Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [3892]
Русская Мысль [407]
Духовность и Культура [590]
Архив [1516]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 8
Гостей: 7
Пользователей: 1
tlc400

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Русская Мысль

    В.Ю. Троицкий. ЛЮБОВЬ – ОСНОВОПОЛАГАЮЩЕЕ ГУМАНИТАРНОЕ ПОНЯТИЕ, И ЕГО ВОСПРИЯТИЕ В УСЛОВИЯХ ИНФОРМАЦИОННОЙ ОККУПАЦИИ

    Задача любви никогда сознательно
     не ставилась, а потому никогда и не
    решалась как следует.

    Вл. Соловьёв

    1.

     

     

     Основательное освещение заявленной темы требовало бы последовательного обзора определений от Аристотеля до Аверинцева, пристального анализа тех из них, которые должны быть положены в основу размышлений. Этого статья вместить не может. Её задача – указать на коренные предпосылки основных понятий, очертить их значение.

    Литература (я имею в виду, конечно же, подлинное искусство слова, а не суррогаты искусства) повествует нам о человеке и обществе, то есть по существу – всегда о личности и народе.

    Целесообразно напомнить: любое гуманитарное понятие восходит к определяющим свойствам человека, без которых он в полноте невозможен. Эти свойства: словомыслие (слово), духовность, историческое бытие, вера и культура.

    Появление человека – изменило представление о бытии. Действительность стала наделяться человеческим смыслом. Этот главный смысл превосходит зримые «пространственно-временные пределы» и вещественные свойства и качества природы и человека.

    Предмет гуманитарных знаний – это вещи и явления, в которых отражён и выражен мир человека. Поэтому и человеческое понятие любви должно определять изначально как личностное человеческое видение, ощущение, переживание и отношение к миру и человеку (ведь истинно человек – это личность).

    Это отношение в своей сущности – прежде всего созидательно. Любовь как свойство и духовный источник бытия обеспечивает само бытие во временной протяжённости. Любовь есть акт жизнетворчества, духовный или вещественный. В общем виде, в первом приближении – любовь может быть определена как энергия целостного устремления к полному и бесконечному созиданию и благу. При этом, памятуя Послание к коринфянам св. Апостола Павла, добавим: она (по отношению к человеку) органически включает: милосердие, долготерпение, отсутствие зависти, превознесения и гордости, неприятие бесчинства, смирение и абсолютное беззлобие, спокойствие, радование истине и сокрушение о неправде, вседоверие, неизбывную надежду, бесконечное терпение и постоянное пребывание в этих качествах (См.: 1 Кор.13. 4 – 8).

    В области русской, то есть в корне православной, культуры и, следственно, русской классической литературы – необходимо помнить апостольские слова: «Бог есть любовь» (Ин. 1. 4, 8), а также «свет миру» (Ин. 8. 12), «путь, Истина и жизнь»
    (Ин. 14. 6). Отсюда логически подходим к естественной мысли: любовь первоначальна, она не – следствие, но – источник. Без любви не было бы мира и всего, что сопутствует его созиданию. Другими словами: любовь – первоначальная энергия сущего.

    Это высказал в гениальном (не побоимся этого слова!) стихотворении А.К. Толстой. Проницательный образ любви, провозглашённый им, не имеет равных в известной мне мировой поэзии:

    Меня, во мраке и пыли

    Досель влачившего оковы,

    Любови крылья вознесли

    В отчизну пламени и слова.

    И просветлел мой тёмный взор,

    И стал мне виден мир незримый,

    И слышит ухо с этих пор,

    Что для других неуловимо.

    И с горней выси я сошёл,

    Проникнут весь её лучами,

    И на волнующийся дол

    Взираю новыми очами.

    И слышу я, как разговор

    Везде немолчный раздаётся,

    Как сердце каменное гор

    С любовью в тёмных недрах бьётся,

    С любовью в тверди голубой

    Клубятся медленные тучи,

    И под древесною корой,

    Весною свежей и пахучей,

    С любовью в листья сок живой

    Струёй подъемлется певучей.

    И вещим сердцем понял я,

    Что всё, рождённое от Слова,

    Лучи любви кругом лия,

    К нему вернуться жаждет снова;

    И жизни каждая струя,

    Любви покорная закону,

    Стремится силой бытия

    Неудержимо к Божью лону,

    И всюду звук, и всюду свет,

    И всем мирам одно начало,

    И ничего в природе нет,

    Что бы любовью не дышало…

    (1851, 1852).

    Воистину только проникнувшись лучами «горней выси», можно взглянуть на мир «новыми очами», увидеть «мир незримый» и услышать, «что для других неуловимо», наконец пережить и понять всеобъемлемость закона любви в жизни.

    2.

    Говоря о законе любви, имею в виду не абстракцию, а отражение реального явления, определяемого этим словом. Любовь изначальна как явление мира. И уже поэтому нелепо определять её, опираясь только на психологию человека, на мнения, которые ограничены временем и уровнем представлений, на убогие суждения интеллигентной черни или на модную сентенцию.

    Стремясь к истинному пониманию и представлению высочайшего человеческого чувства и мироотношения, называемого словом любовь, нужно также решительно отодвинуть её ложное толкование, вывести это явление, отражающее сущность бытия вообще и идеального человеческого бытия в целом, вывести его – за пределы нелепого, вульгарного и пошлого западноевропейского представления, которое сегодня активно навязывается нам разнузданными СМИ, поддерживается людьми, отпавшими от культуры и ангажированными её разрушителями[1].

    В этом, в частности, и состоит задача нашей школы. Решение этой задачи в обстановке государственного непротивления разрушительному информационному насилию – непросто.

    В 1997 году вышел в свет Альманах межрегиональной государственности под названием «Кому будет принадлежать консциентальное оружие в ХХI веке?». В нём достаточно ясно прорисованы особенности такого оружия и войны, психологической по форме, цивилизованной по содержанию и информационной по средствам.

    Эта война ведётся уже 20 лет с отечественным образованием. Одной из основных задач этой ведущейся с нами войны является подмена и уничтожение опорных представлений национально-государственного сознания, а значит, и опорных понятий духовно-нравственной и культурной сферы.

    Это означает девальвацию и подмену истинных духовно-нравственных ценностей народа и его культурных представителей. Поэтому сегодня стараются «забыть» или обойти тот факт, что русская национальная культура, выросшая в лоне Православия, воплотила основные черты русского национального характера. А именно: неодолимое чувство совести, или стремление к утверждению правды-истины и правды-справедливости, а также сострадание, милосердие, целомудрие, любовь и веру в конечную победу добра…

    Логично, что наши недруги стремятся повредить систему образования, основная цель которой сохранить сокровища нашего духовного наследия. Поэтому сегодня особенно важно не утратить верные ориентиры национальной культуры. Их в первую очередь разными способами пытаются лишить нашу школу. Это непосредственно связано с темой настоящей статьи.

    Отмечу (дополнительно к сказанному) важные признаки любви, которые, при всём разнообразии обстоятельств и переживаний, определяют её подлинность, отвечают её сущности как явления, как глубоко сокровенного, личного человеческого чувства и предмета высоких стремлений в условиях нормальной жизнедеятельности[2].

    Нелишне напомнить, что истина – это утверждённое в вере, абсолютное, несомненное, неизменное, вечное, благодатное понятие о едином сущем.

    Любовь истинная, как правило, обретается не сразу. Ей сопутствуют мечты о предмете влечения, привязанность, влюблённость, страсть, даже «безумная страсть». Все эти земные спутники любви, как правило, в жизни тесно с нею соединены и воспринимаются как её неотъемлемая часть. Но истинная любовь – духовна (это вовсе не означает, что она бесчувственна или платонична). Просто её сущность выше и значительней качеств её часто неразлучных спутников. Об этой сущности и пойдёт речь.

    Итак, истинная любовь, запечатлённая в её существенных признаках, –

    1. благородна и благодатна: возникает на почве добрых чувств и намерений и направлена на созидание и благо предмету любви (стихотворение А.С. Пушкина «Я вас любил…» может служить здесь одним из примеров).
    2. свободна, независима от практической целесообразности, прагматического расчёта, эгоистической выгоды, любых других предпочтений;
    3. бескорыстна, щедра, самоотверженна, всегда готова к жертве, мужественна и антитолерантна[3] (корысть антидуховна, скупость и малодушие – эгоистичны; вместе с тем «То сердце не научится любить, / Которое устало ненавидеть». Н.Некрасов).
    4. целомудренна, ибо питается чистотою помыслов[4];
    5. соприродна милосердию, состраданию и служению;
    6. стремится к вечному служению и несомненной верности предмету любви (преданность «до гроба», посмертная память и т.п.);
    7. сокровенна, ориентирована на тайну, таинство и сакральное отношение к предмету любви, ибо «внутренне» он, этот предмет, возвышается надо всем обыденным (вспомним У. Шекспира: «Не любит тот, чья всем видна любовь»);
    8. рождает состояние и ощущение великой светлой радости, восторга, ощущение несказанного счастья и готовности «весь мир обнять». Подобие же любви вызывает лишь ощущение удовлетворения, удовольствия, «комфортности» и кратковременной радости.
    9. Стремится к святости и боголюбива, ибо ставит самое близко-дорогое в связь с воплощением Истины, Добра и Красоты, с Богом. Видит в предмете любви свою святыню.

    Святыня – это, образно говоря, вершина духовного идеала. Это предметное воплощение высших духовных ценностей, безусловное духовное достояние, без которого человек (и народ) теряет своё лицо, при поругании которого народ испытывает ущерб своего достоинства и духовной самостоятельности, притесняется, оттесняется, становится нравственно уязвимым и духовно бессильным.

    Я указал здесь основные сущностные признаки истинной любви как явления, как человеческого чувства и, так сказать, духовно-нравственной постоянной (в идеальном варианте, ибо идеал – это норма жизни, возведённая в высшую степень). В связи с этим нам придётся ещё многое продумать, а кое-что и пересмотреть в прежних оценках некоторых произведений и литературных героев. Теперь слегка коснусь сегодняшних трудностей в осознании в школе самой темы любви в литературе.

    3.

    Трудность прежде всего в том, что современные программы нацелены на «компетентность» и исключают целостность представлений, без которой духовную реальность и любовь как явление осознать затруднительно. Приходится преодолевать запрограммированную неполноценность внедряемой системы образования. Только полноценное образование даёт возможность представлять целостную картину единого вещественно-духовного мира.

    Программами и стандартами по словесности для такого образования современная школа не обеспечена. Это обязывает нас, учителей-словесников, не потерявших чувства профессиональной чести и ответственности, отстаивать нормальное образование в обход стандартов, искать пути и способы освоения духовной действительности через обретение учащимися личного духовного опыта посредством разного рода дополнительных педагогических средств: докладов, внеплановых лекций, внеклассных мероприятий учебно-воспитательного характера и проч. Всем этим мы сможем, даже в условиях тоталитарного наступления массовой культуры и пошлости, достичь важнейшей цели: помочь осознать феномен духовности в жизни человека и в общих чертах определить её жизненное значение.

    Трудность состоит в том, что цинизм и пошлость в СМИ разрастаются, условия для противодействия этому в школе – сокращаются (я имею в виду не только сокращение содержания гуманитарных предметов и в особенности – по словесности, но и содержание программ, которые, как верно заметила психолог Т.Л. Шишова в не так давно опубликованной статье, «направлены на разрыв поколений, на понижение интеллектуального и нравственного уровня наших детей, на формирование абсурдности и беспредметности и даже на национальное самоунижение. Это проводится через множество текстов, рисунков и тому подобное»[5].

    Фактическое государственное непротивление массовому растлению и декультуролизации народа разнообразными средствами СМИ, находящимися на территории России, практически означает разрушительную политику властей предержащих по отношению к собственной стране. Не берёмся решительно судить, в чём корни этой политики: в бескультурье и невежестве «правящей компании», в её безответственности или в содействии нашим врагам в информационно-психологической войне...

    Трудность состоит и в том, что язык «среднего школьника» вследствие повреждения школьных программ по словесности, зачастую не в состоянии отразить, то есть воспринять и передать, здоровое духовное представление, которое служит предпосылкой истинного человеческого понимания и переживания любви. Трудно, даже невозможно, толковать слепому о свете и красках, а глухому о звуках. Поэтому рассмотрению темы любви в литературе должна предшествовать умелая предварительная работа со словом и объяснение его значения. Например, в рассказе А.М. Горького «Макар Чудра» речь идёт не о любви, а о страсти. Герои друг друга не любят. Это доказывается последовательным развитием всего сюжета

    Утвердить идеи любви, приблизить к представлению о них в современных условиях может помочь –

    первое: осознание органических черт человеческого достоинства, того, что только и может утвердить и возвысить человека в жизни (первоначально – возвысить над скотиной). Иными словами: осознание свойств, утверждающих в человеке собственно человеческие качества: духовность, способности ценить слово, национально-историческую укоренённость, веру, культуру.

    Второе. Придётся в условиях бескультурья СМИ помочь понять школьнику, что речь идёт об особом чувстве, присущем только человеку, о человеческой любви. Это чувство – само по себе – счастье. Мудрый И.А. Ильин начинает своё эссе о любви так: «Если ты когда-нибудь был счастлив, то это было из-за любви. Если ты сейчас несчастлив, знай, это от недостатка любви»[6].

    Третье. Нам предстоит подвести ученика к мысли о том, что удовлетворение любых потребностей вызывает разной степени удовольствие и благополучие, а достижение духовных целей – приводит к духовной радости и счастью, к высоте переживаний и чувствований.

    Четвёртое. Предстоит объяснить опасность «расчеловечивания» человека, что будет связано с утратой человеческих чувств и прежде всего – любви.

    Нездоровое развитие современной цивилизации требует, говоря псевдонаучным языком современной педагогической литературы, «гуманитарной коррекции технической реальности через сферу образования[7]. Проницательный А.Вампилов записал как-то: «…В будущем человек будет представлять из себя сытое, самодовольное животное, безобразного головастика, со сказочным удобством устроившегося на земле и размышляющего лишь о том, как бы устроиться ещё удобнее. Время Пушкиных и Бетховенов будет рассматриваться, как детство человечества; Головастик скажет: “Как ребячливы люди: занимались какой-то поэзией, как это… Музыкой. Что это такое? И зачем она им понадобилась?”»[8]. Легко добавить и уже добавлено аналогичное о любви.

    Пятое. Предстоит подвести учащихся к здравой мысли, что любовь – это свойство нормального человеческого жития и взаимоотношения человека. Это – самое человеческое качество человека, которым он пренебрегает только вследствие своей греховности и «недочеловечности». Только в любви восстанавливается полнота и совершенство человека как личности; личность не может сформироваться без любви.

    Русская классическая литература – это по преимуществу литература о любви и литература любви. Это и нужно в первую очередь показывать и обнаруживать при изучении русской классической литературы даже в условиях варварского разрушения отечественной школы, прежде всего в отношении преподавания словесности.

     

     

    [1] В связи с этим И.А. Ильин писал, что западные народы «приняли от римской церкви неверный религиозный акт, начинающийся с воли и завершающийся рассудочной мыслью, и, приняв его, пренебрегли сердцем и утратили созерцание» (Ильин И.А. Без любви. Поющее сердце. Книга тихих созерцаний // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. – М.: Русская книга, 1994. С.234).

    [2]Нормальная жизнедеятельность – это созидательное и плодотворное бытие, опирающееся на условия, необходимые для духовного и материального достатка и созидательного развития человека, семьи и народа в целом. Эти условия определяются:

    1) материальным состоянием, необходимым для неущербного существования на уровне, определяемом понятием «достаток» (не «изобилие», «излишество», «богатство», «роскошь», «разврат»);

    2) духовно-нравственными предпосылками, предполагающими право человека развиваться в лоне самобытной культуры своего народа и традиционных духовно-нравственных ценностей, а также –

    3) соответствующей и поддержанной государственными законами духовно-информационной средой и обеспечением соответствующего содержания духовно-идеологической содержательности государственной системы образования.

    [3] Модный ныне термин «толерантность» употребляется в широком распространении по смыслу – неграмотно. Толерантность изначально и в прямом понимании означает неспособность к сопротивлению губительному воздействию по отношению к толерантному объекту. Любая здоровая (не предательская!) политика противостоит толерантности.

    В русском языке есть «параллельное» слово – «терпимость», имеющее, однако, иные оттенки смысла. Оно означает: приноровление, миролюбивое отношение к чужому, не наносящее, однако, ущерба миролюбцу.

    [4] «…Целомудренное существо не обязательно является девственным. Целомудрие есть сознание необходимости всякую мысль свою, всякое чувство, всякий поступок согласовывать со всей цельностью своего личного существа, отнесённого к Общему – ко всему человеку». (М.М. Пришвин. Дневник. 1940 г.).

    [5] Шишова Т.Л. Какую личность программирует «Программа «2100»? // Наш современник, 2010. №10. С.182.

    [6] Ильин И.А. Любовь. Я вглядываюсь в жизнь. Книга раздумий // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. М.: Русская книга, 1994. Т.3. С.198.

    [7] Нейматов Я.М. Образование в ХХI веке. Тенденции и прогнозы. Алгоритм. – 2002. С.15.

    [8] См.: Румянцев А. Воспоминания о Вампилове // Русская правда. – Иркутск, 1996. С.280.

     

     

    Категория: Русская Мысль | Добавил: Elena17 (19.03.2021)
    Просмотров: 113 | Теги: образование, Русское Просвещение, всеволод троицкий
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1824

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru