Web Analytics


Русская Стратегия


"Ничего нет выше Родины и служения Ей." А.В. Колчак

Категории раздела

История [2525]
Русская Мысль [321]
Духовность и Культура [436]
Архив [1139]
Курсы военного самообразования [101]

ЭЛЕКТРОННЫЕ КНИГИ ЕЛЕНЫ СЕМЁНОВОЙ. СКАЧАТЬ!

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

ПРОГРАММА "ТОЧКА ЗРЕНИЯ"

ПРОГРАММА "РУССКИЕ БЕСЕДЫ" НА "РУССКОЙ СТРАТЕГИИ"

КОНТРПРОПАГАНДА

ИСТОРИЯ СТРАНЫ МОЕЙ

НОВОРОССИЙСКИЕ СТРОФЫ

Статистика


Онлайн всего: 12
Гостей: 12
Пользователей: 0

Друзья сайта

ПЕРВЫЙ ПОЛК РУССКОЙ АРМИИ
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Русская Мысль

    Михаил Назаров. Славянство и Новый мiровой порядок (1)

    Доклад М.В. Назарова (Москва) на конференции "Славяне – проблемы геокультуры" (Краков, Ягеллонский университет, 4.12.2015)

    Доклад М.В. Назарова (Москва) на конференции «Славяне – проблемы геокультуры» (Краков, Ягеллонский университет, 4.12.2015)Слово культура (от лат. cultus – возделывание, обрабатывание, воспитание, почитание) имеет общий корень со словом "культ" (религиозное почитание), который представляет собой высшее проявление культуры, основанное на понимании смысла жизни и мiроздания. Поскольку единой мiровой культуры нет (Новый мiровой порядок еще не установил такую свою "культуру") предложенный термин "геокультура", наверное, можно понимать как картину мiра – совокупность различных культурно-мiровоззренческих типов человечества, среди которых свое место имеют и славяне. И если мы используем понятие славянства, то следует уяснить его место в истории, в том числе на нынешнем ее этапе, когда славянские народы разделены религиозно, культурно, политически, экономически, стратегически, а на Украине, исторической земле Руси, даже идет война... Есть ли еще что-то объединяющее славянство? И было ли раньше?

    1. Вряд ли нам доступно точное исследование далекой древности, хотя для этого существуют различные научные подходы – археологический, историко-источниковедческий (включая изучение мифов и легенд), этнографический, языковедческий. К предкам славян  многие ученые относят упоминаемые в древнеримских источниках племена склавинов, антов, венедов и др. Однако основы европейской историографии были заложены западными историками, которые относили славян к "диким", "варварским" племенам, способным лишь перенимать западную культуру и не способным даже самостоятельно создать государственность. (Так называемая "норманнская" теория отказывает в этом даже самому большому славянскому народу, русскому, хотя не известен ни один скандинавский источник, свидетельствующий о призвании оттуда славянами правителя. У самих скандинавов в то время еще не было государственности такого централизованного вида, чтобы переносить ее организующие принципы славянам: и у норвежцев, и у шведов, и у датчан первые короли появились позже 862 г.; а германцев тогда еще не было на Варяжском море[1]. Общинно-племенные же формы организации были у славян и до Рюрика. Но даже если бы он и не был прибалтийским славянином, а норманном, это для нашей темы неважно.)

    Аббат Мавро - «Славянское царство»Славянские авторы пытались противопоставлять западной историографии, как чуждому взгляду извне, свой взгляд изнутри, порою впадая в противоположную крайность. В частности, далматинский историк католический аббат Мавро Орбини (1550–1614) опубликовал в 1601 г. по-итальянски книгу "Славянское царство"[2], в которой писал о распространении и могуществе славян как древнейшего народа в Европе, от которого произошли и все другие. Орбини пользовался древними источниками, также и ныне неизвестными. Книга была в 1722 г. переведена на русский язык с названием «Книга ИСТОРИОГРАФИЯ початия имене, славы, и разширения народа славянского и их Царей и Владетелей под многими имянами и со многими Царствиями, Королевствами, и Провинциами. Собрана из многих книг исторических, чрез Господина Мавроурбина Архимандрита Рагужского».

    (Вероятно, на подобных легендах основаны нынешние писания некоторых сектантов, что "Адам был русским", "пророки и Богородица были русскими", а также утверждение в современных украинских учебниках для 7 класса, что «история украинского народа насчитывает 140 тысяч лет»[3]... Эти легенды нашли недавно поддержку с неожиданной стороны. Проживающий в США генетик А. Клёсов предложил метод ДНК-генеалогии[4], выявляющий, по его мнению, праславян как основу индоевропейской этноязыковой семьи. Его выводы другими генетиками оспариваются как "ненаучные". Так это или нет – предоставим уточнять специалистам.)

    В предлагаемом докладе нам это не нужно, ибо он о другом. Тем не менее, при взгляде на карту мiра нельзя не заметить некоей геополитической аномалии, связанной со славянством: именно один из славянских народов расширился и заселил огромную срединную часть земной суши между Атлантическим и Тихим океанами. А у Бога ничего случайного не бывает. Значит, есть в этом феномене какой-то смысл.

    Однако его объяснение вряд ли следует искать в этническом происхождении славян. Мой доклад не претендует на научно-исторический уровень. Скорее это размышления в русле учения Церкви о смысле истории, которое сформировано ею в первые века на основе Священного Писания и, следовательно, едино для западного и восточного христианства. Думаю, с предлагаемой трактовкой будет полезно ознакомиться и тем, кто с ней не согласится по причине своего иного мiровоззрения. Полагаю, что для того и устраиваются подобные конференции, поэтому несогласных заранее прошу меня извинить за некоторые откровенные оценки. За указание на неточности буду благодарен.

    2. Смысл земной истории нам открыт в Священном Писании – от грехопадения Адама до пришествия в мiр Христа Спасителя, открытия Им людям Закона Божия, создания Им и расширения Церкви – и затем постепенного отступления человечества от Бога в земное царство антихриста, который будет побежден Христом во Втором пришествии для спасения достойных людей в вечное Царство Небесное – оно и есть цель истории.

    При этом Богу не нужно принудительное заселение Царства Божия, тогда оно было бы лишено смысла. Ценен только сознательный добровольный выбор людей. Поэтому в Божьем плане земной истории существенным фактором является свобода воли человека, который, начиная с Адама, волен уклоняться от должного пути под воздействием противника Бога, диавола. Диавол не способен сотворить свой мiр и потому пытается установить свою власть над похищаемым у Бога мiром и человечеством, используя для этого материальные соблазны и гордыню: «будете как боги» (Быт. 3:5), – так он соблазнил уже первых людей. Это очевидно и в поначалу славной, а затем печальной судьбе еврейского народа, богосозданного для воплощения Спасителя всего человечества, но впавшего в национальную гордыню, как это падение предсказывается пророками в Ветхом Завете и раскрывается Христом в Новом Завете с передачей богоизбранности новому народу Божию – Церкви. А прежний богоизбранный народ с тех пор ждет "иного" национального мессию-мошиаха для земного господства вместо отвергнутого Христа и Его Царства Небесного. В христианском учении этим "иным" будет антихрист, которым будет увенчана развиваемая в мiре диаволом "тайна беззакония" (2 Фес. 2, 7-8).

    Для уяснения места славянства в этой драме истории мы также начнем со сведений из Библии. После потопа от спасшейся семьи Ноя произошли все народы, расселившиеся по земле после разрушения Вавилонской башни и смешения языков. По преданию, семитские народы происходят от старшего сына Ноя Сима, африканские от Хама, а европейские народы происходят от Иафета, младшего сына. И вот что важно: «Да распространит Бог Иафета, и да вселится он в шатрах Симовых» (Быт. 9:27), – то есть в христианском толковании этого пророчества уже в книге Бытия предсказывается, что потомство Иафета станет религиозным преемником Ветхозаветной Церкви еврейского народа. В числе потомков Иафета о славянах говорится в первом известном нам русском летописном своде, "Повести временных лет": «По разрушении же столпа и по разделении язык, прияша сынове Симови восточныя страны, а Хамови сынове полуденныя страны, Афетови же прияша запад и полунощныя [северные] страны. От сих же 70 и 2 языку бысть язык Словенеск от племени Афетова, Норци, еже суть Словене» (Лавр. 3).

    Исследователь "Повести временных лет" Н. Барсов[5] из летописного перечня народов на Иафетовой территории определяет ее границы на востоке до Уральских гор, на юго-востоке до Каспийского моря, Кавказских гор и даже верховьев Ефрата, а на западе Иафетов предел охватывает всю Европу вплоть до Англии и Испании. Согласно летописи, славяне с берегов Дуная распространились на север, юг и восток, получив разные местные названия. Они не имели единой государственности и были объединены лишь первоначально общим славянским языком, что, однако, свидетельствует об их первичной общности. Само название "славяне", возможно, происходит от "слова": люди, владеющие словом, в отличие от "немцев" – немых. (Отрицание этой гипотезы в словаре Фасмера не кажется убедительным.) Едиными были и языческие верования, отголоски которых до сих пор сохранились в схожем фольклоре разных славянских народов.

    В дальнейшее родословие потомков Иафета не станем вдаваться из-за множества разных толкований. Неважно, сколько образовалось славянских племен и народов (в середине XVI века швейцарский ученый К. Геснер в своем "Алфавитном перечне народов" насчитывал их до 60, хотя и слишком дробно по землям). Для нас важно, что благодаря тому, что Христос воплотился в провинции Римской империи с ее центром в Европе, именно европейским иафетическим народам было суждено стать главной территорией распространения христианства, то есть преемственного вселения нового Народа Божия в "шатры Симовы" Ветхозаветной Церкви. Власть этой империи имела важное организующее значение, охватывая все Средиземноморье – тогдашний центр человеческой цивилизации. Большинство отцов Церкви очень логично считают, что именно власть Римской империи апостол Павел назвал "удерживающим" от пришествия "иного" мессии – антихриста (2 Фес.2).

    В 395 г. Римская империя разделилась. Восточная ее часть первой приняла христианство, и после завоевания Рима варварами (476 г.) византийская "Ромейская" империя стала исторической преемницей Древнего Рима на протяжении следующего тысячелетия, а основанная Императором Константином Великим в 330 г. новая столица Константинополь стала преемственно называться Вторым Римом. Лишь значительно позже (в 800 г.) первый Рим избрал собственного христианского императора Карла Великого и с провозглашением в 962 г. Священной Римской империи стал гордо настаивать на историческом первенстве римского епископа.

    Христианизация иафетических народов шла как из первого Рима на северо-запад, так и из второго Рима (Константинополя) на северо-восток, где находились славянские племена, в том числе Русское государство. Однако, как мы знаем, соперничество первого Рима со вторым постепенно привело к разделению Церкви и европейской христианской цивилизации на восточную и западную. Не станем сейчас детально вдаваться в причины этого церковно-политического раскола, отметим лишь, что восточное христианство проповедовало устремленность к спасению в вечное Царство Небесное, рассматривая земную жизнь как временную именно для этой цели, тогда как западная Церковь на основе римской рациональной и правовой традиции стремилась устроить Царство Божие уже в этом мiре, беря на себя все функции государственной власти (православные же со времен Византии установили разделение функций между государственной и духовной властями в их "симфонии".) Потому и главный праздник у западных христиан – Рождество, то есть пришествие Христа на землю, а у восточных – Воскресение Христово с открытием двери в Царство Небесное.

    Так образовались две христианские культуры с разными акцентами. В принципе их можно сравнить с евангельскими образами Марфы и Марии, обе они почитаются в Православии как святые. То есть это не значит, что западная Церковь в роли как бы "Марфы" была лишена благочестия. Но ее дальнейшее потомство в своих хлопотах о земном обустройстве, поддаваясь материальным диавольским соблазнам, стало постепенно приспосабливать свое представление о Боге к потребностям греховного мiра. Этапами этого процесса в западной цивилизации были "Возрождение" (языческих чувственных ценностей), "Реформация" (иудаизация христианства с освящением богатства), "Просвещение" (уже не нуждавшееся в "гипотезе о Боге"), масонство (уния христианства с иудаизмом), демократия (определяющая истину арифметикой подсчета голосов "многомятежного хотения" вместо богоосвященной монархической власти), гуманизм (в котором человек, а не Бог, становится высшей ценностью), наконец – атеистический марксизм с программой насильственного "разрушения старого мiра". Всё это было апостасийными ступеньками ослабления "удержания" мiра от наступления царства антихриста. Надо признать, что католическая Церковь всему этому сопротивлялась, но безуспешно: таков был вектор западного материального "прогресса". (При этом интересно отметить, что Реформация почти не затронула славянскую Польшу, которая и сегодня выглядит наиболее консервативной католической страной дехристианизирующейся Европы.)

    К сожалению, и православная Россия с эпохи Петра I всю эту апостасию подражательски перенимала и в своем максимализме довела до репетиции царства антихриста на русской земле, но об этом чуть позже.

    Итак, с православной точки зрения, иафетические народы, приняв христианство, постепенно сформировали в нем две разные культуры: "удерживающую" и апостасийную. Граница между ними на уровне личного христианского поведения и сейчас не всегда заметна, благочестивые и жертвенные люди, как и мученики за Христа, были и есть везде. Но мы сейчас говорим о духовных векторах этих двух культур, в пограничной зоне между которыми оказались славянские народы. Граница между ними установилась не сразу, чему приведем наглядный пример.

    Свв. Кирилл и МефодийСвв. Кирилл и Мефодий переводят книги на славянский язык.
    Миниатюра Радзивилловской летописи.

    3. Как известно, в IX веке свв. Кирилл и Мефодий после посещения Тавриды пришли в земли Моравии. Это было крупное славянское государство, включавшее в себя части сегодняшней Чехии, Словакии, Венгрии, Польши. Моравия была крещена западными миссионерами и входила в юрисдикцию Западно-Римского, а не Восточно-Константинопольского Патриарха (хотя тогда это еще была единая Церковь). Богослужения в Моравии шли на латинском языке, не знакомом населению. Но национальные чувства заставили князя Ростислава искать богослужение на родном языке, он обратился в 862 г. за переводчиками к восточной Церкви, где проповедь и богослужение крещаемых народов в основном совершались на языках местного населения. Так в Моравию из Константинополя Императором Михаилом III были посланы переводчиками свв. Кирилл и Мефодий. Им удалось и от папы Римского получить разрешение на это, несмотря на противодействие немецких епископов. В 894 г. св. Мефодий крестил князя Боривоя, первого чешского правителя-христианина, и его супругу Людмилу, а также одного из польских князей.

    Однако сломить сопротивление немецкого "латинского" духовенства не удалось. Ученики свв. Кирилла и Мефодия были изгнаны и продолжили свое дело в Болгарии и Македонии. Моравия же в церковном отношении осталась "латинской". В XI веке на это наложился официальный раскол между восточной и западной Церквями,  что, к сожалению, разделило и славянские народы. Как известно, Польша под влиянием немцев стала "латинской" уже с крещения первого польского правителя князя Мешко I в 966 г.; в Великом княжестве Литовском при значительном русском православном населении доминирование католичества началось после Кревской унии с Польшей в 1385 г. Позже Брестская церковная уния 1596 г. распространила влияние западной Церкви еще дальше на восток в виде католичества восточного обряда.

    Лишь юго-восточная часть славян оказалась под влиянием греческой Византийской империи Второго Рима, и после его сокрушения турками в "удерживающей" преемственности образовала Третий Рим, распространявшийся на восток и достигший к XIX веку Америки. Тот факт, что часть славянских народов не вошла в состав Третьего Рима, не отменяет его славянской державообразующей основы в виде крупнейшего славянского народа – русского, который старался следовать обетованному преемству "шатров Симовых". На этом религиозном уровне, мне кажется, следует искать и объяснение данного геополитического феномена: Бог даровал русским эту территорию за их верное служение. Западные же славяне все больше втягивались в орбиту "иной" глобальной империи, ширившейся по планете с Запада на другом языке – англо-американском с "иным" духовнообразующим народом[6], готовящим приход "иного" мессии. И когда Россия стала утрачивать свое "удерживающее" качество, она стала утрачивать и территории.

    Тем не менее, культурно-этническая общность славян в Европе проявлялась в необходимости сопротивления германскому  (в VIII–XV вв.) на балтийском побережье, заселенном славянскими и родственными им племенами (до сих пор в северогерманской топонимике сохранилось множество славянских названий, а в немецкой мекленбургской династии есть, вероятно, и славянские корни). Немногим из них удавалось сохранить свою самобытность, как остатку сорбов (вендов) в Восточной Германии. С XII века начались и "северные крестовые походы" немецких, датских и шведских рыцарей для "христианизации язычников и схизматиков" при поддержке католической Церкви. Русские остановили натиск тевтонов в XIII в. победами Александра Невского. Полякам удалось остановить "Дранг нах остен" Грюнвальдской битвой (1410 г.), в которой союзная армия включала польские, литовские, русские, валашские, чешско-моравские и другие отряды. Эта победа вывела Польшу и Великое княжество Литовское в число влиятельных стран, связанных, однако, с могущественным в то время католическим Римом  как его славянский форпост.

    4. Малые славянские народы, не имевшие своей государственности, искали психологическую опору в принадлежности к большой этнической и языковой славянской общности независимо от вероисповедания. Их авторы стремились подчеркнуть величие единого славянства как потомков Иафета от Адриатического моря до Северного океана. Таковы, например, в XVII веке "Плач словацкого народа" Я. Якоба, "О происхождении серболужицкого языка" Ф. Френцеля, упомянутая книга М. Орбини и другие, в том числе распространившиеся легенды о "Грамоте Александра Македонского" с дарованием земель славянам, "Легенда о Чехе, Лехе и Русе", исторически недостоверные, но служившие упрочению славянского самосознания (см. об этом в информативной монографии А.С. Мыльникова[7]).

    Крижанић Ј. Граматично изказанје об руском језикуПримечательна личность католического священника Юрия Крижанича (1617–1683) – энциклопедически образованного ученого, по национальности хорвата. Проповедуя всеславянское единство с единой Церковью, Крижанич стремился создать и чисто славянский язык, без иностранных заимствований, на основе русского. В своей историософской концепции Крижанич утверждал, что Божественный замысел в истории осуществляют в разное время различные народы. В современной ему эпохе такую роль играет Русь, которая может и должна способствовать созданию единой славянской цивилизации. «Всем единоплеменным народам глава – народ русский... Поэтому, когда мы хотим называть себя общим именем, то не должны называть себя новым словянским, а стародавним и коренным русским именем...»[8]. Крижанич подверг критике "норманнскую" теорию о призвании варягов и вообще необъективность современных ему иностранных сочинений о Руси.

    Самовольно, без одобрения Ватикана, в 1659 г. Крижанич поехал в Москву, где при царском дворе служил переводчиком, проповедуя свои идеи. Но его униатские воззрения на "единую Церковь Христову" были неприемлемы для православных. Впрочем, его взгляды к тому времени стали неприемлемы и для Ватикана, поскольку Крижанич отводил Руси ведущую роль в чаемом единстве славянских народов и, в частности, поддержал присоединение Малороссии. И на тогдашней Руси Крижанич также многое подверг критике и выдвинул программу реформ, необходимых для исполнения объединительной миссии Русского государства. Взгляды Крижанича были недооценены русской властью (он был обвинен в поддержке униатов и в 1661 г. сослан в Тобольск). Однако его идеи славянского единства не могли осуществиться по более важной причине: они были прежде всего этнополитическими, тогда как подлинное и прочное единство возможно только на единой религиозной основе.

    5. Церковное разделение славян стало причиной вражды между двумя самыми крупными славянскими народами. Не станем тут вспоминать русско-польские и русско-литовские войны, когда Киев и Смоленск оказались в составе Речи Посполитой (образованной в 1569 г.), граница между нею и Московской Русью одно время проходила по реке Угра не так уж далеко от Москвы. Общеизвестны и польская оккупация Москвы в Смутное время начала XVII века, и воссоединение с Москвой восставшей Украйны Малороссийской в 1654 г., и унизительные для поляков "разделы" Речи Посполитой в конце XVIII века (хотя для России это было возвращение ранее утраченных западно-русских земель)...

    После поражения Наполеона, армию которого поляки активно поддержали, державами-победителями по решению Венского конгресса 1815 г. были переданы Российской империи уже и собственно польские территории. Польша получила статус суверенного Царства Польского с собственной Конституцией, правительством, армией, денежной единицей (злотый). Польский язык по-прежнему носил статус государственного. Важнейшие должности занимались поляками. Либеральный Царь Александр I видел в этом западно-славянское звено, связующее Россию с Западной Европой. Тем не менее поляки, помня еще недавнее свое государственное величие, хотели полной независимости, и новые польские восстания разрушили этот автономный статус, а последовавшая чиновничья русификация усугубила враждебность поляков и вызвала их массовую эмиграцию вместе с евреями в Америку (где они также совместно были использованы для создания фундамента геополитической русофобии).

    Cover of: Elementa universalis linguae Slavicae e vivis dialectis eruta et sanis logicae principiis suffulta by János Herkel6. Лишь те славяне, которые подпали под оккупацию Австро-Венгерской и Османской империй, тяготели к России, надеясь на ее помощь в своей национально-освободительной борьбе. Многочисленные русско-турецкие войны, в том числе в защиту порабощенных православных народов, обнадеживали их. Так в XIX веке возникло культурно-политическое понятие панславизма как общности славян под защитой Российской империи[9].

    На Западе панславизм обычно связывают с "империалистическими устремлениями" России. В таком значении этот термин утвердился в немецкоязычной публицистике с середины XIX века. Однако он был введен словаком Яном Херкелем, который выступал за создание единого панславянского языка (слева обложка его книги "Основы всеобщего славянского языка", 1826). Панславизм развивался в славянских народах Австро-Венгрии, которые составляли там около 45 % населения, но не имели равноправия, и именно устремления славян к России вызывали беспокойство германцев, а не российская политика.

    В частности чешский деятель Павел Шафарик писал: «Славянские колена – чада единой праматери, рассеянные бурею времен, утешаются и радуются при одной мысли о своем общем происхождении; благороднейшие души между ними наслаждаются взаимно успехами языка, литературы, нравственности, просвещения и благосостояния; а равно огорчаются при неудачах и несчастьях собратьев»[10].

    Словацкий деятель Людовит Штур призывал: «Русский народ более других Славян хранит в себе особенности чисто Славянские в сочетании силы с скромностью и добротою, в своих нравах, в общинном устройстве, и наконец он умел избежать главного недостатка Славянской государственности, и в следствие этого, образовал единое могущественное Государство. Только в нем имеет Славянская жизнь основание и опору для своего дальнейшего развития, только творческая и охранительная Русская сила может возродить обломки нашей народности, и характер Русского народа составляет единственную могучую силу тяготения для наших племен, еще не совершенно неверных своей природе. Когда подумаешь, из каких начатков, пошло Русское Государство, как вообще росло оно шаг за шагом, при успехах всегда высказывало умеренность, никогда не теряло однажды приобретенного, то невольно удивляешься той силе и последовательности. Лучшие стороны Славянского характера мы большей частью поясняли данными из Русской жизни и истории, по той простой причине, что жизнь - вернейший отпечаток нашей души, а народу с великою историею представляется найлучшая возможность раскрытия своего духа. Такому предводителю Славянские племена могут доверится без опасения, и кто, при всем своем могуществе даст чужеземцам спокойно жить и развиваться, тот радушно встретит почти потерянные родственные племена и будет жить с ними по братски»[11].

