Web Analytics
С нами тот, кто сердцем Русский! И с нами будет победа!

Категории раздела

История [4062]
Русская Мысль [425]
Духовность и Культура [623]
Архив [1544]
Курсы военного самообразования [101]

Поиск

Введите свой е-мэйл и подпишитесь на наш сайт!

Delivered by FeedBurner

ГОЛОС ЭПОХИ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

РУССКАЯ ИДЕЯ. ПРИОБРЕСТИ НАШИ КНИГИ ПО ИЗДАТЕЛЬСКОЙ ЦЕНЕ

Статистика


Онлайн всего: 6
Гостей: 6
Пользователей: 0

Информация провайдера

  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • АРХИВ

    Главная » Статьи » Русская Мысль

    В.Ю. Троицкий. РУССКАЯ СЛОВЕСНОСТЬ И ИНФОРМАЦИОННО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ВОЙНА

     

     

     Русская культура, и прежде всего русский язык и литература необычайной красоты и силы, находятся сегодня на передовой сражений за спасение независимой России. На каждом, причастном к родному слову, лежит высочайшая ответственность за будущее народа. Она усугубляется ведущейся против России войной нового типа, «психологической по форме, цивилизованной по содержанию и информационной по средствам»[1]. Эта война использует оружие слова, изощренно применяемое в целях подавления духовно-нравственных и гражданских качеств характера человека, для преступного повреждения сознания многомиллионного народа, носителя высочайшей духовной культуры.

    С этой целью (в значительной степени целенаправленно) снижается культура речи в СМИ. Речь там преступно вульгаризируется, засоряется «новоязом», сленгом, мутными потоками иностранщины. Сознание читателей и слушателей постоянно отравляют криминальной и непечатной лексикой, словесными нечистотами. «Общество, говорящее на языке «Московского комсомольца», не может быть здоровым», – справедливо сказал один из современных пастырей.

    При резком ухудшении состояния языковой культуры в стране количество часов на изучение русской словесности в школе в последние годы под разными предлогами сознательно и преступно сокращено «реформаторами». В младших классах практикуются методы скорочтения, оказывающие разрушительное действие на органическое усвоение родного языка. В новые хрестоматии зачастую включаются произведения, не подходящие для учебных целей.

    Составители иных школьных книг не желают знать, что существуют научно-методические принципы отбора произведений для школы: в эти книги должны включаться произведения, не только представляющие непреходящую духовно-эстетическую и художественную ценность и составляющие основной духовный потенциал нации, но и отвечающие целям общеобразовательной школы, соответствующие духовным традициям народа, идеалам национального воспитания. Между тем многие произведения классиков, служащие незаменимым материалом для обучения русскому языку, изымаются (так, изъяты ныне из программы изучения обязательной девятилетней школы «Евгений Онегин» А.С. Пушкина, «Герой нашего времени» М.Ю. Лермонтова, «Мертвые души» Н.В. Гоголя)[2]. Сокращается количество первоклассных классических произведений. Они произвольно заменяются второстепенными и третьестепенными сочинениями, иногда не соприродными духу русской литературы.

    Уровень живого владения родным языком намеренно снижают и другим способом: продолжают «в качестве эксперимента» уничтожать сочинение как форму экзаменационных испытаний. После резко отрицательных мнений специалистов по поводу такого рода «экспериментирования» никакого распоряжения о прекращении этого невежественного и вредного мероприятия не последовало.

    Так подрубают самую основу овладения языковым самовыражением личности, отсекают возможность нормального обучения и умения учащихся выражать свои мысли, а не только воспроизводить чужие. Всеми этими вреднейшими чиновничьими распоряжениями словесность в школе сводится до образовательного уровня школ колониального типа...

    В 1999 году группа видных академиков-гуманитариев обратилась к председателю Правительства Российской Федерации с письмом, в котором выражалась серьезная озабоченность состоянием гуманитарной сферы знаний[3]. «Снижение уровня преподавания русского языка в школах и вузах страны, постоянное и целенаправленное сокращение базовых часов на предметы филологического цикла в русских и национальных школах России, падение культуры речи, особенно в средствах массовой информации, могут привести к трагическим социальным последствиям...» – писали ученые.

    Одновременно с этим более 30 известных профессоров-филологов разных московских вузов обратились к депутатам Государственной Думы РФ по поводу проекта закона «О государственном образовательном стандарте». «Самая опасная сторона законопроекта состоит в том, значилось в письме, чтобы вытеснить литературу как предмет средней школы... При таком подходе народы России рискуют остаться без фундамента гуманитарного образования, без объединяющего духовного начала, русского языка и русской культуры. Русский язык и русская культура – общее достояние народов Российской Федерации, нравственный и духовный залог целостности и независимости России как государства».

    Эти серьезные документы не нашли отклика у чиновников. «Командиры» нашего образования пренебрегли авторитетными мнениями и не только не обратили на них никакого внимания, но усугубили свою деятельность по сознательному снижению уровня образования в России.

    Правда, они, как и ранее, хитрят и прикрываются будто бы «экспериментом». Однако совершенно очевидно, что их действия – не «проба пера», а мероприятия, с неизбежностью влекущие за собою дальнейшее разрушение школы. Ибо не может воспринимать культуру и науку человек, не владеющий в известной степени русским литературным языком.

    Изучение гуманитарных предметов тормозится и тем, что школьников уже давно не учат «отличать существенное от несущественного и придавать существенному вес и значение»[4]. Так дается установка на активное «раскультуривание» учащихся.

    Тенденциозное «раскультуривание» особенно сказалось на преподавании литературы. Нашим «реформаторам» нет дела до того, что русская литература – важнейший предмет гуманитарного цикла, задающий тон в формировании целостной личности школьника, что литература более, чем другие предметы, формирует сознание свободного гражданина своей страны, способного к правильной ориентации в мире и к полноценной духовно-практической деятельности. Судя по всему, именно этого и не хотят в Министерстве? Ведь оно действует так, будто ему неведомо, что литература имеет познавательное, идейно-философское, чувственно-эстетическое, историко-культурное, воспитательное, гедонистическое и другие значения. Что, как всякое искусство, она – мышление в образах – бессмысленна без освоения образного содержания художественных произведений. И что это освоение состоит в триединстве проникновения в его художественный мир. То есть произведение раскрывается, когда мы осмыслим его, прочувствуем и духовно освоим в историческом контексте и в связи с творческой биографией художника.

    Невеждам–«образованцам» нет дела и до того, что художественное произведение требует определенной длительности восприятия. И если можно научиться очень быстро (и успешно) доказывать теорему или решать задачу, то нельзя «быстро» сыграть симфонию Чайковского или «спешно» пережить волнение, «мгновенно» духовно освоить прочитанное. Сокращая количество часов на литературу, геростраты от образования по существу уничтожают этот предмет, ибо лишают учителя возможности полноценно преподавать его.

    Всё это делается открыто и безстыдно и напоминает откровенное предательство государственных интересов в образовании. Общество по преимуществу молчит, то ошеломленное наглостью разрушителей, то оглупляемое деятельностью СМИ и «шоковой терапией» всё ужесточаемых условий жизни. А образование катастрофически падает...

    Тем самым учащиеся теряют связь с великим духовным наследием своего народа, отчуждаются от истинной культуры и лишаются грамотного представления о литературе и о мире, ею отражённом. Здесь небесполезно напомнить мысль В.И. Вернадского: «Есть единственная возможность сделать культуру прочною – это возвысить массы, сделать для них культуру необходимостью... »[5]. Наши реформаторы, исполняя чью-то злую волю (трудно поверить в такое количество идиотов), делают противоположное: раскультуривают нацию.

    Безстыдное раскультуривание школы чувствуется и в преподавании истории, которая излагается нередко так, что у учащихся нет никакой возможности слиться душою с исторической жизнью своего народа и познать ход и склад жизни своей страны, законы и условия исторического движения и вдохновиться богатыми примерами величия достойных предков... Равнодушие или презрение к прошлому, передергивание фактов, снижение достоинства родной страны стали явлением обычным. Кто стоит за такого рода направлением? Ответ ясен: либо невежды, либо враждебные России «деятели».

    Впрочем, «кто стоит» – уже не загадка. Ведь именно при г. Филиппове был закрыт Отдел русского языка в Министерстве, занимавшийся на административном уровне государственной политикой поддержки изучения русского языка в СНГ и дальнем зарубежье. Сам господин министр В.М. Филиппов в 1998 году сообщил нам, что Мировой банк уже перевел Министерству образования 71 млн. долларов и должен дать еще 530 млн. «на поддержку и развитие российской системы образования». Т. е., судя по тому, что делается в нашем образовании, – на тихое, «законное» разрушение этой стратегически важной области.

    В какую сторону развивается эта система, ясно из интервью В.М. Филиппова прошлого года, где господин министр выражает беспокойство не снижением уровня образования и убогостью современных базовых программ по фундаментальным дисциплинам, а тем, если школьники не усваивают эти уже заниженные по сравнению с прошлым программы по ряду предметов, то надо упростить их и давать лишь базовые (читай: убогие) знания.

    Однако самое яркое признание того, что
    Министерство образования в сущности находится
    в руках закулисы, содержит последнее признание В.М. Филиппова, из которого следует, что учебники, по которым учатся русские дети, рецензируются... за кордоном. Интересно, были ли когда-нибудь в какой-либо свободной стране подобные случаи? Вместе с тем, согласно сообщениям, Всемирный банк требует дальнейшего разрушения отечественного образования посредством увеличения среднего размера класса «до 30 учащихся и более» и через подготовку учителей-многопредметников, что, безусловно, будет означать снижение их профессионального уровня.

    Долго ли мы будем терпеть такую рабскую зависимость? Долго ли будут еще руководить нашим образованием из-за кордона? Не пора ли, наконец, повернуть сбившийся с курса корабль образования к государственным задачам?

    Вернуть российское образование на достойный путь можно, только изменив отношение к нему, возвысив его государственный статус. Школа в России вновь должна быть нацелена на воспитание всесторонне развитой личности, должна стать храмом знаний, добронравия и служения народу и Отечеству. Русской школе должны быть возвращены отечественные духовные традиции. Все это глубоко чуждо современным «реформаторам», стремящимся превратить и уже превращающим учебные заведения в рынок «образовательных услуг», в торжище, где можно купить то, что нужно для получения достатка и прибытка, самоуслаждения и выгоды. Не случайно в Национальной доктрине образования отсутствуют понятия Бог, народ, Родина. Без них невозможно понятие служения. Служить можно только высшему, исторически освященному в сознании поколений, т. е. народу, а не обществу: народ – понятие нравственное, а общество может быть любым...

    Русское образование опирается на право человека свободно и естественно развиваться в лоне родной культуры, в традициях русского просвещения, в духе православных представлений и тех национальных духовных ценностей, которые сформировали триединую русскую нацию и дают возможность свободно развиваться другим национальным культурам.

    Восстановить разрушенное в образовании можно лишь тогда, когда будет гласно и официально признана порочность принципов, положенных в основание ныне проводимых в России «реформ». Когда будут определены и названы порочные положения и ошибки «перестроечных» документов, начиная с антинаучного и антигосударственного доклада «Развитие образования в России» (1992) вплоть до последних министерских «экспериментов» (от “полового воспитания», то бишь развращения, до отмены обязательного сочинения в школе). Затем можно будет наметить основные пути исправления совершённых ошибок вплоть до правительственных административных мер по отношению к разрушительным силам в Министерстве образования. И это будет означать начало восстановления полноценной системы образования в России.

    Придется с трудом преодолевать последствия направляемой «перестройщиками» лавины непродуктивных новаций и результатов разрушительного разнобоя, выросшего на асмоловском злокачественном плюрализме.

    Придется противостоять тем, кто пытается принудительно натягивать на русскую школу негодные обноски западных теорий и устроений, что, однако, вовсе не означает отказа от достижений мирового опыта. Но обязывает к осмыслению и трезвой оценке заимствований с учетом богатой и самобытной культуры России и в связи с задачей самобытно-самостоятельного ее развития. Русская школа должна вернуться к признанию определяющего значения отечественных духовных ценностей.
    Целеполагающим направлением ее развития должно стать гуманитарное образование, опирающееся на духовно-эстетическое воспитание, национальное и гражданско-государственное самосознание, осуществляемые через систему гуманитарных школьных дисциплин. При этом естественные науки
    и математика будут изучаться в пределах, обеспечивающих будущую деятельность учащихся разной ориентации.

    Важнейшим шагом в восстановлении системы российского образования должно стать возвращение к основательному изучению фундаментальных дисциплин, к усвоению наиболее общих понятий и законов. Это потребует решительного пересмотра современного многочисленного перечня предметов и сосредоточенности на основных, фундаментальных науках.

    Должный уровень изучения фундаментальных дисциплин будет иметь завершенность и смысл, когда в школе одновременно будут решать задачи воспитания национального и гражданско-государственного самосознания, любви к Родине, формирования трудовых качеств человека через приобщения к представлению об одухотворенном творческом труде как святой обязанности, а также нравственного образа жизни и стремления к культуре. Только в этом случае можно говорить об утверждении свободной личности, способной к саморазвитию, одухотворенной идеалами добра, активно не принимающей разрушительных идей и негативных воздействий и способной им противостоять.

    Все это необходимо, ибо насущной задачей современного образования становится очищение нашей школы от скверны дурных влияний, выработка способов и разработка реальной программы действенного и целенаправленного духовного противостояния растлевающей, расчеловечивающей среде (СМИ). Противостояния, исключающего заигрывание и подражание западным «модам» (половое воспитание, валеология, «здоровый образ жизни» и проч.), но вводящего в школу педагогический механизм противодействий вредным влияниям, растлевающим нацию. Для этого естественные понятия нравственного долга, человеческого достоинства и чести должны быть возвращены в систему воспитания. На этом направлении, соприродном русской школе, только и возможно возрождение образования в России в условиях реальной и зримой информационно-психологической войны и инородных воздействий на наше образование, чуждых духовным традициям нашего народа и русской культуре.

    Это направление полностью совпадает с Доктриной информационной безопасности Российской Федерации, подписанной Президентом 9 сентября 2000 года. В ней указано, что первой составляющей национальных интересов России является «сохранение и укрепление нравственных ценностей общества», а угроза конституционным правам и свободам человека в области духовной жизни и информационной деятельности в том, что происходит «девальвация духовных ценностей, пропаганда образцов массовой культуры», «снижение духовного, нравственного и творческого потенциала населения России».

    Один из выдающихся французских мыслителей не без основания считал, что «важнейшие повороты современной мысли суть прямое или косвенное следствие филологических побед». Поэтому в образовании, если мы говорим о его возрождении, прежде всего необходим прорыв в гуманитарной сфере. Ухудшение состояния языковой среды и языковой культуры требует (до исправления положения с овладением родным языком) вдвое увеличить количество часов на его изучение. Одновременно требуется возвратить в школу русскую классику в объеме программ 50-х годов и соответственно прежнее время на ее освоение. Конечно, это могут сделать только тогда, когда отечественная школа будет находиться в лоне народных и государственных интересов.

    Духовно-гуманитарные ориентиры образования всегда способствуют тому, что является
    важнейшими задачами школы, – созданию предпосылок здорового, соприродного нашим лучшим традициям мировоззрения и представлениям о прекрасном, об иерархии ценностей мира и человека, о святыне...

    Для истинного образования требуются гуманитарно грамотные руководители. Ведь многие беды нашей школы вызваны тем, что места начальников в системе образования занимают химики, математики, технари, т.е. люди зачастую невежественные в гуманитарном отношении (о людях высококультурных не идет речь), между тем для руководства образованием необходима истинная культура, невозможная без соответствующего уровня гуманитарной подготовки... Это отлично понимают «сознательные» наши недруги. Они разным образом содействуют снижению уровня и разрушению системы образования, и прежде всего – словесности и истории Отечества. Пытаются создать учебные заведения колониального типа, неспособные держать образовательно-воспитательный уровень, необходимый независимой стране.

    Если реформу 80-х годов выдающийся учёный академик Л.С. Понтрягин назвал «огромной диверсией», то современные «реформы», разрушающие достойное изучение фундаментальных дисциплин, можно назвать настоящей войной против полноценного образования в России. Ведь когда фундамент непрочен или поврежден – крах строения неизбежен.

    Пока предатели отечества, многие «чиновные» работники образования, выполняя требования закулисы, безстыдно притворяются, что такие «реформы» якобы необходимы, пока научают безстыдству даже иных педагогов, приплачивая им за проведение в школе заведомо вредных «экспериментальных программ», честные учителя (и в глубинке, и в центре России) всеми силами пытаются защитить отечественное образование от окончательного уничтожения, держат его высокий уровень, сеют «разумное, доброе, вечное». Сегодня именно они – подлинные герои.

     

     

    [1] Кому будет принадлежать консциентальное оружие в ХХI веке. Альманах межрегиональной государственности. – М., 1997. С.74.

    [2] Через некоторое время эти произведения были возвращены в программы под давлением педагогической общественности (примеч. редактора).

    [3] См.: «Русский вестник», 1999, № 5– 6. С.14.

    [4] Ильин И.А. О силе суждения // Ильин И.А. Собр. соч.: В 10 т. Т.3. С.246.

    [5] Вернадский В.И. Страницы автобиографии В.И. Вернадского. – М., 1981. С.133.

     

    Категория: Русская Мысль | Добавил: Elena17 (15.07.2021)
    Просмотров: 107 | Теги: всеволод троицкий, образование, проект антироссия
    Всего комментариев: 0
    avatar

    Вход на сайт

    Главная | Мой профиль | Выход | RSS |
    Вы вошли как Гость | Группа "Гости"
    | Регистрация | Вход

    Подписаться на нашу группу ВК

    Помощь сайту

    Карта Сбербанка: 5336 6902 5471 5487

    Яндекс-деньги: 41001639043436

    Наш опрос

    Оцените мой сайт
    Всего ответов: 1850

    БИБЛИОТЕКА

    СОВРЕМЕННИКИ

    ГАЛЕРЕЯ

    Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru