царя?!.. Дни, когда пишутся эти строки, позволяют как бы подвести итоги прошлого, и что же мы видим?

    Торжество революции привело Россию в состояние, которое писатель А.И. Солженицын назвал предгибельным. (Об этом сказано в его газетной статье под заглавием "К нынешнему состоянию России", опубликованной не столько на Русской земле сколько в нескольких чужих странах, довольно назвать Сев. Америку и Аргентину. 6-ое декабря года.) Нет надобности говорить, что на русской земле слышно бесчисленное множество мнений о решении проблем, поставивших Россию в это «предгибельное состояние». Революционные условия завели Россию в самый дальний тупик внутри лабиринта. Кто может описать беспредметную разноголосицу мнений о том, где находится выход из лабиринта, предлагаемый со стороны демократического плюрализма? Как не вспомнить Пушкинскую строку:

    «В поле бес нас водит, видно,
    Да кружит по сторонам» (Бесы)

    Теряется мысль при желании выбрать, и критический анализ приводит к тому выводу, что все предложенные программы дают подчас весьма резонные указания о том, как тушить болотные огни, ни одна из них не ведет к тому, чтобы прежде высушить болото. Люди же в растерянности ищут правду в недавнем прошлом. «Что прошло, то будет мило», ‒ сказывает поговорка, и люди ищут правды в прошлом. В розовом свете представляется то Хрущев, то Брежнев, то, наконец, Сталин. Вчерашние партийные вельможи вместо красного знамени размахивают трехцветным флагом, а люди остались без денег и бедствуют. В результате, когда мы видим сегодняшних рьяных демократов, отказавшихся от коммунистической партии, мы невольно вспоминаем Дедушку Крылова с его басней, где крестьянин говорит змее:

    «Хоть ты и в новой коже,
    Да сердце у тебя все то же».

    К сердцу и надо обратиться, чтобы из его сокровища извлечь доброе. Не в том ли дело, что пришла пора отвергнуть кажущиеся резонными параграфы конституционных положений и всмотреться в сердце, в ту область человеческой жизни, где господствует не право, а праведность. Оставим знаменитые авторитеты Руссо, Монтескье и Линкольна с их точным изложением народной власти, исходящей от народа и служащей народу, как красноречиво сказал Линкольн в своей Геттисбургской речи (Government of the people, for the people, by the people). Прислушаемся к забытым речам мудрецов православной христианской древности. Не к этому ли побуждает Тютчевское прозрение о том, что суть катастрофического положения в мире лежит в том, что революция идет от успеха к успеху в своей борьбе против христианства, добиваясь его полного уничтожения.

    Вспомним начало нашей беседы, когда мы прислушались к слову нашего лирика философа Ф.И. Тютчева. Помните, как он предсказывал, что между Россией и революцией завяжется роковая борьба. Вихрь этой борьбы в ее гигантском размахе вызвал потрясение в судьбе России и сегодня привел её в «предгибельное состояние», как сказал Солженицын.

    Эта борьба есть борьба всемирной революции против христианства, против Христа. В этой борьбе есть только две стороны, и тот, кто не идет со Христом, должен дать себе отчет, что он идет с дьяволом. То, что произошло в России в годы нынешнего столетия, не может быть истолковано в порядке исключительно человеческом, как выразился Тютчев. Сегодня борьба сведена к сокровищу сердца русского человека и исход во многом зависит от того – зло или добро лежит избытком в этом сердце. Сравн. Евангелие Матф. 12, 34-35.

    Много было казано в сфере чисто политической, как выразился наш лирик-философ. Довольно нам топтаться на уровне понятий порядка чисто политическом. Прислушаемся к речам мудрецов православной христианской древности. Поищем у них способа вернуть России утраченную сердечную теплоту дореволюционного быта, осененного родительским благословением, быта с молитвой, с праздниками, с постами, с колокольным звоном, в зимние сумерки созывающим в храм, с человеческим отношением между людьми, всегда осененным сердечной добротой.

    Вечерний звон, вечерний звон,
    Как много дум наводит он.

    Много есть у нас такого, о чем надо подумать… и задуматься.  Где теперь та задушевная теплота, из которой рождался человеколюбивый дух былой России, нынче истоптанной, попранной и изгаженной в революции. Поучимся же у древних. Вот что говорит аскет древнего православного мира Иоанн Лествичник.

    - Когда душа, предательствуя сама себя, погубит блаженную и вожделенную теплоту, тогда пусть исследует прилежно, по какой причине она ее лишилась; и на эту причину да обратит весь труд свой и все прилежание; ибо прежнюю теплоту нельзя иначе возвратить, как теми же дверьми, которыми она вышла. – «Лествица», слово 1, п. 12, стр. 5.

    Где же эта дверь? ‒ в тревоге спрашивает сегодня наше сердце. Слово святого синайского пустынника напоминает опыт странников, паломников, бредших в густом лесу к святыне какого-то монастыря. И вдруг дают себе отчет, что сбились с дороги.  Что же делать? Надо вернуться пройденному пути до того распутья, до той дорожной вилки, откуда был взят неверный путь. Путник остановился. Стал расспрашивать, вспоминать, стал утомленно шагать, возвращаясь по пройденному пути. Наконец, нашел боковую "вилку", услышал благовест колокола. Выходит из лесной гущи на поляну. Перед ним монастырская стена, монастырские ворота. Привратник приглашает войти в обитель.

    Вернемся же и мы путями истории к началу ошибочно взятой дороги. Вот та "вилка", от которой было взято ложное направление, ложная тропа. Вспомним исходные положения, занимавшие господственное место в умах и в сердцах. Отыщем исходные принципы, положившие начало новым временам. С чего началось Новое Время? С чего началась революция? Не русская с ея Думой, февралями и октябрями. Нет. Вспомним, с чего началась мать всех революций – революция Английская.

    Перелом произошел тогда, когда человек отверг Христа Спасителя, ибо последовал по пути, как его указывали учители лжеименного знания философии эмпиризма, помните, как мы говорили про «псеудогнозис» и напоминали апостольское слово (1-е Тим. 6,20).  Тогда европеец поверил лживым учителям, философам-эмпиристам, что нет врожденных идей , idea innata, что человек это только смертная плоть, что нет для человека ни вечности, ни суда, ни кары за злодеяния, ни воздаяния за добродетель, и поверив лжеучителям, воспринял веру безумца, сказавшего, что Бога нет (Пс. 13, 1)  Вот и сбились с пути, и с тех самых пор «бес нас водит, да кружит по сторонам», как сказано у Пушкина. Беда нас постигла и слышны голоса, призывающие к покаянию. И тут же новый соблазн.

    Время прошло и взяло свою дань. Уродство Нового времени вползало в быт. К этим уродствам приходила сила привычки. Не забудем тех дней, когда казалось нормальным хлеб покупать по карточке и не иметь права войти в лавку для высоких чинов ‒ "закрытый распределитель"! И все граждане привыкали понимать, что покупать нужные вещи можно только, имея пропуск, разве что магазин был "для всех граждан". Сначала возмущались, а потом привыкли. Привыкли, что советчина это нормальная жизнь. Юность сегодня не помнит, что люди смеялись над советскими праздниками, а сегодня старшее поколение удивляется тому, что люди делают друг другу  подарки в день женщины или в годовщину приказа Троцкого о создании Красной армии 23 февраля, и правительство, сидящее в Москве и мнящее себя быть правительством России, хранит как праздник дату, отмечающую гибель России – день, когда Ленин объявил, что вся власть оказалась в его руках.

    Но годы шли, и мерзость этих календарных дат связалась с празднованием, русские люди стали ложно помнить прошлое, и фальшь, впервые поставившая путника на ложную тропу, из поколения в поколение шла, углубляясь и уводя от истины все дальше и дальше. Кто же виноват? Сегодня слышно, что Россия должна вернуться к благополучию дней Хрущева, или Брежнева, а иные вспоминают благодетеля в лице товарища Сталина или Ленина, и есть иные любители демократической законности, с грустью вспоминающие имена Керенского и Милюкова. Меж тем читаем Солженицынский анализ… Явно стало, что была сделана ошибка, что требуется исправление, исправление притом покаянное, то есть сознающее свое соучастие в продолжении следования по ложному пути, и ум и сердце спрашивают, ‒ смеем ли мы осуждать своих отцов?... Или дедов?... В чем? Смеем ли высмеивать своего отца или деда, верившего в красное знамя? Достойно ли потомку оскорбить прах своего отца и прах его вспоминать, как сказал Лермонтов, -

    «С усмешкой горькою обманутого сына
    Над промотавшимся отцом»...

    В чем же МНЕ каяться? Между тем не умолкает призыв к покаянию и сердца ищут ответа. Но не всегда ищут его там, где произошла потеря. Дело же, конечно, не в прямой виновности. Если позволительно такое слово, то скажем, что дело скрыто в унаследованной одури, в прогрессивно уводящем шествовании по ложному пути. Проверим свое отношение к тому, как на пути нашей истории, однажды взявши ложную тропу, наши предки и на следующей "вилке", на следующем распутье, все больше уклонялись от правильной тропы. Как же мы-то сегодня смотрим на взятые ложные пути? Где первые капли старинной, тогда не замеченной одури? Не остались ли эти капли в нашем сердце даже сегодня?

    Проверим себя. Где был бы ТЫ в декабре 1825 года, когда на Сенатской площади в Петербурге решалась судьба России? Или, ‒ не шел ли ты "в народ" с проповедью о свободе? Где было твое сердце в те дни, когда еще в конце прошлого века шло разложение? Вспомни картинку прошедшего, когда

    «Какой-то аптекарь, не то патриот
    Пред толпою ученье разводит
    Что, мол, нету души, а одна только плоть
    И что если и впрямь существует Господь,
    То он только есть вид кислорода,
    Вся же суть в безначальи народа…»
    А.К. Толстой "Поток богатырь"

    С кем был бы ты? На чью сторону ты бы становился: был бы ты с тем аптекарем, или с жандармом, разгонявшим толпу, которую аптекарь одурачивал?

    Долго еще можно искать виновных, протестуя против того, что произошло в революции до и после переворота, и сердце останавливается в недоумении, когда его касается зов русской души о покаянии.

    Совесть требует осудить в себе капельки революционной одури, насильно всаженные в сердце и сделавшиеся привычными. Осуудить революцию от ее зарождения в глубокой давности и до последних дней ее власти.

    Только до конца огрубевшее сердце не видит виновности прошлого в настоящем, в судьбе России определившей неизбежность того, что являет сегодня жизнь России. Доброе сердце жаждет покаяния, и тщетно ищет виновного, но многие ли сознают свою причастность к тому, что получилось?

    Где было твое сердце? Долго ещё доброе сердце способно искать путь к покаянию, не видя отчетливо виновника. Между тем христианский мир, словом церковных песнопений православного храма, никого не оскорбляя, никому не нанося обиды, как бы сказать молча, указывает человеку, обращаясь к Богу призывом в дни подготовки к Великому посту, к дням общецерковного покаяния. Слышим с клироса: «Покаяния отверзи мне дери Жизнодавче…»

    И в эти же дни слышим с церковного амвона слышим евангельское слово в чтении притчи, сказанной Иисусом Христом. Это притча «О блудном сыне» Лк. 15, 11-32. Там указано.

    Что сделал бедняга блудный сын, когда, попав в беду, очнулся, что надо искать выход, и был с любовью принят отцом, с горячей любовью ждавшим возвращения сына. Что же сделал очнувшийся блудный сын? Что было первое дело его покаяния?

    Он осудил себя в сердце своем. С этим пришел в себя. Вот что он сделал. В себя пришел. Когда же в себя пришел, тогда же сообразил и дальнейшее, понял, с чем обратиться к отцу, чтобы принял опять в свой дом. Пришел в себя.

    В этом и лежит ответ нашему безвременью, нашей современности, потерявшейся в пустыне, где испытываем страшное поражение. которое хуже того что Россия потерпела на Калке. Россия. Русский человек. Я… Ты…

    Невозможно человеку найти свое место ни в государстве, ни в обществе, если он сам не нашел себя, если он потерян в пустыне беззакония. Помните, как у нас шла беседа о доме, сложенном из негодных кирпичей?

    С человека и надо начинать. Как с человека началась революция, лишив его души и духа, оставив его безмысленным – бездушной плотью. Человек должен вернуться к сознанию своего богоподобного вечного величия.

    Путь не короток, но цель ясна. Прийти  в себя должен человек. Без этого в рассуждении гражданственности и государственности, всё те, что слышмс в духе конституционной говорильни, является толчением воды в ступе.

    Надо вернуться к христианскому порядку Константинова Рима, первого Рима, которому следовал и Второй и Третий Рим – Москва. Третий Рим, в котором царствовал Закон Божий, своей сенью покрывал и всю жизнь. В этом был принцип теократии, исковеркано понимаемой нынче как господство церковной иерархии над мирской государственной властью.

    Воля всякой власти должна быть подчинена Закону Божию, как учит Царепророк Давид в первом Псалме. Без этого подчинения всякая власть беззаконна и никакой царь не спасет Россию от партийного рабства. Это надо помнить. Худо будет всему миру, если этот христианский порядок не будет восстановлен. В свое время Тютчев сказал, что от исходы борьбы между революцией и христианством, или как это выразилось дальнейших судьбах, ‒ между революцией и Россией, ‒ зависит на века политическая и религиозная будущность человечества. Сегодня мы видим, что от исхода этой борьбы вообще зависит бытие человечества.

    В Средние века, когда царили начала истинной теократии, культура европейского общества и государства руководствовалась догматизмом мысли, и отсюда происходила дисциплина морали. Сейчас догматизм мысли отвергнут, т.к. в нем ограничена свобода мысли. В результате оказался потерян стержень морали. О страшных последствиях безграничной безнравственности в современном нам обществе, при безразличии в этом отношении государственной власти, громко и подчас бесстыдно кричат газеты и в Москве и Нью-Йорке. Чем только не торгует современный человек, мужчина то будет или женщина… оставим эту горькую тему. Человек опустился.

    Есть ли ещё в этом мире остаток праведников, ради которых Господь Бог терпит этот мир, как Он терпел перед потопом, или как некогда праведный Авраам спрашивал у Господа Бога, предвидя гибель Содома, ‒ сравн. Быт. 18, 20. Велик грех современного человечества, современного человека, ‒ велико и долготерпение Божие, видящее мерзость запустения (Матф. 24, 15) среди человечества, забывшего что человек создан по образу и подобию Божию… и вот человек истоптал этот образ в себе, ограничил свое бытие плотью (Быт. 6, 8) и впадении уподобился скотам бессмысленным – Псал. 48, 21.

    Как перед потопом

    Сто лет перед потопом терпел Господь греховность человечества, погрязшего в плотскую жизнь и с тем обреченного в погибель (Быт. 6, 3) Терпел Господь, ожидая, не очнется ли род людской, глядя на праведного Ноя, строившего свой ковчег. Но нет. Смехом отвечали  люди на угрозы. Пришел час и «разверзлись небесные двери и на землю пролился дождь и дождь шел сорок дней и сорок ночей и истребилось всякое существо на поверхности всей земли… остался только Ной и что было с ним». Смеялись люди над праведником: «Зачем, дескать, он ковчег строит! Ведь дождя нет». Прошли годы и дождь пошел, пролился, как было сказано. Смеются и сейчас над нами, глядя на нашу верность Святой Руси Третьего Рима – православной Москвы Ивана Великого. Смеются, забыв мудрое слово: «Не веси что породит грядущий день», как напоминает библейский мудрец (Притч. 8, 28).

    Горе миру от соблазнов! Горько, что в свое время не нашлось на Руси сердца, чтобы прислушаться к слову мудрых, напоминавших, что человек создан не для общества, а для славы Божией. Все мы предстанем на суд Божий, говорит св. Апостол (Рим. 14, 10). Предстанет и невер, а молитва русского сердца горит желанием, чтобы Господь дал нам мужество к смирению, чтобы с достоинством твердо хранить верность родной стране, ‒ Святой Руси Третьего Рима, верность Христу и Богу нашему и истине Его.

    Слава Богу, есть ещё на Русской земле семь тысяч мужей, не преклонивших колена перед Ваалом современности, как сохранились такие же верные в дни святого пророка Илии (Сравн. Рим. 11, 3-5 и 3 кн. Царств 19, 18). Живы еще сыны Святой Руси, волю свою подчиняющие закону Божьему.

    Есть еще умы и сердца, хранящие огонек лампады веры Христовой и с тем непримиримое осуждение революции и твердо держащие в памяти святое слово блаженного Августина о том, что «Кто не со Христом, тот с дьяволом, и третьего места нет никому».

    Есть на Руси сердца и умы, мыслящие о славе Божией и желающие о восстановлении России, Православной Христианской Империи, провозвестника истины святого Православия для всего мира. Есть и трудники на этой ниве. Дал бы им Господь не блуждать без дороги в суете и найти верный путь. Бог тебе в помощь, русский человек.

    «Нас почитают умершими, но вот мы живы» как сказал св.Апостол (Сравн. 2-е  Кор. 6, 9).

    «Свеча бы не угасла!» ‒ говорил Великий Князь Симеон Гордый, когда размышлял об освобождении Руси от татарской власти (1353 г.).

    + + +

    Вечная память мудрому рабу Божию Феодору Ивановичу Тютчеву. Он верно указал смысл событий, наполнивших истекающий век страшными потрясениями, погубившими последний оплот Св. Православия для всего мира, ‒ Российскую Империю. Как в древности к Израилю, возвращавшемуся на путь правды, так и мы молим Бога, чтобы уцелевшее в Святой Руси пустило корень внизу и принесло плод вверху ко славе Божией (Исх. 37, 31).

    Владыка Феофан, Вышенский Затворник нередко заканчивал свои письма короткой строчкой: «Спасения Вам от Господа желаю». Дальше совесть договорит, указывая – что делать, делать сегодня.

    Ещё два слова.

    Когда торгово-промышленная компания, строившая знаменитый корабль «Титаник», пропагандируя билеты на первый рейс, делала рекламу, то в одном из плакатов говорилось:

    «Если Господь Бог захочет потопить Титаник, Он все равно этого сделать не сможет». С фанфарами отправился корабль в первый рейс, и рейс кончился 15-го мая 1912-го года на полпути. Титаник погиб в Атлантическом океане.

    Бог поругаем не бывает, ‒ говорит св. апостол – Гал. 6, 7.

    Ваши карты биты, ‒ подло нашептывает враг, вдохновитель революции, сердцу христианина.

    В мире будете иметь скорбь, но мужайтесь. Я победил мир, ‒ сказал Господь Христом Своим ученикам. (Ин. 16, 29-33)

    На этом и закончим нашу беседу о философии контрреволюции.

    Богу нашему слава.

    Среда Крестопоклонной недели

    1997 год.

    Н.П. Кусаков (Чурилов). "Как перед потопом. Философия контр-революции". Буэнос-Айрес, 1997. (Рукопись)

    От издательства РИ (М.В.Назаров).

    Николай Павлович ЧУРИЛОВ (литературный псевдоним – КУСАКОВ), 1.1.1909–23.6.1997. Известный автор Русского Зарубежья.

    Родился 1/14 января 1909 г. в городе Сумы Харьковской губернии в православной семье предпринимателя. В СССР окончил заочно Московский педагогический институт иностранных языков (расположенный на Остоженке), видимо в начале 1930-х годов.

    По обвинению в участии в контрреволюционной организации церковников был арестован и заключен в Бутырскую тюрьму. С 1933 по 1936 находился в ссылке в Усть-Сысольске (Сыктывкаре), где работал чернорабочим. Там он познакомился с исповедниками и священномучениками епископами Германом (Ряшенцевым), Феодором (Поздеевским) и другими. Вернувшись из ссылки, обосновался в Воронеже, работал техником на птицеводческих фермах, затем  консультантом по иностранной литературе на станции птицеводства, преподавал английский язык на вечерних курсах иностранных языков. Избегая усилившегося контроля чекистов, переехал к брату в Мариуполь, где работал в артели по изготовлению гребешков и пуговиц.

    В августе 1939 г. был призван в армию, но уже в декабре был освобожден по возрасту. Вернувшись в Мариуполь, получил место учителя немецкого языка в средней школе. В октябре 1941 г. население города с "всенародным ликованием" встретило немцев, вспоминал Николай Павлович. Во время немецкой оккупации он оказался полезен в организации служб городского управления, редактировал газету. «Как и многие русские православные патриоты, первоначально надеявшиеся на немецкую помощь в деле освобождения родины от сталинщины, он тщетно объяснял немцам, что они своей антирусской политикой погубят и Германию и русских патриотов, борющихся с советчиной», ‒ говорится в его некрологе в "Православной Руси" (1997, № 15), откуда взяты сведения для данной краткой биографической справки.

    С наступлением советских войск он смог уехать в Германию с женой и сыном-младенцем, зарабатывал на жизнь переводчиком, сотрудничал в отделе Гражданского управления генерала Власова. После войны оказался в лагере ди-пи, но избежал выдачи в СССР и в июне 1948 г. прибыл с семьей в Аргентину, где работал преподавателем английского языка. Сотрудничал в эмигрантских изданиях, в том числе в журнале "Православная Русь" под редакторством архимандрита Константина (Зайцева), был членом Российского Имперского Союза-Ордена.

    Последние годы жизни провел в США в пригороде Нью-Йорка ‒ Глен Кове, куда перебрался по приглашению сына. Несмотря на преклонный возраст, регулярно совершал паломничества в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвилле, где проживал по нескольку дней. Скончался 10/23 июня 1997 г. В возрасте 17 лет он совершил первое пешее паломничество в Дивеево, и завершил свой земной путь в 88-летнем возрасте на русском кладбище в Ново-Дивееве (США).

    Николай Павлович ‒ автор ряда ценных трудов и десятков статей православно-монархического содержания, которые публиковались на страницах многих церковных и национальных изданий. Среди известных его произведений ‒ повести "Всюду жизнь" и "Старина"; труды "Православие и Монархия", "Юридическая ересь и Православная Церковь", "Quo vadis, domine? 2-й Ватиканский Собор и русская православная мысль", историко-философский очерк "Как перед потопом" о борьбе революции против христианства.

    + + +

    Книгу "Как перед потопом" Николай Павлович, по совету джорданвильской редакции, предложил мне для издания в "Русской идее". Первый машинописный вариант рукописи (в 147 страниц) был им закончен в 1996 году. Книга мне понравилась, хотя требовала много работы, ибо рукопись была написана довольно небрежно. Я выразил готовность издать книгу и высказал некоторые замечания и пожелания. Николай Павлович поблагодарил меня за них. Он был рад тому, что мы с ним оказались не только единомышленниками (он дал очень хорошую оценку моей "Миссии русской эмиграции"), но и "однокашниками" по московскому инязу, хотя и из разных эпох. Его обширные письма ко мне показывают, насколько дорог ему был этот завершающий труд его жизни. Помещенная в анонсе его фотография сделала в мае 1997 года.

    Последний полученный мною вариант рукописи (174 страницы) значительно отличался от первого, он был датирован апрелем 1997 г. ‒ за  два месяца до его кончины. К работе над рукописью приступила моя единственная внештатная сотрудница ‒ требовалась проверка многочисленных цитат, весь текст нужно было заново набирать. Предложенные автором деньги на издание мне у него брать было неловко, так как я принципиально стремился к самоокупаемости книг (что тогда удавалось), а до сдачи макета в типографию работа потребовала бы еще много времени, так что деньги понадобились бы гораздо позже. Более актуальным в издательском плане РИ тогда было издание первого полного перевода знаменитой книги В. Шубарта "Европа и душа Востока" к его 100-летию в том же году (вместе с первой публикацией обширной статьи И.А. Ильина об этой книге); перевод с немецкого, приложения, комментарии и справочный аппарат заняли много времени. После смерти Николая Павловича его финансовое предложение вообще автоматически отпало. Затем, как известно, в 1998 году в РФ произошел т.н. "дефолт", нанесший по моему издательству сокрушительный финансовый удар: все деньги, вложенные в изданные книги, уже не вернулись. Лишь в начале 2000-х годов я смог возобновить издательскую деятельность, но последовал запрет на издания РИ в церковной книготорговле, которая была для меня главной сетью реализации. Так с изданием данной книги ничего не получилось, о чем я сожалею: Николай Павлович так ее ждал... Чтобы хотя бы частично загладить свою вину перед ним, публикую сейчас эту заключительную главу, которую с рукописи подготовил для РИ Никита Мизин, которого благодарю.

    В интернете кем-то (вероятно, по инициативе В.Д. и С.И. Беликовых) из книги размещена ЧАСТЬ 1: У ИСТОКОВ ‒ датированная почему-то 1999 годом, но этот текст не из последней авторской рукописи 1997 года, а указанная в публикации дата, вероятно, означает год размещения этой книги Беликовыми в их электронной Библиотеке, которую они массово распространяли в России). Если бы сейчас нашелся единомысленный издатель полного текста, я бы охотно предоставил для этого копию всей рукописи. А вообще-то было бы хорошо издать большой сборник работ Н.П. Кусакова под одной обложкой. Но у меня на это уже нет сил...

     

    Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/250968462
    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (21.12.2021)
    Просмотров: 117 | Теги: россия без большевизма, русская идеология
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1912

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru