Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4422]
Русская Мысль [469]
Духовность и Культура [743]
Архив [1620]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 13
Гостей: 13
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Архив

    Учение «беззаконная власть – от Бога» как ересь

     


     

    Листовка с тестом «Декларации» митрлополита Сергия (Страгородского) от 29.7.1927 г.

    Часть первая. О «богоустановленности» советской власти: позиция Сергия Страгородского и святоотеческий ответ

    1. Применительно к советской власти учение о том, что она ‒ от Бога, является лишь одной из двух составных частей сергианства как ереси. Вторая составная часть этой ереси – учение о необходимости обязательного сохранения жесткой централизованной бюрократии в Церкви. Этой второй части мы здесь касаться не будем. Однако будем иметь в виду, что сергианство как целостная ересь является суммой двух этих отдельных «малых» ересей.

    2. В «Декларации» Сергия 1927 г. прямым текстом не выражено учения о том, что советская власть — «от Бога», либо богодарованна, либо богоустановлена. Буквально в ней сказано лишь следующее: «Мы с нашим правительством»; «мы лояльны к советской власти»; «радости, успехи и неудачи Советского Союза как нашей гражданской родины — наши...»; «наш долг быть гражданами Союза «не только из страха, но и по совести», как учил нас апостол (Рим. 13:5)»; «тихо и безмятежно жить» мы можем, лишь повинуясь законной власти» (1 Тим. 2:2)». Самое близкое в этих цитатах к учению о том, что советская власть — от Бога, это цитата Рим. 13:5: но богоустановленность власти таким способом подразумевается лишь косвенно, а не прямо. Хотя слова апостола из Рим. 13:5 взаимосвязаны с его же словами из Рим. 13:1, тем не менее, Сергий в «Декларации» прямо об этом не заявляет.

    3. Далее в тексте, опубликованном в «Известиях ВЦИК» 19 августа 1927 г., Сергий учения о богоустановленности советской власти прямо также не заявляет. Он говорит: мы «не должны подрывать авторитет советской власти», «советскую власть мы признаем нормальной и законной», «подчиняемся всем ее постановлениям вполне искренно», «деятельность против советской власти не соответствует нашим интересам», «мы требуем полной лояльности по отношению к советской власти». То же самое касается и Послания Сергия от 31 декабря 1927 г., где говорится только о «лояльности». Таким образом, основной термин Сергия в 1927 году по отношении к соввласти – это «лояльность». Это обстоятельство даст затем повод отцам-новомученикам в одном из документов в сборнике Новоселова 1929 года («К обличению м. Сергия» – документ № 71 по моей произвольной нумерации) заявить, что «слово «лойяльный» приобретает такое же злополучное значение, какое имел «омиусиос» (подобосущный) во времена арианства».

    4. В указе от 21 октября 1927 г. о поминовении за богослужениями власти Сергий постановляет возглашать, «согласно апостольскому наставлению (1 Тим. 2:2), …«О стране нашей и властех ея Господу помолимся», «Еще молимся о стране нашей и о властех ея, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте». В данном случае прямо выражено лишь учение Сергия о том, что нужно молиться о советской власти за богослужениями и делать это для того, чтобы верным жить в благочестии и чистоте. Тем не менее, буквально это не учение о том, что советская власть — от Бога. [При этом апостол в 1 Тим. 2:1‒2:2 предписывает молиться вообще «за вся человеки», а не только за власти; отчего бы тогда не ввести в эти же ектении прошения и о них тоже, а заодно и о всех разбойниках, убийцах, грабителях, насильниках и т.д.? Это ведь тоже часть «всех человеков».] (Подробнее о молитвах за власть скажем отдельно ниже.)

    5. Назвать точный момент перехода Сергия от термина «лояльность» к утверждению «советская власть ‒ от Бога» я затрудняюсь. Но в 1942 г. в послании пастве Прибалтики он заявляет: «Не буду напоминать, что наша Патриаршая церковь, начиная с покойного Святейшего патриарха Тихона и доселе, неизменно признает соввласть богоустановленной в СССР» (РГАСПИ. Ф. 17. Оп. 125. Д. 93. Л. 19 об. // Цит. по: Одинцов М.И. Патриарх Сергий. М., Молодая Гвардия, 2013). Затем в «Послании патриарха Сергия к 26-й годовщине Советского государства» (ЖМП, 1943, № 3) содержится призыв: «Поусерднее помолимся о Богохранимой стране нашей и о властех ее во главе с нашим Богоданным Вождем». Уже после кончины Сергия РПЦ МП приняла соборный акт о том же ‒ «Послание Поместного собора к преосвященным архипастырям, пастырям и всем верным чадам РПЦ» (ЖМП, 1945, № 2). В этом акте верным чадам РПЦ МП предписана «нелицемерная верность и послушание богоустановленной власти». Указанные номера ЖМП выложены в сети, в том числе на официальном сайте ЖМП. Огромное количество подобных цитат можно найти в документах РПЦ МП после 1945 г.

    6. При этом в период 1927-го ‒ начала 1930-х гг. буквальные цитаты слов Сергия о том, что соввласть – от Бога, всё же встречаются, поскольку о наличии именно таких заявлений Сергия сообщает Собор РПЦЗ в своем послании 1933 г.: «Он [Сергий] объявил эту [советскую] власть богоданной наравне со всякою другою зaконной властью... Он... особенно часто ссылался на апостольское повеление повиноваться государственной власти, как Божественному установлению, ибо "несть власть, аще не от Бога" (Рим. 13:1)». Однако, именно в 1927 г. таких буквальных заявлений Сергий не делал, ограничиваясь термином «лояльность». В связи с учением Сергия о богоданности соввласти Собор РПЦЗ 1933 г. дал своё собственное развернутое толкование слов апостола из Рим. 13:1 в своем послании. Тут Собор пересказывает толкование св. Иоанна Златоуста на Рим.13:1 (речь не о конкретной власти, а о принципе власти и ее существе), с обобщением также учения из 1 Петра 2:13; 2 Сол. 11:7 (об удерживающем); 2 Тим. 2:1‒3; Мф. 22:21 (в толковании Феодорита (об общем принципе власти)); приводит примеры из 1 Царств 28:11 (когда Саул сделался "врагом Божиим"), Ос. 4:4 (цари и князи без Бога и Его ведома), из св. Григория Богослова (иногда и демон может управлять царем), 2 Сол. 2:9 и Апок. 13:7‒8 (пример с Антихристом).

    7. В 1929 г. выходит сборник Новоселова «Дело митрополита Сергия», в котором темы «Какая власть от Бога» касаются в основном документы (пронумерованы мною произвольно; в самом сборнике нумерация другая, т.к. он содержал еще и сергианские документы, здесь же собраны только антисергианские): № 40 («Письмо епископа отошедшего к епископу неотошедшему»), № 71 («К обличению митрополита Сергия»), № 77 («Что должен знать православный христианин»), а также ‒ не в такой значительной степени ‒ еще некоторые.

    Документ № 40 ‒ «Письмо епископа отошедшего...» отмечает, что апостол Павел в Рим. 13:1 учит повиноваться не «высшим» властям (это неправильность синодального перевода), а «предержащим» (ὑπερεχούσαις), что соответствует также выражениям в 2 Сол. 2:6‒7: τὸ κατέχον, и ὁ κατέχων - «удерживающее», «держай». Таким образом, властью является только такая институция, которая удерживает подчиняемых от зла и греха. (О том же пишет и апостол Петр в 1 Петра 2:13‒15). Кроме того, послание к Римлянам писалось в 58 г., т. е. в спокойные годы правления Нерона, а не во время его гонений, поэтому Павел в Рим. 13 в любом случае не мог иметь в виду враждебную власть, а об апостасии (2 Сол. 2:3) Павел писал как о будущем событии. Сейчас же, поскольку апостасия наступила, и советское государство стало безбожным и апостасийным, т. е. боговраждебным, и от зла не удерживает, а поступает наоборот, то увы.

    Документ № 71 ‒ «К обличению м. Сергия...», помимо толкования Златоуста, проводит также частичную аналогию со временем Юлиана Отступника (с оговоркой, что соввласть еще хуже, чем Юлиан): пример из Григория Богослова с его братом Кесарием — врачом при дворе Юлиана Отступника (Григорий приравнивает служение Юлиану к оскверненному общению с идолами и требует прекратить его); молитвы святителей Григория и Василия с прошениями восстать на нечестивых (Юлиана); пример молитвы о ниспровержении мерзкого и богохульного агарянского царства; анафема собора 1918 г. «безбожным властелинам». Документ рассматривает учение Сергия по отношению к власти, которое выражено в слове «лояльность», как имеющее вероучительное содержание, и, таким образом, «слово «лойяльный» приобретает такое же злополучное значение, какое имел «омиусиос» (подобосущный) во времена арианства».

    Документ № 77 ‒ «Что должен знать православный христианин» ‒ содержит вопросы-ответы о власти: 1‒5 и 15‒18. Приводится толкование преп. Исидора Пелусиота на Рим. 13.1 в письме к Дионисию: «Но если какой злодей захватил сию власть беззаконно, то не утверждаем, что он поставлен Богом, но говорим, что попущено ему» [PG 78,660: εἰ δέ τις ἀλιτήριος πaρaνόµως εἰς τaύτην εἰσεκώμασεν: букв.: «Если же какой преступник/нарушитель противозаконно в нее [власть] ворвется в разгульном виде...»]. Кроме того, в вопросе-ответе 17 отмечается, что власть в 1 Петра 2:13‒14 нисходит от Бога сверху вниз через начальствующих.

    8. Мысль, аналогичная последней (о том, что власть нисходит от Бога сверху вниз), также изложена в документе № 25 ‒ «Запись беседы представителей ленинградского духовенства с м. Сергием»: «С религиозной точки зрения наши правители ‒ не власть. ‒ Как так не власть? ‒ Властью называется иерархия, когда не только мне кто-то подчинен, а я и сам подчиняюсь выше меня стоящему и т. д., и все это восходит к Богу, как источнику всякой власти!» [Трудно удержаться от необходимости добавить в подтверждение еще и 6-ю новеллу Юстиниана (о том, что царство исходит от Бога как одного источника со священством, и что царство обязано обустраивать государство «право и надлежаще» ‒ ὀρθῶς κaί προσηκόντως), и греческий тропарь Кресту: «...καὶ τὸ Σὸν φυλάττων ... πολίτευμα» ‒ «и Твое сохраняя... государство/политический строй». Тут вся государственная власть и форма правления (πολίτευμα) заявлена уже принадлежащей напрямую Богу. В церковнославянском переводе тропаря πολίτευμα переведено как «жительство», которое по-церковнославянски и означает «государство» (а не «жительство» в современном русском значении).]

    9. Также важно, что в синодальном переводе 1 Петра 2:15 имеется ошибка в существенном месте: "Ибо такова есть воля Божия, чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей". Слова "мы" в греческом тексте нет, в действительности там речь идет не о нас, а о властителях: "...Чтобы делающие добро заставляли молчать (букв.: надевали намордник на) невежество безумных людей" ‒ ἀγαθοποιοῦντας φιμοῦν τὴν τῶν ἀφρόνων ἀνθρώπων ἀγνωσίαν. Церковнославянский перевод этого фрагмента правильный: "Благотворя́щымъ обуздовáти безýмныхъ человѣ́къ невѣ́жство". Во всем отрывке 2:13‒15 речь идет о том, что повиноваться следует не любой власти, а только той, которая мстит злодеям и похваляет благотворцев, т. к. воля Божия лишь в том, чтобы благотворцы, облеченные властью, надевали намордник на безумных.

    10. Также относимым к данной теме является 65-й вопрос-ответ Анастасия Синаита: «Если апостол говорит «существующие же власти от Бога установлены» (Рим. 13:1), значит ли это, что всякий начальствующий и царь назначен Богом? Ответ: Поскольку Бог в Законе изрекает: «Дам вам начальства по сердцу вашему» (Иер. 3:15), то мы говорим, что те из начальствующих и царей, которые суть достойны таковой чести, назначаются Богом, а те же, которые по своему недостоинству являются негодными, поставляются либо по попущению Божиему, либо по Его воле для народа, заслужившего это». Несмотря на похожесть данного вывода с мнением Исидора Пелусиота, следует отметить, что у Исидора всё же имеются содержательные критерии, относимые к беззаконному захвату власти, в то время как у Анастасия таковых по сути нет, а сказано лишь о том, что властитель должен быть «достоин таковой чести» либо «негодным по недостоинству».

    11. Здесь нужно сделать замечание, что ересь Сергия о богоданности советской власти для желающих отделяться от Сергия по смыслу 15 Двукр. и была канонически формально осуждена зарубежным Собором 1933 года, т. к. в ответ на еретическое учение Сергия о том, что советская власть ‒ от Бога, Собор епископов и вынес вышеуказанное соборное осуждение данной ереси в подробной и развернутой форме. Для отделения от Сергия и его последователей по 15 Двукр. более ничего не требовалось и не требуется до настоящего времени, этого минимума уже достаточно. Разумеется, таким же каноническим (по статусу) и содержательным (по смыслу) осуждением этой же ереси по 15 Двукр. были и осуждения ее отдельными отцами-новомучениками, изложенные в сборнике Новоселова 1929 г., но для современников обычно проблемой в том, чтобы определиться от РПЦ МП, бывает вопрос: является ли данный конкретный отец-современник, осудивший современное ему вероучение как ересь, именно «святым» отцом, что требуется 15 Двукр. (ведь у него нет, скажем так, при себе удостоверения святого отца), в то время как для соборного осуждения обязательного требования быть «святым» 15 Двукр. уже не требует (точнее, в первом фрагменте текста требует, а во втором ‒ нет). Таким образом, с соборным осуждением современникам действовать психологически надежнее. (Примечательно, что сам же Сергий в своем послании от 31 декабря 1927 г. требует от намеревающихся от него отделяться именно решения собора: «Каноны нашей Св. Церкви оправдывают разрыв со своим законным епископом или Патриархом только в одном случае: … когда он уже осужден Собором или когда начнет проповедовать заведомую ересь, тоже уже осужденную Собором»). С другой стороны, если подождать какое-то количество лет ‒ до тех пор, когда данный отец станет признан уже «святым отцом», то психологически ситуация меняется: собор остался «несвятым», поэтому его осуждение становится каким-то ненадежным, зато осуждение святого отца становится уже «гарантированным».

    12. Помимо того, что Сергий и после него прочие предстоятели и соборы РПЦ МП заявляли о богоустановленности соввласти лишь в краткой форме, м. Елевферий (Богоявленский) в 1933 и 1935 гг. (возможно, в ответ на послание Собора РПЦЗ 1933 г.) постарался изложить это учение развернуто. Чтобы избежать упреков в том, что я приписываю это учение не Сергию (предстоятелю) или собору (как положено по 15 Двукр.), а лишь епископу (непредстоятелю), я не буду здесь излагать учение Елевферия, а для сведения отсылаю к источникам: в «Актах...» Губонина оно неразвернуто цитируется на сс. 558-559, а более подробно, с цитатами, излагается в статье Ивана Ильина 1936 года «О богоустановленности советской власти» (см. разделы 1-4 статьи с цитатами из Елевферия). Сам Иван Ильин в данной статье не потрудился толком ничего из Елевферия опровергать, кроме как просто рассказал читателям, как он лично субъективно понимает текст Рим. 13, и поэтому все доводы Елевферия неправильные. Ильин не потрудился даже перечислить выводы Собора 1933 г. ‒ таков был его стиль полемики...

    13. Далее темы «Какая власть от Бога» коснулся о. Георгий Граббе в 1961 году (тогда протоиерей) в соответствующей главе своей известной книги, отвечая при этом на книгу С.В. Троицкого «О неправде Карловацкого раскола» 1960 г. Выводы о. Георгия 1961 г. были основаны на послании Собора 1933 г. с теми к нему дополнениями, что он:
    1) дал развернутые цитаты из Златоуста и Исидора Пелусиота на Рим. 13:1 (о том, что начальник, творящий зло, не от Бога), а также привел толкование Ефрема Сирина ‒ аналогичное Златоусту, но соединенное с 1 Петра 2:13‒15;
    2) обширно процитировал «Письмо епископа отошедшего к епископу неотошедшему» от 31 декабря 1927 г. (№ 40 в сборнике Новоселова);
    3) дополнил примерами борьбы христиан против власти Юлиана Отступника и примером с братом Григория Богослова — Кесарием, врачом при дворе Юлиана Отступника (№№ 69 и 71 в сборнике Новоселова). По сути, Граббе лишь обобщил послание Собора 1933 с некоторыми документами из сборника Новоселова 1929, и сам ничего нового не придумал.

    14. Странным образом даже сегодня, несмотря на имеющееся относительно подробное толкование Рим.13;1, начиная с документов сборника Новоселова 1929 и зарубежного Собора1933, Московская патриархия в своих «Основах социальной концепции» (ОСК) 2000 г. делает вид, что комментировать тут как бы и нечего, и не делает никаких оговорок о Рим. 13,1 по итогам всей прошедшей в ХХ веке полемики. В разделе III.1 ОСК на данную тему идет обычная сплошная цитата Рим.13:1‒7, затем 1 Петра 2:13‒16 с выводом: «Апостолы учили христиан повиноваться властям независимо от их отношения к Церкви. В апостольский век Церковь Христова была гонима и местной иудейской властью, и государственной римской. Это не мешало мученикам и другим христианам тех времен молиться за гонителей и признавать их власть». Никаких оговорок о том, что Рим.13,1 относится к богоустановленности не любой власти, ОСК не делают. Чуть далее, в III.5 ОСК, делается оговорка о возможном неповиновении власти, но это ведь совсем не о том, что данная власть ‒ не от Бога. (При этом никак не поясняется и прямое противоречие такого возможного неповиновения заповеди Рим.13:1‒2 с ее толкованием Сергием. Какое же может быть неповиновение, если в 13:2 «противящийся власти противится Божию установлению»? Значит, всё же не любая власть от Бога в 13,1, и в 13:1‒2 все-таки подразумевается власть в каком-то особом смысле? ‒ ОСК об этом молчат.) В любом случае все предыдущие заявления Сергия и советских соборов сохранены и никем не отменены.

    Часть вторая. О поминовении властей

    15. Учение м. Сергия о поминовении властей изложено, помимо указа от 21 октября 1927 г., еще в двух его документах.

    1) Кратко ‒ в ответе м. Сергия на письмо прот. Николая Смирнова от 01 февраля 1928 г.: «Это поминовение вводится не в отмену, а во исполнение церковного установления (Иep. XXIX; Варух 1:11‒12; 2:22‒23) [Иеремия требует молиться о благосостоянии города, а Варух ‒ молиться о жизни Навуходоносора и Валтасара]. Это заповедь апостола, свято соблюдавшаяся нашею Церковью во все времена повсюду и при всяких правительствах, совершенно независимо от того, желают или не желают они этого поминовения, веруют ли они или не веруют. ...Мы восстановили поминовение властей, чтобы снять поношение со всех нас, православных членов нашей Церкви, будто мы лицемерно признали Советскую власть, на деле же ‒ с заграничными ее врагами».

    2) Подробно и развернуто ‒ в Деянии м. Сергия и Временного при нем Синода от 29 марта 1928 г. (В «Актах...» Губонина, сс. 593, 597-598). В частности, м. Сергий приводит следующие доводы:

    а) На с. 593 упоминаются Оптат Милевийский («молитесь за царей и властей»); Григорий Богослов («обязаны давать дань, повиноваться всем властем предержащим»); Иоанн Златоуст («Епископы подчиняются императорским распоряжениям и приговорам, хотя бы ими предписывалось лишение всего имущества или изгнание из отечества»). Примечательно, что м. Сергий тут даже проставляет точную библиографическую ссылку на фундаментальное исследование более чем на 300 страницах (сейчас оно доступно в сети): Родников Н. Учение блаженного Августина о взаимных отношениях между государством и Церковью. ‒ Казань. 1897. ‒ Сс. 86-87. Но берет из него всего лишь одну цитату;

    б) Сс. 597-598: «В древнейшей апостольской литургии мы находим молитву: «О царе и правительствующих, о всем воинстве, чтобы мирно было положение наше» (см. “Апостольские постановления”, с. 227, “Толковый Типикон” Скабаллановича, II в., с. 89); Тертуллиан: «Молимся за всех императоров, хотя они и истязают нас»; Поликарп Смирнский: «Молитесь за царей, за власти... даже за преследующих и ненавидящих нас и за врагов Креста», «христиане денно и нощно молятся о благоденствии государя, войска и всей Римской Империи»; Киприан: «Молимся за себя и за вас и за благополучие императоров»; «Просим повнимательнее почитать толкование св. Иоанна Златоустого на 1 Тим. 2:1-4 ст.»; здесь же ‒ ссылка на Феофана Затворника, который, комментируя Златоуста, утверждает, что о властях молились «в церковных собраниях» и «гласно», чтобы «всем предъявить в отвращение распространенной о христианах врагами их молвы, будто они человеконенавистники и будто, собираясь особо от других, они затевают крамолы.» [Здесь комментарий епископа Феофана должен бы вызвать недоумение, т. к. Златоуст был официальным главой Константинопольской Церкви, когда никакие враги на христиан в Константинополе не нападали и не выслеживали крамолу в собраниях христиан; сам же апостол в послании о своем времени ни на что подобное не намекает.]

    16. Из этих доводов м. Сергия пристальное внимание вызывают прежде всего те, которые говорят в пользу молитв за власти именно на публичных богослужениях, т. к. в остальных случаях не вызывает сомнений обязанность христиан молиться о гонителях и о врагах в частном порядке. Таких доводов о публичных богослужениях приведено два: о древних апостольских литургиях и толкование Златоуста на 1 Тим. 2. При проверке обнаруживается, что про Златоуста Феофан несколько преувеличил: у самого Златоуста в толковании, действительно, сказано: «При ежедневном богослужении (PG 62,530: ἐν τῇ λατρείᾳ τῇ καθημερινῇ)... как бывает у нас каждый день, и вечером, и утром, как мы творим молитву за весь мир, за царей и за всех, которым вверена власть». Однако не вызывает сомнений, что Златоуст, являясь главой Константинопольской Церкви, молился о христианском императоре и властях на ежедневных службах. Других упоминаний у Златоуста о молениях за власти на каких-либо иных (древних) богослужениях нет, и тем более ‒ за гонящие власти, а не за правящие христианские. То есть относимость этих слов Златоуста к «церковным собраниям» первых христиан епископ Феофан здесь придумал сам. При этом далее здесь же Златоуст продолжает: «Видишь ли,... что нужно молиться и о язычниках? …Итак, не бойся молиться за язычников... А если надобно молиться об язычниках, то очевидно и о еретиках, потому что обо всех людях надобно молиться, а не преследовать их». Таким образом, из того, что Златоуст признает необходимость некоей частной молитвы о язычниках и о еретиках, вовсе не следует, что он молился о них у себя публично на литургии.

    Далее, у Скабаллановича: «По заповеди апостола, молитва простиралась и на всех людей: «И о других людях непрестанно молитесь, ибо есть им надежда покаяния, чтобы придти к Богу», - пишет св. Игнатий. «Молитесь также за царей, за власти и князей, даже за преследующих вас и за врагов креста», ‒ увещевает св. Поликарп» (при этом о молениях за богослужениями тут ничего нет, то есть эти призывы остаются в рамках общей нормы частной молитвы христиан за всех и за весь мир).

    Далее, в Апостольских Постановлениях (АП) (2,57): "После этого диакон пусть молится о всей Церкви и о всем мире и странах его, о плодах земных, о священниках и начальниках, о первосвященнике и царе, о мире всего мира" (чин литургии Апостольских Постановлений). Далее, в главе 8 АП, приводятся отдельные фрагменты чина богослужения, приписываемого Иакову Зеведееву (8,12): «И я, Иаков, брат Иоанна Зеведеева, говорю, чтобы диакон тотчас говорил: <...> Еще молим Тебя, ЯХВЕ, о царе и тех, кто в превосходстве, и обо всем воинстве, чтобы мирствовали к нам, чтобы в тишине и единомыслии проводя всё время жизни нашей, мы прославляли Тебя Иисусом Христом, надеждой нашей»; АП (8,15): «Царей соблюди в мире, начальников в правде». (Но при этом, здесь же, в АП 4,13: «Всякому царству и начальству повинуйтесь в том, что угодно Богу, как служителям Божиим и наказателям нечестивых. Воздавайте им всякий должный страх, всякий взнос, всякий оброк, всякую честь, сбор, подать. Таково именно постановление Божие: никому не оставаться должным ничем, кроме изъявления дружбы, которое постановил Бог чрез Христа».) Тем не менее, в данном случае м. Сергий прав в том, что в чине литургии Апостольских Постановлений вполне могло быть моление за языческие власти («могло» – т. к., согласно 2 пр. 6 Всел. собора, в книгах АП имеется "нечто подложное и чуждое благочестия", могущее "породить еретическое лжесловесие", но для целей этой полемики допустим, что такого будто бы нет). Более того, принимаем и датировку данных фрагментов текста временем ранее начала IV века (что также неочевидно) и допускаем, что власти были именно языческие, а не христианские, как у Златоуста. С таким существенным допущением (о том, что в чинах некоторых древних литургий могли молиться о языческих властях, хотя и не гонящих христиан) данный довод м. Сергия принимаем.

    17. Отцы Сборника-1929 (сборник Новоселова «Дело митрополита Сергия») возражают м. Сергию в следующих документах (используем нашу произвольную нумерацию документов Сборника):

    № 12 ‒ "Московский документ по поводу изменения текста ектений": Павел просит Тимофея, а не приказывает ему, молиться за всех и за власти; приводится пример архидиакона Стефана; языческие императоры добросовестно заботились о благе народа, поэтому христиане были заинтересованы молиться о помощи им в земных делах [о том же пишет и Златоуст в 6-й беседе на 1 Тим. 2: воины подвергаются опасностям в походах ради нашего блага, поэтому и за них требуется молитва]; пример с Юлианом Отступником (молились о его смерти); соввласть имеет целью уничтожение христианства; молитва за соввласть будет лукавой; Иерем. 7:16-17 запрещает молиться за безбожников; здесь применима молитва о вразумлении заблудших; неправославных публично поминать на богослужении недопустимо (примеры на православном Востоке, ответ патр. Геннадия 1460 г.); пример с имп. Галерием, который сам просил христиан за него молиться;

    № 18 ‒ "О послушании м. Сергию": поминовение властей пытался ввести и патр. Тихон, но ему было оказано в том непослушание, и "он сам в конце концов присоединился к непослушным, оправдав этим их непослушание"; приводятся различные примеры из истории Церкви правильного непослушания, и, напротив, преступного и пагубного послушания: "Христианское послушание не есть слепое следование за первоиерархом, куда бы он ни шел";

    № 19 ‒ «Ташкентский документ»: «В выкличке вычеркнуто «о братиях наших, в темницах и изгнании сущих». Позор и бесстыдство, достойное разве невера или сектанта... Прекращением поминовения узников хотят изгладить у верующих память о них» [о том же и в № 23 ‒ "Обращение представителей ленинградского духовенства к м. Сергию" от 11 декабря 1927 г.: "Отменяется поминовение в темницах и во изгнании сущих отцов и братий наших; вводится поминовение самих отрицающих всякую веру гражданских властей, ‒ дело новое и смущающее многие совести, совершается множество иных противуканонических действий"];

    № 20 ‒ «Против поминающих власти»: поминовение властей именно в такой форме в данных условиях недопустимо, т. к. демонстрирует двоедушие и лицемерие. Если о властях и молиться, то не скрывать надлежащую формулу поминовения (о просвещении заблудших). В нынешнем же виде моление за власти – это «смрад гниения,... способный вызвать только праведный гнев Господень»;

    № 64 ‒ «Второе письмо изгнанников с Ангары»: поминовение властей, хотя "и не нарушает какого-либо церковного правила, но оно осуждается голосом христианской совести"; поминовение на ектении именно в таком виде и в данном месте ектении будет означать и подчинение этим властям и зависимость от них (учитывая поминовение императора в этом же месте ектении в недавнем прошлом); "этого моления не желают ни сама власть, ни верующие"; "пусть они [первоиерархи] возьмут на себя труд составить такие прошения, которые были бы приемлемы верующими и в устах их были бы действительно молитвами; как, например: «Еще молимся: о иже во власти сущих, да Господь Бог избавит их от всех бесовских наваждений, приведет к покаянию, исправлению, возглаголет в сердцах их мир и благое о церкви Своей святей»;

    № 68 ‒ "Голоса верующих о поминовении власти": "Поминовение власти [именно в такой формуле и в данных условиях] – кощунственное пользование литургией для демонстрирования наших лживых, интимно-дружественных, отношений с богоборной властью"; "формула поминовения абсолютно не приложима к теперешней власти, так как последняя этой формулой молитвенно утверждается в своем... богоборчестве"; формула поминовения должна быть иной (предлагаются варианты); действительная цель введения поминовения властей в данном случае -- вовсе не моление за них, а политический сыск и предание неповинующихся ОГПУ, т.к. "мы видим разсылку по всем московским храмам... м. Сергием нового конфиденциального приказа с предписанием немедленно письменно донести причину и мотивы непоминовения м. Сергия и властей, если таковые почему-либо не поминаются в данной Церкви"; "между молитвой за Нерона и молением за сов. власть существует большое различие, которое станет ясным из следующего примера: мы можем молиться и молимся о спасении и направлении на правый путь блудниц, но отсюда не следует, чтобы мы возносили моление о публичном доме»; "нынешняя власть отлучена была от Церкви Патриархом Тихоном 19.01.1918 г, и это отлучение подтверждено постановлением собора от 25.01 того же года. Поминовение отлученных за литургией есть богохульство... «Можно ли поминать за литургией Льва Толстого», – спрашивает еп. Н. – «Нет». – «Значит, и тем более, нельзя поминать и современную власть»; «Снять отлучение мог бы только полноправный собор и – при условии покаяния отлученных»;

    № 70 ‒ "Каноническое исследование деяний м. Сергия": "Советская власть, как власть атеистическая, может быть шокирована такого рода молениями и в таких молениях не нуждается, открыто считая всякую религию дурманом для народа. Если бы сов. власть нуждалась в молитвах м. Сергия, то она сама потребовала бы от граждан совершения молитв, как она делает во всех остальных случаях, когда нуждается в услугах граждан"; совпадение фрагмента текста с документом № 68;

    № 71 ‒ "К обличению м. Сергия": о соввласти можно молиться, но совсем иной формулой - либо по образцу молитв о наказании нечестивого Юлиана Отступника, либо о ниспровержении мерзкого и богохульного царства: "Ибо поминовение власти за богослужением имеет значение молитвы о благопоспешении власти во всех ее начинаниях: в отношении советской власти это значило бы молиться о преуспеянии богоборцев"; "Соборное деяние по вопросу об отношении к нынешним властям изложено в постановлении от 22-го января 1918 г., сделанном по поводу послания свят. Патриарха Тихона от 19 января того же года, которым анафематствовались «безбожные» «властелины тьмы века сего», а все «верные чада П.Ц. заклинались не вступать в общение с ними" (моление же за власти по предложенной Сергием формуле ‒ будет, напротив: формой вступления в общение);

    № 77 ‒ "Что должен знать православный христианин": вопросы-ответы 38-40 и 43-44, а именно: 38 ‒ молиться за соввласть нельзя, т.к. "ее идеи, как моральные, так и физические, противны христианству"; 39 - во времена апостолов можно было молиться о властях, т. к. цель заповеди апостола в 1 Тим. 2 "молитва о спасении людей, а не молитва о насыщении их идеями, которые могут быть противны христианству, но, однако же, идеи Римского государства были согласны с христианством и установлены Самим Богом (Рим. 13, 1-7), что он [апостол] далее сам и поясняет: «...чтобы все люди спаслись и достигли познания истины» (1 Тим. 2, 3-4); 40 - даже о императорах-гонителях можно было молиться, т.к. "римские языческие императоры, хотя и гнали христиан, но в то же время блюли идею государственности, установленную Самим Богом, нередко жертвуя своей жизнью... Пример – императоры Декий и Валериан, оба погибшие на войне. И христиане, как граждане Римского государства, хотя и гонимые, обязаны были своими молитвами помогать своему правительству защищать Отечество, так как сами в том были заинтересованы, ибо, если римское войско бывало разбито, то от нашествия врагов страдали не одни язычники, но и христиане, как граждане одного и того же государства. Но Юлиану-отступнику христиане не могли содействовать своими молитвами, так как его благополучное возвращение принесло бы смерть христианству"; 43 ‒ формула Сергия о поминовении властей недопустима, т. к. "если прибавлено в прошении о стране нашей и властях ее, но не сказано, о чем молиться, то это само собой ясно и никого не может обмануть, не сказано же, о чем мы должны молиться или по недомыслию, или намеренно, чтобы обмануть малых сих, но Св. Церковь никого не может обманывать... Молитва Церкви... тем более не может быть лукавая, ибо лукавнующие, по слову Св. Писания, потребятся (Пс. 86, 9)"; 44 ‒ примеры недопустимости моления православными за неверные власти в других государствах (Турция, Австро-Венгрия, Болгария и Греция под оккупацией, страны Востока; ответ патр. Геннадия 1460 г. ‒ как молиться за неправославного государя: открыто на богослужениях не поминать). При этом «в извещенных случаях о них молитва могла бы быть допустима, так как они блюли идею государственности, установленную Самим Богом».

    18. Таким образом, суммируя доводы отцов-антисергиан 1929 г., заключаем: общее мнение таково, что молиться по формуле Сергия за власти в любом случае нельзя, с обоснованием по «мягкому» или «жесткому» вариантам. «Жесткий» вариант: за соввласть на публичном богослужении молиться недопустимо в принципе, либо можно молиться только о ее ниспровержении (документы №№ 12, 18, 70, 71, 77, частично 68). «Мягкий» вариант: теоретически молиться за соввласть на богослужении было бы можно, но в любом случае не по формуле Сергия, а по иной адекватной и надлежащей формуле, которую необходимо выработать (документы №№ 19, 20, 64, частично 68). Лично мне нравится больше всего изящный формальный подход из документов №№ 68 и 71: было отлучение "безбожных властителей" собором 1918 года, этот соборный акт не отменен и действует, поминать за литургией отлученных нельзя (как и Льва Толстого, например), поэтому пусть Сергий сначала заново соберет Поместный собор, снимет нынешнее отлучение, а потом только уже на этом соборе решает, как именно их можно поминать. Однако, даже если фиктивно и допустить, что анафемы 1918 года будто бы не было (поскольку она слишком неконкретная и непонятная), то в любом случае, учитывая даже принятие довода м. Сергия о том, что в чине литургии Апостольских Постановлений молились о языческих властях (см. п. 16 выше), – ни «мягкий», ни «жесткий» отказ поминать власти этому доводу Сергия не противоречат: есть конкретные исторические условия, когда данная поместная Церковь или епархия сама решает, по какой именно формуле поминать власти, в каком именно месте чина богослужения, и поминать ли их вообще на публичном богослужении именно в данных условиях. Апостол Иаков Зеведеев решил, что в его конкретном случае и в его исторических условиях языческие власти поминать можно (при этом нет сведений о том, что эти власти были гонителями христиан). Кто-то другой решит, что в его случае можно будет поминать власти даже при гонении ими христиан (впрочем, таких примеров м. Сергий не привел), и это тоже может быть правильно именно в их конкретных исторических условиях (см. в документе № 77 вопрос-ответ 40, хотя лично мне он кажется несколько натянутым и противоречивым: чем отличается уничтожение христиан властями-гонителями, которых они при этом поминают, от уничтожения христиан в случае с Юлианом Отступником, которого они не поминают, а молятся о ниспровержении?). Кто-то третий решит, что поминать любые неправославные власти за публичным богослужением нельзя (см. пример с патриархом Геннадием Схоларием), и это тоже будет правильно. Требование м. Сергия навязать всем в текущих исторических условиях именно ту формулу поминовения, которую считал правильной лично он, проистекало из его бюрократического мышления и учения о необходимости жесткой централизации в Церкви, которое является самостоятельной ересью (см. п.1 выше), которой здесь мы касаться не будем, т. к.это требует отдельного подробного изложения.

    Выводы

    19. По итогам изложенного (Рим. 13; 1 Петра 2; АП 4,13; толкование преп. Исидора Пелусиота; 6-я новелла Юстиниана) мы получили критерии власти от Бога и не от Бога (для конкретной исторической ситуации советского времени), а именно - не от Бога власть, которая: (а) захвачена противозаконно (в частности, насилием или обманом), (б) не обуздывает злодеев и не обустраивает государство по принципу справедливости и воздаяния каждому должного [кроме 6-й новеллы, дополним сюда же о справедливости - Дигесты 1.1.1 и Институции 1.1], (в) препятствует подвластным в обращении к Богу (в частности, гонит Церковь).

    Для советской власти было очевидным наличие насилия и террора по всем трем критериям: как при захвате и удержании власти, так и при длительном применении насилия и террора ко всему населению и к Церкви в частности. Однако при выпадении признака насилия и террора по всем трем критериям их применение к иной власти становится уже затруднительным и неочевидным.

    Представляется, что критерии преп. Исидора Пелусиота были ситуативными и фрагментарными: они касались лишь одного первого критерия (насильственного захвата власти), но ничего не говорили о двух других критериях (справедливость правления и возведение граждан к Богу). В свою очередь, фрагменты посланий апостолов касались лишь второго и третьего критериев. В иной исторической ситуации, по мере ее усложнения должно увеличиваться и число критериев оценки власти. Например, очевидно, что критерий общей «справедливости и воздаяния должного» слишком обобщенный и неконкретный. В частности, Петр Патрикий в сочинении «О политической науке» при сопоставлении царя с Богом полагает, что царь должен проявлять не только справедливость как одно качество, но все четыре качества, присущие Богу: благость, мудрость, силу и справедливость. Соответственно, по этим же четырем качествам он будет и отпадать от Бога (злом, безумием, насилием и несправедливостью) и быть царем «не от Бога». Феофилакт Болгарский в трактате «О царском воспитании» сопоставляет царство и тиранию, при этом у него «первый признак тирании в том, что она приходит насилием». Т.е. тирания у Феофилакта соответствует понятию «власть не от Бога» у Исидора Пелусиота. Далее у Феофилакта такой тиран (властитель не от Бога), в отличие от царя, «играет законами» (μεταπεττεύε: переставляет их как в шахматах или шашках), нисколько ими не стесняется, изменяет и отменяет их, когда находит это для себя выгодным или даже просто по своей прихоти. Царь же, напротив, властвует только в границах закона.

    Таким образом, критериев власти от Бога у отцов на самом деле больше, и они сложнее. То, что в полемике с м. Сергием было достаточно трех простых критериев, было связано с тем, что ситуация, когда насилие и террор применяются открыто по всем трем критериям, для оценки более проста. В случае отсутствия в современной РФ открытого и тотального насилия критерии должны быть более сложными. Так, применительно к современности нам будет не избежать необходимости вырабатывать свои собственные критерии, обусловленные именно нашей исторической ситуацией, дополнять вышеприведенные (а, б, в), сделать их более развернутыми.

    В первую очередь, представляет интерес толкование критерия (в): в какой степени государством могут чиниться препятствия христианам? На мой взгляд, исходя из того, что должный образ жизни христиан ‒ это «ora et labora», а во всем прочем – удаление от мира, то не весь объем гарантированных государством в настоящее время гражданских прав для христиан принципиален, что-то из него будет избыточным (например, права граждан на участие в государственной службе, на участие в отправлении правосудия или избирательные права). С другой стороны, неиспользование этих прав лично христианами не означает, что они должны закрывать глаза на нарушение правителями этих прав по отношению к не-христианам. Что же касается именно прав христиан, то представляется, что по принципу «ora et labora» здесь должен быть гарантирован объем прав, связанных с богослужением (в том числе публичным) и проповедью, а также свободным трудом (в различных сферах, не исключая государственной службы) и его результатами. Если такой объем прав «ora et labora» государством для христиан соблюден, то можно полагать, что и критерий (в) государством соблюден. Разумеется, есть еще самый минимальный объем обычных для современного общества прав первой необходимости (жизнь, достоинство, свобода, неприкосновенность частной жизни и т. д.: они же суть и базовый критерий (б)), которые, если в современных режимах не соблюдаются, то до соблюдения прав на «ora et labora», которые являются правами уже, так скажем, «второй необходимости», в любом случае дело обычно и не доходит, а если соблюдаются вторые, то соблюдаются и первые.

    В любом случае, как было сказано, тема критерия (б) (что есть принцип справедливости и воздаяния должного) в обустройстве государства в действительности не исчерпывается вышеприведенными фрагментами Писания и Предания, затронутыми в полемике с м. Сергием, и требует более точной конкретизации применительно к современности.

    Борис Редькин

    Источник

    Категория: Архив | Добавил: Elena17 (16.08.2022)
    Просмотров: 114 | Теги: церковный вопрос
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта ВТБ: 4893 4704 9797 7733

    Карта СБЕРа: 4279 3806 5064 3689

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1931

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Top.Mail.Ru