    Многие славянские авторы, утверждавшие общеславянскую общность, часто проводили тогда аналогию с политической раздробленностью немецких племен, сохранявших этноязыковое единство вопреки немалым различиям между севером и югом. Как мы знаем, в конце XIX века большей части немцев удалось объединиться в едином государстве, несмотря на религиозные различия (между католиками и протестантами). Славянам это не удалось...

    Национальный флаг всех славян В 1848 г. в Праге прошел первый Всеславянский съезд, на котором был утвержден сине-бело-красный национальный флаг всех славян, по сей день эти цвета используются во флагах многих славянских государств (но не в Польше). Гимном панславянского движения стала песнь "Гей, славяне", написанная словаком С. Томашиком в1834 г.

    Русские к организации первого съезда славян были непричастны и в нем не участвовали (за исключением революционера М. Бакунина, преследовавшего свои цели). И вообще обвинения России в панславянском империализме были совершенно безпочвенны. О безкорыстности российской политики свидетельствуют идея "Священного Союза" (1815) против антимонархических революций и все случаи вмешательства России в защиту западных монархий без всякой выгоды для себя. Россия не стала тогда присоединять даже русинов – последнюю часть русского народа, остававшуюся за пределами Российской империи. В России панславизм заявил о себе лишь после Крымской войны (Н.Я. Данилевский, Н.Н. Страхов, И.С. Аксаков и др.) и нашел отклик в русском народе (в частности, большой резонанс вызвал Славянский съезд 1867 г. в Москве), – но из опасения конфликта с Европой не получил поддержки со стороны осторожного правительства, хотя на это надеялись многие деятели возникшего тогда течения славянофилов.

    Идеология славянофилов поначалу возникла не на основе панславизма, а из идеологического спора с западниками о значении России в истории. Славянофилы и Достоевский видели всемiрное призвание России (русскую идею) весьма оптимистично в "удерживающем" смысле: сказать "новое слово мiру", "снять все противоречия европейской цивилизации" и т.п. При этом славянофилы были убеждены, что всему славянству, в отличие от западной цивилизации, свойственно искать «путь внутренней (а не "внешней") правды», когда «Не силою принуждения, но силою жизни самой истребляется все противоречащее истине, дается мера и строй всему...»[12] (К.С. Аксаков). Это проявляется в «общинности, этой характеристической племенной особенности Славянства», и в «начале соборного согласия, на котором построена и держится Православная церковь»[13] (Ю.Ф. Самарин).

    7. Многие отмечали в русском менталитете (как характерном для славян) такие отличия от западного: "широту души", нестяжательность, смиренность и терпеливость в невзгодах, жертвенность. Но именно это на рациональном Западе часто толковали как "рабскость" и "неразвитость" (позже из этого исходил и Гитлер в своих планах расширения на восток), между тем эти особенности отличали и вовсе не рабскую Русскую армию в ее отношении к побежденному противнику, например, в той же Европе в 1814 году. Это, конечно, христианские качества, сделавшиеся в славянстве основой национальной культуры, и не понимать этого может лишь тот, кто сам их не имеет (наподобие маркиза де Кюстина). Вот в чем причина так называемой "загадки славянской души", которая на Западе дополнялась инстинктивным страхом перед российской огромностью, соответствующее отношение было и к панславизму. О возможном поведении великана судили по себе (называя его "тюрьмой народов") и по своим колонизаторским привычкам: как они вели бы себя по отношению к соседям, обладая такой мощью.

    Постоянный адрес данной страницы: http://rusidea.org/?a=6040

    Категория: Русская Мысль | Добавил: Elena17 (16.02.2018)
    Просмотров: 165 | Теги: россия без большевизма, Россия и запад, михаил назаров
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Русская Стратегия - радио Белого Движения

    Подписаться на нашу группу ВК

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1197

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    АВТОРЫ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru